Общество 
2.12.2016

«Нам десятки писем поступают: дай, дай, дай. Но вы хоть к листочку презентацию приложите»

Участники «Доброй Казани» поспорили о том, почему бизнес уже не хочет тупо выполнять роль денежного мешка

На завершившимся накануне форуме благотворительные организации СМИ и предприниматели обменялись не только опытом, но и взаимными претензиями. На какой возврат капитала надеются компании, когда исчезнет взгляд на волонтеров свысока и в чем недопонимание между СМИ и благотворительными фондами — в материале «БИЗНЕС Online».

. На площадке, посвященной сотрудничеству СМИ и благотворительных организаций, главная дискуссия развернулась вокруг того, готовы ли СМИ безвозмездно публиковать новости фондов и, если готовы, в какой форме
Фото: Сергей Елагин

«ПРЕЖДЕ ЧЕМ ДЕНЕГ ПРОСИТЬ, ВЫ ХОТЬ ПОСМОТРИТЕ, ЧЕМ КОМПАНИЯ ЗАНИМАЕТСЯ»

Одна из площадок была посвящена теме взаимодействия бизнеса и некоммерческих организаций. Обсудить, как найти точки пересечения для понятий «прибыль» и «альтруизм», собрались свыше 30 человек. Модератор дискуссии — член Общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова — попросила присутствующих дать рекомендации фондам.

«Когда мы говорим о взаимодействии бизнеса с некоммерческими организациями, было бы неплохо помнить, что подавляющее большинство крупных российских и международных компаний, которые работают в нашей стране, все чаще говорят, что они занимаются не благотворительностью, а программами социальных инвестиций, — рассказала Ирина Ефремова-Гарт, руководитель направления корпоративной социальной ответственности и благотворительности „IBM Восточная Европа/Азия/Россия“. — Почему это важно? Инвестиции предполагают рано или поздно возврат. Но не денежный, как в бизнесе. В данном случае компании ожидают возврата в виде социального капитала. Это не значит, что компании перестают помогать нуждающимся. Это значит, что, пытаясь решить проблемы, они будут выбирать те некоммерческие организации, которые предложат оптимальные и максимально эффективные решения».

Кроме того, по словам спикера, подход к корпоративной благотворительности или социальным инвестициям усложняется. «В число лидеров сегодня выходят компании с долгосрочными стратегиями, которые понимают, каким они видят возврат на эти инвестиции через 5 - 10 лет, — озадачила присутствующих представитель IBM. — Если бизнес всерьез собирается вступать на эту дорогу, важно понять, какой социальный эффект он хочет получить, а не просто выбрать сегодня помощь хоспису, завтра — приюту для животных».

На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» о том, применима ли идея продуманных социальных инвестиций в отношении к малому, среднему бизнесу, Ефремова-Гарт отметила, что так работу может выстроить любой бизнес независимо от его масштабов. «Все зависит от целей, которые ставят учредители бизнеса, — пояснила она. — Когда мы говорим про социальные инвестиции, подразумевается, что предприниматель или компания изначально сориентированы не просто на конечный результат, а на то, как этот результат повлияет на само сообщество».

При этом, по ее словам, успеха не будет, если ценности компании и НКО не соотносятся. «Мне кажется, если говорить о подготовке проекта, то идеальный вариант, если бизнес будет помогать НКО разрабатывать этот проект. У бизнеса есть инструменты, понимание того, как достигать целей, а у некоммерческой организации есть душевный порыв, энтузиазм. Это слияние профессионализма и душевного порыва обеспечивает идеальное достижение результата», — подчеркнула Ефремова-Гарт.

В качестве примера она привела программу «Музей русского севера» компании «Северсталь». В рамках программы музеи должны были стать центрами культуры местных сообществ. «Что получили коллеги в виде социального возврата? Музеи стали задумываться, как работать на разные группы населения, начали реализовывать новые проекты. Музей в Карелии, например, собрал рецепты местных блюд, провел мастер-классы для школьников, а потом это стало частью школьной программы по труду, то есть пошло дальше», — сказала Ефремова-Гарт.

Очень часто, констатировали участники встречи, корпорации и отдельные предприниматели воспринимаются благотворительными фондами исключительно как «денежные мешки», словно своих идей и потребностей у них не может быть. В то же время бизнесмены порой и хотят участвовать в благотворительности, но не знают, кому доверять и какая помощь нужна.

Автор проекта «Душевный базар», директор компании Development Group Евгений Горькаев, отметил значительный разрыв между большими компаниями, задающими тренд, и маленькими компаниями, у которых нет специальных отделов корпоративной благотворительности. Он подчеркнул, что бизнес должен самообразовываться, понимать, что он хочет делать в выбранном направлении. В то же время представители некоммерческих организаций, посетовал Горькаев, иногда даже не смотрят сайт компании, прежде чем обратиться к ней с предложением о сотрудничестве. «О каком партнерстве может идти речь?» — задался вопросом он. Участники дискуссии согласились с тем, что НКО должны понимать бизнес компании-партнера, его аудиторию, чтобы эффективно сотрудничать.

Евгений Горькаев, отметил значительный разрыв между большими компаниями, задающими тренд, и маленькими компаниями, у которых нет специальных отделов корпоративной благотворительностиФото: Сергей Елагин

«НЕПОДГОТОВЛЕННЫЕ ЛЮДИ НЕЧАСТО ХОТЯТ СТАЛКИВАТЬСЯ С НЕГАТИВОМ...»

Горькаев также рассказал «БИЗНЕС Online» правила работы созданного им в Москве «Душевного базара» — одной из крупнейших благотворительных ярмарок с 7-летней историей, опыт которой изучают в регионах. «В первую очередь, когда гости приходят, они должны хотеть приобрести сувениры не из жалости, потому что их сделал ребенок или человек с ограниченными возможностями, а потому, что это красивые вещи, — пояснил он. — Это важный критерий — продукция должна быть интересной. Тогда люди интересуются, кто это сделал, и через такой контакт они узнают о некоммерческой организации. Это я называю позитивной благотворительностью. Люди узнают о ней, о фонде через праздничное настроение, а не через боль и страдания. Понятно, что в их деятельности это есть, но неподготовленные люди нечасто хотят сталкиваться с негативом, а к позитивным результатам хотят быть причастны».

Для многих НКО производство сувенирной продукции — это побочный вид деятельности. Например, при прохождении реабилитации для больных проводится арт-терапия. «И они изготавливают такие красивые открытки — никогда не подумаешь, что это сделано руками ребенка, который находился на лечении в больнице», — рассказал Горькаев.

Вспомнив о давно обсуждаемом вопросе налоговых вычетов для меценатов, на который пока нет ответа на уровне руководства страны, участники площадки перешли к частным примерам сотрудничества НКО с бизнесом. Кто-то делился своим опытом, кто-то — наработками коллег из других регионов.

Елена Тополева-Солдунова и Ирина Ефремова-Гарт Елена Тополева-Солдунова и Ирина Ефремова-Гарт Фото: Адель Гайнудинова

Так, руководитель общественной организации «Многодетные семьи РТ» Артем Кузнецов рассказал, что помогает организовать прямые контакты благотворителей и тех, кому нужна помощь. При условии, конечно, что на встречу согласны обе стороны. Сотрудники одного из банков РТ, например, передав однажды напрямую деньги 10 многодетным семьям, продолжили помогать им и в дальнейшем. Тополева-Солдунова отметила, что таким образом организация помогает создать «эмоциональные связи» и такой формат тоже важен.

Глава фонда «Нужна помощь» Анна Семенова привела в пример организации Санкт-Петербурга, помогающие бездомным, уточнив, что это «не самая популярная тема для пожертвований». Тем не менее общественные организации уговорили ряд кафе в определенный день часть дохода от продаж кофе перечислять на помощь тем, кто остался без крыши над головой. Также в Петербурге работает прачечная для бездомных. Ее открыл предприниматель, организовавший ранее обычные коммерческие прачечные для горожан. СМИ необычную тему подхватили. Таким образом, это оказалась еще и реклама для основного бизнеса питерского предпринимателя.

Впрочем, если социальная прачечная была бы для Казани в диковинку, то бесплатным питанием в заведениях общепита уже не удивить. Директор благотворительного фонда «Закят» при духовном управлении мусульман РТ Ирек Зиганшин рассказал, что кафе в Казани устраивают бесплатные обеды для подопечных фонда, даже сами проявляют инициативу. «Что, вам даже просить их не приходится?» — удивилась Тополева-Солдунова . «Нет, сами предлагают», — ответил Зиганшин. Услышав о таком отклике халяльных кафе, модератор предложила учитывать и религиозные ценности при выстраивании сотрудничества.

Заместитель генерального директора Казанского вертолетного завода Николай Привалов отметил, что на предприятие регулярно поступают десятки писем с просьбами от разных благотворительных организаций. «Но давайте к листочку хотя бы прикладывать презентацию, — обратился он к благотворительным фондам. — Презентуйте себя». Слегка удивленным московским гостям он пояснил, что фонды просто присылают текст с просьбой помочь.

«Но мы не знаем, кто они, можно ли им доверять. Расскажите о себе, дайте ссылку на свой сайт», — сказал Привалов, после чего за визитками к нему обратились сразу несколько руководителей благотворительных фондов.

. Очень часто, констатировали участники встречи, корпорации и отдельные предприниматели воспринимаются благотворительными фондами исключительно как «денежные мешки», словно своих идей и потребностей у них не может быть
Фото: Адель Гайнудинова

«НУЖНО УМЕТЬ РАССКАЗЫВАТЬ ИСТОРИИ. ЭТО ОТДЕЛЬНЫЙ ЖАНР»

На площадке, посвященной сотрудничеству СМИ и благотворительных организаций, опытом журналистского фандрайзинга поделился Лев Амбиндер — глава Русфонда, сотрудничающего с 158 СМИ. Об опыте своего сотрудничества с благотворительными фондами рассказали редакторы татарстанских масс-медиа, в том числе заместитель главного редактора «БИЗНЕС Online» Елена Чернобровкина. «Вы редкие по объему сборы делаете. Спасибо вам!» — отреагировал Амбиндер, услышав название нашей газеты. Напомним, что «БИЗНЕС Online» регулярно публикует истории Русфонда о татарстанских детях, на лечение которых перечисляют средства и наши читатели, и сама газета.

Главная дискуссия на этой встрече развернулась вокруг того, готовы ли СМИ безвозмездно публиковать новости фондов и, если готовы, в какой форме. С одной стороны, руководители благотворительных организаций отметили, что СМИ чаще всего отказываются публиковать информацию, будь то итоги работы организации или просьба о помощи. С другой стороны, редакторы СМИ заявили, что сами фонды не предлагают вариантов долгосрочного сотрудничества и интересных идей, а «мы за вас эту работу делать не будем». В итоге в вопросе «Кто кому должен и в каком формате?» к взаимопониманию стороны не пришли.

«БИЗНЕС Online» попросил прокомментировать трудности диалога Инну Кравченко — редактора портала «Такие дела», публикующего истории людей, нуждающихся в помощи, и материалы на социальные темы.

«Мне кажется, это должна быть обоюдная работа — со стороны и СМИ, и фонда, — считает Кравченко. — Хотя в этом вопросе не может быть однозначного ответа. Многое зависит от позиции редакции, считает ли она важным развивать данную тему. В целом нужно выстраивать в СМИ традицию повествования о благотворительности в новом качестве, для нового читателя. Чтобы собрать деньги на ребенка, сейчас уже недостаточно просто повесить фото и написать, что эта девочка болеет. Надо рассказать историю, чтобы она в душу запала, а для этого нужно уметь рассказывать истории. Это отдельный жанр».

. Инвестиции предполагают рано или поздно возврат. Но не денежный, как в бизнесе. В данном случае компании ожидают возврата в виде социального капитала
Фото: Адель Гайнудинова

«КОГДА НА ВОЛОНТЕРА ПОСМОТРЯТ КАК НА СЕБЯ, ТОГДА ВСЕ ВСТАНЕТ НА СВОИ МЕСТА»

Вчера же прошли еще две дискуссии о роли образования в развитии благотворительности и продвижении волонтерского движения. На первой площадке директор Городского центра образования Валентина Парубина познакомила участников форума с вопросами взаимодействия городских некоммерческих организаций и вузовского сообщества. Она сообщила, что самыми популярными образовательными программами, особенно для людей пожилого возраста, остаются курсы финансовой и правовой грамотности, а также курсы по обучению навыкам работы с компьютером. Среди главных проблем развития благотворительности и волонтерского движения Парубина назвала отсутствие программ профессиональной подготовки волонтеров.

«Некоммерческие организации ждут от вузов подготовки кадров для своих программ. Отсутствие волонтерских кадров — самая острая проблема и города, и республики, и, наверное, страны в целом», — отметила она.

Участники дискуссионной площадки, посвященной волонтерству, пришли к выводу, что для успешных проектов в этой области нужны, во-первых, лидеры, а во-вторых, воля, мотивация и правила. Они, правда, нужны не только для волонтеров. Например, в Москве, по словам Ирины Швец — директора ГБУ «Ресурсный центр развития и поддержки волонтерского движения „Мосволонтер“», уже разработан регламент по взаимодействию НКО с госорганами.

Свои правила или как минимум обоюдная договоренность нужны между волонтерами и социальными учреждениями, которые они готовы взять под опеку. Ведь не секрет, что некоторые учреждения закрыты для посещений посторонних людей, о чем говорили участники площадки. Будто ломая нарисованную картину, директор Казанского психоневрологического интерната Мурат Валитов обратился к руководителям волонтерских организаций с вопросом, когда их ждать у себя.

Соучредитель и директор по развитию благотворительного фонда «Старость в радость» Алла Романовская рассказала о своих подопечных: «Часто говорят о том, что не надо делать подарки детям из детских домов, потому что это развивает в них привычку к потребительству. А я вам скажу — возите подарки в дома престарелых: дедушек и бабушек невозможно избаловать».

Модератор этой площадки, руководитель добровольческого движения «Даниловцы» Юрий Белановский, в разговоре с корреспондентом нашей газеты отметил, что европейские методы популяризации волонтерства в России не сработают: «В Европе это образ жизни. За 70 лет советской власти у нас напалмом выжгли всю гражданскую активность, люди привыкли жить никуда не вмешиваясь, по принципу «мне же хуже будет». Что можно сделать сейчас? Есть люди, у которых в неделю два-три часа свободно. Можно ли из таких людей соткать целую регулярную помощь? Можно. Это проблема в головах. Как только на волонтера другие люди, чиновники посмотрят как на себя, тогда все встанет на свои места. Это значит, что вам не нужно поручать того, что не буду делать я, требовать того, чего я сам не выполню. А сейчас доминирует отношение к волонтеру как к бесплатной рабочей силе», — поясняет Белановский.

По его словам, для системного волонтерства необходим менеджмент — привлечение людей, подготовка, мониторинг, сплочение команды. И это требует денег. Почему менеджерам порой платят баснословные деньги в компаниях, а волонтерские движения должны обладать каким-то необыкновенным уровнем самоорганизации?

Сегодня работа форума в Казани продолжится, пройдут обучающие семинары по организационной и финансовой деятельности благотворительных организаций.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль