Выборы в США 
14.11.2016

Трамп о звонке Клинтон после выборов: «Она просто сказала: «Хорошо сработано, Дональд...»

«БИЗНЕС Online» публикует отрывки из первых интервью избранного президента США

Стена на границе с Мексикой будет построена, ведь победивший на выборах президента США Дональд Трамп знает толк в строительстве. Об этом сам миллиардер заявил накануне в первом телевизионном интервью, данном телеканалу CBS. Готовность реализовать свои предвыборные обещания Трамп подтвердил и в разговоре с корреспондентом WSJ. О том, как будет меняться Америка под началом нового лидера, запретят ли американцам аборты и однополые браки, — в расшифровке интервью нового хозяина Белого дома.

Дональд Трамп Дональд Трамп Фото: ©Алексей Филиппов, РИА «Новости»

«Я ХОЧУ СОЗДАТЬ СТРАНУ, В КОТОРОЙ ВСЕ ЛЮБЯТ ДРУГ ДРУГА»

Избранный президент США Дональд Трамп дал первые интервью американским СМИ после своей сенсационной победы на президентских выборах 2016 года. Авторитетное деловое издание The Wall Street Journal и телеканал CBS удостоились чести поговорить с новым лидером своего государства, не очень жалующим журналистов после затяжной обструкции, которую устроили ему многие влиятельные СМИ в период предвыборной кампании. Тем не менее в разговоре с корреспондентами WSJ и CBS г-н Трамп был любезен и словоохотлив, так что собеседники не смогли не отметить его очарования и склонности к иронии.

Беседуя с WSJ, Трамп еще раз высказал свое отношение к проблеме ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ»прим. ред.). Он предложил сосредоточиться на борьбе с ДАИШ в Сирии, а не на сценарии отстранения от власти сирийского президента Башара аль-Асада. «Мое отношение всегда было следующим: вы сражаетесь с Сирией, Сирия борется с ДАИШ, и вы тоже должны избавиться от ДАИШ. Действия России сейчас полностью согласованы с Сирией, а теперь у вас есть еще и Иран, который становится мощным благодаря нам. Его действия в этом регионе тоже согласованы с Сирией, в то время как мы поддерживаем повстанцев против Сирии и не имеем понятия, кто эти люди».

Если США захочет атаковать г-на Асада, г-н Трамп характеризует это как «в конечном итоге борьбу с Россией, борьбу с Сирией».

Высказывая свое отношение к другой зарубежной горячей точке, а именно к конфликту между Израилем и Палестиной, г-н Трамп назвал это «войной, которая никогда не заканчивается», и сказал, что он надеется поспособствовать выработке мирной резолюции между этими странами.

«Это должно стать окончательной сделкой, — сказал г-н Трамп. — Как профессиональный мастер сделки я хотел бы провернуть ... сделку, которая кажется нереальной. И сделать это ради человечества».

Настроенный полностью разрушить существующую систему здравоохранения (за то, что страховая медицина стала недоступной большинству населения страны) Трамп в настоящее время несколько подкорректировал свое мнение после встречи с действующим президентом США Бараком Обамой в Белом доме в четверг. Теперь он говорит, что готов прислушаться к совету Обамы и изучить этот вопрос более детально. «По крайней мере несколько положений из этой программы стоит оставить, — считает г-н Трамп. — Например, право родителей вписывать своих детей в страховой полис или выдача страховки людям, у которых уже имеются проблемы со здоровьем». При этом Трамп заявляет, что полностью о законе он своего мнения не меняет.

ВВП, инфляция и процентные ставки вырастут в период правления Трампа, отмечает WSJ. При этом он обещает открыть новую эру для американской экономики, что, согласно прогнозам экспертов, может стимулировать экономический рост, приведет к росту процентных ставок и инфляции и составит новый набор возможных рисков, включая международные торговые войны.

Главной задачей нового американского президента станет появление новых рабочих мест и полная занятость населения. Этого г-н Трамп намерен достигнуть при посредстве выгодных для страны международных договоров в сфере торговли и развития промышленности. Основные промышленные отрасли будущий хозяин Белого дома собирается вернуть в Соединенные Штаты. Одним из способов, которым этого можно добиться, станет повышение налоговых платежей за ввоз в страну продукции, произведенной за рубежом.

Г-н Трамп отказался определить свой главный приоритет при вступлении в должность, заметив: «У меня много первых приоритетов». Однако в течение первых нескольких недель своего правления избранный президент обещает сосредоточиться на корректировке деятельности финансовых институтов, чтобы позволить «банкам снова кредитовать», и на обеспечении безопасности на границе, чтобы поставить надежный заслон против наркотиков и нелегальных иммигрантов.

После ожесточенной предвыборной кампании, в которой г-н Трамп выдержал шквал критики и сам отвечал на него суровой и гневной риторикой, поствыборный период отмечен рядом антитрамповских протестов во многих американских городах. Отвечая на вопрос, как он относится к этому, Трамп заметил, что он делает ставку на объединение страны.

«Я хочу создать страну, в которой все любят друг друга, — сказал г-н Трамп. — Я хочу подчеркнуть это». Избранный президент предположил, что лучший способ ослабить социальное напряжение — это вернуть рабочие места.

Когда корреспондент спросил, не считает ли он, что его риторика зашла слишком далеко, мистер Трамп ответил: «Нет. Ведь я выиграл».

Миллиардер оставил в стороне вопрос о том, будет ли он следовать своему обещанию назначить специального прокурора для расследования деятельности своего соперника, кандидата от демократов Хиллари Клинтон, за то, что она использовала частный почтовый сервер в тот период, когда была госсекретарем в Белом доме: «Это не то, о чем я много думал. В первую очередь я хочу решить проблемы здравоохранения, трудовой занятости, пограничного контроля и налоговой реформы».

В практической деятельности г-н Трамп, по его словам, будет в значительной степени полагаться на будущего вице-президента США Майка Пенса, который имеет 10-летний опыт в Конгрессе страны, прежде чем стать губернатором Индианы. «Майк будет играть большую роль. Он очень способный», — пообещал г-н Трамп.

Рассуждая об иностранных делах, г-н Трамп выразил намерение встретиться в ближайшее время с председателем КНР Си Цзиньпином (телефонный разговор между ними уже состоялсяприм. ред.) и добавил, что у него есть «красивое» письмо от президента России Владимира Путина, общение с которым также запланировано на ближайшее время.

Как отмечает WSJ, с республиканским большинством в Конгрессе избранный президент Трамп, скорее всего, имеет все шансы реализовать многие свои инициативы уже в начале будущего президентского правления.

«Я НАШЕЛ, ЧТО БАРАК ОБАМА ОЧЕНЬ УМНЫЙ И ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ»

Еще одно большое интервью Трамп дал корреспонденту CBS News Лесли Шталь.

В период нескончаемой предвыборной кампании, разделившей страну надвое, в прессе мелькали противоречивые описания кандидата от республиканцев: его называли то «дальновидным и опытным бизнесменом», то «политическим неофитом», обвиняли в том, что он пользуется пошлой саморекламой. Однако теперь, после подведения итогов выборов, для всех американцев есть только одно описание, которое подходит г-ну Трампу: избранный президент.

Тем не менее демонстрации и протесты против вновь избранного президента США начались в более чем 10 городах страны, и люди с обеих сторон на пределе.

Первое телевизионное интервью г-на Трампа в качестве президента позволило нам понять: некоторые его заявления и обещания, легшие в основу его кампании, не должны восприниматься буквально. Это лишь старт для последующих переговоров по наиболее болезненным вопросам.

— Ну поздравляю, мистер Трамп.

— Спасибо.

— Вы — избранный президент.

— Спасибо.

— Удивлены ли вы?

— Я действительно чувствовал, что мы все делаем хорошо. Я ощущал себя подвешенным на веревочке около 21 дня подряд. И последние два дня я действительно ... я действительно пережил довольно дикое время. Я сделал 6 выступлений, а потом я сделал 7 и ...

— Но все думали, что вы проиграете.

— Я знаю. Мое заключительное выступление происходило в Мичигане в час дня, там присутствовала 31 тысяча человек, многие люди не помещались и находились за пределами арены. Когда я оттуда ушел, я сказал: «Как мы можем проиграть?» Это происходило за день до голосования. И я сказал: «Это не похоже на второе место». Поэтому мы были очень счастливы.

— В ночь после выборов я слышала, что вы вели себя совершенно бесшумно. Это произошло от осознания грандиозности случившегося с вами?

— То, что произошло, огромно по своему значению. В своей жизни я сделал много больших вещей, но я никогда не делал ничего подобного. Это настолько колоссально, это так удивительно!

— У вас от волнения перехватило дыхание? Вы не могли говорить?

— Немного, немного... И я думаю, что теперь для меня началась совсем другая жизнь.

— Хиллари позвонила вам. Расскажите об этом телефонном звонке.

— Это был прекрасный звонок и это было непростое решение для нее, я могу себе представить. Сложнее для нее, чем для меня. И для меня это было бы очень, очень сложно. А она не могла бы сделать лучше. Она просто сказала: «Поздравляю, Дональд, хорошо сработано». И я сказал: «Я хочу поблагодарить вас, вы были настоящим большим конкурентом». Она очень сильная и очень умная.

— А Билл Клинтон? Вы говорили с ним?

— Он позвонил на следующий день.

— Действительно? Что он сказал?

— Хотя на самом деле он звонил прошлой ночью.

— Что он сказал?

— И он ... он не мог быть более любезным. Он сказал, что это была удивительная предвыборная кампания, одна из самых удивительных, которые он когда-либо видел.

— Еще что-то он сказал?

— Он был очень, очень, очень, очень любезен.

Это была отвратительная кампания. Не жалеете ли вы о некоторых своих высказываниях?

— Это была противоположная сторона монеты. Да, высказывания были жесткими, и я был жестким . Но жалею ли я? Вот я сижу здесь с вами сейчас, и мы делаем большое дело для страны. Мы собираемся сделать Америку великой снова.

— Так не жалеете?

— Я не могу сожалеть. Может быть, я и хочу, чтобы все было немного мягче, немного деликатнее, но в действительности я очень горжусь. Это была огромная по своему значению кампания.

Мы можем говорить о вашем вчерашнем разговоре с президентом Обамой?

— Конечно.

Вы говорили 90 минут. О чем?

— Это была просто небольшая беседа, и она длилась около полутора часов, хотя она могла бы продлиться все четыре часа, потому что у нас так много вещей, которые надо высказать. И он говорил мне хорошие вещи и плохие вещи, а есть темы, которые особенно тяжело сейчас поднимать...

— Например?

— Ну...

— Дайте нам немного перчинки.

— Смотрите, я не хочу разглашать, но мы говорили о Ближнем Востоке. Это тяжело, это сложная ситуация.

— Угу.

— В целом я нашел его потрясающим. Я нашел, что он очень умный и очень хороший. Отличное чувство юмора — при том что мы говорили на опасные темы и оперировали довольно сложными предметами. Я действительно хотел сосредоточиться на тематике Ближнего Востока, Северной Кореи, obamacare, на том, что тяжело. Вы знаете, что наше здравоохранение находится в сложном положении.

— О, держу пари, он просил не отменять закон о здравоохранении.

— Ну, он не упрашивал меня. Он сказал мне: ты знаешь достоинства и трудности [этого закона].

— Вам было неловко, учитывая то, что вы сказали друг о друге? Вы, к примеру, рассказывали, что он не родился в этой стране, а он говорил о вас, он сказал...

— Мы никогда не обсуждали то, что было сказано друг о друге. Я говорил ужасные вещи о нем, он говорит обо мне ужасные вещи. Но мы никогда не обсуждали то, что мы сказали друг о друге.

— Нет неловкости?

— Я вам честно скажу, что с моей стороны — ноль, ноль. И это странно, я на самом деле этим удивлен.

«МЫ ПОСТРОИМ СТЕНУ НА ГРАНИЦЕ С МЕКСИКОЙ. Я ХОРОШ В ТОМ, ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ СТРОИТЕЛЬСТВОМ»

— Вы полагаете, что ваше избрание станет отказом от политики, которой придерживался предыдущий президент?

— Мы потратили 6 триллионов долларов на Ближнем Востоке, 6 триллионов долларов! Мы могли бы дважды перестроить нашу страну! А вы посмотрите на наши дороги и мосты, на туннели и наши аэропорты — как все устарело! И я думаю, что это будет просто отказом от того, что происходило там [на Ближнем Востоке] в течение длительного периода времени.

— Вы знаете, вы удивили всех, выиграв праймериз и опередив 17 других республиканцев, а теперь люди очень удивляются, что вы выиграли эти выборы. Люди будут удивляться и тому, как вы ведете себя в качестве президента?

— Вы знаете, я буду вести себя очень хорошо. Но это зависит от того, какая ситуация — иногда нужно быть жестче. ...Мы потеряли, мы теряем эту страну. Мы теряем эту страну. Вот почему я победил на выборах. И, кстати, я выиграл легко, я легко победил.

— Вы собираетесь использовать ту же риторику, что до выборов? Или вы собираетесь просто управлять?

— Иногда нужна определенная риторика, чтобы заинтересовать людей. Я не хочу быть просто немного приятным и немного монотонным, хотя во многих случаях я таким и буду.

— Итак, давайте очень быстро пройдемся по некоторым обещаниям, которые вы сделали. Вы действительно собираетесь строить стену [на границе с Мексикой]?

— Да.

— Говорят о заборе, об ограде в некоторых местах границы. Этого достаточно?

— В некоторых местах — да, но в определенных районах стена является более целесообразной. Я очень хорош в том, что называется строительством.

— Так часть стены или часть забора?

— Это может быть какое-нибудь ограждение.

— А как насчет обязательства депортировать миллионы и миллионы иммигрантов без соответствующих документов?

— Мы намерены сделать вот что: мы выдворим из страны или посадим за решетку преступников, людей с судимостями, членов банд, наркоторговцев. Их может быть два, а то и три миллиона, но мы выгоним их из страны, потому что они находятся у нас незаконно. Граница будет укреплена, а когда все нормализуется, мы дадим разрешение на въезд тем людям, о которых вы говорите, хорошим людям. Но пока мы не приняли такое решение, Лесли... И это очень важно — нам надо укреплять границу.

— Итак, вы были с Полом Райаном, вы встречались с руководством Республиканской партии. О чем вы все договорились и что будете делать без промедлений?

— Я бы сказал, что мы договорились о многом, было три главные вещи. Это здравоохранение, это иммиграция, это важный закон о снижении налогов в нашей стране. Мы намерены существенно упростить и снизить налоги...

— И обе палаты согласны?

— Обе палаты согласны, у нас в руках президентская должность, так что мы можем заниматься делом...

— Вы можете делать дела стремительно.

— Это было очень давно, и они меня во многом поддержали. Не забывайте, еще четыре или пять недель назад меня всячески бранили, говорили, что я не сделаю этих три дела, что я все испорчу. Это было тогда, но теперь мы по-настоящему обсудили эти три вопроса.

— Вы говорили, что политики принадлежат лоббистам, потому что те дают им деньги.

— Да.

— Вы признавались, что сами это делали. У вас есть команда переходного периода...

— Когда мы говорим о лоббистах, надо иметь в виду не только их, но и крупных предпринимателей, группы с особыми интересами.

— Вы хотите от всего этого избавиться?

— Мне это не нравится, нет.

— Вам это не нравится, но в вашей команде переходного периода полно лоббистов.

— А других людей просто нет.

— У вас есть лоббисты из компании Verizon, есть лоббисты из нефтегазовой отрасли, есть продовольственное лобби.

— Там все лоббисты.

— Но погодите...

— Так оно и есть. Они лоббисты или члены групп с особыми интересами...

— В вашей собственной команде переходного периода.

— Мы пытаемся навести порядок в Вашингтоне. Смотрите...

— Как вы можете утверждать...

— Там все, все такие — там нет других людей, там все так работают. Это проблема системы, но мы сейчас намерены навести порядок. Мы наложим ограничения на иностранные деньги, приходящие в нашу страну, мы введем лимиты по времени. Мы очень многое делаем, чтобы очистить систему. Но все, кто работают на правительство, когда они уходят из правительства, то, по сути дела, сразу становятся лоббистами. Я имею в виду, что этот город — одно сплошное большое....

— По сути дела, вы говорите, что будете полагаться на этих людей, хотя хотите от них избавиться?

— Я говорю, что они знают сегодняшнюю систему, но мы будем это делать постепенно. Это нужно делать постепенно.

...Знаете, это изумительно, насколько невероятным характером обладает наша страна. Прежде всего мне позвонили все ведущие и не очень ведущие лидеры. Я поговорил со многими из них, и я позвоню всем остальным. Я тогда сказал: «Боже, это реально показывает, какая мощная у нас страна». Франция, Британия, все, вся Азия — они все звонили с поздравлениями. Это действительно демонстрирует могущество нашей страны.

«В НЕКОТОРЫХ СЛУЧАЯХ ТАМ РАБОТАЮТ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ДЕМОНСТРАНТЫ»

— Вы наверняка получите возможность назначить кого-то в Верховный суд. Я полагаю, вы сделаете это быстро?

— Да. Это очень важно.

— Во время кампании вы говорили, что назначите судей, которые выступают против права на аборт. Вы назначите — вы хотите назначить судью, который хочет отменить решение Роу против Уэйда? (Решение Верховного суда США, который постановил, что женщина имеет право прервать беременность по собственному желанию до тех пор, пока плод не станет жизнеспособным, то есть до седьмого месяца — прим. ред.)

— Смотрите, мы поступим вот как. Я против абортов, судьи будут против абортов, они будут выступать в защиту жизни...

— Но что насчет отмены закона?

— Здесь есть пара вещей. Они будут против абортов. Знаете, как и в вопросе с оружием, нам известна вторая поправка, все говорят про вторую поправку. Ее пытаются изменить, раздробить, но они будут решительно за вторую поправку. Но если говорить про аборты, если их отменять, то решения должны принимать штаты. Так что вопрос будет стоять перед штатами...

— Да, но тогда некоторые женщины не смогут делать аборты?

— Нет, решать будут штаты.

— Но государство...

— Да, наверное, для этого им придется ехать в другой штат.

— И это нормально?

— Что ж, посмотрим, что будет. До этого пока далеко, вы же понимаете. Сделать предстоит еще очень и очень многое.

— Вас как-то пугает, страшит масштаб этой проблемы, это бремя, серьезность принимаемого решения?

— Нет.

— Совсем нет?

— Я отношусь к этому с уважением, но не боюсь.

— Вы не боитесь, о есть люди, американцы, которые боятся, и некоторые из них уже сейчас выходят на демонстрации, на демонстрации против вас, против ваших высказываний...

— Это просто из-за того, что они меня не знают. Я считаю, это просто потому, что...

— Но они слушали вас во время предвыборной кампании и...

— Я думаю, просто они меня не знают.

— Как вы думаете, против чего они выступают на демонстрациях?

— Мне кажется, в некоторых случаях там работают профессиональные демонстранты. У нас такое бывает, если посмотреть на WikiLeaks, у нас были...

— То есть вы думаете, что люди там... профессионалы?

— Я думаю, что некоторые из них на самом деле профессионалы, да...

— ОК. А как насчет... они же в каждом городе. Когда они выходят на демонстрации, не видите ли вы в этом какие-то знаки, не говорите ли себе: меня это должно тревожить? Мне нужно выйти и разубедить их? Нужно сказать им, чтобы они не боялись? А они боятся.

— Конечно, я скажу им, что бояться не нужно, это непременно.

— ОК.

— Не бойтесь. Мы вернем себе нашу страну. И, конечно, бояться не надо. Знаете, у нас только что состоялись выборы, и должно пройти какое-то время. Да, люди протестуют. Если бы победила Хиллари, и мои люди вышли на улицы протестовать, все бы сказали: «Ах, это ужасно». Но отношение было бы совсем другое. Другое отношение. Знаете, здесь налицо двойные стандарты.

О СУПРУГАХ КЛИНТОН: «ОНИ ХОРОШИЕ ЛЮДИ, Я НЕ ХОЧУ ПРИЧИНИТЬ ИМ БОЛЬ»

— Я хочу спросить вас по поводу сообщения в «Твиттере», и я думаю, что вы разместили его вчера вечером или позавчера, об этих демонстрантах.

— Да.

— Вы сказали, что это были профессионалы и что это было несправедливо.

— Я сказал «некоторые из них». Некоторые из них профессионалы.

— И вы будете каждый раз размещать сообщения в «Твиттере», что бы вас ни огорчило, вы будете это выкладывать, когда станете президентом?

— Это новая форма коммуникации между… Вы знаете, «Фейсбук», «Твиттер», а еще «Инстаграм». У меня 28 миллионов людей [подписчиков], 28 миллионов людей.

— То есть вы будете продолжать это делать?

— Это замечательная форма коммуникации. И теперь скажу ли я, что полностью от этого отказываюсь и не буду этим заниматься, но это потрясающая форма… У меня растет количество подписчиков вчера подписались 100 тысяч человек. Я не хочу сказать, что это мне нравится, но это способ общения с миром. Если вы даете мне плохую статью или когда вы даете мне неточную статью, или когда кто-то — не вы, а другой телеканал, потому что, конечно, CBS никогда себе такого не позволит, то у меня есть метод нанесения ответного удара. Это очень непросто…

— Но вы будете этим заниматься, когда станете президентом?

— Я буду это делать, но очень сдержанно, если я вообще буду это использовать. Я считаю, что это потрясающая возможность. Это современная форма коммуникации. Тут нет ничего такого, чего можно было бы стыдиться. Это такая вещь. Я действительно так считаю, я действительно считаю, гм… тот факт, что я обладаю такой силой с точки зрения количества подписчиков в «Фейсбуке», «Твиттере», а еще «Инстаграме» и так далее, я считаю, что это помогло мне победить. Вы знаете, я потратил свои деньги, много своих денег, и я победил. Я думаю, что социальные медиа обладают большей силой, чем деньги, которые они тратят, и я думаю, что в определенной мере я это доказал.

— Вы будете просить о назначении специального прокурора для расследования дела с электронной почтой Хиллари Клинтон? Собираетесь ли вы, как вы сказали ей в лицо, попытаться отправить ее в тюрьму?

— Я собираюсь подумать об этом. Гм, я считаю, что я должен сосредоточиться на рабочих местах, я хочу сосредоточиться на медицинском обслуживании, я хочу сосредоточиться на границе и иммиграции и подготовить хороший иммиграционный проект закона. И я хочу сосредоточиться на всех тех вещах, о которых мы говорили.

— Вы назвали ее «нечестной Хиллари», вы сказали, что хотите посадить ее в тюрьму, люди на ваших собраниях говорят: «В тюрьму ее!»

— Да. Она сделала несколько плохих вещей, я считаю, что сделала несколько плохих вещей…

— Я знаю, но специальный прокурор? Я полагаю, что вы могли бы

— Я не хочу причинить ей боль. Я не хочу причинить им боль. Они хорошие люди. Я не хочу причинить им боль. И я дам вам очень хороший и определенный ответ в следующий раз, когда мы встретимся в вашей программе «60 Минут».

МЕЛАНЬЯ ТРАМП О МИШЕЛЬ ОБАМЕ: «ОНА БЫЛА ОЧЕНЬ ЛЮБЕЗНОЙ ХОЗЯЙКОЙ»

К нам присоединилась будущая первая леди Меланья Трамп. Меланья будет лишь второй рожденной за границей первой леди. Она родилась в Словении. Первой была Луиза, супруга Джона Квинси Адамса.

— Вы знаете, я спросила вашего мужа, не напуган ли он, не опасается ли он всего того, что его ожидает, огромные задачи. А вы скоро станете первой леди. Вы немного волнуетесь по этому поводу? Немного напряжены? Немного…

Меланья Трамп: Да, это означает много обязанностей и что нужно проделать большое количество работы. И это все эти вопросы на твоих плечах, и мы будем этим заниматься изо дня в день. Я буду оставаться верной себе, я очень сильная и твердая и уверенная в себе. Я буду слушать себя, и я буду делать то, что правильно, и то, что мне по сердцу.

— Какой, по вашему мнению, вы будете первой леди?

Дональд Трамп: Она будет потрясающей первой леди. Она очень сильная и очень уверенная в себе, но она очень сердечная. Я думаю, что у нее будет платформа, где она сможет сделать много хорошего, и именно это она и хочет делать.

— Вы знаете, у первых леди обычно есть свое дело, и вы уже сказали, что заинтересованы в том, чтобы выступать против запугивания в социальных медиа.

Меланья Трамп: Я думаю, что это очень важно, потому что многие дети и подростки страдают из-за этого. И нам нужно научить их тому, как говорить друг с другом, как относиться друг к другу, как правильно устанавливать контакт друг с другом.

— А что вы скажете о твитах вашего мужа?

Меланья Трамп: Иногда из-за этого у него возникали проблемы, но это также оказывало большую помощь. У него было невероятное количество подписчиков.

— Вы никогда не говорите ему «Ну хватит»?

Меланья Трамп: Я делала это.

Дональд Трамп: Она делает это…

Меланья Трамп: Я… Вы знаете, конечно, я делала это много раз, с самого начала кампании. Однако…

— А он вас слушает?

Меланья Трамп: Иногда он слушает, иногда нет…

Дональд Трамп: Я не активный пользователь «Твиттера», то есть я нечасто им пользуюсь, но они задели за живое и должны получить ответ.

— Если он делает что-то, что, по вашему мнению, пересекает черту, вы говорите ему?

Меланья Трамп: Да, я все время ему говорю.

— Он слушает?

Меланья Трамп: Я думаю, что он меня слышит. Но в конечном итоге он сделает то, что он сам хочет. Он взрослый и знает о последствиях, а я высказываю ему свое мнение, и он может делать с ним что угодно.

— Вы спрашивали Меланью вроде как о разрешении участвовать в президентской гонке? Вы получили от нее одобрение?

Дональд Трамп: Мы на самом деле сели вместе с Меланьей и всей семьей обсудили этот вопрос. Дон, Иванка, Эрик, Тиффани, Бэррон в меньшей степени, но и Бэррон участвовал, потому что в определенном смысле это в полной мере к нему относилось, а может быть, даже в большей мере.

— Может быть, в большей степени?

Дональд Трамп: Мы все собрались за обедом, и я сказал: «Я хотел бы это сделать. Мне кажется, что я могу сделать большое дело». И я хотел получить, во-первых, согласие, а во-вторых, их разрешение, и все они согласились.

— Сколько лет вашему сыну Бэррону? 10 лет?

Меланья Трамп: 10.

— Его все время снимала камера, когда вы произносили свою речь о согласии на выдвижение себя в качестве кандидата. Он понимает, о чем идет речь? Он знает?

Меланья Трамп: Он знает, он понимает, что происходит, он очень гордится своим отцом.

— А еще вы встречались с Мишель Обамой вчера. Была ли какая-то неловкость, с учетом…

Меланья Трамп: Нет.

— …с учетом того, что все говорили друг о друге в ходе этой кампании?

Меланья Трамп: Нет, я этого не почувствовала.

— Совсем не почувствовали?

Меланья Трамп: Нет.

— Расскажите нам об этой встрече.

Меланья Трамп: Она была очень любезной хозяйкой. Мы прекрасно провели время и говорили о том, как растить детей в Белом доме. Она была очень сердечной и очень милой.

— Вы же знаете, она вырастила двух детей в Белом доме, но с ней жила ее мама, а это огромная помощь. А ваши родители здесь, не так ли?

Меланья Трамп: Да, они здесь.

— Они поедут в Вашингтон вместе с вами?

Меланья Трамп: Возможно. Посмотрим, мы это обсудим.

— Вы оба готовы к тому, что вы лишитесь частной сферы и окажетесь под пристальным наблюдением? И, как вы знаете, первых леди подвергают критике, если даже один волос оказывается не на месте. Вы оба готовы к этому?

Меланья Трамп: Мы к этому привыкли.

Дональд Трамп: Я скажу, что это теперь другой масштаб, потому что я это уже много раз испытывал. Но ничего подобного я еще не видел.

— Вы не сможете прогуляться по улице…

Меланья Трамп: Я не делаю этого уже два года, поэтому, вы знаете, все только продолжится. Это другой уровень, но это будет продолжение.

«Я НЕ БУДУ ПОЛУЧАТЬ ПРЕЗИДЕНТСКУЮ ЗАРПЛАТУ. ПО ЗАКОНУ Я МОГУ БРАТЬ 1 ДОЛЛАР В ГОД»

В этот момент обсуждение вернулось к более острым вопросам, с которыми сталкивается г-н Трамп.

— Директор ФБР Джеймс Коми. Вы будете просить о его отставке?

— Я предпочел бы пока не комментировать этот вопрос, я еще не принял решения. Я его очень уважаю, я очень уважаю ФБР. Я думаю…

— Несмотря на то, что они сделали так много «сливов».

— Да, «сливов» было много, вопросов нет. Но я, конечно же, хочу поговорить с ним и увидеться. Для него это непростое время, и я хотел бы с ним поговорить, прежде чем ответить на такой вопрос.

— Создается впечатление, что вы не уверены.

— Ну да, конечно, я не уверен. Я хочу понять, вы знаете, возможно, у него были веские основания для того, что он сделал.

— Вы собираетесь опубликовать ваши налоговые декларации?

— В свое время я все опубликую. Но в настоящее время в отношении меня проводится обычный аудит. Никого это не беспокоит. Единственное, кого это беспокоит, так это вас и еще нескольких людей, которые задавали этот вопрос. Очевидно, общество это не интересовало, потому что я очень легко победил на выборах, поэтому их это не беспокоит, и я никогда не считал, что это их беспокоит.

— Вот уже несколько месяцев вы постоянно говорите, что система основана на мошенничестве, вся в целом. Однажды вы написали в «Твиттере», что коллегия выборщиков — это катастрофа для демократии.

— Да, я так написал.

— Вы все еще считаете, что она нечестная?

— Я думаю, что коллегия... Послушайте, я победил с помощью коллегии выборщиков.

— Вот именно. Но считаете ли вы…

— Вы знаете, она…

— …она нечестная?

— Да, про некоторые избирательные участки можно так сказать. И некоторые части системы. Мне очень не понравился…

— Хотя вы победили, вы говорите, что…

— Мне не нравилось — вы знаете, я не собираюсь менять своего мнения по причине того, что я одержал победу. Но я бы предпочел видеть такую систему, где есть простые голоса. Вы знаете, вы получаете 100 миллионов голосов, а кто-то другой получает 90 миллионов и побеждает. Есть причина для этого, поскольку это позволяет включить в игру все штаты. Коллегия выборщиков, и в ней есть что-то очень хорошее, но это другая система, хотя я ее уважаю. Я действительно с уважением отношусь к этой системе.

— Вы будете получать зарплату, президентскую зарплату?

— Я не комментировал этот вопрос, но ответ будет таким нет, я не будут брать президентскую зарплату. Я думаю, что по закону я могу брать 1 доллар, поэтому я буду брать 1 доллар в год. Но я даже не знаю, о чем идет речь.

— А вы знаете, какова зарплата президента? Вы отказываетесь от 400 тысяч долларов.

— Нет, я не буду брать эту зарплату. Я не буду ее получать.

Источники: wsj.com, cbsnews.com, inosmi.ru

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (10) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Милана
    14.11.2016 17:12

    В целом это Рейган 2.0, но с той оговоркой, что неоконсерватизм Рейгана опирался в экономике на монетаризм, теорию экономики предложения и т.д., а администрация Трампа будет использовать неокейнсианские и посткейнсианские рецепты. При Рейгане начался цикл переноса промышленности в другие страны (хотя пик пришелся на второй срок Клинтона - первый срок Буша-мл.). При Трампе этот процесс пойдет обратно.

    Но в политическом плане это в чистом виде неоконсерватизм – семья, религия, традиционные ценности и т.п. Я думаю, что на текущем витке истории это не так плохо.

    При этом важно отметить, что Трамп, на мой взгляд, не является сам по себе неоконсерватором. Просто его выбрала неоконсервативная часть американского истеблишмента, как наиболее вероятного победителя. И позволила ему говорить все, что он считает нужным ради победы. Он решил сделать ставку на индустриальных рабочих, инженеров, которые остались без любимого дела. И не просчитался.

    Но Трамп, конечно, теперь сильно обязан неоконсерваторам, которые сначала поставили на Джеба Буша, но потом передумали.

  • Анонимно
    14.11.2016 18:23

    СССР 80-х, когда народ уже мало верил власти, страна не могла тащить на себе все прокоммунистические режимы - вот что напоминает нынешняя Америка. История идет по спирали: переняли многие социальные принципы у советов с тем, чтобы народы их системы не заинтересовались социалистической идеей, и не заметили, как и сами попали в турбулентность...Будем посмотреть, как пройдет перестройка 2.0 по-американски...

  • Анонимно
    14.11.2016 18:25

    Трамп человек своего времени. Пришел в тот момент, когда появился запрос именно на него. В 2008 году, несмотря на кризис, такого запроса еще не было. Но я бы не разделил всеобщую радость по этому поводу в России. Мы здесь тоже можем столкнуться с недовольством людей, которые мобилизуются вокруг подобной фигуры. У нас же тоже деиндустриализация, неработающие социальные лифты, бедность. Вопрос лишь времени. Но если в Штатах речь идет о легкой форме протекционизма, то у нас страну могут вообще закрыть от международных контактов в любой сфере деятельности. Мне кажется, что наша власть таких рисков вообще не видит. Ей кажется, что народ никого кроме нее никогда не поддержит.

    • Анонимно
      14.11.2016 18:40

      Думается, это не совсем так. То, что, несмотря на итоги выборов в ГД РФ, половину портфелей глав комитетов ГД отдали ЛДПР, КПРФ, СР, говорит о том, что уступают Едросы, косвенно признают, что не только Чуров, но и новый рук-ль ЦИК проглядел подрисованные цифирьки. А там еще в чем-то уступили (выдали за собственную инициативу предоставление еще ряда портфелей парламентским партиям)...Так что знает кошка, чье мясо съела...

    • Милана
      14.11.2016 18:42

      Мне кажется, что прямая аналогия здесь не совсем корректна. Деиндустриализация в США связана именно с выносом производств в третьи страны. Россия никуда и ничего не переносила. В России промышленность сворачивалась и при этом терялись знания, навыки, компетенции. Также Россия потеряла многих ученых и специалистов, которые уехали в США и обучали американцев последние 2-3 десятилетия. И, несмотря на то, что Штаты сами поделились с китайцами знаниями и технологиями, все же носители знаний, в том числе из бывшего СССР остались в США. И Америке проще провести реиндустриализацию, чем России, которая утратила главное, а именно мозги. Оборудование можно произвести заново или на крайний случай закупить, но знания воспроизводить очень сложно. Это непрерывный процесс, а в России он прервался. Конечно, США тоже в непростой ситуации, поскольку очень много знаний утекло в Китай и их вопроизводство в США почти оборвалось. Но не до такой степени, как в России. Закрытие России от внешнего мира уже не поможет в условиях технологического голода. Полагаю, что никто на это не пойдет.

      • Анонимно
        14.11.2016 19:05

        Согласен с вами. Мало кто говорит о коренном различии освоения территорий в США и в России. В Америке освоение территории проходило под идеей развития свободы бизнеса и предприимчивости., интенсификации производства. В России перечисленное никогда не ставилось во главу угла. А всегда была задача закрыть проблему неосвоенных территорий экстенсификацией труда. Производства финансировались по принципу - лишь бы заселить территории, и дать хоть какую то работу переселенцам. Построить пусть и отсталую, неконкурентоспособную экономику, но что бы народ был занят чем то. Тем более, если говорить о Сибири и Дальнем Востоке, эти территории рассматривались как тыл будущего Театра военных действий. Поэтому и экономика на 80 % была околовоенного производства. Что и рухнуло после смягчения ситуации с Китаем.

        Практик.

  • Анонимно
    14.11.2016 18:42

    Не прошло и года, как начал отказываться от своих обещаний и лозунгов. То ли еще будет. Ой ой ой

  • В Рязани предложили переименовать 2-ю Безбожную улицу в улицу Трампа http://www.ng.ru/news/562162.html))))))))))))))))

    - Зри в корень! - некогда говорил Козьма Прутков.

  • Анонимно
    14.11.2016 19:24

    Он что-то говорит о плохих дорогих и здравоохранении... Неужели так все плохо в США?

  • Анонимно
    14.11.2016 23:28

    Похоже что россияне ждут от Трампа новый план Маршала, по аналогии с послевоенной Европой!? Вот придут капиталисты, империалисты, привезут нам много денег и заводы построят. Проходили уже многие страны. Только вот на чужих ошибках мы учится не хотим. А жаль, пора бы уже и свою голову иметь.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль