Старая элита 
21.01.2017

Киям Абрамов: «Моя шахтерская душа чует, что у нас должна быть нефть»

Его все знали в лицо, с ним каждый здоровался за руку. Часть 3-я

В июле 1930 года пленум Татарского обкома ВКП(б) принимает решение о рекомендации Кияма Алимбековича Абрамова на пост председателя Совнаркома республики, президиум республиканского ЦИК представляет его кандидатуру на утверждение сессией ЦИК. Почему выбор пал на 33-летнего обкомовского завотделом?

Киям Абрамов Киям Абрамов

РАЗГРОМ ТРОЦКИСТСКОЙ ОППОЗИЦИИ

Как пишут авторы юбилейной книги «От рабочего до председателя Совнаркома», которая по инициативе близких родственников Кияма Абрамова в эти дни готовится к 120-летию со дня его рождения, «к моменту назначения на пост главы правительства Татарской республики Абрамов... накопил большой опыт и знания на ответственных постах партийной и советской работы». И, что было немаловажно, а может, и сыграло решающую роль в непростой политической ситуации тех лет, на всех этих постах он проявил себя как «преданный делу партии, стойкий и принципиальный коммунист». «К.А. Абрамов, — читаем в книге о нем, — безоговорочно поддерживает линию ленинского ЦК, ведет последовательную борьбу против всяких антипартийных группировок и течений. В этом отношении особенно характерным является его выступление на XIII областной партийной конференции в ноябре 1927 года... Киям Алимбекович ярко показал огромную работу, проводимую обкомом и всеми партийными организациями республики, по осуществлению ленинской национальной политики, руководству хозяйственным и культурным строительством, разоблачил клевету троцкистов и буржуазных националистов на политику партии». Конференция подвела итоги дискуссии перед XV съездом партии, который проходил в Москве со 2 по 19 декабря 1927 года. На нем были утверждены директивы по составлению первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР и принят план коллективизации сельского хозяйства, а также подведены итоги борьбы с «троцкистско-зиновьевским антипартийным блоком» и исключен из партии его лидер — Лев Троцкий. Принятой по докладу Сталина резолюцией «Об оппозиции» съезд исключил из партии еще 75 «активных деятелей троцкистской оппозиции», которая с этого момента была фактически разгромлена.

На деятельность троцкистов рабочий класс ответил массовым вступлением в Коммунистическую партию. Уже к открытию XV ее съезда коммунистами стали свыше 50 тыс. рабочих от станка, в том числе более 500 новых членов — в Татарскую партийную организацию. Причем 200 человек из них приняла XIII областная партконференция непосредственно на своих первых заседаниях. Сам Абрамов представил на конференции кандидатуры 48 рабочих, одобренных Нижегородским райкомом партии [Казани], где он являлся ответственным секретарем райкома. Киям Алимбекович уже в то время пользовался большим авторитетом среди коммунистов партийной организации республики. Он единогласно избирается в президиум конференции, а на ее последнем заседании — членом обкома партии. Чуть позже Абрамов становится руководителем республиканского правительства.

Анкета члена ЦИК АТССР Абрамова Анкета члена ЦИК АТССР Абрамова

«НАШ СОВНАРКОМ ПРИЕХАЛ!..»

«Высшим органом государственной власти в пределах ее территории являлся съезд Советов ТАССР, — сообщает портал edurt.ru, — а в период между съездами — избираемый им Центральный исполнительный комитет с избираемым, в свою очередь, исполнительным органом — Советом народных комиссаров. В период между сессиями Центрального исполнительного комитета ТАССР высшим законодательным, контролирующим и распорядительным органом власти республики являлся президиум ЦИК ТАССР. Совету народных комиссаров (правительству) принадлежало общее управление ТАССР в пределах предоставленных ему ЦИК ТАССР прав и на основании положения о Совете народных комиссаров. Декретом об образовании Автономной Татарской Социалистической Республики такие отрасли, как иностранные дела и внешняя торговля, оставались целиком в ведении центральных органов РСФСР. Военными делами ведал Татарский военный комиссариат, непосредственно подчиненный ближайшему окружному военному комиссариату. Народные комиссариаты: продовольствия, финансов, совета народного хозяйства, отделы труда и путей сообщения, рабоче-крестьянская инспекция и управление почт и телеграфов оставались в непосредственном подчинении соответствующих народных комиссариатов РСФСР с обязательством исполнения распоряжений и инструкций последних. И лишь комиссариаты просвещения, юстиции, здравоохранения, социального обеспечения, земледелия и внутренних дел (без управления почт и телеграфов) были автономны в своих действиях, но были ответственными непосредственно перед Всероссийским центральным исполнительным комитетом.

«Рост и техническое перевооружение промышленности требовало обучения кадров... Колоссальная работоспособность сочеталась у одних с порядочностью и верностью идеалам, у других — с интриганством и жестокостью... Предвоенный Татарстан стал мощной промышленной базой страны. Край, лежавший в разрухе, переживший страшные для Поволжья голодные годы, пораженный чахоткой, тифом и трахомой, за неполных два десятилетия стал одним из самых передовых регионов Советского Союза», — говорится в книге «От рабочего до председателя Совнаркома». «Страна представляла собой в те годы одну гигантскую стройку, — писала газета „Советская Татария“. — А стройка тех лет напоминала муравейник: сотни, тысячи людей с киркой и лопатой, с тачками, с „козами“ за плечами, крестьянские подводы, груженные кирпичом и известью, паутина лесов... Почти каждое утро где-нибудь возле только что вырытого котлована или недостроенного заводского корпуса останавливалась совнаркомовская „эмка“. Из кабины выходил однорукий, невысокий ростом, но крепкого сложения человек лет тридцати пяти и говорил водителю свое обычное: „Скоро вернусь“. Шофер знал, что это „скоро“ может продлиться часа два, а то и до позднего вечера, поэтому глушил мотор и следовал за ним: чего доброго, и пообедать тот забудет, если не напомнить. А Киям Абрамов был уже в гуще строителей. И уже далеко слышались его слова: „ударная неделя“, „дневная выработка“. И передавалось из уст в уста: „Наш Совнарком приехал!..“».

Участники II комсомольской конференции строителей Казмашстроя 8 июля 1932 года Участники II комсомольской конференции строителей «Казмашстроя» 8 июля 1932 года

Его все знали в лицо. С ним каждый здоровался за руку. В полотняной косоворотке с подоткнутым за пояс левым рукавом, в яловых сапогах, с добродушной усмешкой на лице — таким его знали и таким же запомнили его те, кому приходилось встречаться с ним в жизни».

«КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ»

«Мы не сумели бы преодолеть тяжелого наследия прошлого, — выступал Киям Абрамов в печати тех лет, — двинуться быстрыми шагами вперед, если бы не воспитали свои кадры — целый слой новых людей — и не обеспечили широкого вовлечения трудящихся в работу органов государственного и хозяйственного управления. Эта задача в условиях Татарской республики была тем сложнее, поскольку мы, в силу пережитого национального гнета, совершенно не имели своих кадров. Задачу по созданию и выращиванию кадров мы решали упорно и последовательно как важнейшую часть общей задачи по хозяйственно-политическому и культурному строительству.

Каковы наши успехи в этой области? В 1920 году мы имели 15 тысяч рабочих, в том числе рабочих татар — 2,325 человека. Сейчас [в 1932 году] вместе с инженерно-техническим персоналом мы имеем 60 тысяч человек, в том числе татар — 25 тысяч. Вовлечение новых кадров рабочих сопровождается упорной работой по подготовке, переподготовке и повышению их квалификаций... Одновременно с общим ростом промышленных кадров воспитывались и выращивались женские кадры. Сейчас мы имеем женщин в производстве 22,884 человек, из них татарок — 8,521. За эти годы выросли десятки тысяч бригадиров, животноводов, трактористов, комбайнеров, механиков, председателей колхозов и сельсоветов. Мы имеем 3,800 председателей колхозов, татар из них — 1,225; заведующих фермами — 3,098 человек, татар — 1,349; бригадиров полеводческих бригад — 11,126 человек, из них татар — 7 тысяч; руководителей различных отраслей колхозного производства — 20,762 человек, из них татар — 11 тысяч человек. Мы имеем 4,811 трактористов, из них татар — 2,025 человек, комбайнеров — 508.

Успехи без головокружения Успехи без головокружения

X съезд РКП(б) в свое время поставил задачу: развить и укрепить советскую государственность в формах, соответствующих национально-бытовым условиям данной национальности. Эта задача нами успешно разрешена. Состав наших органов власти соответствует национальному составу населения и полностью обеспечивает обслуживание на родном языке низовых органов власти.

До революции в 35 школах для татар учительствовали наполовину муллы. Сейчас мы имеем 6,491 учителя из татар, воспитывающих детей трудящихся татар в духе интернационального и коммунистического воспитания. Инженер-татарин, профессор и научный работник-татарин — таких профессий не знала дореволюционная Татария. Сейчас на научной работе 337 человек — татары, 12 профессоров, инженеров-татар — 300 человек, врачей — 252 (против двух в 1920 году), специалистов сельского хозяйства — 550 человек. Наши вузы за 15 лет дали людей с высшим образованием 12 тысяч человек, из них 2,5 тысячи — татары... Выросли орденоносцы-татары. В ударном труде на производстве, в артельном труде в колхозах идет перековка людей, овладевающих техникой, многие из которых теперь сами обучают молодые кадры».

«Абрамов в бытность свою председателем СНК республики встречался с руководителями СССР и РСФСР, — читаем в газете «Республика Татарстан». — К примеру, вопросы строительства школ, домов культуры, домов Советов в райцентрах республики Киям Алимбекович обсуждал в Москве с зампредом Совнаркома РСФСР Тупаром Рыскуловым. Проблемы с возведением телефонной станции-автомата в Казани и дома связи, с прокладкой телефонных линий в сельской местности Абрамов решал с председателем СНК СССР, наркомом связи Алексеем Рыковым. По вопросам хозяйственно-культурного строительства встречался с председателем СНК РСФСР Даниилом Сулимовым». Эти руководители были затем репрессированы, как и сам Абрамов...

Киям Алимбекович выступал пропагандистом успехов республики в ее экономическом и культурном развитии. Он умел просто и ясно передать окружающим свои мысли, зажечь слушателей правдивым словом, вселить в них уверенность, мобилизовать на решение больших задач. Его перу принадлежат десятки статей, брошюр и докладов, написанных и опубликованных им в 1930 - 1937 годах, посвященных прогрессу всех отраслей хозяйства и культуры Татарии за годы первых двух пятилеток. Среди них интерес представляют такие его работы, как «Татарстан в завершающем году пятилетки» (Казань, 1932), «Татарстан на рубеже двух пятилеток» (Казань, 1933), «От восьмого к девятому» (Казань, 1931), «План 1936 года и наши задачи» (Казань, 1936), «Кадры решают все» («Социалистический Татарстан», 1935, №1), «Двенадцатая годовщина Татарстана («Татарстан большевигы», 1932, №6) и многие другие.

Выступление в газете «Красная Татария» Выступление в газете «Красная Татария»

Еще одна важная черта его характера — умение заглянуть в завтрашний день, работать не только во имя сегодняшнего, но и будущего. В этом отношении примечательна одна из корреспонденций сотрудника газеты «Кызыл Татарстан» Курбанова, где он описывает, как они проезжали с Киямом Алимбековичем по юго-восточным районам республики и с каким восторгом он говорил о богатстве нашей земли: о том, что верхний слой ее дает прекрасный урожай пшеницы и других культур, но жаль только, что из-под земли пока не можем ничего получить. «Но моя шахтерская душа чует, — говорил он, — что у нас под землей, под нашими ногами должна быть нефть. У наших соседей в Башкирии есть нефть, почему же у нас не может быть?! Должна быть нефть! Не будем горевать, наука и техника дойдут до глубин наших земных недр — и обязательно будет нефть и в Татарии!» Но не просто мечтал Киям Апимбекович о нефти Татарии, а всеми силами помогал создать благоприятные условия для работы первых геологоразведчиков, первых партий буровиков, о чем с восторгом рассказывает один из ветеранов нефтегазоразведки Татарии товарищ Егоров. По инициативе Абрамова в 1936 году был организован кабинет недр и подземных вод, который занимался изучением геологического строения территории Татарии. Активное участие Киям Алимбекович принимал в проведении в Казани всевозможных научных конференций по вопросам изучения подземных богатств республики с привлечением крупнейших ученых страны.

«Именно при нем в тридцатые годы Татария была впервые награждена высшей правительственной наградой — орденом Ленина, — читаем на сайте „Казанские истории“. — Республика за годы первых двух пятилеток заняла передовые позиции в стране по показателям промышленного и колхозного строительства. В этот период появились заводы синтетического каучука, авиационный, моторостроительный, СК-4, фабрика кинопленки и многие другие объекты. Абрамов уделял огромное внимание созданию энергетической базы, строительству в Казани теплоэлектроцентралей №1 и 2, электростанций в районах и селах республики. Татарстан стал аграрно-индустриальной республикой. Велик вклад Абрамова в этот цивилизационный прорыв. По итогам двух пятилеток он был награжден орденом Ленина (15 марта 1935 года — „За выдающиеся успехи в деле руководства работой по республике“прим. ред.)».

Продолжение следует.

Подготовил Михаил Бирин

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль