Бизнес 
13.03.2017

Ренат Халяпов, ПКФ «Сингер»: «Мы спасли крымские виноградники Ивана Егорова»

Производитель малотоннажной химии о чудо-геле против засухи, герметиках для ПОЗиСа и «патронаже» Рафината Яруллина

«Президент Минниханов принял волевое решение: противопожарный гель должны закупить все районы. Каждый из них приобрел у нас по 10 ведер. И все успокоились: больше ни у кого нигде ничего не горит», — рассказывает о судьбе одной из разработок совладелец компании «Сингер» Ренат Халяпов. За что маленькую компанию из Зеленодольска ценит «Нижнекамскшина», как Рафинат Яруллин стал «отцом» чудо-геля для аграриев и чем полезны санкции, он рассказал «БИЗНЕС Online».

«Давно надо было случиться кризису. Тогда бы мы раньше занялись импортозамещением. Все эти вещи мы реально можем делать. Просто надо приложить голову и руки» «Давно надо было случиться кризису. Тогда бы мы раньше занялись импортозамещением. Все эти вещи мы реально можем делать. Просто надо приложить голову и руки» Фото: Сергей Елагин

«ЛЬВИНАЯ ДОЛЯ ПРОДУКЦИИ ОРИЕНТИРОВАНА НА «НИЖНЕКАМСКШИНУ»

Ренат Миргалиевич, какая основная продукция в производстве компании «Сингер»?

— Львиная доля — процентов 70 — нашей продукции ориентирована на «Нижнекамскшину». Для этого крупнейшего производителя шин мы разработали и производим технологические добавки, низкотемпературные пластификаты. Например, технологическая добавка, которую мы туда успешно поставляем уже на протяжении 10 лет, — это цинковая соль жирных кислот. Она, во-первых, способствует лучшему перемесу всех материалов с каучуком. Во-вторых, разжижает резину. В результате мы получаем хорошие шины. Это очень дорогостоящее и энергоемкое производство. Применение этой добавки позволяет перейти на двухстадийное изготовление шин. А это уже экономия и электроэнергии, и трудозатрат.

С «Нижнекамскшиной», а им ежемесячно требуется стабильный объем продукции, у нас сложились замечательные отношения. Как раз здесь и срастается большой и малый бизнес. Мы входим в категорию отличных поставщиков. Они оценивают это ежеквартально по целому ассортименту показателей: качеству продукции, доставке, цене. Мы, кстати, аттестованы по системе менеджмента качества ISO 9001. Это необходимое требование для работы с таким клиентом. Сейчас мы разработали еще два пластификатора для шин, которые успешно прошли испытания. Это смолы на основе абсорбента. Еще два в разработке. Один из них — аналог монобонда. Импортный монобонд, а их в основном производят в Германии, стоит порядка тысячи рублей за килограмм. А прогнозируемая цена нашего — максимум 300. «Нижнекамскшина» остается для нас базовым клиентом. Тем не менее мы буквально в январе вышли со своей добавкой еще и на Алтайский шинный комбинат. Сейчас там проводятся расширенные испытания. Надеемся и с ними заключить договор на поставку.

У вас же малое предприятие: сможете?

— Мощности у нас есть. По этой продукции мы загружены только на 60 процентов. Запасов сырья тоже достаточно. Набрать дополнительно людей не проблема. Зарплата у нас, я считаю, достойная: порядка 30 - 35 тысяч.

А какой у вас штат?

— Со всеми инженерно-техническими работниками 34 человека.

///Фото: Сергей Елагин
Фото: Сергей Елагин

«ДАВНО НАДО БЫЛО СЛУЧИТЬСЯ КРИЗИСУ»

Это предел или вы можете стать для шинников еще более востребованными?

— Им сегодня только по импортозамещению нужно порядка 35 ингредиентов. Это различного рода модификаторы, пластификаторы, добавки. Непочатый край работы для науки и для нас.

Выходит, введение санкций оказалось вам только на руку?

— Честно говоря, с введением санкций мы почувствовали себя даже лучше. Давно надо было случиться кризису. Тогда бы мы раньше занялись импортозамещением. Все эти вещи мы реально можем делать, просто надо приложить голову и руки.

С учетом открывшихся перспектив вы еще не решили увеличить штат?

— Мы привлекаем людей со стороны. В нашем КХТИ есть замечательные ученые. Работаем мы и с ВНИИУС, который возглавляет академик Ахмет Мазгарович Мазгаров, и с Институтом имени Арбузова. Некоторые исследования ведем параллельно. Например, октаноповышающей добавки для топлива. Эта разработка у нас уже на уровне патента. Второе направление — содержание парафинов в том же дизтопливе. Все эти добавки на рынке пока что исключительно импортного происхождения. Одним словом, тема востребованная. Поэтому нам очень любопытно поработать. Но самое главное — получить результат.

Еще мы дружим с казанским отделением «Роснано». Его возглавляет Дмитрий Пашин. Они нам предложили разработать сополимер для водорастворимых салфеток. Мы сделали и уже отправили опытную партию в 300 килограммов в Израиль. Специалисты оттуда связывались с нами. Буквально до ниточки все проверяли, не веря, что мы смогли это сделать. Возникла было проблема технического плана, но мы ее уже решили. Содержание спирта у нас превышало допустимые нормы: в Израиле требования намного жестче. Мы вместо предельных 0,5 процента снизили его даже больше — до 0,11 процента.

Нам вообще стала очень интересна эта тема. Суперабсорбенты можно использовать в том числе для памперсов, женских средств гигиены и различных впитывающих салфеток. А недавно к нам из Самары приезжал представитель компании «Рускабкомплект». Они хотят закупать наш абсорбент для водопоглощающих лент. Разработка у нас уже есть. Теперь необходимо закупить оборудование. Имеющихся средств явно недостаточно — оно же дорогостоящее. Будем брать кредиты: другого пути нет. Также пытаемся начать работу с «Уралкалием». В частности, ждем от них заключения по пылеподавителю для калийных солей. С учетом того, что это предприятие добывает миллионы тонн калия, это очень перспективное направление. То есть мы не просто так протираем штаны. Темы у нас прямо на выходе.

«Наша технологическая добавка, которую мы успешно поставляем «Нижнекамскшине», способствует лучшему перемесу всех материалов с каучуком и разжижает резину. В результате мы получаем хорошие шины» «Наша технологическая добавка, которую мы успешно поставляем «Нижнекамскшине», способствует лучшему перемесу всех материалов с каучуком и разжижает резину. В результате мы получаем хорошие шины» Фото: shinakama.tatneft.ru

«А ДВЕ БОРДЮРИНКИ ОСТАЛИСЬ ЦЕЛЫМИ И НЕВРЕДИМЫМИ»

Одним словом, все химичите?

— Да. Мы сделали упор на производство малотоннажной химии. Еще мы производим полиуретановые покрытия различного назначения, начиная с декоративного. Их у нас берут в основном заводы ЖБИ. Таким покрытием, например, обрабатывают полы для усиления бетона.

Это тоже была спецразработка?

— Скорее этот тот случай, когда, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Однажды бордюры, которые производит завод в Ульяновске, полили антигололедным реагентом, и они все рассыпались. А две бордюринки, которые случайно оказались покрыты нашим материалом, остались целыми и невредимыми. После этого ульяновцам даже стало экономически выгоднее выпускать новые бордюры с покрытием, чем восстанавливать старые. Были у нас разработки и для Казахстана. Например, поглотитель сероводорода, который используется как реагент при добыче нефти. В позапрошлом году мы поставили большое его количество — порядка 600 тонн — нашим алма-атинским партнерам. За год мы реализовали его примерно на 70 миллионов рублей. Сейчас несколько иная ситуация. С нефтяниками ведь работает очень много компаний, поэтому большая конкуренция.

«Каждый производитель герметика имеет свою рецептуру, которую держит в секрете» «Каждый производитель герметика имеет свою рецептуру, которую держит в секрете» Фото: Сергей Елагин

Кстати, территорию в Зеленодольске, где вы все это создаете, вы арендуете?

— Нет, гектар земли и около 2 тысяч квадратных метров производственных площадей у нас здесь в собственности. Кроме того, мы дополнительно купили в Марий Эл базу на обанкротившемся заводе холодильного оборудования: три огромных цеха общей площадью около 7 тысяч квадратных метров. Сейчас оказываем там процессинговые услуги для компаний, которые работают с нефтяниками. Расфасовываем для них различного рода эмульгаторы, буровые растворы. Это давальческое сырье. Группа компаний «Русо», «МИРРИКО» привлекают нас как субподрядчиков. Мы пошли на это, чтобы у нас не простаивало оборудование и площади. Но однозначно будем выпускать свою продукцию. Наш интерес заключается именно в этом.

Ваша компания — пример малого бизнеса, который довольно успешно себя нашел. Какова в этом роль «Татнефтехиминвест-холдинга»?

— Мы находимся под его патронажем.

Насколько сложнее вам пришлось бы без его поддержки?

— Намного. Например, когда возникали сырьевые проблемы, вмешательство гендиректора холдинга Рафината Яруллина не раз кардинально меняло ситуацию.

Он еще и один из соучредителей вашей компании. Как это произошло?

— Мой приятель по вузу и по жизни, а мы с ним дружим уже лет 40, в холдинге управляющий делами. Через него мы и познакомились с Рафинатом Саматовичем. Он отнюдь не свадебный генерал, а реальный учредитель. Прекрасный химик, профессор, он частенько подсказывает нам, в каком направлении нужно вести исследования.

«Еще мы производим полиуретановые покрытия различного назначения, начиная с декоративного. Их у нас берут в основном заводы ЖБИ. Таким покрытием, например, обрабатывают полы для усиления бетона»Фото: Сергей Елагин

«РАНЬШЕ ПОЗиС ПРИВОЗИЛ ГЕРМЕТИК ОТКУДА-ТО ЗА ТРИДЕВЯТЬ ЗЕМЕЛЬ»

Когда и как возникла ваша компания?

— В 2004 году. Тогда местный завод ПОЗиС, выпускающий холодильники, попросил разработать герметик. Совместно с учеными нашего технологического университета мы это сделали. Этот герметик мы поставляем уже в течение 13 лет. Им смазывают поверхность между внутренним и наружным шкафом холодильника перед заливкой пенополиуретаном для того, чтобы не было протечек.

Почему заказ поступил именно вам?

— У нас команда с, так сказать, химическим уклоном. Я, к примеру, инженер-технолог.

Формула герметика была известно и вам просто надо было наладить его производство?

— Нет, формулы как таковой у нас нет. Каждый производитель имеет свою рецептуру, которую держит в секрете. Мы делали его, что называется, на ощупь. Тем не менее уложились буквально в два месяца. Конечно, какие-то нюансы с новым продуктом возникают в любом случае. Но все недоработки мы в конце концов устранили.

«Наш завод по производству гидрогеля — это реакторы, сушильные камеры, дробильные установки»Фото: Сергей Елагин

А где ПОЗиС брал его прежде?

— Привозил откуда-то за тридевять земель. Были и импортные герметики, и производства некой московской фирмы. Естественно, это большие логистические накрутки. А у нас и сам продукт получился дешевле, и везти его далеко не надо: производство находится в каких-то 200 метрах от проходной завода по производству холодильников. Поэтому им выгоднее работать с нами.

Иначе говоря, ваш герметик себя уже зарекомендовал?

— Да. У нас своя марка МГН 5.

В каких объемах вы поставляете его ПОЗиСу? И только ли ему?

— Зеленодольский завод может брать и 8, и 10 тонн в месяц: это зависит от объема выпуска холодильников. Примерно такая же картина у Саратовского объединения по выпуску холодильной техники. Потребности Волжского завода, который выпускает низкотемпературные шкафы, торговые прилавки и т. д, конечно, поменьше. Вообще, герметик для производителей холодильной техники занимает всего порядка 10 - 15 процентов нашей товарной продукции.

«Шинникам сегодня только по импортозамещению нужно порядка 35 ингредиентов. Это различного рода модификаторы, пластификаторы, добавки. Непочатый край работы для науки, и для нас» «Шинникам сегодня только по импортозамещению нужно порядка 35 ингредиентов. Это различного рода модификаторы, пластификаторы, добавки. Непочатый край работы для науки, и для нас» Фото: Сергей Елагин

«НЕЖДАННО-НЕГАДАННО РОДИЛИ ГИДРОГЕЛЬ»

Вы производите еще и гидрогель для сельского хозяйства. Как возникла эта тема?

— Помните, наверно, пожароопасный 2010 год? Перед нами была поставлена задача произвести гидрогель, который используется при пожаротушении. И у нас это получилось. Но тогда никто всерьез не занимался его продвижением. А два года назад такая команда появилась. Данила Билалов, простой деревенский парень из Богатый Сабов, ныне это мой заместитель, пришел ко мне с предложением: «Давайте поднимать завод гидрогелей». Сейчас он, можно сказать, мотор завода. Билалов, кстати, и принес заказ на поставку гидрогеля для пожаротушения. Мы тогда 10 тонн отгрузили для минобороны.

Чтобы распылять сверху, когда горят леса?

— Да. Такие аналоги были в основном только зарубежные. Мы их долго изучали. Особенно израильский вариант, в основе которого полиуретановая композиция с акрилом. Наш гидрогель также разработан на основе акриловой кислоты. Это тройной сополимер. Заключение института противопожарной обороны МЧС подтверждает эффективность нашего продукта: для того чтобы погасить огонь, нужно в два раза меньше воды.

«У нас и сам герметик получился дешевле, и везти его далеко не надо: производство находится в каких-то 200 метрах от проходной завода по производству холодильников» «У нас и сам герметик получился дешевле, и везти его далеко не надо: производство находится в каких-то 200 метрах от проходной завода по производству холодильников» Фото: Сергей Елагин

Дело получило дальнейшее развитие?

— Мы ткнулись туда, сюда, даже на федеральное МЧС выходили, его тогда возглавлял Сергей Шойгу. Писали письма. Нас заверили: должны, будем. И на этом все заглохло. Зато знаю, что часть геля в конце прошлого года оборонное ведомство уже израсходовало. Качеством они довольны. Сейчас, видимо, ждут нового поступления средств.

— А у нас в Татарстане им не заинтересовались?

— Президент Минниханов после моего выступления на заседании совета директоров «Татнефтехиминвест-холдинга» принял волевое решение: противопожарный гель должны закупить все районы. Каждый из них приобрел у нас по 10 ведер. И все успокоились: больше ни у кого нигде ничего не горит. Тут-то и возникло сельское хозяйство. Рафинат Саматович сказал нам: «Давайте попробуем сделать так». Мы воспользовались его подсказкой и нежданно-негаданно родили влагоотдающий абсорбент. У любого растения, которое мы поливаем, 90 процентов воды просто испаряется. А сополимер эту влагу в себя вбирает, а когда поднимается температура, отдает ее растению. Особенно это интересно безводным районам: в разы сокращается частота орошения.

При содействии постоянного представительства РТ в Крыму институт виноградарства и вина «Магарач» на территории одноименной компании провел испытания. Результат хороший: использование нашего гидрогеля улучшает приживаемость саженцев на 5 процентов. Это экономит солидные суммы владельцам виноградников. Прирост картофеля на полях Татарстана там, где использовался наш абсорбент, близок к 12,5 процентам. В этом году ожидаем еще более высокие результаты по приросту картофеля, потому что постоянно работаем над качеством продукта.

«Мы, можно сказать, спасли виноградники, которые там приобрел «Ак Барс холдинг» Ивана Егорова. Заменив французский гидрогель нашим, они еще и получили выгоду: вложив 200 тысяч рублей, сэкономили три миллиона» «Мы, можно сказать, спасли виноградники, которые там приобрел «Ак Барс Холдинг» Ивана Егорова. Заменив французский гидрогель нашим, они еще и получили выгоду: вложив 200 тысяч рублей, сэкономили три миллиона» Фото: rk.gov.ru

Ваш гидрогель нашел в итоге своего потребителя?

— Вот уж парадокс: гидрогель для сельского хозяйства принес нам больше пользы и прибыли, нежели разработка для нужд МЧС. Мы уже вышли на массовое производство. Он у нас успешно продается по всей России. В том числе его покупают фермерские хозяйства. Наш продукт прилично используют в безводных районах Крыма. Заказ для них составляет порядка 7 тонн в месяц. Для сравнения: за весь позапрошлый год мы реализовали всего около 12 тонн. Тогда наш гидрогель был еще мало раскручен. Кстати, в том же Крыму нам довелось помочь своим землякам. Перебои с водой на полуострове — известное дело. Мы, можно сказать, спасли виноградники, которые там приобрел «Ак Барс Холдинг» Ивана Егорова. Заменив французский гидрогель нашим, они еще и получили выгоду: вложив 200 тысяч рублей, сэкономили 3 миллиона. Естественно, мы хотим и дальше развивать это направление. Оно очень перспективное. Пока рынок абсорбентов у нас состоит исключительно из импорта: он поставляется из Франции, Китая, Германии и т. д. Но в этом году мы уже успели отвоевать часть рынка.

Насколько ваш гидрогель дешевле?

— Если килограмм импортного сополимера стоит порядка 1 - 1,2 тысяч рублей, у нас его стоимость составляет 400 - 450 рублей в зависимости от состава. А по качеству мы не уступаем. Некоторые клиенты даже утверждают, что наш гидрогель лучше. Вообще, в Европе и США гидрогель в сельском хозяйстве используют уже давно. У нас же только-только начинают. И хотя Рустам Нургалиевич еще пару лет назад предостерегал аграриев («Мы не знаем, какая погода нас ждет, выиграет тот, кто успешно и вовремя сработает на удержание влаги в почве»), более активны не сельхозпредприятия, а именно частники. Потому что, с одной стороны, им надо экономить воду, а с другой — нужен хороший урожай.

Но это же чистая химия! А сейчас наметился возврат ко всему натуральному.

— Как раз с экологической точки зрения гидрогель безопасен. По прошествии примерно пяти лет он истощается и биологически разлагается. Иначе говоря, это то же самое удобрение — калий, фосфор и соли аммония, — которое мы вводим в землю. По крайней мере, результаты гигиенических испытаний свидетельствуют о том, что гидрогель абсолютно безвреден для человека.

«Рафинат Саматович отнюдь не свадебный генерал, а реальный учредитель. Прекрасный химик, профессор, он частенько подсказывает нам, в каком направлении нужно вести исследования»Фото: prav.tatarstan.ru

«ИЗ ФРАНЦИИ ГИДРОГЕЛЬ ЗАВОЗЯТ В НЕБОЛЬШИХ КОЛИЧЕСТВАХ, А ПРОДАЮТ ТОННАМИ»

Что представляет из себя ваш завод по производству гидрогеля?

— Это реакторы, сушильные камеры, дробильные установки. Основа осталась та же — акриловая кислота. Это наше отечественное сырье, которое у нас в стране производит единственный завод — Дзержинский химический. Мы ее синтезируем, получаем сложный тройной сополимер с калиевой солью.

Вы все сырье закупаете на этом химзаводе?

— Нет. Для другой продукции мы берем его и на «Нижнекамскнефтехиме», и на «Казаньоргсинтезе».

С кем вы конкурируете?

— Можно сказать, у нас нет конкурентов. В Саратове есть завод, но он выпускает абсорбенты старого поколения. У пермских производителей все на уровне лабораторного производства — небольшие объемы. Есть еще разные посредники или продавцы. Они гидрогель не производят, закупают его за границей. Мы выяснили, что, к примеру, из Франции гидрогель в нашу страну завозят в небольших количествах, а продают тоннами. Кто знает, что в этих мешках. Агроном одного из сельхозпредприятий в том году нам прямо заявил: «Мы применяем французский гидрогель. И он однозначно лучше, чем ваш». А потом знающие люди нам рассказали, что под видом продукта с берегов Сены им продали китайский гидрогель, у которого, естественно, более низкая цена и сомнительное качество.

«Гектар земли и около двух тысяч квадратных метров производственных площадей у нас здесь в собственности» «Гектар земли и около 2 тысяч квадратных метров производственных площадей у нас здесь в собственности» Фото: Сергей Елагин

— То есть рынок не прозрачен?

— Именно. Еще пример: мы столкнулись с компанией, которая громко именует себя производителем сельскохозяйственной продукции, в том числе того же гидрогеля. А на самом деле, мы не поленились выяснить, она торгует якобы американским гидрогелем, который в действительности производят в Индии. Нас даже путали с этой компанией первое время. Клиенты говорили с негодованием нашим менеджерам: «Да мы у вас уже покупали, у вас плохой гидрогель». Причем ведение бизнеса у этого «производителя» очень странное. Мы предлагали встретиться, приглашали к себе на завод. Казалось бы, покупай здесь российский гидрогель и продавай. Он будет доступнее и для частного сектора, и для сельского хозяйства в целом. Но никто не хочет этого делать. Уж не знаю почему. Хотя те цены, по которым сейчас предлагается иностранный продукт, аграрии точно не потянут. Но, видимо, продавцы зарабатывают сверхприбыли на импорте, и им неинтересно продавать дешевую продукцию.

А как обстоит дело с его использованием в Татарстане?

— Пока наша республика гидрогель вообще не потребляет, за исключением отдельных частных хозяйств. Вообще, производители сельхозпродукции относятся ко всему новому осторожно. Для них имеют значение результаты испытаний. Министерство сельского хозяйства и продовольствия республики обещало нам предоставить для этого площади. В центрах агрохимической службы «Татарский» и «Альметьевская» мы планируем провести испытания на картофеле, сахарной свекле и зерновых.

Научные же институты сейчас активно подписывают с нами соглашения о сотрудничестве. Например, мы контактируем с профессором Андреем Смагиным из МГУ. Он в этом году собирает агрофорум в Краснодаре. Мы планируем принять в нем самое активное участие. Также взаимодействуем с Волгоградским аграрным институтом, с Всероссийским научно-исследовательским институтом овощеводства, Всероссийским НИИ картофельного хозяйства им. Лорха — будем выращивать ранний картофель. А кандидат сельскохозяйственных наук Татьяна Данилова из Агрофизического научно-исследовательского института РАСН планирует посвятить использованию нашего гидрогеля свою новую диссертацию. И это только начало.

«Президент Минниханов после моего выступления на заседании совета директоров «Татнефтехиминвестхолдинга» принял волевое решение: противопожарный гель должны закупить все районы» «Президент Минниханов после моего выступления на заседании совета директоров «Татнефтехиминвест-холдинга» принял волевое решение: противопожарный гель должны закупить все районы» Фото: prav.tatarstan.ru

«ВСЮ ЖИЗНЬ РАБОТАЛ НА ВОЙНУ»

Расскажите о себе.

— Я окончил КХТИ в далеком 1977 году. Всю жизнь работал на войну. Оказавшись по распределению на Зеленодольском заводе имени Серго, попал в цех закрытого производства. Это сейчас ПОЗиС выпускает холодильники, а в то время они составляли мизерное количество и служили скорее ширмой: завод в основном изготавливал продукцию оборонного назначения. Я проработал около 8 лет, а потом уехал в Ташкент.

Вас туда пригласили?

— Так распорядилась судьба. В Ташкенте у меня жили родители. Там я работал начальником цеха на заводе РТИ. Поэтому все, что связано с резиной, мне очень хорошо знакомо. Он тоже был оборонным. Наш цех специализировался на производстве мягких, можно сказать, одноразовых резервуаров для нужд армии. Но через 10 лет жизни в Узбекистане в связи со сложной политической обстановкой мы решили вернуться на родину.

Тяжело было срываться с обжитого места и начинать все с нуля?

— Что и говорить, в Ташкенте было замечательно: свой дом, хозяйство, фруктовый сад. Жена у меня хотя и казанская татарочка, уезжала оттуда с болью — до того привыкла. По возвращении я практически сразу открыл свое дело. О возвращении на ПОЗиС не было и речи: он тогда практически не работал, рабочие по три-четыре месяца сидели без зарплаты. Вообще я жил в Казани. Но когда у нас в Зеленодольске появилась база, мы поменяли квартиру и переехали сюда.

«Этот герметик мы поставляем POZISу уже в течение 13 лет. Им смазывают поверхность между внутренним и наружным шкафом холодильника перед заливкой пенополиуретаном для того, чтобы не было протечек» «Этот герметик мы поставляем ПОЗиСу уже в течение 13 лет. Им смазывают поверхность между внутренним и наружным шкафом холодильника перед заливкой пенополиуретаном для того, чтобы не было протечек» Фото: архив «БИЗНЕС Online»

«СЫН — МОЙ ПЕРВЫЙ ПОМОЩНИК»

Близкие помогают вам в бизнесе?

— Да. Сын (а ему сейчас 33 года, и он тоже в свое время окончил КХТИ) — мой первый помощник. Он начальник производства. Все технологические вопросы в его ведении. Мне-то уже 62, я пенсионер.

Но, как я вижу, вы активно участвуете во всех делах?

— Я не представляю своей жизни без работы. За все эти годы я, кажется, всего три раза был в отпуске.

У вас есть какие-то увлечения?

— Я люблю путешествия. Мы отправляемся в них всей семьей. Россию объездили практически всю, а также бывшие союзные республики: Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Киргизию...

«Казалось бы, покупай здесь российский гидрогель и продавай. Он будет доступнее и для частного сектора, и для сельского хозяйства в целом. Но никто не хочет этого делать. Уж не знаю почему» «Казалось бы, покупай здесь российский гидрогель и продавай. Он будет доступнее и для частного сектора, и для сельского хозяйства в целом. Но никто не хочет этого делать. Уж не знаю почему» Фото: Сергей Елагин

Какая республика понравилась больше всего?

— Узбекистан: там много интересного. В том числе поражаешься тому, как раньше умели строить. В 1966 году, когда в Ташкенте было сильнейшее землетрясение, много что разрушилось, а старые здания уцелели. На Большом театре имени Алишера Навои, говорят, не появилось даже трещинки.

И традиционный вопрос «БИЗНЕС Online»: ваши секреты успешного бизнеса?

— Основа — это коллектив единомышленников. Мы с учредителями один раз в месяц собираемся железно и обсуждаем производственные дела, планы развития. Хотя все они люди занятые, возглавляют свои компании. Второе — это связи с людьми, которые представляют профессиональный интерес. Все вместе это и есть путь к успеху.

Визитная карточка компании

ООО «Производственно-коммерческая фирма „Сингер“»

Учредители — Ананченков Владимир Георгиевич (20 % УК), Баданов Сергей Александрович (20 %), Халяпов Руслан Ренатович (20 % ), Хуснутдинов Айрат Наилевич (20 % ), Яруллин Рафинат Саматович (20 %).

Год создания — 2004.

Направления работы — производство малотоннажной химической продукции.

Количество сотрудников — 34.

Оборот — 70 млн. рублей (2016).

Визитная карточка руководителя (учредителя)

Халяпов Ренат Миргалиевич — директор ПКФ «Сингер».

Родился 1 января 1955 года. Окончил Казанский химико-технологический институт по специальности «инженер-технолог» (1977).

Трудовая деятельность

1977 - 1984 — ПО «Завод имени Серго», мастер, старший мастер, заместитель начальника цеха.

1984 - 1991 — ПО «Узбекрезинотехника», заместитель начальника цеха, начальник цеха.

1991 - 1995 — ООО «Татглавснаб», начальник отдела.

1995 - 2004 — ООО «Тимерлан», заместитель директора.

С 2004 года по по настоящее время — ПКФ «Сингер», директор.

Семейное положение — женат, двое детей.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (15) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
13.03.2017 11:40

Интервью очень похоже на рапорт пионеров съезду КПСС., уважительно подчеркнут админресурс: патронаж Яруллина, парень из Сабинского района.

  • Анонимно
    13.03.2017 09:05

    Молодцы!

  • Анонимно
    13.03.2017 09:21

    Противоречивое впечатление
    1. Мужики просто молодцы что делают полезное дело, это огромный плюс.
    2.Чиновник распределяющий финансирование в учредителях, просто какая то уголовщина, это минус огромный.

    • Анонимно
      13.03.2017 10:35

      Видимо, это устраивает чиновников или есть интерес..

    • Анонимно
      13.03.2017 10:57

      Ну Яруллин строго говоря не чиновник. Но конфликт интересов присутствует.

  • Анонимно
    13.03.2017 10:19

    "Уж не знаю почему." Патамушто!
    Откат минимален при покупке здесь, а не за тридевять земель.

  • Анонимно
    13.03.2017 10:24

    Вид оборудования напомнил анекдот - поставка военного самолета в Японию, когда собрали самолет и прочли инструкцию - доработать напильником...

  • Анонимно
    13.03.2017 10:46

    Зашел на сайт, решил купить гель. Нет его в перечне товаров.

  • Анонимно
    13.03.2017 11:40

    Интервью очень похоже на рапорт пионеров съезду КПСС., уважительно подчеркнут админресурс: патронаж Яруллина, парень из Сабинского района.

    • Анонимно
      15.03.2017 18:08

      Сами, похоже, производством не занимались. Подковырнуть лишь бы...
      Со стороны судите - Яруллина админресурсом назвать... Насмешили:)
      Рафинат Саматыч человек очень увлекающийся - сделайте хоть что-нибудь в области химии и прямиком к нему на прием (письмо на офиц. почту, звонок - нет более открытого чиновника в РТ). Сможете убедить в собственной состоятельности - свое мнение выскажет, даст возможность презентоваться для предприятий РТ. Его открытость сейчас даже в минус работает - с такой "пургой" на заседания ТНХИ перед президентом люди попадают...
      Про конфликт интересов - формально его нет, ТНХИ "полуобщественная"организация, денег она не дает, рекомендации - да, но последнее слово всегда за инвестором, заставить профинансировать ТНХИ никого не может.
      ПС Ребята из Израиля сразу ухватились - дешевле и лучше никто им не сделает. А у нас - "лишь бы у соседа корова сдохла"... Обидно за деятельных людей!

  • Анонимно
    13.03.2017 12:19

    Ак Барс Холдинг никаких виноградников в Крыму не покупал.
    Что там спасали???

    • Анонимно
      13.03.2017 14:09

      Егоров купил,давно уже.

    • Анонимно
      13.03.2017 14:15

      Может, человек малость и ошибся: не купили, а, как выяснилось, арендовали
      https://www.business-gazeta.ru/article/309247
      https://www.business-gazeta.ru/article/318149
      но сути это не меняет

      • Анонимно
        13.03.2017 14:58

        Аренда и покупка это ДВЕ большие разницы.

      • Анонимно
        14.03.2017 08:44

        Так и надо было в заголовке писать "Спасли земли АРЕНДУЕМЫЕ ООО «Жемчужина» и ООО «Наш Крым»", а не приплетать Егорова И.М. для красного словца!
        Собственник земли не менялся, как указано в ваших же публикациях - ГУП "Магарач".

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Будем на связи!

БИЗНЕС Online в Telegram БИЗНЕС Online на Facebook Напомнить позже