Банки 
28.12.2016

Герман Греф: «То, что делает Эльвира Набиуллина, очень болезненно, но абсолютно правильно!»

Президент Сбербанка о вероятности «черных лебедей» для России, «травме и шоке» от ареста Улюкаева и своем общении с Трампом

«2018 год — электоральный. Будет новый президент, новое правительство», — говорит Герман Греф, который считает, что в стране назрели перемены и «мы все их ждем». В своем интервью он рассказал, почему нынешний момент идеален для реформ, почему нынешнее качество законотворчества хуже, чем в начале 2000-х и чему нам стоит поучиться у Саудовской Аравии. Также он рассказал, как в 2014 году вкладчики вынесли из Сбербанка триллион рублей, а минфин выдал ему кредит под 31% годовых.

Герман Греф и Эльвира Набиуллина Герман Греф и Эльвира Набиуллина Фото: kremlin.ru

ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ ЗАЕМЩИКОВ

В интервью «Ведомостям» полтора года назад Герман Греф предсказал «не самые простые для экономики в целом и для банковского сектора в частности» 2015 и 2016 годы, кон­статировал долгосрочный негатив­ный тренд и не видел «источников роста, которые позволили бы из этого тренда выйти». Но в уходящем году Сбербанк обогнал по стоимости «Газпром», за девять месяцев имел чистую прибыль без малого вдвое больше, чем за весь прошлый год, и планирует дальнейший рост и при­были, и активов. Греф доволен сло­жившейся политической конъюн­ктурой как условием для успешных экономических реформ, в частности «контрольным пакетом» «Единой России» в Госдуме и высоким рей­тингом президента. Он также пол­ностью согласен с «болезненными» для банков действиями регулятора — ужесточением надзора, повыше­нием требований к капиталу. В пред­дверии нового года Греф объясняет «Ведомостям», из чего складываются его «позитивные ожидания».

— В этом году Сбербанк стал не только самой прибыльной ком­панией, но и обогнал по капита­лизации «Газпром» и в какой-то момент, хотя и на короткое время, — «Роснефть». С вашей точки зрения, когда Сбербанк станет самой дорогой компа­нией в России, оставив позади газовые и нефтяные монопо­лии? Не помешает ли этому стагнация в реальной экономи­ке, ведь все ждут ухудшения ка­чества корпоративных заем­щиков?

— Для нас не имеет серьезного зна­чения, какое у нас место по капита­лизации. Для банка в целом, конеч­но, принципиально важно прино­сить доход акционерам, увеличивая прибыль на одну акцию. Как пока­зывает практика, капитализация банка очень хорошо отражает дина­мику этого показателя. Кроме того, капитализация имеет практическое значение для менеджмента, по­скольку первый год включена в KPI и влияет на наш отложенный бонус (переменная часть вознаграждения для топ-менеджмента банка, состав­ляющая 60% общей суммы. — «Ведомости»). В нашей повестке главное — обеспечение роста фундамен­тальных показателей банка, а все остальные показатели производны.

— Но все же Сбербанк — первая несырьевая компания, которая стала самой дорогой в России.

— Мы видим такой тренд во всем мире. Вспомните, что раньше крупнейшей компанией была ExxonMobil, которая теперь не вхо­дит в первую пятерку. То, что ком­пании из других секторов растут в цене, — это нормально. Капитали­зация нефтяных компаний очень сильно пострадала от падения цен на нефть, и если цены пойдут вверх, то котировки «Роснефти» и «Газпрома» тоже поднимутся.

— Вы сильно зависите от того, что происходит с вашими заем­щиками. Какие у вас в этой ча­сти ожидания на следующий год? Будут ли истории, анало­гичные «Мечелу»?

— У банкиров не принято зарекать­ся, что аналогичных историй не бу­дет, но шансы, что она повторится в 2017 г., если все пойдет, как мы пла­нируем, очень невелики. Основные объемы резервов по «Мечелу» были сформированы в период 2014-2015 гг. В этом году по договоренностям с «Мечелом» задолженность была частично урегулирована с последу­ющим высвобождением резерва. В целом стоимость риска в 2017 г. на фоне улучшающейся макроэконо­мики будет снижаться.

Я не люблю предсказывать — всег­да возможны черные лебеди. Этот год был годом стагнации корпо­ративного кредитования, в следу­ющем году мы надеемся на рост в 5-7%. В целом 2017 год для банков­ского сектора должен быть суще­ственно лучше предыдущего.

— Как сильно сократится ваш портфель по итогам года из-за погашения кредитной схемы оборонными предприятиями? Куда вы их разместите?

— Нам эти заемщики погасят боль­ше 300 млрд руб. Будет заметное снижение активов в сегменте ОПК, потребуется какое-то время для раз­мещения денежных средств в следу­ющем году.

— Вам удастся показать рост портфеля в 5% даже с учетом этого проседания?

— Погашение кредитов клиентами ОПК в I квартале явление регулярное. Дополнительное погашение кредитов в декабре этого года ранее не было запланировано банком. С учетом данного погашения на сле­дующий год планируем обеспечить рост портфеля более чем на 5%.

— Почему правительство реши­ло погасить кредиты в этом году, а не, как планировалось изначально, в 2017-2018 гг.?

— Это решение, на наш взгляд, об­легчит нагрузку на бюджет будущих периодов и снизит долг у оборон­ных предприятий.

— То есть это было для бюдже­та Минобороны, а не для банков?

— Видимо, да.

— Эти деньги могут оказаться на валютном рынке в итоге?

— И как они могут там оказаться?! Есть регулятивные вещи, которые не позволят конвертировать эти рубли в валюту, например огра­ничение открытой валютной по­зиции. К тому же зачем заходить в длинную позицию по валюте, когда рубль крепнет? Нам гораздо важнее зарабатывать стабильный доход изо дня в день, чем подвергать себя риску потерь в зависимости от ры­ночных факторов, на которые мы не влияем.

— Как Сбербанк планирует жить в профиците ликвидно­сти?

— Мы стремимся к балансу во всем, включая состояние нашей ликвид­ности, но иногда оказываемся либо в дефиците, либо в профиците лик­видности в той или иной валюте. Если сложится профицит ликвидности в рублях, мы будем менять наши ставки таким образом, чтобы убирать с баланса прежде всего са­мые дорогие для себя обязатель­ства, и затем найдем оптимальный уровень ставок, при котором при­ток средств клиентов уравновеши­вается ростом кредитования.

— Какие обязательства самые дорогие?

— В первую очередь средства ЦБ, Минфина, затем депозиты предпри­ятий. Последние дорогие и достаточ­но короткие. И если с клиентом нет устойчивых партнерских отноше­ний, наличие от него депозитов на нашем балансе — это всегда произво­дная цены.

ПРИЛЕТЯТ ЛИ «ЧЕРНЫЕ ЛЕБЕДИ»

— Руководитель казначейства Сбербанка Алексей Лякин не­давно указал на то, что банк столкнется с профицитом лик­видности в I или II квартале 2017 г. и, скорее всего, будет размещать депозиты в ЦБ. Сколько денег вы можете там разместить, хотя бы по пред­варительным оценкам?

— Эти объемы будут зависеть от многих факторов, в частности от темпов роста кредитования и при­тока средств клиентов в конкрет­ном квартале или даже месяце, а также от нашей способности по более высоким ставкам размещать средства на рынке МБК или репо. Ограничений на размещение средств в Банке России у нас нет, и это абсолютно безрисковый актив для нас, но средства на депозиты в ЦБ будут размещаться по остаточ­ному принципу: только после того, как все прочие опции исчерпаны. Мы стремимся с максимальной эф­фективностью вкладывать каждый привлеченный рубль.

— Каких черных лебедей, по ва­шему мнению, стоит опасать­ся в 2017 г. — внешних и вну­тренних?

— Я не ожидаю черных лебедей в следующем году. Цены на сырье­вые товары даже если упадут, то не сильно — они и так низкие. Ценам на алюминий некуда опускаться. Уголь может подешеветь, но он зна­чительно подорожал в этом году, и ему есть куда падать. Нефть сейчас стоит $52-53, и, если подешевеет до $45, шока не случится. Бюджет к этому подготовлен (в нем заложе­на цена $40), и компании, и банки. Есть надежда, что геополитическая ситуация стабилизируется. Так что после двух очень тяжелых лет мы входим в 2017 год — год столетия Ок­тябрьской революции — с достаточ­но позитивными ожиданиями.

— То есть для России есть два внешних риска — цены на сырье и геополитика?

— Эти факторы во многом опреде­ляют динамику экономического роста, хотя российская экономика смогла адаптироваться к снижению цен на нефть и их дальнейшее падение вряд ли приведет к катастрофичным сцена­риям. Естественно, возможна реа­лизация и других рисков, но эти два самые очевидные.

— А как вы оцениваете «фактор Трампа», от которого одни ждут стимулов для экономиче­ского роста, а другие — кон­фликтов?

— Пока никто не знает Трампа-президента. Многие знают Трампа-биз­несмена и Трампа-кандидата, но не президента. И я не берусь пред­сказывать, но у меня позитивные ожидания. Я встречался с Трампом, и впечатления от общения очень по­зитивные, знаю некоторых членов его команды. Проблемой будет от­сутствие политического опыта, но у них есть солидный бизнес-опыт: это прагматичные люди, сумевшие победить в жесткой конкурентной борьбе. И у этих людей, и у системы достаточно ресурса, чтобы делать выверенные и правильные шаги.

Cегодня, как никогда, миру нужны изменения. Накопилось очень мно­го диспропорций и в национальных экономиках, в том числе американ­ской, и в мире. Трамп — это прези­дент изменений. Люди и в США, и в Великобритании голосовали за изменения, надеюсь, они будут про­исходить.

Но в целом сейчас очень хорошая почва для любителей гадать, что нас ждет впереди. Я к их числу не отно­шусь, но, повторю, ожидания у ме­ня позитивные.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФАКТОР

— Чего вы ждете в России в свя­зи с выборами в 2018 г.?

— Очевидно, что 2018-й — это год из­менений в России.

Каких?

— Не знаю. Это электоральный год, будут новый президент, новое пра­вительство. Будет принята про­грамма мер, позволяющая выйти на траекторию устойчивого высокого роста. И будут изменения.

— Вы ждете нового или обнов­ленного президента? Вы допу­скаете, что будет баллотиро­ваться не Путин?

— Это как раз из области гаданий. Я не знаю планов президента, но оче­видно, что изменения будут. Мы все их ждем. Они нужны как минимум в экономической области, нужны интенсивные реформы.

— Но все же вы общаетесь с президентом. Как вам кажет­ся, понимает ли он глубину кри­зиса и необходимость измене­ний? Тренд на реформы зави­сит от него, но готов ли он к обновлению?

— На мой взгляд, он хорошо понима­ет ситуацию.

— Многим его последнее посла­ние Федеральному собранию по­казалось малосодержательным.

— Я не согласен. Было сказано очень много важных вещей. Оно было комплексным, президент впервые отчетливо сказал про ценности. А именно ценности лежат в основе любых изменений. Он сказал про диверсификацию, про необходи­мость изменения государства, по­вышения его эффективности, про новую экономику, про распростра­нение цифровых технологий на все сферы жизни и деятельности.

— Вы участвуете в обсуждении программы Алексея Кудрина. Именно Центр стратегиче­ских разработок (ЦСР) станет площадкой, где готовят про­грамму реформ?

— Я возглавляю направление, кото­рое занимается повышением эф­фективности управления. Програм­ма реформ может быть только про­граммой президента. Ее контуры вырабатываются на площадке ЦСР. Мне не известно, чтобы кто-то, кроме ЦСР, системно работал над этим. Насколько же она будет реализова­на, покажет будущее.

— А какие реформы столкнутся с наибольшим сопротивлением?

— Реформы, приводящие пусть к временному, но ухудшению жизни большого числа людей или задева­ющие интересы каких-то групп, не­редко встречают сопротивление. Не все реформы популярны, но это не значит, что без них можно обойтись. Например, пенсионная реформа. В ряду ее приоритетов значатся сокра­щение возможностей для досрочно­го выхода на пенсию и увеличение пенсионного возраста, особенно для женщин. Но из-за плохих разъясне­ний этих мер они не поддерживают­ся большинством. Хотя если хорошо проработать реформу и разъяснить людям ситуацию, то и на эту рефор­му можно получить вотум доверия. При любых изменениях могут быть недовольные, которых устраивали прежние порядки. Но если не при­нять реформистских мер сейчас, то цена в будущем может оказаться слишком высокой.

— Кудрин до того, как возглавил ЦСР, говорил, что экономиче­ские преобразования возможны только при условии преобразо­ваний политических. А вы как считаете?

— Я считаю, что в определенной по­литической ситуации проводить преобразования значительно про­ще. Сегодня идеальная ситуация для любого реформатора: контрольный пакет в Думе у «Единой России», у нее конституционное большинство, политическая ситуация консолиди­рована, у президента очень высо­кий рейтинг. Для построения эконо­мики знаний, что мог иметь в виду Кудрин, конкуренция, в том числе политическая конкуренция, необхо­дима. Это правда. Но до определен­ного уровня даже проще развиваться в другой парадигме. Об этом говорят примеры и Ли Куан Ю в Сингапуре, и Дэн Сяопина в Китае.

Это были авторитарные ре­жимы. Вряд ли вы захотели бы там жить.

— Я не сказал, что хочу там жить. Я сказал, что на определенном этапе развития общества проводить ре­формы в консолидации политиче­ской власти не только возможно, а значительно проще. В начале 2000-х, когда мы проводили реформы, «Еди­ная Россия» имела 25% голосов.

— Но реформы тогда были, а все последние годы мы находимся в ситуации идеальной, по вашим словам, для проведения реформ, но их нет.

— Это правда. Чем хороша была по­литическая конкуренция? Мы очень много работали с Думой. Думаю, что сейчас ни один министр не прово­дит столько времени в Думе, сколько нам приходилось. Нам не хватало голосов «Единой России» и нужно было добиться голосов или правых, которые, к сожалению, часто голосо­вали против нас, или коммунистов, которые тоже не пылали любовью к нам, или партии Жириновского. Это был сложный политический диалог. Но мы находили компромиссы. С од­ной стороны, это было очень хлопот­но, а с другой — очень сильно улучша­ло качество законов. Я не ценил это первое время. Я считал: что могут улучшить депутаты? Это мы про­фессионалы, я провел дни и ночи, готовя эти законы, мы обсудили их с огромным количеством экспертов, прошли через их критику, писали и исправляли... Дебаты были нешу­точные, и, если бы я не понимал, что заложено в каждую строчку, меня бы просто вынесли из Думы. Плюс про­тив нас еще олигархи регулярно бо­ролись. И чтобы пройти эти тяжелые дебаты, нужно было иметь исчерпы­вающие и максимально аргументи­рованные ответы. Но такая плотная работа с Думой обогащала проекты, и качество нормотворчества было значительно выше, чем сейчас.

О РЕФОРМЕ ГОСУПРАВЛЕНИЯ

— Вы запустили дискуссию о ре­форме госуправления, словосо­четание «проектный подход» стало очень модным у чиновни­ков, появился президентский совет по стратегическому развитию, премьер возглавля­ет его президиум, который на­звали проектным офисом пра­вительства. Вы довольны ре­зультатом? Насколько это соответствует тому, что вы предлагали?

— То, что что-то происходит, я оцени­ваю позитивно. Но чтобы добиться результата, нужно внедрять все ин­струменты регуляторного менед­жмента. Проектный подход лишь один из них. Только с его помощью больших результатов достичь нель­зя. То, что сейчас начали заниматься приоритизированием какого-то ко­личества проектов, структурировать работу как проекты, уже позитив­но. Но я не могу сказать, что у меня большие ожидания от результатов этой работы.

— Вы предлагали создать новую структуру, которая займется реформой госуправления. Но, может, бюрократическая ма­шина способна только воспро­извести саму себя?

— Именно поэтому во всех государ­ствах, где в последние 20 лет про­водились реформы госуправления, создавалась отдельная группа, ко­торая получила название delivery unit. Она ведет постоянную работу по созданию нормативной базы, об­учению людей, структурным, функ­циональным изменениям и прове­дению самих реформ. Последний пример — Саудовская Аравия, где под патронатом короля создан та­кой delivery unit.

Реформами прежде занима­лось Минэкономразвития. Но в последнее время оно утратило эту функцию, очевидно, было ослабление министерства, по­вестка развития почти исчез­ла. Сейчас сменился министр. Как вам кажется, может ли Минэкономразвития вернуть себе прежний статус?

— Когда мы работали в Минэконом­развития, оно и выполняло функцию delivery unit, мы занимались всеми реформами, были офисом их управления. Сейчас эта функ­ция правительству крайне нужна. Органично, если она будет у Ми­нэкономразвития. Сможет ли оно вернуть ее, покажет время. Я зна­ком с новым министром, он произ­водит благоприятное впечатление, грамотный человек, но, конечно, у него нет большого управленческо­го опыта. И у него мало времени на серьезные изменения в оставшийся год перед сменой правительства. Поэтому все будет зависеть от того, с какой скоростью он сумеет сфор­мулировать задачи и цели перед со­бой: что он может и хочет сделать. И если он попросит помощи, ду­маю, что все, кто когда-то работал в министерстве, постараются помочь и советом, и делом. Это очень важ­ное министерство, и очень важно его реанимировать. Я очень наде­юсь, что он будет успешен в этом.

— А какой была ваша первая ре­акция, когда вы узнали про за­держание Алексея Улюкаева, и можете ли вы поверить в то, в чем его обвиняют?

— Простите, но я не хочу это ком­ментировать. Для меня это боль­шая травма. Я был в шоке. Это министерство для меня является родным, и я сильно переживал из-за того, что происходило с ним в последние годы. И Алексея я мно­го лет знаю, знаю его жену, детей. Чтобы судить, надо быть в стороне. А я не могу.

РЕГУЛИРОВАНИЕ БЕЗ СНИСХОЖДЕНИЯ

— На банковском рынке тоже запланирована реформа, кото­рую проводит ЦБ, — реформа надзора. Появляются новые департаменты — анализа ри­сков, текущего надзора. Как вы оцениваете эту реформу и чего ждете от нее?

— Оценить эту реформу я не могу, поскольку не погружен в нее глубо­ко. Могу сказать лишь одно: то, что делает в последние годы председа­тель ЦБ, очень болезненно для нас, но абсолютно правильно.

— А почему болезненно?

— Очень много изменений, резко повышаются требования к банкам, что съедает много капитала, прихо­дится серьезно менять внутренние процедуры. Наш сектор потерял способность генерить капитал, как в 2014-2015 гг. С 1 января 2017 г. вступают в силу еще два повы­шения требований по капиталу. В общей сложности они выросли на несколько процентных пунктов. Это очень болезненно, особенно в такой сложный кризисный момент. Много новаций, связанных с вне­дрением «Базеля II», теперь «Базеля III». Много новых метрик, которые требуют большой переработки всех внутренних процедур.

Банки много ворчат по этому по­воду. И я бы тоже ворчал, если бы мы не работали на большом ко­личестве рынков. Мы видим, как работают регуляторы в Европе, Турции, США. И у меня после этого язык не повернется сказать, что наш регулятор чрезмерно жесток. Они делают очень профессиональ­но свою работу.

— А где тяжелее всего?

— В Европе.

— Но ЦБ — ваш акционер, неуже­ли он не помогает готовиться к изменениям в регулировании?

— У нас есть только одна привиле­гия: мы договорились, что на нас ставят все эксперименты. Мы пер­выми чувствуем все изменения.

— То есть вы участвуете во всех пилотных проектах, от надзо­ра до кибербезопасности?

— Абсолютно, и никаких снисхож­дений к нам нет! Мы сами проси­ли об этом ЦБ. Мы большие, и нам точно не надо помогать, никаких скидок мы никогда не просили и, надеюсь, не попросим. Мы должны справляться со всем сами. В 2014 г., когда была критическая ситуация, когда вкладчики сняли более 1 трлн руб., мы ни копейки ликвидности не привлекли от ЦБ, хотя это была бы абсолютно нормальная практи­ка. Не думаю, что открою большую тайну, если скажу, что в самый кри­тический момент, когда мы привлекли депозит на 200 млрд руб. от Минфина по ставке 31% годовых, мне позвонила Эльвира Сахипзадовна и сказала: «Вы всегда можете взять у нас временную линию, что­бы продержаться». Я поблагодарил ее за звонок — он был очень важен как поддержка — и сказал, что если будет совсем плохо, то мы, может быть, придем за помощью. Но, сла­ва богу, обошлись.

НЕ ВИРТУАЛЬНАЯ ЭКОНОМИЯ

— Вы делаете совместно с Те1е2 виртуального оператора. За­чем вам такой проект и когда он запустится? Сколько вы вложили?

— Он запустился и уже зарабатывает для нас деньги. Пока мы вложили немного, но уже сделали систему push-уведомлений и с ноября нача­ли экономить на этом примерно 25 млн руб. в месяц в наших платежах сотовым операторам. Мы платим им громадные деньги, и это нас и сподвигло — их агрессивная ценовая политика.

Они каждый год в разы повыша­ют тарифы на sms, которые вообще для них побочный продукт. Наши платежи им — десятки миллиардов рублей. Мы поняли, что нам нужно искать альтернативные решения. Мы уходим в push, хотя на 100% уйти не сможем, но каждый год мы будем уходить все больше. Спасибо операторам за их агрессивное по­ведение — нельзя так относиться к клиентам, как они относятся к нам. В позапрошлом году, например, они повысили тарифы в семь раз.

Татьяна Воронова, Филипп Стеркин, Дарья Борисяк

«Ведомости», 28.12.2016

Герман Греф (нем. Herrmann Gräf) — бывший министр экономического развития в правительстве Михаила Касьянова, экономического развития и торговли в правительстве Михаила Фрадкова, ныне президент и председатель правления Сберегательного банка Российской Федерации.

Родился в 1964 году в селе Панфилово Иртышского района Павлодарской области Казахской ССР в семье этнических немцев, высланных в 1941 году из Донбасса. Русский и немецкий языки являются для него родными. Прошел службу в ВС СССР в частях спецназа внутренних войск МВД СССР.

Окончил юридический факультет Омского государственного университета. Кандидат экономических наук (2011).

Работал в администрации Петродворца (Санкт-Петербург), в администрации Санкт-Петербурга, был председателем комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга, был первым заместителем министра государственного имущества РФ.

В правительстве Касьянова стал министром экономического развития, должность была создана специально для него, в правительстве Фрадкова возглавил министерство экономического развития и торговли.

С октября 2007 года — председатель правления Сбербанка России.

Широко известен как главный лоббист вхождения России в ВТО.

В октябре 2011 года был отмечен журналом Forbes как один из 9 самых необычных российских бизнесменов-сумасбродов, чудаков и эксцентриков.

Женат вторым браком. Супруга Яна — дизайнер. Бракосочетание состоялось в Тронном зале заповедника «Петергоф».

Сын от первого брака Олег — вице-президент аккредитованной при Сбербанке консалтинговой компании «НЭО центр».

Старший брат Евгений — бизнесмен в Омске, совладелец сетей магазинов «Технософия», «Сибирь-керамика», торговых центров «Геомарт» и «Летур».

Старшая сестра Елена окончила пединститут, вышла замуж и проживает в Находке.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (34) Обновить комментарииОбновить комментарии

Что-то 1916 год не задался...
Наверное, 1917 будет получше, - думали банкиры Российской Империи ровно 100 лет назад.

  • Анонимно
    28.12.2016 15:33

    Лучше бы Сбербанк подумал, как вернуть деньги вкладчикам 1991 года

  • Анонимно
    28.12.2016 15:50

    Умнейший мужик и грамотно рассуждающий. Его великолепная презентация в ИТ парке на выпуске бизнес класса, никого не оставила равнодушным.

    • Фраза: "Но в уходящем году Сбербанк обогнал по стоимости «Газпром», за девять месяцев имел чистую прибыль без малого вдвое больше, чем за весь прошлый год, и планирует дальнейший рост и при­были, и активов". - Качество этой прибыли - плохой симптом. То, что народ ушел в Запасы и перестал тратить свои средства - ну разве этому радуются?

    • Выдержка из статьи :
      — Очевидно, что 2018-й — это год из­менений в России.

      — Каких?

      — Не знаю.

      Парадоксально!

    • Анонимно
      29.12.2016 09:35

      Да, умение себя преподнести у него не отнять, а в остальном чиновник правительственного ранга. Он еще любит помогать продвижению известных людей, среди которых достаточно аферистов, так нам он протежировал "академика" Соловьева-Дерябина, в результате потери бюджета минсельхоза миллионы рублей.

  • Анонимно
    28.12.2016 15:52

    Греф молодец, он как и мы все ждет 2018 года, когда таки начнутся изменения и тренд.....бла бла это будет 18 год правления, маловероятно что будут настолько значимые изменения, которые бы смогли изменить экономику страны. Вряд ли люди думающие одним образом смогут начать думать иначе. Да, измения будут, и будет объявлена новая экономическая политика, только это снова будет ГИБРИДНАЯ экономическая политика, с удащливыми 2.0......надеюсь я не прав.

  • Анонимно
    28.12.2016 15:54

    Эльвира Набиуллина-молодец! Так держать!

  • Анонимно
    28.12.2016 16:01

    Понятно ,что если Путин ВВ откажется идти на выборы,то понятно будет тогда Кириенко.

  • Анонимно
    28.12.2016 16:02

    "Не думаю, что открою большую тайну, если скажу, что в самый критический момент, когда мы привлекли депозит на 200 млрд руб. от Минфина по ставке 31% годовых, мне позвонила Эльвира Сахипзадовна и сказала: «Вы всегда можете взять у нас временную линию, что­-бы продержаться». Я поблагодарил ее за звонок — он был очень важен как поддержка — и сказал, что если будет совсем плохо, то мы, может быть, придем за помощью. Но, слава богу, обошлись".
    Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/333263
    Ждем таких же слов от главы ЦБ в отношении ТФБ.

  • Анонимно
    28.12.2016 16:06

    Греф лукавит говоря о том, что ЦБ им не помогает. По данным АСВ 159 страховых случаев произошло с 1 июля 2013 года по 1 декабря 2015 года . Совокупные выплаты по ним составили 620,7 млрд руб. Более половины средств выплачивал Сбербанк (329,3 млрд руб.) Это реальная помощь деньгами и вкладчиками.

    • Анонимно
      28.12.2016 19:36

      При этом чистка банков от ЦБ тоже выгодно прежде всего Сберу. Скоро и до монополизма недалеко...

  • Анонимно
    28.12.2016 16:08

    Грефа в премьеры.

  • Анонимно
    28.12.2016 16:09

    Греф себя хорошо чувствует. Его дыры ЦБ будет латать до последнего.

  • Что-то 1916 год не задался...
    Наверное, 1917 будет получше, - думали банкиры Российской Империи ровно 100 лет назад.

  • Анонимно
    28.12.2016 16:18

    «Вы всегда можете взять у нас временную линию, что­-бы продержаться». Хотим услышать эти слова от Набиуллиной в отношение ТФБ.

  • ПанАлекс
    28.12.2016 17:54

    Основными владельцами Сбера являются иностранные резиденты. Вся прибыль для них и Греф работает на них. Потому и хвалит Набиуллину, что конечные выгодоприобретатели акционеров и ЦБ РФ и Сбера одни и те же...

  • Анонимно
    28.12.2016 19:25

    Были вкладчиками- физ лицами ТФБ . 26 .12 на морозе простояли 4 часа, промерзли , нахлебались хамство от ментов у дверей офиса Банка Открытия, записались на 27.12 . 27 .12 померзли только 1 час, затем завели в офис , напоили чаем, отогрели, и к 21. 30 ( у меня) возврат средств был завершен. С одной стороны, сотрудницы в офисе были внимательны и вежливы, с другой стороны, все , что происходило двое суток перед банком, - это ужас, это точнейшее воспроизведение совка перед развалом, когда люди толпились у в очередях для отоварить талоны на сахар - масло- водку-табак . А эти " пинки" - толкания со стороны ментов , сопровождающиеся ором про " не пустим без записи" , " отойди за оцепление, чё , не пОняла, я те объясню!!!"

  • ПАНАЛЕКС. Мне кажется ситуация там проще на самом-то деле, а не политика ЦБ Набиуллиной и Германа Грефа в интересах иностранных резидентов. Греф ещё, по моему, в 2015 г. признал финансовую брешь в банковском секторе в сумме 2,5 трл. рублей. Как она образовалась? Думается не только в результате различных приписок в отчётности банков, но и выдачи в течении 10-15 лет (своим) заведомо невозвратных кредитов, откатов, получаемых банковским менеджментом, необоснованные санации банками друг друга ( Татфонд банк, например, незаконно санировал и Советский, и Тимер, и Интех, и даже, говорят, банк РПЦ Пересвет из которых "свои люди" вывели свои капиталы, а банки или разорились или оказались на грани разорения), да и просто прямых хищений.
    А что Набиуллина? Ей приказали спасать банковскую систему страны, вот она и исполняет различными способами.

  • Анонимно
    28.12.2016 21:17

    Сбербанк предлагает кредит под 19 % годовых. Сам занимает под 9%. Паразитизм на несчастных.

    • Анонимно
      30.12.2016 23:32

      Где Вы нашли 9%? Депозит на 5 мес. 7,5 %, и это максимум. Кредит под 19% (с оговорками), а кред.карту - 25%.

  • Сбербанк предлагает кредит под 19 % годовых. Сам занимает под 9%. Паразитизм на несчастных.))))))))))))))))))))))))))))))))))))

    А у населения берёт на депозит под 1, 5, а , например, кредитную карту выдаёт под 25%. Супер.

    • Анонимно
      28.12.2016 22:10

      это делается насильно?-еще куда можно разместить деньги?

      • это делается насильно?-еще куда можно разместить деньги?))))))))))))))))))))))

        Если у Вас это зарплатная карточка, то куда Вы можете ещё деньги разместить?

        Есть конечно другие банковские инструменты, но тоже не выше 9%.

        А что, разве зарплатные или пенсионные карточки насильно не заставляли открывать в том или ином банке? В АББ, ТФБ и в том же Сбере?

      • Анонимно
        29.12.2016 09:37

        Это преподносится как благотворительность.

  • Анонимно
    28.12.2016 22:24

    Сотрудники Сбер. после прихода Грефа в 2-3 раза потеряли в зарплате. Он все делает для увеличения акционеров, основу которых составляют иностранные резиденты. Маленькие "прачечные" умрут, останутся несколько крупных. Они, по сути, тоже прачечные.

    • 22.24. Может быть конечно. Но всё же мне кажется банкиры пытаются прежде всего залатать образовавшуюся у них до этого финансовую дыру в сумме почти 3 трл. рублей.

    • Анонимно
      29.12.2016 01:04

      Откуда такая информация? Полная чушь. И никто вам не мешает тоже стать акционером

  • Кстати, а почему заставляли открывать зарплатные и пенсионные карточки? А потому что вопрос политический. Если не так, то тогда значит почти у 90% россиян вообще не окажутся никаких сбережений. А так, если пенсию в 10 тыс. (на карманные расходы может быть только такая сумма) перечисляют в банк, значит мы вполне обеспеченные люди, раз имеем банковские счета. 100% лицемерное государство.

  • Анонимно
    28.12.2016 23:54

    деньги как бы и твои(только в момент расчета) но пока пользуются банк

  • Анонимно
    29.12.2016 04:48

    Греф Один из редких персон кто вселяет надежду , хоть какую то

  • 1. Герман Греф, если считает себя порядочным и высоко профессиональным человеком, прежде чем выстраивать миражи светлого будущего, должен конечно бы вначале сказать: а что у нас в стране вообще происходит. Но не хочет.
    2. А на самом деле Путин и весь правящий класс федерального и регионального уровня проводят политику, сходную АПАРТЕИДУ.
    3. Только, если классический апартеид, зиждется на сегрегации по расовому признаку, то в Россия сегрегация осуществлена на экономическом уровне.
    4. На бытовом уровне-это можно назвать банальная коррупция.
    5. Вообще - этимология слова бизнес исходит прежде всего от понятия работать, созидать.
    6. Российский бизнес уникален в этом роде: его производное понятие только "получение прибыли". То есть, чем больше "прибыли", чем значит успешнее бизнес и распределение прибыли средь бенефициаров, без учета интереса, конечно тех, кто на самом деле производит конечный продукт, либо услугу материального или интеллектуального характера.
    7. Пример тому могу служить так называемые государственные заказы или гранты, основную доходную часть которых, до ещё выполнения (выпуска и реализации) распределяется между узким кругом людей, с учётом их интересов и возможностей, лиц, состоящих в когорте правящего класса или им приближённых.
    8. Конечно же, определённый талант у них должен присутствовать. Ибо, допустим присвоив 50% от суммы, в последующем на остатки средств организовать производство заказа и найти людей, кто бы за "копеечную плату" её бы выполнил – «надо очень хорошо потрудится» ( или как говорят в народе – уболтать).
    9. А с учётом тяжелого материального положения основной части наших граждан, люди конечно же соглашаются на унизительно-рабские условия. И естественно от этого в дальнейшем не может не пострадать как качество произведённой продукции, так и конечная её стоимость, что опять же ложится на плечи уже потребителей.
    10. Но и тут ещё не всё. Если в нормальном понимании того, что прибыль появляется только после реализации товара или услуги, Россия и тут впереди планеты всей.
    11. Наши ушлые бизнесмены заранее в прибыль включают и, допустим, санации и инвестиции.
    12. Приведу пример, с Почтой России (могут быть некоторые неточности). Его руководитель, как известно выписал себе премию в 95 млн. рублей. Откуда взялась это цифра. Премиальные как известно напрямую зависит от прибыли предприятия. Вот насколько я понял, государство, чтобы улучшить работу Почты России сделал в неё безвозмездное единовременное вливание в сумме 300 млн. рублей. Так вот, руководитель Почты России, насколько я понял, данное вливание учёл как "получение прибыли" его предприятием и следовательно с совокупных поступлений в последующим (всё приплюсовав) "отписал" себе указанную премию. Чудо экономической эквилибристики.
    13. Путин и весь правящий класс федерального и регионального уровня проводя таким образом (в том числе) такую политику экономической сегрегации, условно назовём ей экономическим АПАРТЕИДОМ, самым что ни на есть образом осуществляют геноцид собственного народа, ибо идёт систематическое сужение жизненных пространств. Скажу проще: человек ежемесячно получающий доход до 20 тыс. рублей, с учётом российской политики ценообразования во всех социально значимых сферах, банально превращается в овощ. Ибо такой доход даёт возможность лишь покрытие расходов на питание, на одежду и услуги ЖКХ.
    14. Рабы Рима, думается жили лучше. Так как расходы на эти нужды покрывал сам рабовладелец. В России человек не только поставлен в рабские условия, но ещё это ж сам должен оплачивать. ПАРАДОКС.
    15. Вот такие-то дела господин Герман Греф. Мы оплачиваем простые граждане сейчас, сотворённую вами же банкирами финансовую дыру, вследствие образования её ни за один год в результате предоставления необоснованных и невозвратных кредитов, откатов, получаемые банковским менеджментом, производства противоправных санаций банками друг друга, да и просто прямых хищений.

  • Греф Один из редких персон кто вселяет надежду , хоть какую то)))))))

    ..................., А ПОТОМ "ОБЛАМЫВАЕТ". КАК ВСЕГДА, КАК И ВСЕ.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль