Старая элита 
18.03.2017

Александр Таняев: 22-летний первый секретарь Татарского обкома ВКП(б)

Он был одним из пяти профессиональных журналистов молодой республики

С именем Александра Таняева в истории республики и ее столицы не связано сколь-нибудь запоминающихся событий, но тем не менее он был первым, кто возглавил областной комитет партии — во времена советской власти руководящий и направляющий ее орган.

В СОСТАВЕ РАБОЧЕГО ВООРУЖЕННОГО ОТРЯДА

Тогда, в начале 1920-х, как рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» известный казанский историк Булат Султанбеков, партия еще не была настолько всесильным органом, с ролью которого люди позже стали отождествлять все происходящее. И назначение Таняева главой Татарского обкома партии большевиков не стало каким-то громким, значимым событием, но в любом случае это была и есть одна из страниц нашей истории.

Александр Петрович Таняев родился в 1898 году в Москве в семье служащего. Завершив среднее образование, мечтал посвятить себя естественным наукам и поступил на физико-математический факультет Московского университета. Вскоре же увлекся социальными проблемами, стал членом организации социал-демократов-интернационалистов. «В 1917 году он участвует в разоружении полиции, в арестах представителей царской власти, а затем — в поддержании революционного порядка, — читаем в очерке историка М. Мусина, посвященном Александру Таняеву. — Спустя полгода, в период нараставшей активизации революционных сил, он становится инструктором Московского Совета рабочих депутатов. В дни Октябрьского восстания Таняев в составе рабочего отряда несет вооруженную охрану Московского Совета и военно-революционного комитета на Скобелевской (ныне Советской) площади. В начале 1918 года его утверждают секретарем московской губернской комиссии по социальному страхованию». В мае Александр Таняев вступает в коммунистическую партию большевиков. В 1919 году он назначается заведующим организационно-инструкторским отделом объединенного отдела труда Москвы и Московской губернии. Таняев проявил себя хорошим организатором. В том же году осенью он был приглашен в ЦК партии. В небольшой комнате со скромным убранством его приняла секретарь ЦК Елена Стасова. Беседа длилась недолго: районам, где нарождалась советская власть, срочно нужны были кадры. Александр Петрович получил направление в Татарию.

При всей своей занятости Александр Таняев не упускал возможности выступить в печати и считал это обязанностью руководящего работника, выполнением партийного долга

ОДИН КОММУНИСТ НА СОРОК ЧЕЛОВЕК

90% населения губернии тогда проживало в сельской местности. Если в Казани один коммунист приходился на сорок человек, то на селе — на тысячу. В таких условиях Таняев возглавил организационно-инструкторский отдел губкома партии. Вот что говорилось в организационном отчете ЦК X съезду (март 1920 года) о посланцах в Татарию, в числе которых был и Таняев: «Приехавшие туда новые, свежие товарищи, посланные нами, начали плодотворную работу. Протоколы показывают, что в Казани работа пошла как следует». За год в городе было создано свыше 30 новых партийных ячеек, а на селе их число почти удвоилось и достигло 322. Организационно-инструкторский отдел губкома и его заведующий много внимания уделяли развертыванию среди коммунистов и беспартийных масс агитационно-пропагандистской работы.

Примерно через два месяца после официального провозглашения Татарии автономией, 23 августа 1920 года, в столице молодой республики собралась первая областная партийная конференция. Таняев был ее делегатом от Плетеневской (позже — Приволжской) районной организации. Конференция проходила в Казанском университете. Александр Таняев выступил на ней с отчетом, который имел принципиальное значение. Он поднимал вопросы упразднения губернии и образования автономной республики. Многие историки полагают, что именно эта конференция завершила оформление татарской партийной организации. Она родилась и объединила коммунистов всех национальностей, проживавших на территории республики. Это отвечало новым условиям, возникшим в связи с созданием государственно-национальной автономии.

На первом пленуме областного комитета, который состоялся вскоре после конференции, Алекандр Таняев избирается членом бюро и первым секретарем обкома партии. Через месяц на I учредительном съезде Советов рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов выдвигается в высший орган государственной власти республики — ТатЦИК — и становится одним из семи членов его президиума.

ШКОЛЫ, КУРСЫ, СБОРЫ

Ему шел тогда двадцать третий год. Таняев часто бывает на заводах и фабриках, в селах и деревнях. Особенно тесные связи Александр Петрович имел с Плетеневским (ныне Приволжским) районом, население которого, отличавшееся многонациональностью, было занято на наиболее крупных предприятиях города. Современники вспоминают: «Внешне совсем юный, Таянев был прост и привлекателен, умел говорить с людьми попросту, а еще лучше — слушать. Считался хорошим оратором».

Ему ежедневно приходилось рассматривать и решать множество самых разнообразных вопросов: о борьбе с болезнями и детской беспризорностью, о гужевой повинности и налаживании работы транспорта, об удовлетворении бытовых нужд населения и обеспечении предприятий сырьем, о ликвидации неграмотности и помощи крестьянам. Свои требования предъявляла и война. Фронт нуждался в продовольствии, обмундировании, вооружении. Обком обращался к трудящимся и с помощью партийных организаций, местных Советов обеспечивал своевременное выполнение заказов армии. По инициативе коммунистов в городах и селах проходили сборы подарков для фронтовиков. Особенно большое количество полушубков и другой одежды было собрано за три осенних месяца 1920 года. Вопреки упорному сопротивлению кулаков, республика успешно выполнила план продразверстки.

В числе большевиков к тому времени состояли уже более 13 тыс. рабочих, воинов армии, крестьян и служащих. Партийная организация Татарии была в числе крупнейших в РСФСР. По удельному весу коммунистов в составе населения ее показатель даже несколько превышал средние данные по стране. Несмотря на массовые мобилизации коммунистов на фронт, численность партийной организации республики за годы Гражданской войны возросла примерно вдесятеро. Лишь за два месяца, предшествовавших упомянутой выше первой областной конференции, в партию вступили свыше 2300 человек. На начало 1920 года по количеству вновь принятых Казань, например, стояла на 7-м месте среди 29 губернских городов Российской Федерации.

Быстрый рост партийных рядов при недостаточно высоком уровне общеобразовательной подготовки людей поставил вопрос об организации учебы. Обком при непосредственном участии Таняева сумел привлечь все имеющиеся силы, в районах были созданы партийные школы, организованы курсы, периодически созывались сборы.

ТАНЯЕВ — ЖУРНАЛИСТ

При всей своей занятости Александр Петрович не упускал возможности выступить в печати и считал это обязанностью руководящего работника, выполнением партийного долга. В 1919 - 1920 годах редкие номера республиканских газет выходили без его статей, корреспонденций или заметок. В них особое место занимали вопросы укрепления дружбы народов. Например, в статье «Контрреволюция не дремлет» Таняев писал: «Русские и татарские трудящиеся массы, спаянные общей борьбой за советскую власть, на удары из-за угла, на удары в спину ответят еще более крепким сплочением вокруг советской власти, на сеяние национальной розни они ответят еще более прочным союзом русских и татарских трудящихся масс».

Несколько позже, в 1926 - 1931 годах, Таняев в качестве автора, редактора или автора предисловий издал сборники документов об участии уральских рабочих в революционно-освободительном движении народов России. Кроме того, им были написаны книги «Рабочее движение на Урале в годы империалистической войны», «Очерки движения железнодорожников в революции 1917 года» и «Колчаковщина на Урале (1918 - 1919)». Ряд статей по истории революционного движения начала XX века он опубликовал в периодической прессе. Общий объем этих работ превышает сто печатных листов.

РЕСПУБЛИКА РАСПОЛАГАЛА ПЯТЬЮ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ ЖУРНАЛИСТАМИ

В последние месяцы пребывания в Казани к многочисленным обязанностям Таняева прибавилась еще одна — редакторская. В декабре 1920 года начал издаваться журнал «Вестник Татарского ОК РКП(б)», предшественник теоретического органа Татарского обкома партии журнала «Коммунист Татарии». Первым редактором его был утвержден Александр Петрович Таняев, который оставался одновременно и секретарем обкома. Журнал выходил два раза в месяц объемом в два печатных листа и имел немалый по тому времени трехтысячный тираж (один экземпляр его приходился на трех-четырех коммунистов).

Выпуск журнала был связан с преодолением серьезных трудностей. Особенно острой была проблема кадров. Республика располагала тогда всего лишь пятью профессиональными журналистами. Обком партии вынужден был даже опубликовать в республиканской газете «Известия» (за 9 сентября) необычное письмо, в котором предлагалось местным партийным органам взять на учет всех, кто умеет «писать статьи и тезисы, читать лекции и доклады», и представить списки в областной комитет.

Небольшой коллектив редакции сумел наладить издание журнала. На его страницах печатались материалы общественно-политического характера, освещались вопросы партийной, советской и профсоюзной работы, помещались корреспонденции о собраниях, о коммунистических субботниках. Значительное место занимали статьи по методике агитации и пропаганды. «Вестник» принимал участие в общепартийных дискуссиях, имел постоянные разделы распоряжений и циркуляров, помещал информации о деятельности обкома, выступал с обзорами работы местных партийных органов.

НА ПОМОЩЬ СРЕДНЕЙ АЗИИ

Когда Гражданская война подходила к концу, партия призвала часть наиболее опытных кадров для работы в Средней Азии, где шла еще тяжелая борьба с контрреволюционными националистическими силами басмачества. С группой партийных работников по направлению Центрального комитета РКП(б) выезжает туда в 1921 году и Таняев. Это было вскоре после VIII всероссийского съезда Советов, в работе которого он участвовал как делегат от Татарской республики.

Прибыв на новое место, Александр Петрович получает назначение в Ферганский обком партии. Здесь его утверждают заведующим отделом агитации и пропаганды и одновременно редактором областной партийной газеты. Спустя некоторое время отсюда он командируется в Москву, в Институт красной профессуры. Успешно завершив учебу, в 1924 году уезжает на Урал, в Свердловск. С этих пор его жизнь почти целиком посвящается научно-педагогической деятельности. Александр Петрович работает преподавателем, заведующим кафедрой в различных институтах, директором Урало-Казахстанской промышленной академии, избирается председателем Уральского общества историков-марксистов. Весной 1934 года ЦК партии отзывает его на руководящую работу в Москву.

На исходе 1965 года, после 45-летнего перерыва, Александр Петрович побывал в Казани. В республиканской прессе он делился впчатлениями от увиденного: «Я, конечно, был абсолютно уверен в том, что успехи в Татарии, как и всюду в стране у нас, колоссальны, — говорил он на встрече с журналистами в клубе имени Тукая. — А когда познакомился поближе, был просто поражен переменами... Но мы не вправе забывать и прошлого. Знание его позволит оценить достигнутое, более полно представить пройденный путь».

Подготовил Михаил Бирин

Александр Петрович Таняев (1898 - 1974) — первый секретарь Татарского обкома ВКП(б) в августе — декабре 1920 года.

С середины 1917 года — инструктор Моссовета, боец отряда Красной гвардии.

С начала 1918 года — секретарь московской губернской комиссии по социальному страхованию.

Член ВКП(б) с мая 1918 года.

С 1919 года — заведующий оргинструкторским отделом объединенного комиссариата (отдела) труда Москвы и Московской губернии.

В конце 1919 года направлен ЦК РКП(б) на партработу в Татарию заведующим оргинструкторским отделом Татарского оргпартбюро.

Август — декабрь1920 года — ответственный (первый) секретарь Татарского обкома партии. Член президиума ЦИК Татарии 1-го созыва.

С декабря 1920 года — редактор областного партийного журнала «Вестник Татарского обкома РКП(б)».

С 1921 года — заведующий орготделом Ферганского обкома партии.

С 1924 года — преподаватель, завкафедрой различных вузов Свердловска, ректор Урало-Казахстанской промышленной академии (Свердловск).

С 1934 года работает в Москве.

Доктор исторических наук (1927).

Репрессирован. 22 ноября 1937 года Сталин, Молотов, Жданов утвердили представленный НКВД СССР «Список лиц, подлежащих суду ВК ВС СССР» по 2-й категории в Cвердловской области, т. е. к длительному сроку заключения. Таняев был в этом списке.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (10) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    18.03.2017 09:32

    видать сильный был продразвёстчик.много начикал?

  • Анонимно
    18.03.2017 10:33

    Очень везучий и державший нос по ветр челоек. Вовремя ушел с партийной работы и поэтому уцелел, пожалуй один из немногих ответ (первых) секртарей) обома довоеннго периода.

  • Анонимно
    18.03.2017 10:46

    Первых секретарей двадцатых годов в годы болшого террора обычно расстреливали.Тут уцелел,или очень уж безобидый и малозаметный,или имел особые заслуги.

  • Анонимно
    18.03.2017 10:46

    Улицу надо его именем назвать и патриотизм на его примере у молодёжи воспитывать.

    • Анонимно
      18.03.2017 11:59

      Правильно, чем он хуже Табеева! Если одного московского ставленника-экспедитора по вывозу продукции посмертно обеспечили сквером его имени, то надо развивать мысль - каждому первому секретарю по скверу и проспекту, каждому члену обкома - по улице.

  • Анонимно
    18.03.2017 12:30

    10.46.Тогда надо именами всех первых секретарей обкома улицы называть и патриотим на их примере воспитывать.Почитайте хотя ы б в энциклопедии биографию Алемасова, тоже первым был. 2Думаю заслуживают увековеченияв названиях улиц не более 5 -6 человек. Соглашусь с мнением поэта Айдара Халима написавшего о нем стихотворение и письмом татарской учительницы Президенту РТ о необходиости назвать именем первого секретаря обкома С.Д. Игнатьева одну из школ.Но тут особый случай. Он фактически прекратил ликвидацию татарских школ, именно по его предложеию учредили Тукаевскую премию и установили ему памятник в центре города, о чем расказывал писатель Гумер Баширов.За попытку поднять татарскую культуру и укрепить позиции языка, его в 55 лет отправили на пенсию, фактически сняли. Кстати премию перестали присуждать с приходом к власти Табеева, и только под давлением Москвы, куда пошли десятки возмущенных писем, и секртаря предупредили, что нельзя дразнить народ, он был вынужден восстановить ее через 5 лет .

  • Анонимно
    19.03.2017 06:54

    Табеев был личностью случайной,таких доцентов в городе были многие десятки, да и посильней его.Но повезло с приятелем, работавшим в обкоме отобравшим его на смотрины.Мужик фактуристый, понравися Батыеву и осбенно Игнатьву, сделавшим его, не инструктором,максимум на ,что мог,расчитывать, а сразу зав отделм науки и школ. ДАЬНЕЙШВЯ БИОГРАФИЯ ИЗВЕСТНА.Оказался хорошим эконоистом,талантливым организатором и главное везучим человеком.Был на московском, татарском кладбище вскоре после похорон, там и часть моей родня упокоилась. Зачем то на бюсте надмогильном, прицепили 6 орденов Ленина и в придачу
    депутатский значок, но это наверное амбиции родичей, а не его воля. Они даже музей в родной рязанской деревне ему открыла.Сквер назвали правильно, но не более того, центральые казанские улицы нельзя трогать ни в коем случае .А вот в Челнах назвал бы его именем, самый большой новый проспект. То,что Камавз дали нам, практически, целиком его заслуга.Он действительно основатель и крестный отец автозавода и нового города.

    • Анонимно
      25.03.2017 10:30

      Везение в карьере - его личное дело. А вот низкое (даже нижайшее!) обеспечение жителей республики продовольствием при нём навсегда запечатлелось в его "народном памятном списке".
      А на строительстве КамАЗа много выдающихся людей было. Это уж не говоря о "десантах" со всех организаций республики в авральные моменты.

  • Пpохожий
    20.03.2017 18:26

    обычный шабашник коммунизма

  • Анонимно
    21.03.2017 10:09

    Насчет надмогильныхх пямятников , запомнилась вычитанная где то предсмертная прсьба императора Александра Второго- прошу хоронить без регалий и на памятнках не изображать их, ибо не хочу предстать перед Господом и людьми как разряженная циркоковая обезьяна.Мудрые слова, не помню,но кажетя и у Сталина на бюсте у кремлеской стены, нет иконостаса, а только звезда Героя.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль