Старая элита 
11.02.2017

Сергей Князев: «В моем кабинете была кнопка для взрыва целого города»

Он сделал то, что было под силу только целому институту

Сергея Князева называют «главным нефтяником республики». 16 лет он проработал секретарем Татарского областного комитета КПСС, курируя вопросы нефтедобычи и промышленности, возглавлял при Хрущеве Татарский совнархоз. Известный казанский историк Булат Султанбеков посвятил ему специальное исследование под названием «Нефть — дело всей его жизни», изложение которого предлагает читателям «БИЗНЕС Online».

Сергй Князев 16 лет проработал секретарем Татарского областного комитета КПСС, курируя вопросы нефтедобычи и промышленности Сергей Князев 16 лет проработал секретарем Татарского областного комитета КПСС, курируя вопросы нефтедобычи и промышленности

«ПОДВОДНЫЙ» КАЗАК ИЗ-ПОД РОСТОВА

Сергей Львович Князев родился 12 сентября 1908 года в станице Нижне-Курмоярской Цымлянского района Ростовской области, неподалеку от Ростова, в многодетной казачьей семье. «Я родился, — пишет он, — в простой, трудовой, русской многочисленной казачьей семье среднего, если не сказать бедного уровня социального достатка, самобытного, несколько патриархального, высоконравственного жизненного уклада. Воспитывался в почитании семейных традиций и старшего поколения. Вырос среди степных плодородных донских просторов, пойменных богатых луговых угодий и песчаных наносных „кочугур“, мелколесья и диких кустарно-ягодных зарослей с многочисленными рыбоводными речушками, озерами, болотами, которые ежегодно обновлялись весенними паводками, державным течением Тихого Дона».

С 1929 по 1934 год служил в Красной армии на Дальнем Востоке. Корреспонденту «БИЗНЕС Online» профессор Булат Султанбеков рассказал и такую подробность, о которой поведал ему в свое время сам Сергей Львович. Князев служил подводником. Случилось так, что его подлодка терпела крушение и он еле спасся, покинув борт через торпедный отсек. Именно с той поры юноша поседел, как лунь... До армии и после нее работал в одном из цехов Грозненского нефтеперерабатывающего завода №3. В 1935 году поступил в Грозненский нефтяной институт и окончил его в 1940 году. В партию вступил там же, в 1939 году. Годом раньше закончил тот же институт будущий первый начальник объединения «Татнефть» Шмарев (Алексей Тихонович Шмарев (1913 - 1993) — начальник объединения «Татнефть» в 1950 - 1956 годах прим. ред.), с которым судьба свяжет его позднее по совместной работе в Татарии.

Князев с благодарностью и теплотой вспоминал ряд своих институтских преподавателей, среди которых были видные ученые. Некоторые из них были высланы из Москвы и Ленинграда во время периодически проходивших «чисток».

Высшее образование получил в Грозненском нефтяном институте. С 1940 по 1949 год работал на руководящих должностях в Чечено-Ингушской Республике, пройдя путь от инструктора обкома партии до секретаря обкома по нефтеперерабатывающей промышленности. До конца 1949 года жизнь Князева была связана с Грозным и нефтяной промышленностью Чечено-Ингушской АССР.

«МЫ ВАС РАССТРЕЛЯЕМ, ЕСЛИ НЕМЦАМ ДОСТАНЕТСЯ ХОТЬ ОДНА ТОННА НЕФТИ»

В 1942 году он назначается секретарем обкома по нефтяной промышленности, а после упразднения автономии — заместителем секретаря Грозненского обкома. Вот что пишет об этом драматическом периоде Николай Байбаков (Николай Константинович Байбаков (1911 - 2008) — нарком нефтяной промышленности СССР с 1944 года, с октября 1965 года — заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Госплана СССР, один из ближайших соратников Алексея Косыгина, лауреат Ленинской премии прим. ред.): «Июль 1942 года, немцы рвутся к нефтяным промыслам Кавказа и в первую очередь к грозненской нефти, обладавшей уникальными свойствами и дававшей наибольший выход бензопродуктов». По рассказу, изложенному в его книге «От Сталина до Ельцина», в один из жарких дней июля 1942 года он был вызван к Сталину в Кремль... Беседа, пишет Байбаков, происходила с глазу на глаз. «Сталин негромким голосом проговорил: «Товарищ Байбаков, Гитлер рвется на Кавказ. Он объявил, что если не захватит Кавказ, то проиграет войну. Нужно сделать так, чтобы ни одна капля нефти не досталась немцам... Если вы оставите немцам хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем. Но если вы уничтожите промыслы преждевременно, а немец так их и не захватит, и мы останемся без горючего, мы вас тоже расстреляем». С таким вот напутствием заместитель наркома нефтяной промышленности, назначенный уполномоченным ГКО (Государственного комитета обороны СССРприм. ред.) по уничтожению нефтяных скважин и нефтеперерабатывающих предприятий Северо-Кавказского региона, а если понадобится, и Баку, вылетел самолетом на места развертывающихся боев. С ним были крупные специалисты — нефтяники и команда подрывников из НКВД...

Заседание бюро Татарского обкома КПСС Заседание бюро Татарского обкома КПСС

Немцы были остановлены приблизительно в 20 километрах от города, им удалось захватить только часть Малгобекского промысла. Но промысел был заранее выведен из строя, и ни одной тонны нефти немцы не получили. Судя по рассказу Князева, взрывать заводы и другие промыслы не пришлось. Правда, немцы бомбили Грозный, но полностью вывести из строя нефтеперерабатывающие предприятия не смогли. На вопрос о подготовке к взрыву предприятий и промыслов Князев ответил, что так и было и он как секретарь по нефти и опытный инженер входил в одну из таких групп. Дублирующий рубильник, который должен был привести в действие некоторые взрывные устройства, находился в бомбоубежище обкома, и по сигналу из Москвы Князев и его сотрудники должны были осуществить эту операцию.

БЕРИЯ У ИСТОКОВ НЕФТИ ТАТАРИИ

Сразу же после войны началось активное освоение нефтяных богатств Татарии. Хотя первая промышленная нефть была получена в Шугурове еще в 1943 году, широкомасштабное освоение глубинных пластов началось в послевоенный период. Это было связано и со знаменитым выступлением Сталина на предвыборном собрании 1946 года, в котором впервые публично назывались конкретные цифры ежегодного производства угля, чугуна, стали и нефти, достигнув которых страна будет гарантирована от всякого рода случайностей мировой политики. По нефти называлась цифра в 60 млн. тонн. Главным куратором угольной и нефтяной промышленности Сталин назначил Лаврентия Берию, не снимая с него и задачи создания ядерного оружия. В архивах республики сохранились многочисленные документы, свидетельствующие о постоянном контроле и помощи, оказываемой заместителем председателя Совета министров СССР Берии в развитии нефтяной отрасли экономики Татарии. Им подписано 16 января 1949 года распоряжение о создании в Бугульме нефтедобывающего треста «Татарнефть», определена его структура. Это распоряжение полностью продублировано в приказе министра нефтяной промышленности СССР Николая Байбакова от 25 января 1949 года с конкретным указанием структур, входящих в новый трест. Как мы видим, указания правительства СССР выполнялись тогда быстро и без проволочек. Сразу же начались кадровые перемещения, имеющие целью укрепление нефтяной промышленности Татарии. Учитывая опыт, накопленный в годы войны, и великолепные качества инженера-нефтяника и партийного организатора, ЦК партии направляет в Казань Сергея Князева.

В конце 1949 года Князев решением секретариата ЦК партии переводится на должность заведующего отделом нефтяной промышленности Татарского обкома ВКП(б), а с 1956 года по инициативе первого секретаря обкома Зинната Муратова (Зиннат Ибятович Муратов (1905 - 1988), первый секретарь Татарского обкома ВКП(б)/КПСС с 1944 по 1957 год — прим. ред.) становится секретарем по промышленности.

На всесоюзном совещании строителей в Москве 1954 год На всесоюзном совещании строителей в Москве, 1954 год

ГЛАВНЫЙ НЕФТЯНИК РЕСПУБЛИКИ

В те времена решающей инстанцией во всех областях жизни были партийные органы. Руководящие кадры в любой отрасли подбирались и фактически назначались партийными комитетами различных уровней. Таким образом, Князев стал «главным нефтяником республики». Муратов доверял Князеву, видя в нем не только опытного партийного работника, но и выдающегося инженера. Многие решения Сергей Львович принимал самостоятельно.

Все впечатляющие достижения республики, ставшей к началу 70-х годов прошлого столетия основным нефтяным «резервуаром» СССР, прямо связаны с деятельностью Князева.

Это и освоение уникального Ромашкинского месторождения, и внедрение новой технологии добычи нефти, и создание большой нефтехимии, включая гордость Татарии завод «Оргсинтез» в Казани. Занимался он и строительной индустрией. Во всем, что было связано с промышленностью, чувствовался почерк Князева. Для нефтяников он являлся непререкаемым авторитетом... Один только пример: став министром нефтяной промышленности СССР, Валентин Шашин (Валентин Дмитриевич Шашин (1916 - 1977) — руководитель нефтяной отрасли СССР с 1960 по 1977 год, начальник объединения «Татнефть» с 1956 по 1960 год — прим. ред.), будучи в реанимационном отделении кремлевской больницы, звонил Князеву по неотложным делам. Смерть Шашина, а ему было чуть более 60 лет, стала для Сергея Львовича и личным ударом. Ушел из жизни человек, с которым его связывали самые теплые и доверительные отношения. Князев общался со множеством видных деятелей нефтехимической промышленности, но в ближний круг, тем более семейный, входили немногие.

Князев был весьма доступным и демократичным партийным руководителем, хотя в случае необходимости мог проявить и необходимую жесткость, не унижая достоинства провинившегося. Его связывали личные, весьма уважительные отношения со многими руководителями буровых бригад, имена которых звучали тогда на всю страну. В своей последней книге, изданной в 1990 году, Князев особо остановился на роли буровых бригад в жизни нефтяников и даже назвал одну из ее глав «Бригада — основа проявления критериев человеческого фактора». Сергей Львович ничего зря не обещал, но, обещав, обязательно выполнял. Не любил он карьеристов и подхалимов. Мог высказать свое мнение, расходящееся с мнением начальства...


Слева направо Алексей Косыгин Фикрят Табеев Сергей Князев на Казаньоргсинтезе в 1971 году Алексей Косыгин, Фикрят Табеев, Сергей Князев (слева направо) на «Казаньоргсинтезе» в 1971 году

ЕГО ЗНАЛ И ЦЕНИЛ АЛЕКСЕЙ КОСЫГИН

Во время хрущевских управленческих экспериментов, а Никита Сергеевич был большим любителем «политической археологии», под лозунгом возвращения к ленинским традициям были ликвидированы министерства и созданы совнархозы, которые, однако, быстро ушли в небытие.

В 1960 году Князев назначается председателем Татсовнархоза. По мере возможности сохраняет управляемость промышленными предприятиями и, конечно же, многое делает для нефтяников. Его ближайшим помощником в этой области был Шашин, ранее рекомендованный им на должность начальника управления нефтяной промышленности. После ликвидации совнархоза в 1963 году Сергей Князев по рекомендации ЦК КПСС снова возвращается на прежнюю должность секретаря обкома КПСС и работает до 1974 года. Хотя мог бы поработать еще минимум лет пять, здоровье вполне позволяло, а авторитета ему было не занимать... Почетному нефтянику СССР Князеву неоднократно предлагали весьма престижные должности в Москве. Он мог тактично, но твердо поправить и свое руководство, даже внести некоторые коррективы в ход выполнения решений Политбюро ЦК КПСС о развитии добычи нефти в Татарии, считая, что чрезмерно усердное выполнение отдельных из них может нанести ущерб будущему и особенно экологии юго-востока республики. Делал он это спокойно, в «рабочем порядке». В чем-то стиль работы Князева напоминал методы Алексея Косыгина (Алексей Николаевич Косыгин (1904 - 1980) председатель Совета народных комиссаров РСФСР с 1943 по 1946 год, председатель Совета министров РСФСР с марта 1946 года, председатель Совета министров СССР с 1964 по 1980 год — прим. ред.), который лично знал и ценил его.

Сергей Князев поддерживал дружеские связи со многими выдающимися деятелями татарской культуры, в частности с Гумером Башировым и Назибом Жигановым; как член бюро и секретарь обкома он поддержал в 1958 году стремление Семена Игнатьева и Камиля Фасеева (Семен Денисович Игнатьев (1904 - 1983) первый секретарь Татарского обкома ВКП(б)/КПСС с 1957 по 1960 год; Камиль Фатыхович Фасеев (1919 - 1983) секретарь Татарского обкома КПСС по идеологии с 1957 по 1959 год — прим. ред.) вернуть татарский язык в общественное сознание, ввести преподавание на нем не только в школах, но и в ряде вузов, подняв статус татарского языка на всех уровнях.

Казалось, человек вполне заслужил отдых, материально обеспечен, награжден шестью орденами, медалями, из которых особенно гордился медалью «За оборону Кавказа», напоминавшую ему о труднейшем периоде его жизни. Никто, а возможно и он сам, не предполагал, что ему предстоят еще почти 28 лет напряженной работы по созданию книг и сборников-документов о нефтяной промышленности... Князев сделал то, что было под силу только целому институту. Новые поколения во многом будут видеть прошлое, причем не только «нефтяное», глазами Князева. Уйдя на заслуженный отдых и вплотную занявшись научно-исследовательской деятельностью, Сергей Львович не утратил связи с ОАО «Татнефть».


ПРИ НЕМ БЫЛ ДОБЫТ ПЕРВЫЙ МИЛЛИАРД ТОНН НЕФТИ

В свое время Князев дал весьма убедительный обзор дискуссий среди научных авторитетов по проблемам наличия нефтеносности Среднего Поволжья и более восточных регионов, включая Сибирь. В частности, дискуссионную борьбу выдающегося ученого России Ивана Губкина (Иван Михайлович Губкин (1871 - 1939) — организатор советской нефтяной геологии, академик АН СССР, лауреат Ленинской премии — прим. ред.) — сторонника, обобщенно говоря, идеи перспективности поисков нефти на востоке от Волги, с теми, кто считал бесперспективным для поисков Волжско-Уральский регион. Эти научные споры носили порой драматический характер, тем более за ними стояли важные проблемы перспектив развития экономики страны и укрепления обороноспособности. В своих исследованиях Князев, в частности, дает анализ промышленности России и нефтяному делу в Казанской губернии в канун Октябрьской революции, где отмечается, что к началу ХХ века Россия «имела самые высокие темпы развития добычи нефти в мире». Почти 12 млн. тонн в 1901 году — это был самый высокий уровень добычи, достигнутый до 1917 года (он оставался практически стабильным до 1917 года). Вся добыча была сконцентрирована на промыслах Баку, Грозного и прилетающих к ним районов. Князев дал полный анализ становления нефтяной промышленности после 1917 года в стране, особенно поисков и открытий месторождений нефти, газа, битумов в Среднем Поволжье, что позволило еще в период до начала войны с Германией в 1941 году создать необходимый задел для добычи нефти на востоке от Волги. Еще тогда вошел в обиход термин «второй Баку», однако реальность превзошла все ожидания, восток страны стал в послевоенное время давать намного больше нефти, чем знаменитые бакинские и грозненские промыслы.

Князев весьма обстоятельно пишет об «эпопее» поисков нефти промышленного значения в Татарии в военные годы, особенно в послевоенный период. Ему помогало не только тщательное изучение архивных источников в Москве и Казани, но и личное знакомство и сотрудничество со многими героями этой великой эпохи становления нефтяной промышленности в республике. Еще работая в Грозненском обкоме, он принимал активное участие в подборе и направлении опытных кадров из числа молодых инженеров, буровых мастеров в Башкирию и Татарию. Многие из них заняли видное место в развитии нефтегазовой отрасли Татарстана.

С 1949 года он и сам становится активным участником и организатором создания промышленных предприятий, нефтепромыслов и иных компонентов нефтяного дела на юго-востоке Татарстана. Именно при нем Татария вышла на уровень 100 млн. тонн добычи нефти в год. При нем был добыт и первый миллиард тонн нефти из недр Татарстана.

Продолжение следует.

Подготовил Михаил Бирин

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (12) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
11.02.2017 09:59

Хорошая статья. О наших современниках такого в будущем так на напишут.

  • Анонимно
    11.02.2017 09:18

    Лично знал С.Л..Князева, еще будучи молодым нефтяником, мы его называли нефтяной гроссмейстер, тогда шахматы были еще на слуху общесва, не то, что сейчас. Хорошо, что Бирин обьективно изложил биографию этого уникального человека. По моем жив еще Грайфер, великолепный специалист и остроумнейший человек, чьи воспоминания тоже включены в книгу Султанбекова. Интересно есть ли в республике улица имени Князева, он вполне это заслужил.

  • Анонимно
    11.02.2017 09:59

    Хорошая статья. О наших современниках такого в будущем так на напишут.

  • Анонимно
    11.02.2017 10:17

    9.59. Не пережиайте, они все это при жизни читают.

  • Анонимно
    11.02.2017 12:34

    Да, были люди в наше время!
    .........

  • мотоцикл
    11.02.2017 16:59

    столько труда,а его результаты присвоила кучка мошенников(,ай-яй

  • Анонимно
    11.02.2017 17:12

    Настоящий человек был, общался без высокомерия... Стыдно, что не знал тогда об этих фактах его биографии.

  • Анонимно
    11.02.2017 21:02

    Не знаю назовут ли улицу его именем, но к 110 летию установить в 2018г. мемориальную доску на доме где, он жил и умер, дело чести нефтников республики.

  • Анонимно
    11.02.2017 21:27

    "страна будет застрахована от всяких случайностей мировой политики"--интересная фраза для нашего облисполкома!

  • Анонимно
    13.02.2017 11:12

    Нда... Все работали на благо Родины, а досталось только одному клану...

  • Анонимно
    13.02.2017 11:53

    если его сына зовут Андрей то я его знаю, тоже отличный мужик.

    • Анонимно
      4.03.2017 10:52

      Да, его сына зовут именно Андрей!
      Являюсь очень дальним родственником.
      В своё посчастливилось пожить в квартире где жил Сергей Львович. Его рабочий кабинет, конечно, впечатляет!

  • Анонимно
    7.03.2017 16:29

    На втором фото крайний справа человек очень похож на Муратова. Но это не он. Муратов в то время был председателем райпо и не мог участвовать в бюро Татарского обкома КПСС. Никто не знает, кто это?

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль