Политика 
27.04.2017

«Мы не видим протестной волны, которая пошла бы от «камушка», брошенного 26 марта»

Московские политологи предрекают «интересную рубку» в Марий Эл и рассуждают, как губернаторы стали «громоотводом» для федерального центра

Есть регионы, где с выборами губернаторов не все однозначно, и есть такие, которые могут выскочить как «черт из табакерки», предупреждают политологи. Накануне на заседании политологического клуба «Регион» представили аналитический доклад «Новые губернаторы — старые элиты». Свидетелем доклада и развернувшейся после него дискуссии стала и корреспондент «БИЗНЕС Online», узнавшая, в каких субъектах можно ожидать серьезных конфликтов к началу избирательной кампании.

На заседании политологического клуба «Регион» представили аналитический доклад «Новые губернаторы — старые элиты» На заседании политклуба «Регион» обсудили новые назначения в губернаторском корпусе и то, как они могут повлиять на ход президентской кампании 2018 года

«В РЯДЕ СУБЪЕКТОВ, ГДЕ В СЕНТЯБРЕ ПРОЙДУТ ВЫБОРЫ, ИНТЕНСИВНОСТЬ ВНУТРИЭЛИТНЫХ КОНФЛИКТОВ УВЕЛИЧИТСЯ»

Новые назначения в губернаторском корпусе в предвыборный год довольно незначительно повлияют на ход президентской кампании 2018 года. Как показывает опыт, уровень популярности губернатора слабо влияет на результаты действующего президента на выборах, а федеральная повестка в рамках этой гонки почти полностью вытесняет региональную. Однако выбор врио губернаторов указывает на некоторые принципы кадровой политики Кремля после 2018 года. Такие выводы сделали аналитики агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) в аналитическом докладе «Новые губернаторы и старые элиты».

Накануне гендиректор АПЭК Дмитрий Орлов на 11-м заседании экспертного клуба «Регион» представил доклад о новых губернаторах и их взаимоотношениях с региональными элитами. Орлов, в частности, отметил, что в 2017 году продолжился курс на омоложение губернаторского корпуса, начавшийся в 2016 году. При этом во многие регионы назначены не просто «варяги», но и политики, совершенно не связанные с корпорациями, имеющими там интересы.

Как отмечено в докладе, среди врио выделяется 7 групп, если судить по их предыдущему карьерному пути. Во-первых, силовики, в разное время близко взаимодействовавшие с президентом. Это Дмитрий Миронов в Ярославской и Игорь Васильев в Кировской области. Во-вторых, молодые управленцы из федеральных структур (Антон Алиханов в Калининградской области, Андрей Никитин — в Новгородской, Максим Решетников в Пермском крае, Дмитрий Овсянников в Севастополе, Алексей Цыденов в Бурятии). Третья группа — это политические менеджеры. К ним относится Александр Бречалов в Удмуртии. Четвертая группа — управленцы, перешедшие из одного региона в другой (Николай Любимов в Рязанской области). Пятая группа — выходцы из правоохранительной и судебной системы, не соотносимые с близким окружением президента (Артур Парфеничков в Республике Карелия, Александр Евстифеев в Республике Марий Эл). Шестая группа — традиционные политики, укорененные в региональных элитах (Валерий Радаев в Саратовской области, Владимир Волков в Республике Мордовия, Евгений Савченко в Белгородской области, Сергей Жвачкин в Томской области). И, наконец, седьмая группа — управленцы с опытом работы в федеральных структурах, готовящиеся баллотироваться на второй срок (Евгений Куйвашев в Свердловской области).

Орлов также оценил степень внутриэлитной напряженности во всех регионах, где в сентябре 2017 года пройдут губернаторские выборы и разделил их также на 7 групп (в порядке увеличения потенциальных рисков в ходе губернаторских выборов). Первая группа — территории с консолидированной элитой и минимальным вниманием к региону внешних игроков (Мордовия). Вторая группа — территории с консолидированной элитой и заметным вниманием внешних игроков к региону (Белгородская область).Третья группа — регионы, где губернатор может опереться на систему власти, отстроенную предшественником — с высоким уровнем политической управляемости и ослабленной оппозицией (Рязанская область, Удмуртия). Четвертая группа — регионы, где давние внутриэлитные конфликты были заморожены с приходом новых губернаторов (Пермский край, Новгородская область, Марий Эл).

Пятая группа — регионы, к которым проявляют интерес внешние игроки и имеются влиятельные элитные группы на фоне сильных позиций губернатора (Кировская, Ярославская, Саратовская, Томская области). Шестая группа — регионы, где очевидны противоречия губернаторов с частью элитных игроков, не имеющих тем не менее возможности изменить ход выборов (Калининградская область). Седьмая группа — регионы с влиятельными независимыми от губернатора элитными группами и заметным уровнем протестных настроений (Свердловская область, Карелия, в несколько меньшей степени — Бурятия и Севастополь).

При этом авторы доклада делают вывод, что перестановки в губернаторском корпусе ведут к снижению внутриэлитной напряженности в регионах. Однако в ряде субъектов до официального старта избирательной кампании интенсивность внутриэлитных конфликтов может увеличиться.

«Мы прогнозируем, что в ряде субъектов, где в сентябре пройдут выборы, интенсивность внутриэлитных конфликтов увеличится до официального старта кампании, — заявил Орлов. — К ним мы относим Бурятию, Ярославскую и Кировскую области. В Свердловской области можно ожидать неожиданных ходов от региональных элит и в рамках избирательной кампании, и в процессе торга этих игроков с областной администрацией».

Кстати, Орлов ожидал больше конфликтности в Пермском крае — с учетом значительной дисперсности распределения интересов элит. «Но на удивление многие игроки заявили о лояльности к Максиму Решетникову. Степень его контроля за ситуацией выше, чем можно было ожидать», — сказал докладчик и добавил, что выполнение экономических задач молодыми назначенцами способно заметно изменить баланс на уровне местных элит.

Дмитрий Орлов (справа) Дмитрий Орлов (справа)

«МОЛОДЫЕ ВРИО МОГУТ БЫТЬ УСИЛЕНЫ ВОЗРАСТНЫМИ КАДРАМИ В АДМИНИСТРАЦИЯХ РЕГИОНОВ»

В докладе были проанализированы и протестные настроения накануне выборов. Авторы сделали вывод, что акции 26 марта были связаны не с региональной, а с федеральной повесткой.

«Мы не видим протестной волны, которая пошла бы от «камушка», брошенного 26 марта, — заключил Орлов. — Есть протестная активность иного рода, вызванная другими факторами. Оппозиция всегда исходит из того, что всегда проще все валить на губернатора, который уже занимает свой пост не один срок, либо вокруг которого возникли значительные протестные настроения. Конечно, есть территории, где отношения оппозиции с врио напряженные. Но это прежде всего там, где оппозиция имеет поддержку внешних игроков.

В сложившихся условиях были выделены три наиболее распространенных сценария кадровой политики глав регионов, выходящих на губернаторские выборы. Первый — осторожный подход: губернатор не спешит к масштабному обновлению команды. Самый яркий пример — Рязанская область, где врио губернатора Любимов заявил, что не имеет вопросов к команде предшественника. Близкая ситуация — в Бурятии, где Цыденов отмечал, что «кардинальной замены в планах нет, у всей [старой] команды есть карт-бланш». Подобная позиция может быть связана и с незначительным личным кадровым резервом новых руководителей, и с неготовностью многих специалистов ехать на работу в проблемные и не самые богатые регионы. Второй — масштабное кадровое обновление с привлечением кадров со стороны. Яркий пример — Карелия, где врио главы региона Парфенчиков назначил на пост и. о. премьера Александра Чепика, ранее занимавшего пост вице-премьера Бурятии. Схожая ситуация в Кировской и Ярославской областях. В Ярославской области серьезные перестановки коснулись не только регионального, но и муниципального уровня власти. Так, главой администрации областного центра стал Владимир Слепцов, пусть и связанный с регионом, но ранее работавший в Московской области. Пост и. о главы Переславля-Залесского занял Владимир Волков, карьера которого до этого также была связана с Подмосковьем. Третий — кадровое обновление на фоне компромисса с региональными элитами. Такая ситуация сложилась, например, в Пермском крае и Севастополе, где в правительство вошли люди как принадлежащие к собственной команде врио, так и связанные с местными влиятельными игроками.

Таким образом, интенсивность кадрового обновления в регионах, затронутых перестановками в губернаторском корпусе, в 2017 году возрастет в администрациях с наиболее возрастным составом. Вероятно, там будет происходить привлечение управленцев из бизнес-структур, имеющих интересы в регионе, а также, не исключено, из представителей местной системной оппозиции. Возможно увеличение интенсивности кадрового обновления по мере повышения интереса к таким регионам после начала реализации там крупных проектов.

Евгений Сучков Евгений Сучков

«В 2017 ГОДУ МЫ БУДЕМ ИМЕТЬ 16 РАЗЫХ ТИПОВ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЙ»

После презентации доклада со своим видением ситуации на предложенную тему выступили и другие участники клуба, которые, как они сами отметили, являются лоялистами. Оппозиционеров среди присутствующих не было. Однако некоторые прозвучавшие оценки были довольно жесткими. Например, директор Института избирательных технологий Евгений Сучков рассказал о системных проблемах власти. «У нас до сих пор не просматривается система подготовки кадров, — сказал Сучков. — Есть проблемы с публичной политикой. Губернатор — публичное лицо, ему необходимо формование своего образа. Это то, что думает о вновь назначенном губернаторе население. Здесь без разработки миссии и тематического пиара не обойтись. Примеры, как это реализуется, можно посчитать на пальцах одной руки. Это от отсутствия опыта политической борьбы и отсутствия подготовки». Политтехнолог также добавил, что после выборов, когда проходит период эйфории, губернаторы сталкиваются с еще одной существенной проблемой — межбюджетных отношений. «Денег в регионах не хватает, а разговоры — дай им денег, их разворуют — в пользу бедных. У нас губернаторы и мэры городов сегодня являются „громоотводами“ для федеральной власти. На них перекладывается ответственность. Но, с другой стороны, это приводит к антирейтингу власти, что не очень хорошо может сказаться на выборах в марте месяце», — заявил Сучков.

В этой связи Орлов добавил, что многие врио губернаторов считают, что победа у них уже в кармане. Но многие из них не понимают, с каким месседжем и с каким посланием они идут на выборы. И здесь им тоже нужна помощь.

Григорий Казанков Григорий Казанков

Политтехнолог, доцент МГУ Григорий Казанков в свою очередь отметил, что во власти сегодня нет определенной системы в подборе кадров. Все делается ситуативно. «Иногда срочные решения принимаются в связи с тем, что действующие губернаторы отправляются в места не столь отдаленные. Так, например, было с Соловьевым в Удмуртии. Не могу сказать, что это плохо, может быть, наоборот, — полагает Казанков. — Возможно, таким образом будут выращены новые кадры для федеральной власти, где у нас ощущается кадровый дефицит. Не исключено, что из нового губернаторского призыва появятся действительно яркие политики». Эксперт также отметил, что шансы на победу у всех врио хорошие. Однако причины победить у всех разные. При этом в 2017 году мы будем иметь 16 типов разных избирательных кампаний. А реально конкурентные выборы, по крайней мере предполагающие второй тур, будут только в Бурятии и, возможно, в Свердловской области.

— А кто из нас предполагал победу Трампа? — неожиданно оживил дискуссию директор Института инструментов политического анализа Александр Шпунт.

— Многие! — возразил ему Казанков.

— Дорогие друзья, Трамп — эта тема как звездное небо! — вернул с небес на землю коллег Орлов.

Александр Шпунт Александр Шпунт

А Казанков продолжил, что реальные шансы на победу среди оппонентов власти есть еще в Марий Эл, если на выборы пойдет депутат Сергей Мамаев. «С чем связаны более-менее прочные позиции всех вновь назначенных губернаторов? Во-первых, они всеми в регионах воспринимаются прямыми ставленниками президента», — подчеркнул Казаков. Но в то же время подчеркнул, что, например, в Ярославле политическая нестабильность происходит от внутриэлитных конфликтов. А приличные позиции Миронова связаны с тем, что любой новый губернатор лучше предыдущего — Сергея Ястребова, у которого был очень низкий рейтинг. «Есть устойчивый миф, что Ястребов очень плохой губернатор и против него работает большая часть элиты. И Миронову надо бороться не за электорат, а за экономические элиты», — подчеркнул эксперт.

Павел Данилин Павел Данилин

Исполнительный директор центра политического анализа Павел Данилин также отметил, что отношения Миронова с местными элитами складываются крайне негативно. Сначала врио губернатора Ярославской области начал проводить политику, аналогичную той, что проводил губернатор Тульской области Алексей Дюмин, и даже привлек ту же команду политтехнологов. Однако Дюмин с самого начала аккуратно относился к местным элитам, а первые серьезные и нужные увольнения произвел буквально на днях. Миронов же поступил совершенно иначе. Уже сегодня в правительстве Ярославской области из 7 замов главы правительства 6 не ярославцы. «У местных это вызывает большой вопрос, так как пришедшие из Подмосковья управленцы пытаются распространить свой опыт на Ярославль, у которого нет таких ресурсов. Например, Миронов требует срочно увеличить количество дворников. Но денег на это нет. Таким образом, вся проводимая Мироновым политика вызывает недовольство. Неслучайно во время визита Путина в Ярославскую область на улице стояли люди с табличкой „Заберите своих варягов“. Несмотря на то что Миронов совершает много позитивных шагов для региона, в элитах в отношении него очень серьезные недовольства», — резюмирует Данилин.

Максим Жаров Максим Жаров

«В МАРИЙ ЭЛ БУДЕТ ИНТЕРЕСНАЯ РУБКА»

Политолог Максим Жаров развил тезис о том, что врио губернаторов не просто пользуются поддержкой президента.

Путин делится своим электоральным рейтингом с новыми назначенцами. Однако проблемы регионов остаются все те же. По мнению политолога, каждое назначение должно сопровождаться объяснением, почему именно тот или иной человек назначен на конкретный пост. Отдельно Жаров упомянул Севастополь, где очень сложная ситуация. И даже Алексей Чалый в публичных разговорах говорит о том, что Сергей Меняйло был лучше, чем Дмитрий Овсянников.

Политолог Андрей Колядин также отметил, что ситуация в регионах очень разная. Главы субъектов находятся в неодинаковых условиях и пытаются своими методами разрешать возникающие конфликты. «Изберутся ли губернаторы? Если соперники будут достойные — не факт, — заявил он. — На некоторых территориях изберутся однозначно. Думаю, Евгений Савченко все пройдет, исходя из своего опыта. А вот в Севастополе, в Екатеринбурге, в Бурятии, несмотря на то, что Цыденов симпатичен, все может быть неоднозначно. Если будет участвовать Мархаева, может повториться иркутский сценарий». По словам Колядина, есть регионы, которые воюют со всеми и всегда. Есть врио, которые всю команду поменяли, и их «мочат» за то, что они назначили неизвестных людей. А есть те, кто не поменял практически никого. И за это к ним тоже предъявляют претензии. К примеру, одним из главных промахов Любимова считается тот, что он продолжает политику Олега Ковалева и ничего не меняет. Поэтому менять кадры или нет — не имеет практически никакого значения.

«Очень интересная ситуация в Екатеринбурге. Я с интересом наблюдаю за Евгением Ройзманом, — признался Колядин. — Конечно, шансы, что он легко и непринужденно преодолеет фильтр, не слишком высоки. Но если бы он вдруг оказался соперником Куйвашева — это была бы интереснейшая рубка для всех, кто несет ответственность за эти выборы. Там еще Бурков есть, но с ним можно всегда договориться. Но и он заслуживает участия в выборах. Есть Севастополь. Там до самого последнего момента все будет кипеть, и после выборов тоже успокоить элиты быстро не удастся. Меня беспокоит Ярославль, где идет битва не просто среди оппонирующих партий. Там партия „Единая Россия“ бьется с партией „Единая Россия“. Изрядная часть депутатов ЕР имеет абсолютно свои интересы, не совсем совмещенные с федеральными установками. Карелия бурлила своим „Яблоком“, но Парфенчиков выстраивает грамотно отношения с элитами. А в Кировской области все непросто, исходя из того, что там сильное коммунистическое лобби». По мнению Колядина, в Марий Эл тоже будет интересная рубка. Самый любопытный претендент — Васильев. «Я никогда не видел, чтобы кто-то из губернаторов, проходя мимо митингующих коммунистов, говорил: «Чего вы здесь стоите? Пошлите ко мне! А если плакаты не можете выпустить из рук, несите с собой. Подержите у меня в кабинете». То есть он начинал разговаривать с коммунистами, и они терялись. Сильный человек. Но против него выходит газета 100-тысячным тиражом.

Андрей Колядин Андрей Колядин

Есть регионы, которые могут выскочить как «черт из табакерки», полагает Колядин. Например, Любимов в Рязани «настолько зашифровался, что никто не знает, что там происходит». «Говорят, что у них все решено, но ничего не скажем, — рассказывает политолог. — Поэтому не исключено, что там что-то вот-вот бабахнет. В Удмуртии прекрасные ролики у Бречалова. Но пока непонятно, они за него или против. Возможно, сбоку. Это интереснейшая вещь, хотя я не знаю, в плюс или в минус. Непонятно, насколько сыграет концентрация на интернете. Сейчас все местные главы в Удмуртии вышли в интернет, и основная битва с уличного поля ушла в сеть, где все «мочат друг друга».

Участники дискуссии также отметили, что выборы губернаторов в 2017 году надо проецировать на выборы президента 2018 года. При этом надо учитывать, что к марту следующего года новые главы субъектов в своем официальном статусе будут работать на местах больше 100 дней. Это значит, что жители регионов смогут делать первые выводы об эффективности их работы, за качество которой будет отвечать и главный кандидат в президенты.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (9) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    27.04.2017 08:34

    От перестановки слагаемых сумма не меняется.

  • Анонимно
    27.04.2017 08:42

    Полит олухи не понимают какое протестное Движение формируется производственной сфере.Они отмечают,лишь "выход на улицы".Рабочий протестует,недокрученной гайкой двигателя,молотком забитый болт в остов оборудования,разбавление масла водой,с последующей заливкой в двигатель.Способов протестовать у Рабочего бесчисленное множество,и на виду.Техногенные катастрофы будут нарастать,в геометрической прогрессии.

    • Анонимно
      27.04.2017 09:26

      Жаль что от этого будут страдать простые люди. Необходимо направлять эти скрытые протесты в мирное русло для достижения результатов, удовлетворяющих интересы всех слоев общества.

    • Анонимно
      27.04.2017 10:22

      Вы не высокого мнения о рабочем классе. Уверяю Вас, это не так. Все вышеперечисленное вами-халатность и уголовка. Да и никто не хочет брать такой грех на душу. Уверен, Вы в жизни никогда не трудились на производстве рабочим. И коммент Ваш полностью лживый, скорее всего вы, удащливые, настолько ненавидите трудяг, что мы для вас просто обслуга.

    • Анонимно
      1.05.2017 11:54

      Потому что буйных мало - вот и нету вожаков!

  • Анонимно
    27.04.2017 09:26

    Какие протесты? Глаза откройте!
    Население вымирает, тихо без протестов.
    Росстат в 1990 году ожидал 160 млн к 2015 году (это только на территории России, без СССР) , имеем 130 млн + 10 млн мигранты.
    Минус 30 млн граждан за 25 лет - это сколько нам осталось?
    Не только протестовать, скоро даже подумать об этом некому будет!

    • Анонимно
      27.04.2017 13:22

      А где можно почитать про 160 млн. в РСФСР? и где вы нашли что сейчас в России(без крыма 130млн.)

  • Анонимно
    27.04.2017 18:50

    Кто эти люди???

  • Анонимно
    27.04.2017 19:19

    деревнях через 10 лет останутся одни старики да люди которые по тем и другим причинам не могли собрать чемоданы и уехать в город т е алкаши или у кого плохое здоровие а городских по одному ребенку редко у кого две вот и прирост населения

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль