Бизнес 
2.05.2017

Екатерина Дьяченко, B2B-Export: «Татарстан может запросто удвоить экспорт, если займется этим»

Как бизнес-леди из «Сколково», живущая в Кении, подружилась с Рустамом Миннихановым и хочет прорубить окно за рубеж татарстанскому МСБ

«На корпоративной работе у меня получилось почти все, о чем мечтают наемные менеджеры», — вспоминает Екатерина Дьяченко, которая после работы на McKinsey&Co и инвесткомпанию A1 решила уехать в Найроби заняться собственным бизнесом. Полтора года назад она открыла площадку для онлайн-торговли в казанском IТ-парке, параллельно реализует проекты в «Сколково» и даже электрифицирует Руанду. В интервью «БИЗНЕС Online» она рассказала, почему подумывает о переезде в Казань.

Основатель B2B-Export Екатерина Дьяченко и заместитель генерального директора ЗАО «Ротек» Валерий Хромов подписывают соглашение о сотрудничестве Основатель B2B-Export Екатерина Дьяченко и заместитель генерального директора ЗАО «Ротек» Валерий Хромов подписывают соглашение о сотрудничестве Фото предоставлено компанией B2B-Export

«ТАТАРСТАН МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ РЕГИОНОМ, ЧЕРЕЗ КОТОРЫЙ МЫ БУДЕМ ПРОВОДИТЬ ВСЕ ПЛАТЕЖИ»

— Екатерина, как вы попали из Москвы в Татарстан? У вас здесь были знакомые?

— Нет, здесь у меня ни знакомых, ни корней — все благодаря агентству инвестиционного развития (АИР) Республики Татарстан. Агентство помогло мне как инвестору прийти в республику, потому что я никогда здесь раньше не работала — всю профессиональную жизнь провела в Москве и других странах. Я познакомилась с АИР РТ на сочинском инвестиционном форуме в 2013 году, куда приехала татарстанская делегация с президентом и основными министрами. На форуме я модерировала одну из секций и выступала на другой. К тому времени Татарстаном была проделана большая работа по привлечению инвесторов для развития IТ-инфраструктуры, АИР РТ участвовало в рабочей группе инвестиционных агентств других регионов России, которые работали с Внешэкономбанком. Я подошла к делегации, там был и Рустам Нургалиевич (Минниханов президент РТ прим. ред.), и министры. Глава АИРа представил меня им на вечернем приеме. Мы выпили по коктейлю и поговорили.

Тогда я жила и работала в Лондоне, мыслей об открытии офиса в Казани у меня не было, но мы начали общаться, АИР поддерживало со мной отношения. Зато когда 15 месяцев назад мне понадобилось найти разработчиков для платформы электронных продаж B2B-Export, то меня пригласили на экскурсию в IТ-парк и Иннополис. И я очень благодарна, потому что познакомилась также с корпорацией экспорта РТ и с их помощью нашла подходящих сотрудников. Наличие кадров и инфраструктуры — это очень большое дело, потому что в чужой регион так просто не приедешь и не устроишься. Вообще, как показывает мой пример, привлечение инвесторов в регион — долгий цикл: инвесторы узнают о Татарстане, знакомятся, планируют и только потом открывают свои офисы, или фабрики, или склады.... И в этом плане представители АИРа — герои, потому что проявляют терпение, мудрость и настойчивость в достижении результата.

— В чем заключается ваш бизнес?

— Бизнес заключается в том, что я помогаю российским поставщикам экспортировать. Если они не имеют никаких электронных магазинов и представительств, то могут напрямую из своей ERP-системы загрузить товары на площадку. Мы создаем привлекательный онлайн-каталог в едином формате на английском языке. Далее мы продвигаем все товары, размещенные на площадке, разными способами и на разные рынки. Многие производители не могут позволить себе самостоятельный маркетинг в Камбодже или Нигерии, но за счет объемов мы достигаем экономии. Продвигаем мы не один товар: это может быть группа товаров, сегмент товаров и, конечно, российский бизнес в целом. Тем странам, которые вообще с Россией не торгуют или торговали 30 лет назад и уже забыли, мы показываем новое лицо российского бизнеса и российской промышленности. В офлайне мы проводим спектр мероприятий и бизнес-миссий, которые позволяют продавать товары за рубеж.

Еще я планирую разработать собственную платежную систему, чтобы гарантировать поставщикам и покупателям «безопасную покупку», в том числе я веду переговоры на эту тему с татарстанскими банками. Так что Татарстан может оказаться тем регионом, через который мы будем «гонять» все платежи. А еще, возможно, тот логистический хаб Почты России, который появился в аэропорту Казани для сортировки импорта с Aliexpress, можно будет использовать как сортировочный хаб для экспорта. И тогда Татарстан станет еще и логистическим хабом для экспорта определенного рода товаров. Это немножко про будущее, но иногда будущее наступает гораздо быстрее, чем мы думаем.

«Российские товары может покупать любая из 200 стран мира, в этом и преимущество онлайн-торговли — она не имеет границ» «Российские товары может покупать любая из 200 стран мира, в этом и преимущество онлайн-торговли — она не имеет границ» Фото: скриншот

Еще чем примечателен Татарстан: мы здесь открыли Академию экспорта. И мы хотим в Татарстане на базе инфраструктуры, которая была обновлена и построена к Универсиаде, обучать желающих начинать экспортировать со всей России. Мы хотим, чтобы люди приезжали, занимали гостиничные места и посещали рестораны. Казань очень хорошо расположена: удобно добираться от аэропорта, нет такой большой транспортной загруженности, как в Санкт-Петербурге или Москве, и размещение гораздо дешевле. Также в регионе накоплена уже большая экспертиза, потому что Татарстан не менее 50 процентов ВВП экспортирует по исторически сложившимся обстоятельствам.

— У вас одна площадка или несколько?

— Сама площадка живет на сайте b2b-export.com, есть и ряд сайтов для наших форумов. Мы организовываем российско-африканский форум, который провели уже пять раз: два раза — в Африке, два раза — на площадке «Иннопрома» в Екатеринбурге, один раз — в партнерстве с Росконгрессом в рамках санкт-петербургского экономического форума. Мы организовали африканскую секцию, на нее приехали 80 делегатов, что было большим успехом. И эту программу продолжаем, планируем дальше двигаться в сторону Азии и делать российско-азиатский форум (РусАзия) и форум России и Латинской Америки (Форула). Пока мы не сделали еще ни одного мероприятия с этими странами, но у нас уже есть отработанный рецепт, по которому мы проводим африканские форумы.

— Из каких стран приходят ваши покупатели на сайт?

— Мы как раз недавно составили свежие рейтинги... Топ-10 наиболее активных стран — Венесуэла, Германия, США, Австрия, Украина, Индия, Великобритания, Кения, Казахстан, Турция.

— То есть все континенты?

— Да, российские товары может покупать любая из 200 стран мира, в этом и преимущество онлайн-торговли — она не имеет границ. А вот Топ-5 товаров, которые пользовались спросом: мультифазные одновинтовые насосы (их опубликовала корпорация экспорта Республики Татарстан), натуральная косметика Green Matrix — это компания из Санкт-Петербурга, дезинфицирующее антимикробное средство «Дезитолл» — Уральский центр нанотехнологий из Екатеринбурга, автомобиль «Урал» — от компании «Техносервис ЛТД» из Челябинска, программно-технический комплекс «МПТ-Эксперт» компании «ЭПСА» из Санкт-Петербурга. Как видите, товары производятся в наших основных промышленных регионах, где присутствуют хорошие инженерные школы и конкурентные производственные мощности.

Сейчас на площадке 5 тысяч товаров, и если раньше мы знали всех производителей по памяти, то теперь их становится все больше и больше, мы выгружаем товары с большой скоростью. Вообще-то, чтобы marketplace работал успешно, сайту нужно иметь 1–3 миллиона наименований, а наша цель — достичь 10 миллионов товарных карточек, потому что Россия производит очень много всего — даже фабрика свадебных платьев у нас тут недавно подключились... Есть товары совершенно неожиданные, о существовании которых мы даже не подозревали, — и авторские, и серийные, и странные, и ходовые.

«Когда 15 месяцев назад мне понадобилось найти разработчиков для платформы электронных продаж B2B-Export, меня пригласили на экскурсию в ИТ-парк и Иннополис. И я очень благодарна» «Когда 15 месяцев назад мне понадобилось найти разработчиков для платформы электронных продаж B2B-Export, меня пригласили на экскурсию в IТ-парк и Иннополис. И я очень благодарна» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВЕРТОЛЕТЫ НА ЭЛЕКТРОННОЙ ПЛОЩАДКЕ-ТО И НЕ ПРОДАШЬ»

— Насколько на вашей площадке активен Татарстан? Кто из крупных производителей у вас представлен?

— На самом деле мы стараемся не регистрировать крупных производителей, скорее фокусируемся на малом и среднем бизнесе. Крупные татарские производители и так уже экспортируют, причем на протяжении 50 лет, когда связи были налажены еще между торговыми организациями Советского Союза и в целом, они и офлайн отгружают свои шины, вертолеты... Вообще, вертолеты на электронной площадке-то и не продашь.

— Не пользуются спросом?

— Не то чтобы не пользуются спросом, но такие крупные товары онлайн продавать сложно, потому что вертолет — это дорогое удовольствие. Самые удачные товары для электронной торговли в формате b2b все-таки те, у которых более низкая сумма заказа (не 13 миллионов долларов, как Ми-17, а от 10 тысяч до 100 тысяч долларов) и которые можно более-менее разумно определить в одну партию. Также это товары, которые являются расходным материалом, например стоматологические боры или бинты.

— А наш КМИЗ, производящий боры и другие мединструменты, у вас торгуется?

— КМИЗ к нам, по-моему, еще не загрузил товары — у них очень большой объем разных наименований, но они в процессе. Я с ними встречалась, смотрела офлайн-каталог. Для КМИЗ это целое событие — выгрузить такой большой объем карточек. У них есть качественный каталог на английском языке, потому что завод уже работает на экспорт в США и интересуется другими рынками тоже.

— А кто уже выгрузил?

— «Татспиртпром» выгрузил свою водку, и они уже получили один заказ — не очень крупный, но экспортный, в Африку. Заказ обрабатывается. Есть товары корпорации экспорта, а это консолидированный каталог товаров, например, тех же насосов. Продукты питания выкладывали: сейчас большая тема для экспорта — сельхозпродукция. Есть интересное направление — кондитерская продукция. Она становится очень популярной: шоколад, печенье, карамельки.

— То есть можно отправить в Африку свою карамельку...

— Да, можно — Бразилия, например, отправляет. И не только в Африку, но и в развивающиеся страны Азии. Интересные рынки — Филиппины, Индонезия, Бирма, Вьетнам, Индия.

«Российский стенд был самым ярким и запоминающимся на выставке в Зимбабве» «Российский стенд был самым ярким и запоминающимся на выставке в Зимбабве» Фото предоставлено компанией B2B-Export

— А кого еще из татарстанских производителей вы бы хотели видеть на площадке как потенциальных популярных продавцов?

— Мы обсуждали с АИРом и минпромторгом — оказывается, в республике есть около 50 предприятий, которые занимаются переработкой полипропиленов и полиэтиленов. Это довольно сильный и интересный кластер. Продукцию второго передела как раз хорошо можно экспортировать — некоторые уже наладили экспорт сразу, а некоторым надо помочь. Также было бы интересно видеть производителей медицинского оборудования в целом: не только КМИЗ, который я посетила и который произвел на меня исключительное впечатление уникальностью своей продукции. Есть и производители материалов для хирургических швов, шприцов. В Набережных Челнах помимо КАМАЗа есть огромное количество предприятий, которые обслуживают сам КАМАЗ — например, производят навесное оборудование. Есть газовое оборудование в Татарстане очень интересное...

— Каков сейчас у вас объем торгов и какое место в нем занимает Татарстан?

— Оборот самой площадки официально — чуть более 200 миллионов рублей. Но заказов мы пропустили через себя на 800 миллионов долларов. Это в том числе благодаря тому, что в b2b-торговле каждая сделка значительного объема. В этом году, я думаю, мы выйдем на оборот около 10 миллионов долларов.

А Татарстан может запросто удвоить свои экспортные продажи, если займется этим. Многие производственные мощности недозагружены, предприятия могли бы производить больше. Столько открылось индустриальных парков в Татарстане! Есть и квалифицированная рабочая сила, то есть можно нанять людей, закупить дополнительные материалы — были бы заказы. И вот в этом и есть основной трюк — надо плясать от рынка, как только производители увидят больше заказов, им захочется производить больше. Иногда люди хотят продавать только то, что у них есть, — это, в принципе, тоже неплохая идея. Но если это у них по какой-то причине не продается, значит, нужен поиск баланса между спросом и предложением.

— Может быть, не все татарстанские производители умеют выходить на экспорт?

— Да, и это тоже. Если они свои товары никому не показывали, то никто не знает, будут ли они пользоваться спросом или нет. Пример Alibaba и других международных площадок показывает, что пользуются спросом совершенно неожиданные товары. Я, например, как владелец площадки точно не буду знать наверняка, какой товар будет популярен через 6 месяцев. Кто, например, знал, что эти насосы выйдут на первое место?.. Это история малопредсказуемая, тем и прекрасен онлайн-рынок — он не знает границ, стереотипов и свободен от предрассудков и наших запрограммированных идей. Товары выкладываешь и смотришь: если не работает — убираешь; если работает — выкладываешь больше. И все это почти ничего не стоит.

«Есть интересное направление — кондитерская продукция. Она становится очень популярной: шоколад, печенье, карамельки» «Есть интересное направление — кондитерская продукция. Она становится очень популярной: шоколад, печенье, карамельки» Фото: «БИЗНЕС Online»

КАЗАХСТАН, УКРАИНА И БЕЛАРУСЬ ОБЕСПЕЧИВАЮТ 35% ЗАКАЗА НА ALIEXPRESS

— Екатерина, мировых онлайн-площадок для торговли сейчас немало — чем ваша отличается от других?

— Я бы не сказала, что немало, потому что экспортом из России занимаются считаные площадки, особенно в формате b2b. Если b2c-магазинов полно, то наш сегмент малоохвачен, это непрозрачный рынок: если «битусишные» бренды знают все, то бренд какого-нибудь насосного завода не знает никто, кроме тех специалистов, которые непосредственно в этом рынке живут. И получается, что рынок b2b-торговли остается за пределами видимости.

— А на том же Alibaba разве нельзя купить товары b2b?

— Alibaba разделила эти ниши: обе группы товаров имеют разные сайты. Они начинали с b2b-площадки, а затем запустили копию Amazon — Aliexpress. И на те рынки, на которые Amazon вовремя не вышел, пошел Aliexpress. Например, на российский рынок, на котором американцы работать испугались... А сейчас, кстати, Казахстан, Украина и Беларусь обеспечивают 35 процентов заказа на Aliexpress.

— А вы для себя направление b2c рассматриваете?

— Я для себя этот рынок не рассматриваю по двум причинам: во-первых, это очень конкурентный рынок, во-вторых, Aliexpress недавно попытался запустить b2c-магазин с российскими товарами, оказалось, что никто их не покупает, потому что если люди не ездят в Россию, то они не знают, что матрешка — это интересно, что меховая шапка — это можно... И так со всеми сувенирами.

Российский лубочный крафт надо знать, чтобы любить. А товары народного потребления никогда не были очень сильной российской стороной, поэтому много таких товаров Россия как раз импортирует, в том числе из Китая, — на этом и живет Aliexpress.

А вот промышленные товары всегда были нашей сильной стороной, особенно гражданская продукция военно-промышленного комплекса и сам ВПК. В советское время были предприятия, которые экспортировали продукцию в 50–60 стран мира. Из-за того что позиции были частично утеряны и про экспорт все забыли, сами предприятия не стали неконкурентоспособными. Я думаю, что у такого рода производителей хороший потенциал.

«КМИЗ произвел на меня исключительное впечатление уникальностью своей продукции» «КМИЗ произвел на меня исключительное впечатление уникальностью своей продукции» Фото: «БИЗНЕС Online»

— А вы каким-то образом помогаете в логистике?

— Сейчас мы помогаем практически всем компаниям в логистике, более того, многие компании сразу поручают логистику по отгрузке выполнить нам. У меня есть сотрудники, которые готовы с клиентом просидеть всю субботу в шереметьевской таможне и оказать сервис в области ВЭДа, потому что некоторые товары требуют разрешительной документации на вывоз из России. Особенно это касается хай-текового оборудования и приборов. Вообще, практически любая инновационная продукция подлежит экспортному контролю, а это требует разрешительной документации.

— Какую еще продукцию сложно вывезти?

— Вывезти можно все что угодно, это вопрос времени. Если, например, ФСТЭК требует экспертизу, это дополнительные три-пять дней, какие-то товары вывозятся проще. Но люди всегда пляшут от заказа: если заказ есть, и производитель, и логистический оператор в лепешку расшибутся, но вывезут. Конечно, покупатели всегда жалуются на размеры Российской Федерации. Условно, если они купили товар на Урале или в Сибири, то добраться до ближайшего порта вывоза — это дополнительные две-три недели к срокам доставки. Это проблема в целом конкурентоспособности нашей территории.

— А Татарстан в этом плане насколько удобно расположен?

— Конечно, если сравнивать его с Петербургом или Краснодаром, то менее удобно, потому что Краснодарский край находится на Черном море, а Петербург — в самом крупном порту, но все же гораздо лучше, чем многие другие регионы — те же Урал, Сибирь и даже Самара.

«Вообще я рассматриваю посадить пару проектов в Иннополис. Я считаю, что Татарстан предпринял колоссальные усилия по развитию инфраструктуры — стало очень удобно здесь работать» «Вообще, я рассматриваю идею посадить пару проектов в Иннополис. Я считаю, что Татарстан предпринял колоссальные усилия по развитию инфраструктуры — стало очень удобно здесь работать» Фото: «БИЗНЕС Online»

— У нас планируется построить Свияжский логистический центр. Вы слышали о таком? Облегчит ли он вашу работу?

— Я в принципе поощряю любые действия, которые улучшают логистику, причем именно ускоряют. Регионы, которые умеют строить инфраструктуру, точно будут побеждать в конкуренции.

— Свияжский центр серьезно подключит водные пути. Это как-то продвинет ситуацию?

— Я думаю, что это может удешевить доставку. Мы рассматривали доставку из Камбарки — это город Удмуртии, который граничит с Татарстаном в районе Нижнекамска. И доставка по воде, как это делалось в Советском Союзе, ускоряет и удешевляет вывоз в акваторию Черного моря. Речной транспорт в Советском Союзе развивали не зря — он хорошо конкурировал с автотранспортом и дополнял железную дорогу.

«Я ВООБЩЕ МЕЧТАЮ СЮДА ПЕРЕЕХАТЬ»

— Вашу компанию можно называть московской или татарстанской?

— В принципе, наши основные силы находятся в Татарстане — у меня здесь находится исполнительный директор, а не только офис разработки, и отсюда мы активно работаем. И вообще мы надеемся, что будем еще больше работать в Татарстане и меньше работать в Москве, потому что для моего бизнеса Татарстан — более подходящая территория. Москва занимается финансовыми услугами, розницей, импортом, в основном развозом по стране. С точки зрения подбора персонала для экспортного бизнеса гораздо проще найти подходящие таланты за пределами Москвы. Можно компанию и татарстанской называть. Я вообще мечтаю сюда переехать, но пока все равно невозможно полностью оторваться от Москвы. У меня есть форумное подразделение, которое работает с федеральными министерствами.

«Я помогаю российским поставщикам экспортировать. Если они не имеют никаких электронных магазинов и представительств, то могут напрямую из своей ERP-системы загрузить товары на площадку» «Я помогаю российским поставщикам экспортировать. Если они не имеют никаких электронных магазинов и представительств, то могут напрямую из своей ERP-системы загрузить товары на площадку» Фото предоставлено компанией B2B-Export

— С кем еще из правительства вы дружите?

— Из правительства мы работаем в основном с минпромторгом РФ — совместно делаем программу российско-африканского форума. Мне очень нравится, что министерство промышленности и торговли в последние два года провозгласило экспорт одним из приоритетов. Сотрудничаем и с Российским экспортным центром, Росэксимбанком, минэкономразвития РФ — со всеми работаем в плотной связке.

Надо сказать, что государство создало совершенно потрясающие инструменты поддержки экспорта, которыми не все производители пользуются. Кто-то — от незнания, кто-то — от недоверия, кто-то — потому что не хочет показывать свою настоящую отчетность. Но я всегда честно хвалю за дело и Росэксимбанк, и ЭКСАР — агентство страхования. Мы с ними делаем совместные проекты, и они потрясающе работают.

— Что нужно сделать предприятию, чтобы попасть на экспортную площадку?

— Нужно загрузить свои товары в каталог и, если они не переведены на английский язык, перевести. Для этого есть две опции: можно перевести силами своих сотрудников вручную, это бесплатно, а можно перевести через нашу полуавтоматическую систему перевода на английский и еще на 7 мировых языков. Это будет стоить не очень дорого.

Самая большая проблема на пути к экспорту — незнание иностранных языков и связанная с этим невозможность показать свой товар. Не зря появилось выражение «товар лицом» — если никто не знает про твой товар, дальнейшие разговоры неуместны. Мы сейчас экспериментируем с видеоформатами — стали делать ролики, потому что видеоблогинг становится популярным, многие медиа переходят на видео. Мы производим видеоролики для поставщиков, чтобы показывать их товары еще лучше.

Мы не берем абонентской платы, как многие b2b-сайты, но берем процент от сделки. 7–12 процентов в зависимости от категории товаров.

«Вывезти можно все что угодно, это вопрос времени. Люди всегда пляшут от заказа: если заказ есть, и производитель, и логистический оператор в лепешку расшибутся, но вывезут» «Вывезти можно все что угодно, это вопрос времени. Люди всегда пляшут от заказа: если заказ есть, и производитель, и логистический оператор в лепешку расшибутся, но вывезут» Фото предоставлено компанией B2B-Export

— А какая отчетность нужна?

— Мы не просим предоставлять никакую отчетность. Мы делаем минимальную проверку поставщиков по ИНН, их веб-сайту, и у нас бывают поставщики, которым мы отказываем в регистрации. Так бывает! Как правило, это поставщики, которые не являются таковыми...

— Перепродавцы?

— В лучшем случае перепродавцы, а на самом деле неизвестно кто, потому что некоторые компании невозможно идентифицировать. Кто-то может вбить фейковый ИНН при регистрации... Мы должны следить за этим, и наша большая обязанность — следить за тем, чтобы мошенники не прорывались, а также заниматься мероприятиями по «антифроду» (antifraud — с англ. «против мошенничества» — прим. ред.).

— А банкрота на площадку возьмете?

— Есть входной контроль, но вопрос с банкротством всегда тонкий, потому что это может быть и оздоровительной процедурой, а товары могут продаваться, особенно если у компании есть торговый дом. Если поставщик — публичный банкрот и все об этом знают, то, конечно, не возьмем, потому что он не сможет отгрузить продукцию, даже если поступит заказ. А если он непубличный банкрот, то не знаю, надо смотреть конкретный случай.

Вообще, мы не заглядываем в отчетность, но стараемся по косвенным признакам это вычислить. Потому что сейчас в связи с развитием электронной торговли внутри Российской Федерации есть много способов проверки — есть компании типа «Контур-М» и другие, которые занимаются идентификацией поставщиков для внутренних закупок. И мы, естественно, коллаборируемся с ними, потому что это будет просто международный позор, если мы не сможем верифицировать своих поставщиков и они начнут мошенничать.

«Наличие кадров и инфраструктуры — это очень большое дело, потому что в чужой регион так просто не приедешь и не устроишься» «Наличие кадров и инфраструктуры — это очень большое дело, потому что в чужой регион так просто не приедешь и не устроишься» Фото: «БИЗНЕС Online»

«МЫ ЗАНИМАЕМСЯ ЭЛЕКТРИФИКАЦИЕЙ САМЫХ БЕДНЫХ ЖИТЕЛЕЙ АФРИКИ»

— Легко ли вам работать на разных континентах?

— У меня сегодня такой странный день: я прилетела ночным рейсом из Шанхая, из Москвы прилетела в Татарстан, не заезжая домой, и сегодня вечером прилетаю в Домодедово и сразу пересаживаюсь на рейс в Дубаи, в Эмираты... И лечу, соответственно, в Дубаи, а потом в Кению. Странно получается, потому что Москва — это мой родной город, а я два раза мимо него пролетаю...

Мне кажется, что мое сотрудничество с Татарстаном очень важно. Я выкроила время для того, чтобы приехать в Казань, потому что вижу отклик от региона, вижу, что производители действительно интересуются. Я вижу потенциал развития Академии экспорта и считаю, что инвестировать в такой регион надо.

— А не думали в Иннополис переезжать?

— Думали, мы смотрели на Иннополис, и некоторые мои сотрудники очень хотят туда переехать, причем даже из Москвы. Казанские меньше этим интересуются, у них уже есть налаженная инфраструктура, как-то все устроено. Но пока не было такой необходимости, потому что у нас не чистый IТ-бизнес, а с существенной офлайн-компонентой: много общаемся с производителями, занимаемся логистикой, получается, что нам нельзя сидеть на удаленке.

А вот если бы мы писали алгоритмы искусственного интеллекта или занимались промышленным интернетом, то Иннополис был бы в самый раз. Но вообще я рассматриваю идею посадить пару проектов в Иннополис. У меня есть разные бизнесы, и я очень даже рассматриваю эту площадку для работы. Я считаю, что Татарстан предпринял колоссальные усилия по развитию инфраструктуры — стало очень удобно здесь работать.

«Мы организуем российско-африканский форум, который провели уже пять раз: два раза — в Африке, два раза — на площадке «Иннопрома», один раз — в рамках санкт-петербургского форума»Фото предоставлено компанией B2B-Export

— Сколько сотрудников у вас работает в Татарстане и в целом?

— Всего у нас в b2b-export.com работают 12 человек: половина — в Татарстане, половина — в Москве. А вообще у меня разный бизнес: например, есть инжиниринговая компания в Руанде. Мы занимаемся электрификацией самых бедных жителей Африки: по 30–60 ватт на подключение. То есть мы работаем с людьми, у которых никогда не было электричества, у которых никогда не было розетки и настоящей лампочки дома. И это 600 миллионов жителей в мире! Используем российские технологии, то есть это тоже экспорт.

Кстати, мы там работаем с всероссийским обществом слепых — экспортируем электротехническую продукцию. Это моя большая гордость, потому что мы помогаем инвалидам продавать свою продукцию и зарабатывать на жизнь. Теперь мне говорят, что в УФСИН тоже производят хорошую, полезную продукцию и ее тоже можно посмотреть на экспорт. Они производят не хай-тек, но качественно, дешево, по ценам это очень конкурентно с Китаем. Меня эта история вдохновляет, потому что это вещи, которые на поверхности не лежат.

«КЕНИЯ — НЕВЕРОЯТНО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ МЕСТО, ГДЕ РАБОТАТЬ В НАЙМЕ — ПОЗОРНО»

— Расскажите вкратце о вашей карьере.

— Мне посчастливилось сделать много проектов в моей корпоративной жизни, и карьера развивалась динамично. Прошла путь от аналитика до руководителя проектов в McKinsey&Co, в московском и южноафриканском офисах консультировала частные и государственные компании горнодобывающего, металлургического, инфраструктурного и энергетического секторов в области стратегии и операционных преобразований на развивающихся рынках. Далее — в роли директора по инвестициям в инвестиционной компании А1 в Африканском регионе работала в 15 странах Африки, где занималась оценкой инвестиционных проектов в горнорудном и нефтяном секторах.

На корпоративной работе у меня получилось почти все, о чем мечтают наемные менеджеры, — я строила карьеру, реализовывала крупные проекты, зарабатывала, инвестировала и получала бесценный международный опыт. Самое важное — я заработала себе возможность рисковать и создавать новые сервисы и новые продукты. Я осознала, что заниматься созидательной деятельностью для меня — первостепенное в работе. Уволившись 2,5 года назад, я купила билет в один конец и уехала в Найроби. Я не знала, чем буду заниматься, но знала, что важно сменить среду.

«Возможно, тот логистический хаб «Почты России», который строится в аэропорту Казани для сортировки импорта с Aliexpress, можно будет использовать как сортировочный хаб для экспорта» «Возможно, тот логистический хаб Почты России, который строится в аэропорту Казани для сортировки импорта с Aliexpress, можно будет использовать как сортировочный хаб для экспорта» Фото: «БИЗНЕС Online»

Кения — невероятно предпринимательское место, где работать в найме — позорно. В такой культуре быстро перерождаешься в предпринимателя. Кроме того, Найроби становится столицей региональных корпоративных штаб-квартир в Африке, оттуда удобно летать в Стамбул и Дубай, где расположились многие EMEA штаб-квартиры, удобно работать с Индией и Ближним Востоком, а также со всеми африканскими столицами, куда из Найроби можно прилететь прямыми рейсами.

Таким образом, сейчас я не только владелец собственных фирм, но и руководитель двух федеральных пилотных проектов в рабочей группе по энергоэффективности при комиссии по модернизации и технологическому развитию, руководитель центра энергоэффективности и НИОКР «КЭС-Холдинга», один из создателей экосистемы технологического предпринимательства «Сколково» и первый руководитель кластера энергоэффективных технологий.

— Пара слов о вашей семье и хобби?

— Замужем, воспитываю двух дочерей. Люблю лошадей и играю в поло, участвую в гольф-турнирах, увлекаюсь йогой и медитацией.

— Традиционный вопрос от «БИЗНЕС Online»: три ваших секрета успешного бизнеса?

— Пока у меня только два секрета — терпение и длинный горизонт планирования. Мне кажется, что важно не бояться начинать. Если что-то не получается, можно забросить, но самое худшее — это корить себя за то, что что-то не попробовал.

Онлайн-площадка экспортных продаж B2B-Export.com, Академия экспорта

Сфера деятельности — продвижение несырьевых российских товаров за рубеж.
Год основания — 2014.
Штат — 12 человек.
Число сделок за 2016 год — 50, оборот — 200 млн. рублей.

Визитная карточка руководителя

Дьяченко Екатерина Владимировна

Родилась в Томске. Окончила МФТИ по специальности «инженер-математик», прошла корпоративную программу МВА McKinsey в Торонто, Канада. Сейчас учится в Институте стран Азии и Африки на магистра государственной политики и финансового менеджмента.

Прошла путь от аналитика до руководителя проектов в McKinsey&Co, в московском и южноафриканском офисах консультировала частные и государственные компании горнодобывающего, металлургического, инфраструктурного и энергетического секторов в области стратегии и операционных преобразований на развивающихся рынках. Далее в роли директора по инвестициям в инвестиционной компании А1 в Африканском регионе работала в 15 странах Африки, где занималась оценкой инвестиционных проектов в горнорудном и нефтяном секторах.

Руководитель двух федеральных пилотных проектов в рабочей группе по энергоэффективности при комиссии по модернизации и технологическому развитию, руководитель центра энергоэффективности и НИОКР «КЭС-Холдинга», один из создателей экосистемы технологического предпринимательства «Сколково» и первый руководитель кластера энергоэффективных технологий.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (38) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
2.05.2017 08:22

Еще один человек, который хочет присосаться к бюджетному финансированию.

  • Анонимно
    2.05.2017 08:22

    Еще один человек, который хочет присосаться к бюджетному финансированию.

    • Анонимно
      2.05.2017 08:38

      О, Боже. Ну сколько можно эту тему замусоливать. Сколько их, желающих откусить от грантов и бюджетов ради красивых слов. Этих сайтов экспортных вагон и маленькая тележка. И все хотят административным ресурсом загнать туда предприятия. Вообще, ньювасюкизм в наше время получил второе рождение.....

  • Анонимно
    2.05.2017 08:40

    Странный бизнес. Маккинзи есть маккинзи. Из консультантов обычно не получаются бизнесмены. Есть ощущение, что она действительно некий проект для Минэкономики. Слишком близкому власти и бюджетному пирогу.

    • Анонимно
      2.05.2017 09:25

      Улыбнуло про удмуртский город рядом с Нижнекамском и доставка водным путём товара оттуда до Чёрного моря и затем в Африку. Аааааа.)))) У меня сейчас будет истерика. Москвичи рулят.)))))

  • Анонимно
    2.05.2017 08:48

    поэтому надо платить процент от реально совершенных сделок

  • Анонимно
    2.05.2017 09:29

    Шняга какая-то. Ничего не понял. Туп, каюсь. Или просто ничего за этим нет на самом деле...

  • Анонимно
    2.05.2017 09:38

    Процент великоват. Это же не В2С, речь об экспорте. Хотя, она заявляет, что они как то рекламируют продукцию. Может быть, если речь о госденьгах, с них и рекламировать, а с предприятий брать за допсервис, а не проценты?

  • Liko
    2.05.2017 10:01

    Желание продавать все и вся еще не отменяло необходимость таргетирования. Сейчас не поймут, что можно продавать.
    Хотя и не IT бизнес, но сайт-то должен работать правильно в разных браузерах и ссылки корректно работать должны. Много еще над чем нужно работать. И, прежде всего, над определением рынка.

  • Liko
    2.05.2017 10:03

    Но, в целом, производит впечатление самого осмысленного из подобных.

    • Анонимно
      2.05.2017 10:22

      Вы это провинциалам в Москве "продавайте". Та народу много, текучка. Завтра уже никто не будет помнить кого прокинули.))))

      • Liko
        2.05.2017 10:50

        Ладно, уговорили - можете дальше продавать семечки на рынке. Потом не удивляйтесь, что вокруг вас только коровьи лепешки и дороги разбитые ;)

        • Анонимно
          2.05.2017 11:28

          а что, с приходом Дьяченко, что-то принципиально поменяется?! Ну КОС увеличит чистую прибыль, ну шигабутдинов получит дополнительный бонус. Лепешки то от этого не улетучатся и дороги лучше не будут.

          • Liko
            2.05.2017 11:48

            КОС сможет продавать и без таких площадок. Это для среднего и малого бизнеса недоступно. Об этом она и говорит. Другое дело, что они не понимают, что продавать.
            Интеграция в глобальную экономику приносит очень много преимуществ. Рабочая сила и бизнес становятся конкурентоспособными в мире и постепенно подтягивается и уровень оплаты труда, компетенции как в Китае, например. Устойчивость экономики повышается, а это значит длинные деньги под меньшие проценты. Пока у нас не будет длинных денег под несколько процентов никаких дорог и хороших заводов у нас тоже не будет. А значит и хорошей заработной платы. Все это взаимосвязано и экспорт дает толчок этому. Другое дело, что развитие предпринимательство еще превращает людей в граждан, а граждане нашей власти не нужны. Поэтому они (власти) все время уничтожают нормальное предпринимательство. Они - пилят деньги от труды. А все остальное - досадные издержки этого процесса.

            • Анонимно
              2.05.2017 12:05

              КОС - это был пример, м.б. неудачный, но я вас уверяю, что Дьяченко будет интересовать только та отрасль, которая поддерживается через правительство., то есть там где есть влияние административного ресурса. А ваши выкладки микроэкономических процессов, которые влияют на макроэкономические - это теория, правильная, но теория, которая в России не действует и даже Дьяченко, в отдельно взятом регионе, не изменит эту ситуацию. Следовательно вывод, будет пилить бюджет, а все подаваться будет как успешный проект АИРа

              • Liko
                2.05.2017 12:47

                Я не знаю, что будет с этим проектом. Вполне возможно, что не пойдет.
                Ваши выводы лишены логической связи с первоначальными данными. Здесь комментировать даже нечего. Преимущество экспортных проектов, что они в меньшей степени привязаны как раз к локальной среде. Речь не идет о том, что один проект изменит всю экономическую систему. Это смешно.

  • Анонимно
    2.05.2017 10:39

    Быстрее бы все поняли, что работать в найме - позорно. Чтоб работать в найме стало НЕКОМУ.
    А то мужики-то и не знали.

  • Анонимно
    2.05.2017 11:22

    для нас не перестанет быть актуальной комедия Гоголя ""Ревизор". Будь то московский мундир или заграничная корочка - это для нас, для "дремучих" как липкая лента для мух.

  • Анонимно
    2.05.2017 12:10

    Зачем плодить лишних посредников, которые хотят "гонять" деньги и иметь с этого проценты. Есть Талия с ее агенством и набором нарядов, есть министерство торговли и внешнеэкономического сотрудничества РТ, есть АК БАРС Банк, есть Иннополис с программистами.
    Как в старом анекдоте:"Все есть и по 5 копеек и по Рублю и на разных этажах, чего вам еще надо?"
    Эта госпожа думает, что можно поманить "недалеких" регионалов
    красивыми африканскими стеклянными бусами, как людоедов племнеи Мумбо-Юмбо, и они с радостными визгами принесут ей целый Манхеттен на блюдечке с голубой каемочкой.
    Остап Бендер нервно курит в сторонке.

  • удвоить экспорт, давно так сильно не смеялся, здесь нет столько нефти

  • Работать с нездешними - это идея уголовно-процессуальная. Труднее найти, привести, снять показания. Чуть шухер - в Кению свалит и вася-кот.

  • Анонимно
    2.05.2017 15:07

    Собрались диванные теоретики! Вы хоть из своих деревень выходили в мир?
    Молодец Екатерина!

    • Анонимно
      2.05.2017 15:33

      вы имеете ввиду выходили (выезжали, вылетали) из России?! Да, но к сожалению только по турпутевкам. Хотелось бы навсегда.

    • Анонимно
      2.05.2017 21:39

      Выходил ибо работаю на западную производственную компанию. Езжу на западные площадки, плачу там от гордости за свою.

  • Анонимно
    2.05.2017 15:52

    Продать продукцию - самое главное на сегодня. Откуда столько скепсиса в комментах? Или я что-то не понимаю? Или это элементарная зависть комментаторов)?

  • Анонимно
    2.05.2017 19:38

    Идея хорошая, но реализовать сложно.

  • Анонимно
    2.05.2017 21:00

    Модный тренд: жить за границей за наш счет

  • Анонимно
    3.05.2017 12:00

    Не все наверное понял из статьи и особенно комментариев(негативных), но позитив в действиях этой женщины чувствуется, Вот так бы размышляла основная часть дееспособного населения страны, а не занимались написанием негатива в комментариях.

    • Анонимно
      3.05.2017 12:47

      Позитива и так хватает. Полмосквы позитивирует, начиная от Ксюши сабчак и заканчивая квнщиками, банкирами, роснановцами и т.д. Вопрос лишь в том - какое влияние на повседневную и экономическую жизнь страны всё это оказывает?

  • Анонимно
    3.05.2017 12:55

    Ругать могут все, попробуйте и сделайте сами. Человек ведь свои средства вкладывает, и планирует возврат вложенных денег и заработок. Что в этом плохого? Чисто рыночные отношения - не нравится, не пользуйся. Нравится - плати за результат. Если при этом ещё решаются проблемы в части снятия барьеров для экспорта малого и среднего бизнеса, так это же здорово!

  • Анонимно
    4.05.2017 16:15

    Надо развивать экспортные поставки. Пока что, в денежном выражении Татарстан экспортирует больше сырья нежели товаров.

  • Анонимно
    7.05.2017 00:26

    Развод на бюджетные бабки.

  • Robert
    8.05.2017 11:37

    Если бы сейчас был конец 80-х начало 90-х эта дама была бы очень актуальна для Татарстана да и для России. Тогда в России много чего производилось, которые в той же Африке или Юго-Восточной Азии или Малой Азии на ура бы расходилось. Например, там даже не было граненных стаканов, или обуви типа галоши. А теперь, в ту же Кению - мировому чемпиону по применению солнечной энергетики на душу населения, что может предложить клиентам Татарстан современного, клиентам требования которых соответствует уже планки европейского потребителя? Мультифазные одновинтовые насосы? Их я думаю не только а Африке, но и Антарктиде не возьмут. Пусть пробует.
    Сейчас много возвращенцев-африканцев/ азиатов на свою родину, и они ориентируются исключительно на современные решения, в любой области. Россия как всегда догоняет. Догоним ли

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль