Старая элита 
24.09.2016

Мухаммат Сабиров: «Политбюро чуть не признало Косыгина антисоветчиком»

На кого равнялся в своей работе и помыслах заместитель, а затем уже глава правительства Татарстана. Часть 5-я

Годы его работы в правительстве — переломные в судьбе и экономике страны и республики. С чего он начал, что считал нужным, полезным, а что — неприемлемым? «БИЗНЕС Online» продолжает публикацию биографического очерка о первом премьер-министре Республики Татарстан Мухаммате Сабирове.

Мухаммат Сабиров Мухаммат Сабиров

«В КОМАНДИРОВКУ, ЗАТЯНУВШУЮСЯ НА ГОДЫ...»

В январе 1984 года Мухаммат Сабиров после 29 лет работы в Альметьевске, начав там инженером и завершив назначением на пост заместителя председателя совета министров ТАССР и утверждением на сессии Верховного Совета республики (как-никак — номенклатура ЦК КПСС!), едет на постоянное место жительства в Казань. «Сказать по правде, меня туда не тянуло, — пишет он в своей автобиографической книге „Три поры“. — Переезд вызывал у меня смешанные чувства: с одной стороны, столичный город открывает новые горизонты, а с другой — история живших и живущих там известных людей свидетельствовала о непродолжительности казанского этапа карьеры руководителя. Это была в лучшем случае командировка, затянувшаяся на долгие годы...» Еще большие переживания эта перемена мест вызвала у его супруги, Фагимы Сахаповны, в дороге пришлось даже обратиться к врачам.

Вопрос жилья в Казани решился быстро: заселялся жилой дом на улице Маяковского, 19, где для семьи зампредсовмина была зарезервирована квартира. «Конечно, это был не коттедж в Альметьевске с пятью жилыми комнатами, настоящей русской баней, гаражом и другими удобствами». Кстати, этот коттедж Сабиров передал своему преемнику на должности начальника объединения «Татнефтестрой» Анатолию Степановичу Сорокину. Тот долго не хотел переезжать, но у Сабирова и его супруги тогда не было и мысли о сохранении коттеджа за оставшимися в Альметьевске старшими детьми — дочерью Гузель и сыном Шамилем. «Они со своими семьями жили в обычных многоэтажных домах», — замечает автор книги «Три поры».

Первые дни его работы в новой должности начались с «освоения» нового рабочего места, где ранее располагался его предшественник — Юнус Сибгатуллович Валеев. Впрочем, особо «осваивать-то» и нечего было: кабинет площадью примерно 15 кв. м и приемная не более 8. «Эти габариты меня вполне устраивали, потому что «кабинетный стиль» работы не входил в мои планы. К тому времени я уже сложился как «законченный производственник» с характерными для этой категории руководителей подходами и методами решения проблем.

Альметьевское землячество в Казани Альметьевское землячество в Казани

С ЧЕГО НАЧАТЬ? ЧТО ДЕЛАТЬ?

«В сжатые сроки предстояло объездить все районы республики, ознакомиться на месте с состоянием дел, заложить основу взаимоотношений с руководителями строек, районов и городов. В числе тех, с которыми мне предстояло встретиться, были знаменитые на весь Союз руководители производства, партийные и советские работники... Они признали меня в роли одного из руководителей республики, с которым предстоит грамотно решать важные производственные, социально-бытовые, а порой и политические задачи.

В этом плане образцом для меня был и остается легендарный строитель века Евгений Никанорович Батенчук, Герой Социалистического Труда, сохранивший до последних дней высокую требовательность во всем к себе и к окружающим. О личности строителя Батенчука можно судить по масштабам строек Набережных Челнов и его пригородов, Заинска, Камских Полян и многочисленных строек за пределами республики. Заслуженно в одном ряду с ним — первый секретарь Набережно-Челнинского горкома КПСС Раис Киямович Беляев. Он был человеком, который обладал удивительным талантом сплачивать вокруг себя людей, служил примером трудолюбия и беззаветной преданности делу. Его имя неразрывно связано с эпохой становления автограда. К сожалению, он не был удостоен звания Героя Труда, хотя заслуживал этой награды, а также назначения на одну из высших должностей в руководстве республики».

Из центральных руководителей с особым пиететом Сабиров относился к Алексею Николаевичу Косыгину, председателю совета министров СССР. Он был «убежденным и последовательным сторонником проведения реформ еще в 70-е годы», подчеркивает Сабиров, который встречался с ним, когда работал управляющим треста «Востокмонтажгаз» (1968 - 1981 годы — прим. ред.). По словам Сабирова, главное, за что ратовал тогда Косыгин, — это было постепенное внедрение в экономику частного капитала, начиная со сферы обслуживания и торговли, обеспечение на этой базе развития конкурентной среды; децентрализация власти и управления. Для этого предлагалось ввести запрет на вмешательство партийных органов в хозяйственную деятельность организаций всех уровней; передать многие функции Госплана исполнительным органам на места; реформировать налоговую систему в направлении создания возможности для самодостаточных регионов самим распоряжаться налоговыми средствами и другими поступлениями в бюджет.

Алексей Николаевич подчеркивал, что эти преобразования потребуют нескольких десятков лет... Некоторые функции и объекты управления должны остаться непременно в центре, потому что они связаны с интересами всех регионов и их эффективную работу может обеспечить только централизованное управление в лице союзных министерств и ведомств. Сюда относил военно-промышленный комплекс, топливно-энергетическую и транспортную системы, включая железнодорожный, авиационный транспорт и автомобильные дороги союзного значения, экологическую отрасль, освоение космоса.

«По существу это была программа перехода к рыночной экономике, так мы стали позже называть эти преобразования. На мой взгляд, данная программа позволила бы обеспечить дальнейший рост могущества страны, обеспечить условия справедливого распределения материальных и духовных благ для всех жителей СССР, избежать потрясений и потерь, обрушившихся на нас...»

Слева Мухаммат Сабиров в центре Борис Щербина, заместитель председателя Совета министров СССР Слева Мухаммат Сабиров, в центре Борис Щербина, заместитель председателя Совета министров СССР

КАК БРЕЖНЕВ ВЫГОНЯЛ ИЗ ПАРТИИ КОСЫГИНА

«Позже, почти через 20 лет, я участвовал в совещании в Академии наук Татарстана, где присутствовали представители некоторых регионов России, в своем выступлении я заметил, что еще в 80-е годы А. Н. Косыгин высказывался о необходимости проведения реформ... В перерыве совещания ко мне обратился почтенного возраста мужчина, представился бывшим референтом Косыгина. Он упрекнул меня в том, что я не выступаю с этой информацией в печати. Затем любезно дополнил мои данные следующими сведениями.

Программа реформирования экономики СССР, разработанная по инициативе и под руководством А. Н. Косыгина, была вынесена на заседание политбюро ЦК КПСС. Со вступительным словом к участникам заседания обратился Л. И. Брежнев. Суть его выступления сводилась к следующему: программа порочит советскую власть и является планом перехода советского общества от социализма к капитализму. Поэтому рассматривать представленную программу не следует. Однако члены политбюро ознакомились с программой Косыгина до заседания и выразили желание выслушать Алексея Николаевича. После представления программы Л. И. Брежнев выступил с предложением о выводе Косыгина из политбюро, освобождении от занимаемой должности, а также исключении из партии. Слово взял Г. А. Алиев, в то время первый заместитель председателя совета министров СССР. Он встал на защиту Косыгина и внес предложение ограничиться обсуждением. Предложение Алиева поддержали члены политбюро В. В. Гришин и Г. В. Романов. Было принято окончательное решение: ограничиться обсуждением, запретить Косыгину заниматься этой проблемой, выступать на эту тему где бы то ни было, а документ сдать в архив с грифом «секретно». (Разумеется, изложенное выше не может претендовать на точность стенограммы заседания политбюро, это лишь мое изложение рассказа бывшего референта А. Н. Косыгина. Добавлю лишь то, что принципы и ориентиры, которыми руководствуются реформаторы в Китайской Народной Республике, на мой взгляд, во многом совпадают со взглядами А. Н. Косыгина)».

С Евгением Примаковым С Евгением Примаковым

«НА ПЕРВЫХ ПОРАХ МНЕ ПРИХОДИЛОСЬ НЕЛЕГКО»

Сам Сабиров, принимая в 1984 году высокую государственную должность в республике, тоже был убежден в необходимости перемен. «Почти 30-летняя практическая деятельность в производственной сфере, навыки хозяйственного управления, теоретические знания, приобретенные в стенах Академии народного хозяйства при совете министров СССР, помогли мне глубже проникнуть в природу назревших проблем и возможных направлений реформирования», — так он очерчивает фундамент, стартовую площадку своей предстоящей деятельности.

«На первых порах мне приходилось нелегко, — признает Мухаммат Сабиров. — Трудности вносил фактор республиканского масштаба... Я основательно принялся за аналитическую работу для того, чтобы составить целостную картину существующих проблем, включая исторический контекст текущей ситуации».

По уровню развития производительных сил, научно-техническому потенциалу, природным и кадровым ресурсам Татарская АССР входила в число наиболее развитых регионов Российской Федерации и даже превосходила некоторые союзные республики. В расчете на душу населения произведенный национальный доход превышал средний по Российской Федерации примерно на четверть. Однако уровень развития социальной сферы был значительно ниже того, который должна была иметь республика исходя из вклада в экономику страны. Основная причина сложившегося положения состояла в порочной практике союзных министерств и ведомств, которые, развивая на территории республики производственные мощности, планировали вложения в социальную сферу по остаточному принципу. Этот перекос зримо проявлялся в качестве и уровне жизни населения: материальное благосостояние жителей не соответствовало вкладу республики в общенациональный доход страны.

Структура государственной власти и управления того времени определяла значительные полномочия секретаря обкома КПСС, который ведал строительством, нефтяной и нефтехимической промышленностью. Свою работу я строил в тесном взаимодействии с ним и отделами обкома партии. В процессе работы случались споры и попытки диктата с их стороны. Последнее было характерно в первый год моей работы, позже нам удалось найти взаимоприемлемую и эффективную схему взаимоотношений».

С ветеранами войны С ветеранами войны

БАНЯ КАК НАРУШЕНИЕ ПАРТИЙНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

В это время в ЦК КПСС сформировали институт кураторов, их основная функция была надзор за первыми лицами регионов. В автономных республиках и областях с мнением кураторов считались, руководители стремились приобрести их расположение. Ради справедливости следует заметить, что должности кураторов замещали в основном грамотные и талантливые работники.

При подготовке заседаний политбюро, секретариата, отделов ЦК КПСС кураторы составляли справки, записки, на основании которых принимались те или иные решения. Иногда эти решения оформлялись как совместные акты ЦК КПСС и совета министров и имели статус закона. От того, в каком духе составлена справка, зависела карьера руководителя, отношение к региону или пред­приятию... Кураторы обладали обширной информацией, включая данные о личности руководителя: круг друзей, склонность к употреблению спиртного, внебрачные связи и т. п. В реализации своих функций кураторы прибегали к услугам служб комитета государственной безопасности (КГБ).

Система контроля и сдерживания руководителей регионов дополнялась таким органом, как комиссия партийного контроля, а позднее еще одного контрольного органа — народного контроля, полномочия которого распространялись и на беспартийных руководителей. В своей работе партийные комиссии и органы народного контроля руководствовались официальными и неофициальными директивами сверху и тесно взаимодействовали. Некоторые их акции доводились до абсурда. Например, борьба с излишествами при строительстве дач. Предписания ограничивали земельный участок 6 - 8 сотками, площадь дачного домика — 25 кв. м и веранды 10 кв. метрами. Строение должно быть одноэтажным, возможен второй этаж мансардного типа, причем высота до конька крыши не должна превышать 6,5 м, запрещалось иметь баню на участке. Проверки по соблюдению этих ограничений проводились со всей строгостью под угрозой освобождения от занимаемой должности и последствий для карьерного роста.

С губернатором штата Оклахома Генри Беласоном С губернатором штата Оклахома Генри Беласоном

«ТАК МЫ И ЖИЛИ. НЕ ПО ЗАКОНУ, А ПО АКТАМ»

Так мы стали жить, руководствуясь не законами СССР, РСФСР, ТАССР, а постановлениями ЦК КПСС, совета министров СССР, республиканских партийных и советских органов. Незаметно для большинства населения происходила замена Конституции и законов на правовые акты, которые несли искаженную идеологию, сводили на нет достижения социализма. Подвергаясь неправовым действиям верхов, низы вынуждены были реагировать исходя из условий своего положения.

Сначала это выражалось в основном в виде мелких нарушений со стороны руководителей различного уровня, а в среде простых тружеников — в ослаблении производственной дисциплины, снижении трудовой морали. Со временем количество нарушений стало увеличиваться, а характер отклонений от норм становился по своим последствиям угрожающим для экономики и идеологической основы общества. Приписки, показуха, очковтирательство глубоко проникли во все сферы жизнедеятельности. Это свидетельствовало о том, что включился механизм разрушения всего того, что было достигнуто за годы советской власти. Последствия оказались более долговременными, чем можно было предположить. Я убежден: в эти годы была заложена социальная и моральная основа пренебрежительного отношения к законности и порядку, что в значительной степени определило правила проведения рыночных преобразований в стране.

Но большинство населения такое положение дел как бы устраивало. От неудачных волевых решений страдала меньшая часть населения. Большинство имели гарантированную работу и своевременную оплату, бесплатное жилье в порядке очередности, бесплатное медицинское обслуживание, обязательное среднее образование, равные возможности для получения бесплатного высшего и среднего специального образования, ежегодный оплачиваемый отпуск, премии за добросовестную работу, доступность проведения отпуска на море или в иной курортной зоне страны, возможность приобретения льготных путевок для отдыха и лечения. Да, таковы были существенные для простых тружеников преимущества и недостатки уклада жизни, обеспечиваемого социалистическим строем».

И вот для вышеупомянутого строя наступила перестройка...

Продолжение следует.

Подготовил Михаил Бирин

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    26.09.2016 13:12

    Демограф Владимир Тимаков: Реформы Ельцина погубили больше людей, чем репрессии Сталина

    http://www.kp.ru/daily/26586.5/3601504/

  • Анонимно
    12.10.2016 15:48

    Без рыночных принципов таки никуда.
    Но и без соблюдения законов — тоже.
    Рынок без закона — дикий капитализм.
    Экономика без рынка — неэффективное использование ресурсов, упадок.

  • Анонимно
    31.10.2016 21:57

    Интересное рассуждение Сабирова о том, что же послужило причиной развала СССР, то есть какая сила собственно разрушило это социалистическое государство: эта сила — троевластие (министерство, партия, КГБ) и разрушение института права, то есть советский режим породил в себе противоречия, которые его же и разрушили.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль