Хищения на «Оргсинтезе» 
22.02.2017

Семилетка воровства на КОСе: подсудимый пригрозил Европейским судом по правам человека

Главный фигурант дела о многомиллионных хищениях на «Казаньоргсинтезе» сравнил себя с Алексеем Навальным и Петром Офицеровым. Часть 28-я

Выступая на судебных прениях, Закария Закиров впервые попросил снисхождения («Просим не наказывать строго»), заявил, что за деньги не цепляется, и отверг обвинение в создании организованного преступного сообщества. Кто-то из подсудимых сознался в совершении кражи, но не в многомиллионных хищениях под вывеской ОПС. Как увидел корреспондент «БИЗНЕС Online», выступления некоторых фигурантов были настолько эмоциональными, что даже гособвинители отрывались от своих смартфонов.

...
Фото: «БИЗНЕС Online»

«9 ЧЕЛОВЕК ОСУЖДЕНЫ, ОГОВОРИЛИ СЕБЯ, НАС...»

Стартовавшие в понедельник судебные прения по делу о воровстве на «Казаньоргсинтезе» продолжились накануне в гораздо более быстром темпе. В первый день судья Марат Макаров предлагал заслушать не только обвинение, потерпевших и защиту, но и вдобавок,всех 12 фигурантов. После настойчивых возражений адвоката Влады Русиной и самих подсудимых было принято решение выступления Закарии Закирова, Рустама и Рушана Гараевых, Алексея Емелькина, Владимира Александрова перенести на следующий день. Подсудимые, следившие за процессом из-за решетки, пытались ответить на жесткие сроки обвинениями в адрес прокуратуры и следствия. Напомним, гособвинение запросило 119 лет колонии для 12 фигурантов. Наиболее серьезное наказание грозит Евгению Горячеву, Гараеву-старшему и Закирову. Помимо лишения свободы, прокуратура запросила для них возмещение 337,6 млн. рублей по гражданскому иску КОСа.

Первым с критикой в адрес обвинения и потерпевших выступил Закиров. «Я никогда не создавал ОПС. Был успешным предпринимателем с работниками, которые получали зарплату», — начал свой рассказ подсудимый. За вступлением последовала претензия в адрес «Казаньоргсинтеза», который никак не может определиться с ущербом: «То 353 миллиона рублей, то 339, то 1 миллиард». По традиции досталось и следствию за несовпадение марок автомобилей, которые вывозили продукцию с предприятия, — в материалах дела «Феникс» перемежался с «КАМАЗом». Представитель «Оргсинтеза» Зульфия Галиаскарова, следствие и прокуратура были виноваты в том, что обрисовали Закирова «в плохом образе». «Очень плохие мы, хотя ни одной плохой характеристики нет», — сказал подсудимый.

Не устроило Закирова и то, что на прения прокуратура затратила 30 минут, так и не проговорив роль каждого из обвиняемых. По мнению главного подсудимого, он, как и остальные, стал жертвой оговора 9 ранее осужденных по делу о хищениях с предприятия человек. «9 человек осуждены, оговорили себя, нас, чтобы получить более мягкое наказание. Мы заложники этих решений, заложники статьи 210», — провозгласил Закиров. Предвзятость следствия, по мнению подсудимого, демонстрировали и слова старшего следователя по ОВД управления по расследованию организованной преступной деятельности и коррупции следственного департамента МВД России Николая Малова. «Он мне прямо сказал: «Я тебе ненавижу»», — вспомнил подсудимый.

В ложном обвинении предприниматель уличил и свою правую руку — бухгалтера Гульсину Шалду. Создание фирм, по его признаниям, было ее инициативой, она же подделывала подписи его жены на всех документах. К тому же именно благодаря Шалде он решал финансовые вопросы. «ИП Закиров — там и миллиард можно было проводить, проблем не было. Всему научился у Шалды — образования не было», — продолжал свой рассказал главный подсудимый.

Не обошлось без традиционной перепалки Закирова с прокурором Борисом Непорожным.

— Часть вторая статьи 210 подлежит отмене, мы будем этого добиваться. Гособвинитель запросил 19 лет за ОПС. Почему 19 лет?

— 18 лет по совокупности, — поправил Закирова гособвинитель.

— 19 лет... — не мог успокоиться подсудимый, хоть на его лице и была улыбка.

— 18! Вы меня слышите? В себя приди! — уже не выдержал Непорожный.

В своем выступлении, которое растянулось на два часа, Закиров попытался доказать суду, что преступного сообщества, в создании которого его обвиняет прокуратура, не было. В доказательство своих слов он убеждал суд в том, что с другими фигурантами дела познакомился по долгу своего бизнеса, а не с целью организовать хищения с предприятия на сотни миллионов. Так, с Гараевым-старшим он был знаком как с бизнесменом, в мечети «Салихжан» не бывал. С Горячевым познакомился в отделе сбыта КОСа в 2010 - 2011 году, поскольку интересовался покупкой отходов у завода. С Газизовым и Козловым Закиров был знаком раньше. «Знал еще с КПП-10 их. Просил пропускать без очереди, сутками иногда машины стояли», — припомнил подсудимый.

Закиров сравнивал себя с Алексеем Навальным и Петром Офицеровым, намекая на то, что он намерен добиваться пересмотра дела и даже обратиться в ЕСПЧ, если потребуется. «Доводы следствия необоснованные и носят предположительный характер. Неустановленные лица так и остались неустановленными. Необоснованные обстоятельства так и остались необоснованными», — в заключение сказал Закиров.

Закарий Закиров Закарий Закиров Фото: «БИЗНЕС Online»

ГАРАЕВЫ И ИСТИНА В ПОГОНАХ

Гараев-старший придерживался в своем выступлении того же курса, который задал его предшественник. «С чего все началось? Не имел образования, имел имущество, которое не мог приобрести. Малов спросил, кем я работаю», — сообщил Гараев. Он и его фирма «Полимер Лимитед» вышли на Закирова, поскольку тот был чуть ли не единственным покупателем отходов с «Казаньоргсинтеза», но никак не сообщником в хищениях.

Подобно Закирову, Гараев провозгласил себя жертвой следствия. «Полностью от начала до конца изъяты наши бумаги. Не уходили днями и ночами. Искали хоть один пустой мешок», — описывал работу правоохранительных органов подсудимый. При этом больше года во время предварительного следствия Гараеву удавалось свободно заниматься своей деятельностью. Обозлился же на него все тот же Малов из-за того, что его не устроили ответы Гараева. Так он оказался в ИК-14 в поселке Сухобезводное, откуда задержанного не собирались отпускать, пока он не даст показаний. «Я не считаю себя сверхчеловеком, который выдержал бы такие испытания. Спасло только то, что расформировали», — делился воспоминаниями подсудимый. Следствию на Гараева указал грузчик Валерьян Иванов.

«Мой ранний срок все время упоминают, хотя юридически я не судим, тем более за хищения», — заявил в свою защиту Гараев. Он также отрицал свою связь с ОПС, рассказав, что прихожане мечети «Салихжан» знают, сколько времени он проводил в ней. Директор «Полимер Лимитед» заверил суд, что он любую свободную минуту посвящал семье. Гараев пожелал суду принять такое решение, которое было бы правомерным и законным.

«Надеюсь, суд примет во внимание наши доводы. Самое тяжелое не то, что гособвинение доказывает вину, а то, что подозреваемые пытаются доказать свою невиновность», — закончил Гараев.

Серию выступлений довольно красноречиво продолжил племянник Гараева — Рушан. Он сразу заявил, что не будет выказывать уважения к тем, к кому он его не испытывает. Речь шла о стороне обвинения. Он, как и дядя, обратил внимание на показания Иванова, который сначала говорил о некоем Саше и только затем указал на Гараева-старшего. «А где истина? Истина в погонах и корректировала показания Иванова», — зачитал подсудимый свою речь по бумажке. Однако мало кто поверил в искренность его слов, несмотря на их эмоциональную окраску. Вины своей Гараев-младший не признал, хоть и подтвердил, что на складах Закирова бывал как представитель фирмы «Яшма» и с Шалдой общался. «Доказательства обвинения не есть истина, прошу суд вынести справедливый приговор», — обратился к Макарову подсудимый.

ПОСЛЕДНИЕ ПРОСЬБЫ К СУДУ

Больше всех волновался в прениях Владимир Александров. Голос и руки его дрожали. «За убийство дают столько же лет, сколько вчера попросило гособвинение в прениях. Это экономическое преступление средней тяжести. У нас есть семьи, дети, а по этой статье УДО не предусмотрено. ОПС подразумевает встречи, Горячева я узнал только во время предварительного следствия, Миннуллина и Ахмадуллина — по работе», — заявил Александров. Он полностью отрицал вину по ч. 2 ст. 210 («Участие в преступном сообществе»), но признал по ч. 4 ст. 158 УК РФ («Кража»). При этом он попросил разобраться в количестве эпизодов, инкриминируемых ему, ведь в ноябре подсудимый был в отпуске, а по графику смены «Г» не работал.

«Как только я пришел в ночную смену, меня поставили перед фактом, что здесь происходят хищения. У меня тогда родился первенец, матери диагностировали рак... Я был в сложной жизненной ситуации. Я один раз отказал, умысла не было», — обратился к суду Александров. Даже гособвинители в этот момент оторвались от своих смартфонов. Обвиняемый также обратил внимание на то, что он работал оператором, не фасовал и не грузил похищенное.

На этом прения были объявлены законченными. Емелькин изъявил желание выступить только в последнем слове. Такая возможность была предоставлена и другим 11 фигурантам дела. Среди них кто-то не признавал вину, а кто-то, к примеру, Ленар Миннуллин, Андрей Зуев и Айдар Фарахов, как и Александров, сознался в кражах.

Со слов Зуева и Фарахова следовало, что они тоже стали невольными пособниками хищений. Зуев попросил учесть, что у него двое несовершеннолетних детей, а также то, что он «проливал кровь ради Отечества». Фарахов также обратился к Макарову, рассказав о своей командировке в Чернобыль и работе на скорой помощи, где он спас не одну жизнь.

Последнее слово Закирова закрыло процесс и, на удивление, было коротким. «За время нахождения под следствием я потерял мать и статус сына — мне не дали проводить ее в последний путь. Долго, мучительно следствие идет. Хочу, чтобы разобрались. Понимал, что средства заберут, просим не наказывать строго. Водители — это не ОПС. За деньги я не цепляюсь. Вел порядочный образ жизни, общался с людьми ради того, чтобы опыта набраться, не денег», — воспользовался своей последней попыткой быть услышанным Закиров. Учтет ли эти доводы суд и какое примет решение, станет известно 20 марта.

...
Фото: «БИЗНЕС Online»

СУДЕБНОЕ СЛЕДСТВИЕ В 10 МЕСЯЦЕВ И ВТОРОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО

Судебное рассмотрение уголовного дела о многомиллионных хищениях на «Казаньоргсинтезе» длилось почти 10 месяцев. Напомним, согласно материалам дела, фигурантами которого стали Закиров, Горячев, Гараев и другие участники ОПС, выявленный ущерб КОСа в 2011 - 2012 годах составил почти 340 млн. рублей. При этом следствие полагает, что воровство началось еще в 2005-м, а подлинная сумма потерь предприятия может измеряться миллиардом рублей. Об этом еще до показаний директора завода ПНД Виктора Сугоняко заявлял заместитель главного инженера по переработке полиэтилена Павел Недбайлюк. По его словам, в 2006 году начальник цеха пластмассовых изделий Рустем Сафиуллин обратился к руководству завода с жалобой на постоянный дисбаланс полиэтилена, получаемого от 157-го цеха. О несоответствии между планом и фактом на первых заседаниях по делу заявляла и начальник юротдела «Казаньоргсинтеза» Галиаскарова.

Найти доказательства хищений удалось только в 2012 году, спустя два года после того, как к делу подключились сотрудники МВД и ФСБ по РТ. Выступив в суде в качестве свидетелей, они отметили высокую конспирацию и организованность преступной группы.

Следствие установило, что Закиров, Горячев и Гараев создали в Казани преступное сообщество из 11 структурных подразделений и руководили им. Действуя с 2006 года, они вовлекли в преступную деятельность более 20 лиц, в том числе сотрудников КОСа. Кто-то помогал за денежное вознаграждение, некоторые же опасались быть уволенными.

Главный подсудимый между тем настаивает, что на этапе предварительного следствия неоднократно практиковалось давление на свидетелей и подсудимых, в суде эта тенденция продолжилась. К примеру, от прошлых показаний отказался бывший работник «Оргсинтеза» Юрий Логинов, указавший на давление сотрудника ФСБ. Однако в возбуждении уголовного дела по факту пристрастности оперативника было отказано — факт не подтвердился.

Отметим, несколько членов преступного сообщества (Шалда, Козлов, Газизов, Ханов, Байрамов, Абдрахимов, Исламов, Ахмадуллин, Иванов, Мугинов) под тяжестью собранных доказательств свою вину признали. С ними были заключены досудебные соглашения, они активно способствовали раскрытию и расследованию деятельности сообщества, изобличению его участников и организаторов. В 2014 году суд признал их виновными и осудил.

Ранее от следователя Малова стало известно, что судебное преследование может настигнуть подсудимых повторно за счет еще одного уголовного дела, которое пока находится в производстве.

Предприятия: Казаньоргсинтез
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    22.02.2017 09:16

    надеюсь доберутся до людей запятнавших форму.

    • Анонимно
      22.02.2017 09:51

      Есть и такие?

      • Анонимно
        22.02.2017 14:32

        Действительно, как это можно поверить, что совершить такое гнусное хищение на 1 миллиард могут помочь люди в форме? Да такого быть не может! Не было никого и зама по безопасности не уволили тогда, он просто устал и сам ушел.

  • Анонимно
    22.02.2017 10:36

    Что то на скамье подсудимых не видно представителей службы экономической безопасности СБ КОСа и тем более рукововодства службы безопасности Раз обвинение квалифицирует действие подсудимых как ОПС, то и представители силовых структур комбината так же должны быть привлечены к уголовной ответственности.

  • Анонимно
    22.02.2017 11:00

    До фотографа не доберуться!

  • Анонимно
    22.02.2017 11:13

    а где же крышеватели в погонах? ОПС подразумевает наличие связей с правоохранителями. Почему Москва не вытащила всех крышевателей, из-за которых она забрала уголовное дело из Татарстан? Кто в теме, все знают поименно всех покровителей Закирова. Где прослушки телефонных переговоров, доказывающие насколько близко и меркантильно они общались с Закировым?

  • Анонимно
    22.02.2017 11:31

    Вот это главный вопрос про крышу! Просто москвичи молодцы грамотно всех развели закирова распаковали отняли и закрыли! Что то не верится что у Москвы нет такой папки где есть покровитель закария.

  • Анонимно
    22.02.2017 11:37

    Видимо огромные деньги заносились в московские кабинеты чтоб встряхнуть Татарстан это дело"дальнего", дело закария, дело "обнон".Видимо четвертая власть в татарстане хочет победить мафию.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
Загрузка...
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль