Интернет-конференция 
24.02.2017

Артем Силкин: «Язык не поворачивается призывать вернуть Свияжск к прежнему состоянию»

Директор музея-заповедника на острове-граде о зарплатах сотрудников, взаимодействии с РПЦ и «заманухах» к новому туристическому сезону

Завтра и послезавтра в Свияжске широко отметят Масленицу. А какой получилась эта туристическая зима для острова? Это один из многочисленных вопросов читателей «БИЗНЕС Online», на которые ответил директор музея-заповедника «Остров-град Свияжск» Артем Силкин в ходе интернет-конференции. Кроме того, он рассказал о том, почему музеи теряют школьную аудиторию, о финансировании реставрации музейных объектов и байках от островитян.

. Артем Силкин: «По большому счету, ожидания оправдались — остров посетили около 30 тысяч человек, и это серьезный рост по сравнению с прошлым годом, когда было порядка 14 тысяч» Сергей Елагин

«МУЗЕИ СТРЕМИТЕЛЬНО ТЕРЯЮТ ШКОЛЬНУЮ АУДИТОРИЮ»

— Артем Николаевич, что у вас планируется на Масленицу, которая отмечается на этой неделе?

— Я считаю, что праздники, которые мы проводим, должны иметь исторический контекст, и я давно призываю людей, которые у нас проводят мероприятия, изучать этнографические, фольклорные материалы и делать больше вещей, связанных с глубокими традициями. А сам праздник будет проходить 25 - 26 февраля по традиционному сценарию: взятие снежной крепости, чай, блины и т. д. Я очень люблю фольклор — народные инструменты, гармонь, частушки, то, чем всегда славились масленичные гуляния, но, к сожалению, пока не удается гармонистов привлечь к нам на праздник — они все в Казани участвуют в Масленице... А у нас гармонист один только, да и то пожилой, сколько ни звал, не хочет на улицу играть идти. Хоть самому осваивай инструмент...

В продолжение темы нынешней туристической зимы. Оправдались ли ваши ожидания на новогодние праздники в плане туристов и получения от них доходов? Если не оправдались, то в чем или в ком видите причину? (Ульяна)

— По большому счету ожидания оправдались — остров посетили около 30 тысяч человек, и это серьезный рост по сравнению с прошлым годом, когда было порядка 14 тысяч. Но когда мы говорим о посещаемости Свияжска, надо понимать, что часть людей приезжают просто погулять и не заходят ни в музеи, ни в монастыри. В лучшем случае,посидят в кафе.

Кстати, очень серьезные проблемы для всех музеев создали новые правила посещения музеев детьми. Понятно, что меры по обеспечению безопасности и строгий подход диктуется жизненными ситуациями, но сейчас ситуация такова, что большинство школ и родительских комитетов просто не хотят связываться с дополнительными затратами и проблемами, и музеи стремительно теряют школьную аудиторию. А ведь не заложив с детства привычки к посещению музеев или театров, мы просто обкрадываем своих детей, лишая их возможности приобщиться к живой истории, не формируются традиции культурного досуга. И это при том, что в большинстве музеев разработаны специальные программы, помогающие ребятам лучше понять школьные или вузовские предметы.

Что касается финансовой отдачи от посещений, то, понимаете, музеи во всем мире создавались не как места по зарабатыванию денег, а совершенно с иными целями. Хотя для нас, безусловно, это очень важный момент, ведь государство выделяет только базовые средства — на отопление, электричество, финансирует базовые бюджетные зарплаты. На все остальное — на доведение заработной платы до более-менее достойного уровня, некоторые выставочные проекты, развитие — мы должны зарабатывать самостоятельно. Но абсолютно не коррелирует финансовая отдача с ростом посещений, поскольку многие туристы, посещающие Казань, к нам приезжают просто погулять.

— Но тех, кто приехал просто погулять, вы тоже считаете?

— Мы их все равно считаем, но они учитываются отдельно. Вот для нас, для музея, они деньги не принесли, но они остановились в Казани, следовательно, сняли гостиницу, заправили автомобиль на местной заправке, воспользовались интернетом или телефоном, посетили достопримечательности в Казани, Болгаре или Елабуге и т. д. То есть центров зарабатывания денег на туристическом потоке, который посещает республику, несколько, и они в сумме дают кумулятивный экономический эффект для территории в целом.

— Каким образом вы ведете подсчет приезжающих?

— У нас частично реализована система учета посетителей: стоят турникеты, и чтобы пройти на территорию Свияжска, есть несколько категорий билетов. Есть билеты с нулевой стоимостью, когда приехал индивидуальный посетитель и хочет просто погулять по острову. Но он все равно получает билет со штрих-кодом и регистрируется как посетитель. Есть у нас билеты на экскурсионное обслуживание, которые отдельно учитываются. Есть билеты на разные экспозиции — музей истории Свияжска, музей Гражданской войны и выставочный зал в старой напорной башне. К лету откроются еще два музея. Можно купить единый билет со скидкой, который позволяет попасть на все экспозиции, — это еще одна категория посетителей.

— Какое-то анкетирование ведете — кто и откуда приезжает?

— В этом году будет внедряться так называемая ЦРМ-система (от английского термина Customer Relationship Management — управление взаимоотношениями с клиентами), которая как раз будет изучать, откуда люди приехали, какого они пола и возраста. Как понимаете, эту информацию очень сложно получить, ведь нельзя заставить посетителей заполнять какие-то анкеты. Люди приехали отдохнуть, а тут им анкету из пяти пунктов...

— В чем суть ЦРМ-системы?

— Есть разные варианты, например, в зарубежных музеях часто используют такой ход: чтобы подключиться к бесплатному Wi-Fi, нужно ответить на три вопроса — откуда вы, ваш пол и возраст. Будем стимулировать заполнение анкет. Понятно, что 100 процентов мы не охватим, но получим какую-то статистическую выборку.

«Парковка бесплатная, но поскольку она в пик туристической нагрузки практически вся заполнена, запланировано строительство большой бесплатной перехватывающей парковки»Фото: Ирина Ерохина

— Парковка у вас платная?

— Парковка бесплатная, но поскольку она в пик туристической нагрузки практически вся заполнена, запланировано строительство большой бесплатной перехватывающей парковки на расстоянии примерно 2 километров от острова, от которой будет ходить автобус-шатл.

— А как вообще к вам добраться, если не на личном автомобиле или экскурсионном автобусе?

— С января 2017 года эта проблема обострилась, потому что прекратили выделять дотацию на рейсовый автобусный маршрут Казань — Свияжск — Казань, и перевозчик перестал совершать эти поездки. Музей не в силах решить эту проблему, мы только бьем в набат, пишем письма. Комитет РТ по туризму готовит обращение в министерство транспорта РТ. Мы надеемся, что к началу сезона маршрут возобновится. Честно говоря, маршрут был недозагружен. Может быть, было недостаточно рекламы, хотя информация о маршруте у нас на сайте была, в расписании автовокзалов он был, в СМИ мы регулярно давали информацию о нем. Другой момент — отправлялся он не из центра Казани, людям это не очень удобно. Кстати, сейчас появились недорогие службы такси, и если вчетвером ехать, то получается иногда даже дешевле, чем на автобусе.

ОТКРОЮТ ХУДОЖЕСТВЕННУЮ ГАЛЕРЕЮ И МУЗЕЙ ГЕННАДИЯ АРХИРЕЕВА

— Что нового планируется в жизни музея-заповедника в ближайшее время?

— Ближайшее большое событие — это открытие 1 мая художественной галереи, где будут представлены работы «свияжских» художников — Геннадия Голубцова, Рашида Сафиуллина, Ильи и Николая Артамоновых. Мы надеемся, что летом удастся открыть музей Геннадия Архиреева. Его вдова подарила нашему музею большую коллекцию работ художника, мебель и другие мемориальные предметы. И так счастливо совпало, что дом, где будет музей, построен практически по такому же проекту, как дом на Подлужной в Казани, и квартира, где мы делаем музей, почти повторяет квартиру Архиреева на Подлужной. Будет максимально восстановлена рабочая среда художника. Нам видится, что там будет не просто музей казанского художника, а музей судьбы художника.

— Не планируете организовывать там какие-то вечера, встречи?

— У нас есть конференц-зал музея, где можно проводить различные мероприятия. Кроме того, обещали передать музею еще одно хорошее здание, где мы планируем организовать музейную гостиную.

— Какие дома вам передают и каким образом?

— Конечно, нам передают дома на безвозмездной основе, поскольку музей — государственное учреждение. Это дома, которые были расселены в ходе реализации программы ликвидации аварийного жилья. Деревянные дома XIX века стали непригодными для жилья, но являются интересными средовыми объектами.

— Кто и за чей счет их ремонтирует? Музей имеет к этому отношение?

— Реставрирует — мы все-таки такой термин применяем. Кстати, а на Западе «реставрация» как раз означает «ремонт», они там используют еще более жесткий термин — «консервация». Подрядчики на реставрацию выбираются по конкурсу из организаций, имеющих лицензию на проведение реставрационных работ. Финансирование осуществляется из разных источников: что-то делается за счет средств республиканского бюджета, что-то — за счет федеральных ресурсов, часто — за счет средств спонсоров. К самому процессу реставрации музей имеет косвенное отношение: мы участвуем в подготовке технического задания и помогаем с подбором исторических архивных материалов.

— Новые дома для переселенцев из аварийного жилья построены в историческом стиле? Они не выделяются на общем фоне?

— Мнения разные были... Эти дома родились после практически годичных дискуссий по поводу их внешнего облика. Наверное, это некоторая аллюзия на постройки XIX века: дома построены из красного кирпича, у них деревянные оконные рамы, дома не выше двух этажей. Естественно, они не копируют исторические постройки, потому что это было бы нелепо.

«ЗАМАНУХИ» ОБЯЗАТЕЛЬНО БУДУТ, Я ВАМ ОБЕЩАЮ»

— Несколько раз бывал на острове в Крещение 19 января, и это было чисто церковное действие. Планирует ли музей как-то вкладываться в религиозные праздники? (Дмитрий П.)

— К этому празднику подключается масса людей. Начнем с того, что саму купель организует исполком Зеленодольского района, выделяя на это средства. Монастырь только освещает иордань. Я являюсь одним из 7 депутатов Свияжского сельского поселения, и мы на одном из последних заседаний как раз обсуждали вопрос, как помочь монастырю в проведении Крещения, чтобы все это было безопасно и комфортно. Кроме того, в музее 80 процентов работающих — это местные жители, и мы все в этот процесс так или иначе вовлечены.

Музей, соседствуя с монастырем, постоянно проводит выставки, связанные с православным искусством и культурой, например, у нас работала прекрасная выставка, посвященная 110-летию постройки свияжского собора в честь иконы «Богоматерь всех скорбящих радость» — там представлена была и различная иконография этого образа, и информация о неовизантийском стиле, в котором был построен этот самый большой собор.

— Планируете ли развивать сайт музея-заповедника? Какой-то он скучный, статичный. (Макс)

— Официальный сайт музея находится по адресу ostrovgrad.org, прошу не путать с сайтом с похожим названием, который открыла некая туристическая фирма. Что касается нашего сайта, то он функционально нас пока устраивает, а к началу сезона мы добавим опции для тех людей, которые любят поковыряться в информации, а не просто открывают сайт, чтобы спланировать свое время. Мы выставим на сайте фотографии наших экспонатов, опубликуем интервью с хранителями. Сейчас идет процесс подготовки электронных изображений экспонатов. Будет традиционный музейный сайт. Но важно не перегрузить информационный ресурс. Наша задача — проинформировать людей, как к нам доехать, когда мы работаем, какие достопримечательности и выставки доступны.

— Но какие-то «заманухи» на сайте тоже должны быть...

— «Заманухи» в мае обязательно будут, я вам обещаю.

Почему такие дорогие билеты? Если приедешь семьей и захочешь посетить все — разоришься! (Иванова Альбина)

— Вопрос эмоционально понятный, но вообще цены на посещение Свияжского музея-заповедника — самые минимальные среди всех музеев-заповедников Татарстана, где цены колеблются от 150 до 370 рублей. У нас взрослый билет стоит 120 рублей, льготный — 80 рублей, 100 рублей стоит посещение выставочного зала. Назвать эти цены выше рыночных язык не поворачивается... Повторюсь, бюджет выделяет только базовые средства на содержание музеев, все остальное мы должны зарабатывать. Может, это отчасти и правильно, потому что посетители голосуют за тот или иной музей рублем. Эти доходы позволяют нам доплатить сотрудникам музея, сделать надбавку к тем очень небольшим зарплатам, которые нам поступают из госбюджета. Посмотрите на это с другой стороны: посетив музейные экспозиции, вы обогатитесь интереснейшими сведениями, позволяющими лучше понять нашу историю и культуру, увидите подлинные предметы прошедших эпох.

«Цены на посещение Свияжского музея-заповедника — самые минимальные среди всех музеев-заповедников Татарстана, где цены колеблются от 150 до 370 рублей»Фото: Сергей Елагин

«ДАЖЕ НЕ БУДУ СМУЩАТЬ ВАС РАЗМЕРАМИ НАШИХ ЗАРПЛАТ...»

— Какие у вас зарплаты?

— Зарплата научного сотрудника — около 8 тысяч рублей, в зависимости от образования, ученой степени, стажа она может несущественно повышаться. Понимаете, найти сотрудника с высшим историческим образованием в самом Свияжске довольно сложно, поэтому мы вынуждены привлекать людей из Казани. Желающих ездить на вахтовом автобусе полтора часа туда и полтора часа обратно за 8 тысяч рублей, надо сказать, очень немного... Но, к счастью, энтузиасты есть. И конечно, мы всегда стараемся найти возможность поддержать сотрудников из внебюджетных доходов, которые как раз и формируются от средств, полученных от продажи билетов и проведения экскурсий.

— Сколько у вас всего сотрудников и сколько из них научных?

— Всего у нас 51 человек, а в этом году нам добавили дополнительные штатные единицы, поскольку введены новые объекты, которые требуют охраны и уборки. Кажется, не так уж и мало, но посудите сами: музей истории Свияжска, занимающий четыре исторических здания комплекса казенных сооружений Свияжского уезда, — это 27 залов общей площадью почти 900 метров, раскрывающих всю свияжскую историю от XVI до XXI века; музей Гражданской войны, выставочный зал «Старая водонапорная башня», а также фондохранилище музея, конференц-центр, реставрационные мастерские, здание входной группы, центр печатной графики, детский центр «Сказка», гостевой дом для специалистов-реставраторов, научная библиотека, археологические памятники — это только то, что открыто на сегодняшний момент. При этом в экспозициях по музейным нормативам должны постоянно дежурить смотрители, все объекты находятся под круглосуточной охраной, необходимо убирать территорию, организовывать экскурсионное обслуживание туристов и решать много иных задач. А научных сотрудников у нас 8 человек.

— Если научные сотрудники имеют зарплату в 8 тысяч рублей, то сколько получают остальные?

— Я даже не буду смущать вас размерами наших базовых зарплат... Это такие цифры, которые заставляют нас продавать билеты, зарабатывать деньги на экскурсиях, поскольку основную часть заработанных денег мы тратим именно на поддержание сотрудников. Эта ситуация в разных странах решается по-разному. Например, граждане Евросоюза до 25 лет музеи посещают бесплатно, но каждое такое посещение датируется государством, бесплатно музеи не работают, все возмещается. И, кстати, там существует большой конкурс, потому что даже младший научный сотрудник считается государственным или муниципальным служащим и имеет соответствующие льготы. Потому что есть понимание, музей — это средство продвижения важных для государства понятий и базовых ценностей.

В Российской Федерации подход несколько иной — существуют центральные федеральные музеи с достаточно хорошим финансированием, все остальные музеи решают свои финансовые вопросы в основном самостоятельно. Несколько особая ситуация в Москве — там тоже, по крайней мере раньше, все бесплатные посещения муниципальных музеев дотировались отдельно из бюджета Москвы, что, конечно, стимулировало музеи привлекать бесплатные категории посетителей. У нас билеты платные и будут платными. Но у нас есть льготные и бесплатные экскурсии для инвалидов, воспитанников детских домов. В соответствии с законодательством у нас установлены дни бесплатных посещений для социально незащищенных слоев населения. В целом объем бесплатных услуг, предоставляемых музеем, достаточно велик.

— Вы принимаете участие в акциях, когда музей можно посетить бесплатно, например «Ночь в музее» в мае?

— У нас были Дни европейского наследия. Что интересно, в России они впервые отмечались в 2016 году, и три города приняли участие — Москва, Санкт-Петербург и Свияжск. Мы разработали специальную экскурсию под названием «Отражение европейских стилей в архитектуре Свияжска». Экскурсию посетили несколько десятков человек, они увидели и западное барокко, и византийский стиль, и неоклассический. Стоимость экскурсии была очень небольшой.

На «Ночь в музее» мы тоже организовываем мероприятия, но в России так сложилось, что в большинстве музеев эти мероприятия платные — человек приобретает билет на программу, при этом собственно посещение музея бесплатное. У нас разработана довольно затратная программа, поэтому мы на нее продаем билеты. А если бы мы проводили «Ночь в музее» без какой-либо дополнительной программы, то в прохладную майскую ночь до Свияжска доезжали бы только самые отчаянные... (смеется) В общем, мы бы и рады всех пускать бесплатно, но, как понимаете, за все кто-то должен платить — либо бюджет, либо посетитель.

«Нам очень повезло, что был создан фонд «Возрождение», я думаю, что без его деятельности результаты были бы куда скромнее, если бы были вообще»Фото: tatarstan.ru

«ПРИЕХАЛ, ВОСХИТИЛСЯ, НО НЕ ПОЖЕРТВОВАЛ...»

Из СМИ знаю, что есть фонд «Возрождение», который создан специально для возрождения Свияжска и Болгара. А программа восстановления и развития есть? Что она подразумевает относительно Свияжска, на сколько лет рассчитана? Что уже сделано, что еще предстоит сделать? (Хайруллин Мунир)

— Программа началась в 2010 году, сейчас идет 7-й год ее реализации. За это время отреставрировано основное количество объектов культурного наследия, которые находятся в Свияжске. За счет спонсоров во многом решены проблемы с коммуникациями: газ и электрические сети — это выполнено, водоснабжение и канализация находятся на стадии пуска-наладки и с лета заработают в полную силу. Финансирование осуществляется на паритетных началах — 50 процентов бюджетных средств выделяет Российская Федерация, 50 — бюджет республики. Объемы финансирования утверждаются ежегодно, поэтому сложно сказать, например, про 2018 или 2019 годы. Если говорить о развитии и восстановлении, то можно сказать, что за годы реализации программы заложен хороший задел, и дальнейшее будущее Свияжска будет базироваться на той основе, которая уже прочно заложена, — это развитие музея-заповедника и монастырских комплексов.

— Вы участвуете в процессе реставрации? Нет опасности, что все «залакируют»?

— В обсуждении вопросов, связанных с реставрацией, принимает участие огромное количество людей, при министерстве культуры РТ есть научно-методический совет, причем для фресковой живописи — один состав, для архитектуры — другой состав совета. Каждый вопрос многократно обсуждается большим количеством специалистов. Как я уже говорил, важной задачей музея-заповедника является участие в подготовке исторических обоснований, путем предоставления архивных материалов — это и фотографии, и описание объектов, научные публикации и исследования. Что касается вопроса о том, «залакируют» или нет, то мы, конечно, стремимся к тому, чтобы таких моментов было поменьше, и, поверьте, мнение общественности играет здесь большую позитивную роль.

На какие средства (их количество и источники) восстанавливается, существует и, главное, планирует развиваться музей-заповедник «Остров-град Свияжск»? Всем известно, что музеи у нас всегда были бедными, поэтому не думаю, что разбогатели в наше кризисное время... (Матвеев)

— Восстановлением объектов занимается фонд «Возрождение». Нам он помог с поиском спонсоров на оборудование музейного фондохранилища, на наши экспозиции. Конечно, нам очень повезло, что он был создан, я думаю, что без его деятельности результаты были бы куда скромнее, если бы были вообще. А так мы существуем как обычный государственный музей: у нас есть бюджетное задание, которое ежегодно утверждает министерство культуры РТ, и те деньги, которые мы зарабатываем от продажи билетов и экскурсий.

— А частные пожертвования бывают? Приехал турист, восхитился увиденным и пожертвовал...

— Приехал, восхитился, но не пожертвовал... У нас нет традиции жертвовать на музей. Но в первый год деятельности музея один банк проспонсировал издание сборника научной конференции музея. Однако у нас есть благотворители другого рода — это те люди, которые дарят музею те или иные исторические предметы. Наверное, 30 процентов наших экспозиций сформированы за счет дарений. В этой связи отдельное спасибо хочу сказать местным жителям, в том числе и бывшим — они передали в музей значительное количество очень интересных материалов.

«ВЕСЬ СВИЯЖСК ОКАЖЕТСЯ ПОД ОХРАНОЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА»

— О вхождении Свияжска в список ЮНЕСКО по-разному писали. Хотелось бы из первых рук узнать, на чем остановились и на каком этапе находимся? Кто работает над заявкой, в чем эта заявка заключается? (Ирина Николаевна Антонова)

— Изначально в заявке на включение в список ЮНЕСКО было написано, что Свияжск — культурный ландшафт с исторической и природной составляющей, кроме того, это средневековая крепость XVI века, которая в определенный исторический период сыграла важную роль. И заявка была построена вокруг этого. Однако приехавшие эксперты международного союза охраны природы отметили, что природный ландшафт Свияжска, который мы можем наблюдать сегодня, сформировался относительно недавно — после создания в середине 1950-х годов XX века и не может претендовать на то, что он является историческим. Кроме того, от деревянного города-крепости XVI века в Свияжске сохранились только деревянная Троицкая церковь и археологические деревянные постройки, которые находятся под землей, крепостные стены были разобраны еще в XVIII веке. По этим причинам было принято решение заявку переработать. И это очень важный опыт — сейчас мы понимаем Свияжск и его ценность гораздо глубже и более всесторонне, чем в начале работы.

— И сколько объектов в итоге хотите включить в список ЮНЕСКО?

— Сегодня мы говорим об Успенском монастыре Свияжска. Конечно, самая главная его составляющая с точки зрения всемирной ценности — это Успенский собор с его знаменитыми фресками. Но поскольку собор — это часть монастырского комплекса и речь идет о существовании и развитии этого комплекса именно как действующего монастыря, есть понимание высокой духовной ценности этого ансамбля, мы говорим о ценности всех зданий — это братский и архимандритский корпуса, монастырское училище и по-своему совершенно уникальная Никольская церковь Успенского монастыря.

Хочу обратить внимание, что даже если речь идет об одном ансамбле из всего Свияжска, то охранные обязательства Российской Федерации будут распространяться не только на весь остров, но и на всю большую так называемую буферную зону — это зона видимости с самого острова: холм напротив, который относится к Иннополису, почти все пространство до автомобильного моста через реку Свиягу, до границы у Нижних Вязовых. У нас одна из самых больших буферных зон в России, она вся попадает под достаточно жесткий режим охраны. Весь Свияжск окажется под охраной международного законодательства.

Мы проводили анкетирование по поводу того, что людям нравится в Свияжске, и большинство ответило, что их поражает вид со Свияжска. Есть такое понятие — культурный ландшафт, так вот Свияжск — это классический пример культурного ландшафта, когда взаимодействуют творение человека и природа, и именно эта совокупность обладает высокой ценностью.

— Что дает ЮНЕСКО?

— Быть в списке культурного наследия ЮНЕСКО, во-первых, дает включение международных механизмов охраны объекта — это обязательства государства по сохранению этой территории в определенном аутентичном виде. Во-вторых, открывает доступ к международному сотрудничеству. Технологии реставрации и управления объектом культурного наследия не стоят на месте, развивается даже сам понятийный аппарат в этой области, поэтому так важно общение на международном уровне. Например, в прошлом году я был на конференции, посвященной религиозному наследию ЮНЕСКО. Кстати, там с очень интересной речью выступал и владыка Феофан, аудитория слушала его с огромным интересом. Честно говоря, я очень много для себя открыл. К примеру, выступал представитель горы Афон, который рассказывал, как управляется «монастырская республика». Представитель из Алжира, где под охраной ЮНЕСКО находится монастырь, рассказывал, как у них происходит взаимодействие с жителями, как они через образовательные программы вовлекают людей в сохранение культурного наследия. Очень информативные доклады представила делегация Болгарии. И узнать все эти ноу-хау можно, только попав в международное сообщество под названием ЮНЕСКО.

Третий фактор, тоже немаловажный, — это то, что международные туристы при планировании поездки зачастую смотрят, какие объекты ЮНЕСКО есть в той стране, куда они собираются. То есть это попадание в некое информационное поле, которое позволяет правильно воспринимать объект: турист едет не на какой-то остров на Волге, где можно позагорать на пляже и попить пива на берегу, обдуваемом ветерком, а он едет в историческое место, обладающее высокой культурной ценностью.

«Собор иконы Богоматери полностью отреставрировали, и в прошлом году он открылся. Сегодня это главный действующий храм Свияжска, недаром там проходила главная служба во время визита патриарха в Свияжск»Фото: Ирина Ерохина

«В МОНАХИ УХОДЯТ НЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ЭКСКУРСИИ ПРОВОДИТЬ»

Как музей «делит» с РПЦ храмы на острове? Вообще удается найти общий язык и работать совместно в обоюдных интересах? (Юрий Т.)

— Для Свияжска ключевым является тот фактор, что, в отличие от множества российских музеев, Свияжский музей-заповедник не расположен на территории религиозных объектов. На территории Свияжского музея-заповедника находятся два монастырских комплекса и приходская церковь. Работу строим исходя из политики добрых отношений. Я и с предыдущим настоятелем мужского монастыря был в нормальных, рабочих отношениях, и с новым настоятелем, думаю, такие же отношения будут складываться. С одной стороны, мы решаем разные задачи: у монастыря это задача религиозного просвещения, окормление паломников, молитва, пост и все остальное, что связано с религией; у музея — это просвещение в области культуры. Наши задачи в чем-то пересекаются, перекликаются, но в общем и целом мы занимаемся одним делом. Посещение монастырских комплексов туристами регулируется договором, и мы всегда настаиваем и требуем от туристических компаний и посетителей строго следовать правилам посещения монастырей. И если в первые годы часто можно было увидеть на территории православных объектов людей в неподобающем виде, теперь это единичные случаи. На сегодняшний день я даже представить себе не могу, какие у нас могут быть конфликтные точки, потому что у нас разное имущество.

— А ведь, наверное, было бы неплохо разместить экспозицию в большом Соборе Богоматери всех скорбящих радости?..

— Нет, плохо! Во-первых, потому, что он не приспособлен для этого. Этот храм полностью отреставрировали, и в прошлом году он открылся. Сегодня это главный действующий храм Свияжска, недаром там проходила главная служба во время визита патриарха в Свияжск. Вообще, дискуссия по поводу принадлежности тех или иных религиозных объектов зачастую излишне эмоциональна. Во многих случаях в России церковь не требует передачи храмов с балансов музеев по очень простой причине — в этом случае государство полностью содержит эти объекты. Примеров мирного сосуществования церкви и музеев великое множество — Софийский собор в Великом Новгороде, Успенский собор Владимира и так далее. Но, повторюсь, в Свияжске этот вопрос вообще не стоит, поскольку все религиозные объекты переданы религиозным организациям.

«Можно ли отнести к паломникам автобусные группы, которые просто катают по монастырям? Да, они посещают монастыри, но ни на службе не бывают, ни в жизни монастыря никак не участвуют»Фото: Ирина Ерохина

— Какой процент из общего числа туристов составляют паломники?

— Это интересный вопрос. Дело в том, что надо выработать определение, кто является паломником. В общем понимании паломник — это тот, кто посещает монастырь с религиозными целями, зачастую остается там потрудиться, жертвует монастырю, участвует в религиозных обрядах. Можно ли отнести к паломникам автобусные группы, которые просто катают по монастырям? Да, они посещают монастыри, но ни на службе не бывают, ни в жизни монастыря никак не участвуют. На мой взгляд, это не паломники. Паломников, которые участвуют в религиозной жизни, не больше 3 процентов.

— Есть тенденция к увеличению паломников?

— С одной стороны, монастырь заинтересован в увеличении паломников, с другой стороны, из разговоров с монахами я знаю, что избыток паломников мешает их уединению. Ведь в монахи уходят не для того, чтобы экскурсии проводить... Поэтому, думаю, задачи большого роста паломников у монастыря нет. Думаю, монастырю интересно, чтобы приезжали люди действительно с глубоким пониманием того, куда и зачем они приезжают, чем ценно это место для религиозного человека. И с этой точки зрения потенциал есть. Если в любом монастыре будет серьезная монастырская жизнь, то это привлечет вооцерковленных людей, которые, видя праведность жизни обитателей монастыря, поедут к ним за советом или как-то захотят поучаствовать и помочь.

«Самая пиковая нагрузка у нас сбыла на Масленицу 2015 года — порядка 16 тысяч человек. Это максимум»Фото: ©Юлия Калинина, ostrovgrad.org

«В ЦЕЛОМ НАРОД НА ОСТРОВЕ ПОЗИТИВНЫЙ, С ЧУВСТВОМ ЮМОРА»

— Сколько всего туристов может принять музей-заповедник?

— Чтобы туристам было комфортно — около миллиона человек в год.

— А на одном мероприятии сколько может быть человек?

— Самая пиковая нагрузка у нас сбыла на Масленицу 2015 года — порядка 16 тысяч человек. Это максимум.

— Как местные жители воспринимают наплыв туристов?

— Зависит от того, в какой момент вы спросите об этом местного жителя: если в момент получения зарплаты, да если и с премией, то ответ будет один, а если спросите, когда он сидит на лужайке перед домом, и мимо проходит 100 галдящих человек, то ответ будет другой. Но в целом народ на острове позитивный, с чувством юмора... Просто хочу напомнить, что до появления музея-заповедника и увеличения туристического потока из 100 человек трудоспособных жителей Свияжска на бирже труда числилось 40. Сейчас есть работа, и все прекрасно понимают, что это связано с туризмом.

— Вы же не только директор музея, но и депутат поселкового совета. С какими жалобами к вам обращаются?

— Жалобы касаются текущих коммунальных вопросов. Конечно, есть некоторая ностальгия по прежним временам: вот здесь была зеленая дорожка, и никто не мешал мне пасти козу... А вообще козы на улице — это всегда свидетельство разрухи. У нас в архиве музея есть дореволюционные правила благоустройства Свияжска, и там просто драконовские меры были предусмотрены против гуляющих коз, коров и собак.

— Сегодня в Свияжске животных не встретишь?

— Встретишь, но, к счастью, коровы на клумбах не пасутся, а только в отведенных местах. Честно говоря, я сам коз держал, поэтому знаю эту тему... Да и домашних питомцев у нас любят — и кошек, и собак, и птицу всяческую.

— У вас там свой дом?

— У меня есть участок земли, а дом я так и не построил. Но у меня там есть, где переночевать, есть и друзья, и гостевой дом музейный.

— А где же коз держали?

— У тети Тани Лузиной. «Держал» — это громко сказано... Скажем так: я покупал им корма, приходил погладить и взять молоко. Козы со временем начали давать столько молока, что я весь холодильник забивал самодельным козьим сыром, и им пропахла вся квартира. А когда запах дошел до соседей, я понял, что с козоводством надо завязывать ...(смеется)

«До появления музея-заповедника и увеличения туристического потока из 100 трудоспособных жителей Свияжска на бирже труда числилось 40. Сейчас есть работа, и все прекрасно понимают, что это связано с туризмом»Фото: Сергей Елагин

«МЫ САМИ МОЖЕМ СДЕЛАТЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ЗАЕЗЖИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ»

— Экспозиция в музее истории Свияжска получила Гран-при национального конкурса «Российская Виктория» в номинации «Экспо-дизайн». Поздравляю! Расскажите, как создавалась эта экспозиция: кто подавал идеи, как они обсуждались, кто принимал окончательное решение по тому или иному вопросу? Может быть, были какие-то курьезные и мистические случаи... Мне очень интересен сам процесс создания «продукта». И какие у вас планы относительно музея истории Свияжска? (Эльвира Мусина)

— Творческий процесс при создании музейных экспозиций складывается из нескольких стадий. Сначала разрабатывается научная концепция, описывающая темы, которые должны быть освещены в музее. Над концепцией работал большой коллектив сотрудников: это мой заместитель по научной работе Елена Ивановна Карташова, бывший зам по науке Светлана Анатольевна Фролова, Елена Ивановна Афонина, Мария Ракипова и другие. Я тоже был вовлечен в этот процесс, потому что в силу того, что я давно на острове, я был одним из немногих источников знаний о Свияжске (смеется). Все проходило в дискуссиях, какого-то одного автора я выделить не могу.

Следующая стадия состоит в том, что научная концепция передается художникам-экспозиционерам. В данном случае это была казанская компания «Айбат Дизайн». В ходе обсуждения с научными сотрудниками и дизайнерами рождается художественная концепция экспозиции музея. Затем художники-экспозиционеры разрабатывают проект, который согласовывается с научным советом музея, с министерством культуры РТ. И только потом проект реализуется.

«Айбат Дизайн» возглавляет Сергей Насекин, Гран-при — это во многом его заслуга. Надо сказать, когда мы только приступали к проекту, я ездил в Петербург и Москву, встречался с художниками, которые делали музеи. И к 7-й встрече я понял, что ищу не там, что мы сами можем сделать даже лучше, чем заезжие специалисты. В советское время оформлением музеев занимались профессионалы высокого полета, а сегодня музеи в России оформляют самые разные люди. И, наверное, успешным было то, что мы поручили разработку дизайн-экспозиции не просто художнику, а художнику-дизайнеру, который учел вопросы эргономики.

— Какие еще компании работают в музеях Свияжска?

— «Айбат Дизайн» делал еще экспозицию музея Гражданской войны, а вот над проектом музея археологической древесины работает творческая группа, которую возглавляет Илья Николаевич Артамонов. Но это тоже наш родной, казанский, коллектив. Илье Николаевичу Свияжск близок, и он сам, и покойный ныне его отец Николай Степанович Артамонов — давние жители Свияжска.

МУЗЕЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ДРЕВЕСИНЫ ОТКРОЕТСЯ В 2018 ГОДУ

— Знаю, что в Свияжске строится музей археологической древесины. Признаюсь — неожиданно! Откуда возникла такая идея? Что там показывать планируете? Когда откроете? В мире еще есть такие музеи? (Ильгизар Зарипов)

— Идея такого музея сама напрашивалась. Помните, когда теплоход подплывал к свияжской пристани, то из обваливающегося берега торчали бревна? Многие принимали их за остатки местной крепости, но на самом деле крепость была построена в верхней части острова, а это были фрагменты зданий XVI - XVII столетий. Вот эта историческая древесина как бы сама говорила: сохраните меня... На одну из конференций, которые организовывал наш музей, приехал гость из Швеции — бывший казанец, выпускник КГАСУ Алексей Воробьев, буквально влюбленный в дерево. Работая в Упсальском университете, он тесно сотрудничает с знаменитым музеем Ваза в Стокгольме, где хранится самый большой сохранившийся деревянный корабль, построенный в начале XVII века, поднятый со дна Стокгольмского залива. Он выступил с очень интересным докладом-презентацией, где рассказал о возможностях экспонирования археологических деревянных находок. Потом я познакомился с коллегами из белорусского музея «Берестье», где представлены постройки XII века. И все эти факторы породили идею о том, что можно в Свияжске создать музей исторической древесины, потому что очень много артефактов. В Свияжске есть уникальный мокрый археологический слой, и на глубине до 4 метров сохраняются все органические материалы: кость, дерево, кожа. Таких мест в России мало.

Я съездил в Великий Новгород посоветоваться с коллегами, но там отказались от идеи создания музея исторической древесины, поскольку у них постоянно ведутся археологические раскопки, и музей, по сути, не нужен: на протяжении многих лет раскрываются большие (по свияжским меркам) территории, и музеем является как бы сам раскоп в процессе работы. Поэтому за основу мы взяли минский музей «Берестье». Правда, там на месте раскопок построено огромное здание из бетона, внутри которого воссозданы строения XI - XIII веков. Но в Свияжске мало кто понял бы, если мы построили схожий объект советской эпохи из бетона. Чтобы музей не выделялся среди ландшафта, мы сделали его в виде искусственного озелененного холма. В нем будут представлены фрагменты домов XVI - XVII веков, обнаруженные при раскопках, а также масса других находок — детские игрушки, бытовые предметы, нумизматика, нательные крестики — те предметы, которые позволяют сделать выводы о быте свияжских горожан того времени.

— Когда откроется этот музей?

— На сегодняшний день холм уже возведен, завершаются общестроительные работы, через некоторое время туда зайдут музейщики и начнут монтаж композиций. Это займет достаточно много времени, потому как экспозиция довольно впечатляющая. Музей археологической древесины откроет свои двери в 2018 году.

— Кто финансирует его создание?

— Музей создается на принципах софинансирования из федерального и республиканского бюджетов.

«Музей Гражданской войны — очень интересный объект, в нем изначально заложена некоторая противоречивость самого события, в котором участвовали две стороны — красные и белые»Фото: «БИЗНЕС Online»

Как будут развиваться музеи истории Свияжска и Гражданской войны? Или это статичные экспозиции? (Марат)

— Музей Гражданской войны — очень интересный объект, в нем изначально заложена некоторая противоречивость самого события, в котором участвовали две стороны — красные и белые. На сегодняшний день в России хорошо доступны артефакты, связанные с красным движением. В текстах, в схеме музея у нас нет перевеса в ту или иную сторону, а вот за счет того, что больше экспонатов, связанных с красным движением, может возникнуть ощущение, что есть перекосы. Поэтому перед нами сегодня стоит задача поиска артефактов, связанных с белым движением. Их очень сложно найти, потому что в период советской власти за хранение какого-нибудь бесхитростного знака «За Ледовый поход» можно было схлопотать 15 лет. Но тем не менее перед нами стоит задача усиления экспозиции о белом движении.

— И где вы собираетесь искать эти артефакты?

— Пользуясь случаем, обращаюсь к широкой аудитории «БИЗНЕС Online»: если есть желание что-то подарить или продать музеям Свияжска, то мы с удовольствием это рассмотрим. Кстати, имена всех дарителей увековечиваются и в Книге благотворителей фонда «Возрождение», и в самом музее.

— Экспозиции музеев как-то развиваются?

— Они постоянно добавляются. Например, в зале, посвященном Свияжску XVI столетия, появилась жалованная грамота посадским людям Свияжска, выданная Иваном IV. В «тюремной» экспозиции появился интересный макет, сделанный по документу, который хранится в отделе рукописей библиотеки Казанского федерального университета. Документ озаглавлен так: «Дело о ссылке свияжского подьячего Ивашки Красулина». Этот Ивашка был старообрядцем, его во второй половине XVII столетия сослали на Белое озеро, и в этом документе очень подробно описано, с чем его высылают из Свияжска — все его имущество, книги, иконы переписаны с большой тщательностью. В макете документа все это представлено, получилось очень интересно.

— Откуда берете средства на создание экспозиций?

— На создание разных экспозиций деньги приходят из разных мест. Если создание музея истории Свияжска в основном спонсировала компания «ТАИФ», то музей Гражданской войны финансировался из бюджета республики через министерство культуры РТ.

— Для поиска спонсоров административный ресурс подключаете? Например, ТАИФ как пришел?

— Я думаю, не будет большим секретом, если скажу, что широкое участие различных предприятий нашей республики в возрождении Свияжска стало возможным благодаря поддержке этого проекта первым президентом РТ Минтимером Шариповичем Шаймиевым.

«Свияжские лаборатории, работа «Свияжск АРТели» имеют отличие: спектакли основаны либо на местной истории, либо на экспонатах музея, но так или иначе связаны со Свияжском»Фото: Любовь Симонова

ВЕСНОЙ ПРЕДСТАВЯТ ЕЩЕ ДВА СПЕКТАКЛЯ НА СВИЯЖСКУЮ ТЕМУ

Свияжск как гастрольная театральная площадка — это круто! Какие планы на нынешние весну — лето — осень у «Свияжск АРТели» и «Живого города»? (Елена) Как вообще возникла такая идея?

— Однажды к нам приехала театральная студия из Ижевска, мама руководителя которой в 40-х годах была воспитанницей свияжского детского дома, и они привезли спектакль, построенный на воспоминаниях воспитанников этого детдома. Мне эта идея показалась интересной, потому что спектакль, сыгранный в том самом месте, наполняется дополнительными смыслами. И с этого все началось. Потом в Свияжск приехал Роман Должанский из Театра наций и предложил провести у нас творческую лабораторию театров малых городов. Мы провели одну лабораторию, вторую, и так пошло-поехало.

А вообще театральная практика на территории музеев-заповедников — это не какая-то новация, это есть и в России, и за рубежом. Но свияжские лаборатории, работа «Свияжск АРТели» имеют отличие: спектакли основаны либо на местной истории, либо на экспонатах музея, но так или иначе связаны со Свияжском. Мне кажется, это один из интересных способов понимания и осмысления места. Кстати, весной будут представлены еще два спектакля на свияжскую тему. Дело в том, что в прошлом году я выиграл грант президента РФ, средства которого пошли на создание этих спектаклей. Для нас молодой сценарист из Москвы написал сценарий по так называемому делу дьяка Висковатого XVI века. Второй спектакль — кукольный. Оба спектакля соотносятся с фресками живописи Успенского собора в Свияжске.

— Кто будет ставить эти спектакли?

— Сейчас этот вопрос обсуждается. Взрослый спектакль, скорее всего, сыграют не казанские актеры, а из других городов республики или других регионов Поволжья, поскольку затем мы должны показать их в городах ПФО. А кукольный спектакль будет идти в творческой лаборатории «Угол».

«В один из майских дней на главной площади Свияжска весь день звучала классическая музыка в исполнении молодых музыкантов. Это было ненавязчиво и в сочетании с пейзажем имело свою особую прелесть»Фото: Любовь Симонова

— Многие спрашивают, когда в Свияжске прозвучит опера под открытым небом.

— Это моя светлая мечта! Есть несколько конкретных предложений, ведутся переговоры, о которых я пока не хочу говорить. Но все надо делать с учетом исторической среды Свияжска. Надо понимать, что все подобные начинания будут только дополнением к Свияжску, нет никакой необходимости создавать новый бренд острова, потому что, погнавшись за красивой идеей, с водой можно выплеснуть ребенка. К этому месту надо очень бережно относиться. Вот, допустим, Данияр Соколов делал очень красивый проект «Музыка вокруг нас», он проходил в Казани и в Свияжске. В один из майских дней на главной площади Свияжска весь день звучала классическая музыка в исполнении молодых музыкантов. Это было ненавязчиво и в сочетании с пейзажем имело свою особую прелесть.

— Мы знаем, что все творческие люди, побывав в Свияжске, уезжают оттуда очарованными. Ни у кого не было желания воплотить образ острова, например, в кинематографе?

— В фильме «Ангелы революции» Алексея Федорченко уже есть свияжский сюжет. Да и до этого в Свияжске снимались художественные фильмы. Мне кажется, что все свияжские темы у людей откладываются и когда-нибудь у кого-нибудь «выстрелят» в конкретные творческие планы.

Читала в СМИ, что для сценариев театральных действий на острове вы сами собирали истории и легенды у местных жителей. Какие из них поразили вас? (Евгения С.)

— Свияжск удивителен тем, что каждый его житель — это интересная личность, индивидуальность. У нас работал охранником Валера Лузин, который всегда меня баловал своими полумистическими свияжскими байками. Тетя Галя Жаркова прекрасная была рассказчица. А бывший учитель русского языка свияжской школы Иван Васильевич Ялтанский, наоборот, всегда рассказывал истории из жизни. Мне запомнился рассказ из его детства: однажды он увидел, как местный житель наказывал лошадь, которая застряла в канаве. Он заплакал, убежал домой, а на следующий день всю канаву выложил кирпичами, чтобы лошадь больше не страдала...

НЕ ХВАТАЕТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ТУАЛЕТОВ И МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

Очень не хотелось бы, чтобы Свияжск превратили в елочную игрушку — блестящую, но холодную. Кто следит за соблюдением той тонкой грани, за которой благоустройство начинает калечить душу территории? Многие мои знакомые перестали ездить на остров именно потому, что там навели «порядок». Конечно, местные жители достойны жить в лучших условиях, но не увлеклись ли там пошлыми газончиками и тротуарной плиткой? (Аксенов М.П.)

— Что касается ландшафта и так называемого духа места, то их сохранение входит в задачу музея-заповедника. В реализации проекта принимает участие множество людей, и то, что получается в итоге, — это результат компромисса. Музей отстаивает свой взгляд на вещи, иногда это получается сделать, иногда — в меньшей степени. Могу ответственно заявить, что в процессе работы понимание того, как и что лучше делать в Свияжске, увеличивается у всех участников процесса. И большинству посетителей, которых сегодня намного больше, чем прежде, нравится нынешнее состояние острова. Тем не менее специально для сохранения души Свияжска создается специальная архитектурная служба, которая сможет тоньше регулировать эти вопросы.

У этой медали есть и вторая сторона. Я много езжу по историческим местам России, в том числе бываю там, где дела идут не очень хорошо. И там вместе с ностальгическим запахом крапивы ощущается такой дух печали! Совершенно нищие работники музеев, депрессивное безработное население вокруг, разваливающиеся уникальнейшие памятники зодчества... Видя такие примеры, у меня просто язык не поворачивается призывать вернуть Свияжск к прежнему состоянию.

«Что касается ландшафта и так называемого духа места, то их сохранение входит в задачу музея-заповедника. В реализации проекта принимает участие множество людей, и то, что получается в итоге, — это результат компромисса»Фото: «БИЗНЕС Online»

— Чего, на ваш взгляд, сегодня не хватает на острове из инфраструктуры, необходимой для туристов? (Игорь Трофимов)

— Есть недостаток общественных туалетов, хотя жалоб на это мы стали получать на порядок меньше после открытия входной группы и общественного туалета на улице Успенской. Проблема, однако, есть, но она решается, например, скоро откроется художественная галерея, которая размещается в здании бывшего ремесленного училища, и там будет еще один санузел; специальный блок общественных туалетов появится во дворе гостевого дома музея на улице Московской. Вторым существенным моментом являются возможности по оказанию неотложной медицинской помощи, этот вопрос у всех на контроле и обязательно будет решен в ближайшее время.

Есть ли в планах сделать удобную и современную смотровую площадку с видом на Волгу? (Васильев М.В.)

— Вопрос для меня немного парадоксальный, потому что вся верхняя часть Свияжска — смотровая площадка... Есть мысль установить бинокуляры: монетку бросаешь и можешь вдаль посмотреть. А делать какие-то искусственные площадки на уже существующей природной площадке — это задача неблагодарная, мне кажется.

«МЫ НАХОДИМСЯ В КОНКУРЕНТНОЙ СРЕДЕ, СВИЯЖСК НЕ ОДИН НА БЕЛОМ СВЕТЕ»

— Недавно министерство культуры РТ подписало соглашение о сотрудничестве с Третьяковской галереей, согласно которому будут не только выставки организованы, но и мастер-классы о том, как продвигать выставки. Такой обмен опытом востребован сегодня?

— Эта тема больная, потому что в типовом штатном расписании для музеев нет таких должностей, как специалист по маркетингу, по рекламе. И когда мы говорим родному государству, что нам нужно создавать отдел маркетинга, нужно заниматься рекламой, нам отвечают: таких должностей в перечне нет. И это большая проблема, потому что мы живем в мире, где реклама и маркетинг играют большую роль. Но, думаю, в этом году мы этот отдел все-таки создадим. Если ты делаешь прекрасный продукт, то его надо продать. Мы находимся в конкурентной среде, Свияжск не один на белом свете. Чтобы турист поехал не в Ярославль или Великий Новгород, а к нам, требуется маркетинг.

А что касается того, что московские коллеги нам «глаза откроют», то это несколько обывательское понимание. Все музейщики общаются между собой, обмениваются идеями и информацией, дружат. В том числе мы плотно общаемся со специалистами из Третьяковки, из всех крупных российских музеев. И, кстати, многие как раз к нам за опытом ездят, скажу без ложной скромности. Татарстан не глухая дыра, у нас при поддержке нашего правительства, министерства культуры РТ проходит масса общероссийских музейных мероприятий. Коллеги всей страны с большим уважением относятся к татарстанскому музейному сообществу, мы это чувствуем, куда бы мы ни приехали.

— У вас есть объяснение тому, что в Москве на выставки Серова и Айвазовского стояли километровые очереди?

— Это и результат грамотной рекламной стратегии музея, и магия имен. Айвазовский — самый продаваемый художник, он интересен и молодым, и пожилым людям. Что касается Серова, то сейчас большой интерес к тому периоду истории, когда он работал. Образно говоря, музей взял хит и умело его продал. С другой стороны, если бы в казанских музеях были картины такого достоинства, то недостатка в посетителях тоже не было бы. Есть качественный продукт, есть команда и есть еще такое понятие, как финансирование. Обратите внимание: про очереди мы все услышали, а про соотношение расходов на выставку и доходов от нее — нет. И это правильно, потому что если музеи начнут оценивать по таким критериям, это будет крайне тревожным симптомом для государства и общества.

Экспозиция в музее истории Свияжска получила Гран-при национального конкурса «Российская Виктория» в номинации «Экспо-дизайн»Фото: gossov.tatarstan.ru

Как вы думаете, сколько стоило привезти картины Серова из Дании или Франции? А бюджет выставки Айвазовского, предполагаю, с лихвой перекрывает затраты на всю культуру отдельных регионов... А вообще, это нормально, когда в таком мегаполисе, как Москва, стоят очереди на временные выставки. Кстати, у нас в регионе я только один случай помню большой очереди в музей, когда привозили выставку Ильи Глазунова в 1980-е годы в Йошкар-Олу. Из Казани ехали битком набитые автобусы туда, люди стояли в очереди часами.

— В мире есть какие-то общие тенденции развития музейного дела?

— Все сейчас как раз пытаются понять, куда движется музей. Раньше основная задача музеев состояла в том, чтобы сохранить древности. Даже не показать, а именно сохранить. Но последние несколько десятков лет идут дискуссии по поводу того, каким должен быть современный музей, и здесь наблюдается поворот к людям, к использованию методик обратной связи, к изучению потребителя, к большей открытости. Что касается конкретно музеев-заповедников, то на международном уровне один из основных моментов, на который обращается внимание, — это взаимодействие музея и местного сообщества: насколько оно представлено, удовлетворено, имеет бонусы от деятельности музея. На последнем конгрессе международного союза музеев нобелевский лауреат, турецкий писатель Орхан Памук высказал мысль, в которой, мне кажется, есть глубокий смысл: он призвал развернуться от строительства гигантских амбициозных музеев к музеям, соразмерным человеку, от создания экспозиций, посвященных народам и государствам, к экспозициям, посвященным человеку, отдельным судьбам. Я думаю, этот гуманистический призыв очень важен, и не только для музейного дела.

«Уже в зрелом возрасте меня, как всякого россиянина, потянуло в деревню, и на этой волне в 2007 году я оказался в Свияжске. Мне казалось, что это место заслуживает лучшей судьбы, чем была на тот момент»Фото: tatarstan.ru

«...И У МЕНЯ ВОЗНИКЛА МЕЧТАТЕЛЬНАЯ ИДЕЯ ЧТО-ТО СДЕЛАТЬ ДЛЯ СВИЯЖСКА»

— Как вы, житель Казани, стали главой Свияжского сельского поселения в 2008 году? (Алия)

— Еще в школьном возрасте, году в 1977 - 1878-м, меня в Свияжск привез отец. И увиденное меня потрясло: заросли травы, заброшенные храмы, бродят в халатах страшноватые люди — больные психиатрической клиники, которые имели возможность выходить за территорию. Я часто потом о Свияжске вспоминал, раз в несколько лет удавалось съездить туда. Уже в зрелом возрасте меня, как всякого россиянина, потянуло в деревню, и на этой волне в 2007 году я оказался в Свияжске. Мне казалось, что это место заслуживает лучшей судьбы, чем была на тот момент. И у меня возникла мечтательная идея что-то сделать для Свияжска. Хотя никакими большими ресурсами я не обладал и не обладаю, слава Богу, друзья помогали.

— И с чего вы начали?

— Начал общаться с местными жителями. Затем я стал советником действующего главы поселения, но поскольку он на острове вообще не появлялся, а я жил постоянно, то стал решать какие-то вопросы населения. И в итоге меня выбрали главой поселения. Муниципальное законодательство позволяет такое. Мне нравится с людьми работать, я общительный.

— А когда выбрали, наверное, начали требовать решения проблем: газ, мост, питьевая вода, бесперебойный свет ...

— Газ никто не требовал, потому что никто не знал, что это такое... В основном требовали дрова и решения проблемы с водой. Те проблемы, которые сегодня кажутся далекими, тогда стояли ребром. Ко мне стояла очередь пожилых людей, которым нечем было топить печку... Перегорел насос, качающий воду, а запасного не оказалось, и пришлось звонить по друзьям — «стрелять» денег, чтобы купить новый... У трактора лопнуло колесо, а на дворе — метель, и все заметет... Работа в те годы была — мама не горюй!

— Вы приехали в Свияжск по велению сердца, а тут пришел фонд «Возрождение» с огромными ресурсами... Ревности не было?

— Помилуйте — какая ревность?! Я могу испытывать только чувство радости от того, что пришли люди, способные решить в том числе и бытовые проблемы жителей, которым я не мог помочь.

— Что движет вами, что или кто вдохновляет на смелые и ответственные шаги? (Арслан)

— Читатель оперирует такими категориями, которыми я не мыслю... (смеется) Просто мне интересно этим заниматься.

Фонд поддержки современного искусства «Живой город» и фестиваль «Дни уличных искусств» — зачем вам это? (Зуфар)

— Не секрет, что я еще с 1991 года работал в галерее «Аврора», в 2005 году был куратором галереи «Аврора 1991». Этой деятельностью я занимаюсь почти всю жизнь и отказаться от нее не то что не могу, а она сама все время находит меня.

— Для кого вы пишите сказки? Где их можно почитать? (Мария)

— Я их не пишу для кого-то, сказки как какой-то цветок внутри рождаются, а я их просто записываю. Я с детства сказки люблю и даже сейчас, честно говоря, их почитываю.

— Ваши сказки изданы?

— Да, изданы три сказки. Купить их можно либо в Свияжске, либо в книжном магазине при «Смене». Они стоят недорого, и я всех призываю их купить (смеется). Они на современные сюжеты, но я пытался передать в них свияжский дух.

— «Что самое сложное в вашей работе?» — спрашивает наш читатель Алексей. А я уточнила бы: что сложнее найти директору музея-заповедника — деньги или кадры?

— Кадры, конечно. Падение уровня общего образования ощущается очень сильно.

«ОСТРЫЙ, ИНТЕРЕСНЫЙ, ПОЛЕМИЧЕСКИЙ РЕСУРС»

— «БИЗНЕС Online» читаете?

— Конечно! Думаю, читаю вашу газету с момента ее появления. У вас оперативно появляется информация, репортажи довольно острые. Как и все, я практически перестал читать бумажные газеты, но несколько изданий, например «Наука и жизнь», все-таки выписываю, это дань многолетней семейной традиции.

— Что думаете о нашей газете?

— Это острый, интересный, полемический ресурс, половина статей — дискуссионная. Иногда я досадую из-за комментариев, когда люди что-то напишут друг другу с такой злостью, вступают в перепалки, причем сам предмет статьи, кажется, не имеет часто никакого значения: что о погоде статья, что просто какая-то невинная новость... Эта злость расстраивает. И без нее очень много негативного вокруг. Поневоле вспомнишь слова «...блаженны миротворцы».

— Артем Николаевич, спасибо за интересный разговор. Успехов вам и всей вашей команде энтузиастов!

Силкин Артем Николаевич родился 25 мая 1971 года в Казани. Окончил КГУ по специальностям «биохимия» (1993), «юриспруденция» (1999). По президентской программе переподготовки управленческих кадров на экономическом факультете КГУ получил дополнительное образование по специальности «маркетинг». В 2016 году повышал квалификацию в Нижегородском филиале Академии государственной службы при президенте РФ, получил специальность «управление организациями культуры». В 2011 году участвовал в стажировке, организованной министерством культуры Франции в области управления музеями. Имеет сертификаты о повышении квалификации в области бухгалтерского учета, юриспруденции, управления организациями культуры.

С 1985 года — слесарь 1-го разряда, ночной сторож, переводчик с английского языка технической литературы.

1991 - 1994 — работал в казанской галерее «Аврора», заместителем директора в различных торговых предприятиях.

2005 — куратор казанской галереи «Аврора 1991», организовывал кинопоказы неформатного кино в различных кинотеатрах Казани, гастроли театров, куратор нескольких десятков выставок в различных музеях Казани, Москвы, Нижнего Новгорода, Киева и т. д.

В начале 2000-х — заместитель начальника управления федеральных автомобильных дорог Волго-Вятского региона.

2008 - 2010 — глава Свияжского сельского поселения.

С 2010 по настоящее время — директор государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника «Остров-град Свияжск».

Депутат Свияжского сельского поселения.

Учредитель и член совета ТРО ВООПИК, член российского ICOMOS, член международного союза музеев ICOM, член совета союза музеев РТ, член административного совета «Альянс Франсез Казань», один из инициаторов возобновления деятельности и член татарстанского отделения Русского географического общества, соучредитель фонда поддержки современного искусства «Живой город», член рабочей группы по подготовке плана управления объектом всемирного наследия «Исторический центр Санкт-Петербурга», член рабочей группы по подготовке номинационного досье для включения Свияжска в список объектов всемирного наследия. Автор научно-популярных статей на темы культурного наследия и маркетинга в области культуры. Пишет сказки.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (16) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
24.02.2017 17:52

8 тысяч для научных сотрудников - это издевательство! Как не стыдно чиновникам и первым лицам республики пиариться за счет работы вот этих самых научных сотрудников и при этом платить им элементарно копейки. Минимум (могли бы и из своего кармана добавить или из всяких созданных фондов) до 40 тысяч рублей хотя бы!

  • Анонимно
    24.02.2017 09:47

    Молодец Артём! Хорошо знал его отца, знаю мать. Достойный сын прекрасных родителей

  • Анонимно
    24.02.2017 10:32

    Спасибо всем кто создал и работает над проектом. Не зная свою историю нельзя думать о будущем. За годы Советской власти утрачено много памятников культуры, надо оставшиеся сохранить и передать следующим поколениям. Молодец Артем, спасибо! Так держать!!!!

  • Анонимно
    24.02.2017 10:39

    У научного сотрудника зарплата должна быть 30-40 тысяч. Почему не думают о людях. минималку нужно поднимать в 3 раза.

    • Анонимно
      26.02.2017 23:18

      Научные сотрудники нужны там, где существует наука. А экскурсоводу достаточно методичку знать наизусть.

  • Анонимно
    24.02.2017 13:54

    советник нужен по Свияжску,при президенте.Вот тогда пойдут дела..

  • Анонимно
    24.02.2017 14:32

    По поводу Ильи Глазунова..... Осенью 1990 года картины Глазунова выставлялись в Казани ,в выставочном зале на К.Марса.....А так,статья очень интересная......Человек на своем месте.....Этим все сказано....

  • Анонимно
    24.02.2017 17:52

    8 тысяч для научных сотрудников - это издевательство! Как не стыдно чиновникам и первым лицам республики пиариться за счет работы вот этих самых научных сотрудников и при этом платить им элементарно копейки. Минимум (могли бы и из своего кармана добавить или из всяких созданных фондов) до 40 тысяч рублей хотя бы!

    • Анонимно
      24.02.2017 22:52

      когда вы это видели процесс "добавления" из кармана чиновником ?? Скорее обратное наблюдаем - и этого много.

  • Анонимно
    24.02.2017 18:15

    Одно только жаль. Напротив храма выстроили новодела, которые очень плохо смотрятся рядом с историческими памятниками.

  • Анонимно
    24.02.2017 22:31

    Хорошее интервью с интересным человеком, отдающим всего себя прекрасному делу. Поражает широта его эрудиции, неутомимость в поисках новых путей развития культурного объекта, которым он занимается. Редкий человек! Спасибо ему за это!

  • Анонимно
    24.02.2017 23:33

    Да, бывают же люди.. Чем-то наш мир лучше получается у них делать.
    Спасибо.

  • Анонимно
    25.02.2017 01:33

    Артем, спасибо вам за вашу работу!
    В бытовом плане я бы
    -переделала лестницу на остров, все туристы жалуются на плохое самочувствие после подьема,
    -сделала б аренду прогулочного транспорта, чтоб можно было на велосипедах прокатиться хотя бы вокруг острова,
    -добавила б козырьки от солнца, часто летом солнечный удар у туристов был, тени нет вообще, кроме как Святых Успенских врат,
    -привлекла б казанских школьников к высадке деревьев: и их вклад, и зелень будет этому лысому ныне острову,
    -задекорировала бы нелепые коричневые таунхаусы под старину,
    - вывески нужно добавить на объекты, а имеющиеся переделать в едином стиле, под старину,
    -добавила б на парковку пункт общественного питания: в идеале фирму Тубетей,
    -штатных музейных экскурсоводов одела бы в красивую русскую одежду, как минимум русский платок с кистями- больно скудно у вас они выглядят, вот в Дивеево у гидов зонты от солнца с рюшечками под старину и обязательно громкоговоритель,
    -при входе в вокзал по центру должен стоять не ресепшн консультанта, а огромный стенд со всеми вашими услугами, программами, музеями, ящиком для сбора пожертвований на развитие музея, аудиогидами как в Городской панораме, бесплатными картами острова, банкоматом!!!,
    -нереально возить туристов от перехватывающей парковки на автобусе, если только индивидуалов, проще со стороны Щуки вдоль острова выделить места автобусам,
    -о проведении мероприятий информировать всех казанских гидов по смс или электронной почте через ТИЦ, чтоб они приглашали туристов на остров, допустим о Масленице, Свияжской ухе...
    -для входа в монастырь сделать единую одежду посетителей- не разноцветные юбки и разнобойные платки, а все одинаковое, в едином стиле
    -не помешала бы канатная дорога от Казани через Иннополис на Свияжск...
    - пора вам самому начать выпускать газету "Свияжские вести", очень красиво и интересно вы пишете!
    Еще раз спасибо вам за то, что вы сделали для острова, буду надеяться, что мои пожелания хоть частично реализуются.
    Оксана Ахмедзянова, татар-тур.

  • Анонимно
    25.02.2017 13:31

    И все бы хорошо, но как дошел до "ЦРМ системы" понял, что плохо все. Уж свой язык забываем. Как умные попугаи перепеваем уже аббревиатуры англоязычных названий! Но как звучит! "Customer Relationship Management" - восхищен! Полное ощущение, что живу уже не в Казани, а за океаном. Зарплата, правда, почему-то не в баксах выплачивается, а в каких-то "рублях"...

  • Анонимно
    27.02.2017 18:00

    Про заработные платы научным сотрудникам музея - директор или "скромничает" или не совсем в теме. У такого плана работников, занятых на полную ставку, уровень ЗП в 2 раза выше. Кроме того есть внебюджетная составляющая. Низкий, конечно, уровень никто не спорит, но уж так "привирать" не стоит.

  • Анонимно
    6.03.2017 19:50

    1. Да, с туалетами там некоторая проблема. Не сказать, что их нет, но туалет должен быть около пристани, где люди выходят после путешествиях на теплоходе из Казани до Свияжска.
    2. Музей Троцкого - передаёт наивное представление музейных работников о музеях. Это пара комнат, где стены вплотную увешены документами мелким шрифтом. Это всё-таки музей, а не библиотека и не архив. Здесь нужно больше наглядности и экспонатов. Не сказать, конечно что их там нет - например фигуры Троцкого и красноармейцев красного цвета. Это хорошо, но зачем в музее полуснившие остатки когда-то выкинутого сломанного револьвера? Нормального оружия гражданской войны в таком музее, конечно, не разместишь, но нужно сделать хотя бы правдоподобные макеты оружия гражданской войны, а во дворе поставить крохотную пушку времён гражданской войны.
    3. И ещё. Не хотелось бы, чтобы Свияжск, как поселение, стал только музеем. Нужно создать на острове какую-то минимальную экономику, чтобы он был немного и современным поселением, где люди могли бы работать и зимой. И желательно не производство, а что-нибудь наукоёмкое. Хотя конечно нужны и обычные прозаические вещи - школа и т.д.

    Это о проблемах. Но в целом, конечно, сейчас в Свияжске здорово. Проведена очень большая работа.

  • Анонимно
    13.03.2017 00:51

    проблемы с посещением Свияжка ??? Людям неинтересно? Это проблемы вот таких директоров - много слов правильных, но приехав в Свияжск ничего: все предоставлены самим себе. Какие автобусы недогружденные Казань - Свияжск??? Они оказывается были?. Аж в расписании автовокзалов? А сам то директор не пробовал узнать - были они или нет. По крайней мере при вопросе о таких автобусах на обоих автовокзалах кассиры ничего про это не слышали. Кто то говорил, что отходят от Кремляю может быть. от московского?. Из таких мелочей вроде впечатление такое, что все делается для того чтобы народ в Свияжск не ездил. А что плывет в Свияжск? это же чудо какое то позорное. 21 век.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Будем на связи!

БИЗНЕС Online на Facebook БИЗНЕС Online во ВКонтакте Напомнить позже