Интернет-конференция 
15.05.2017

Марьям Давлетшина: «ВТБ стал опорным банком для бизнеса»

Банк ВТБ в РТ удостоен звания «Лучшая команда по развитию бизнеса в регионе»

По итогам прошлого года отделение ВТБ в Татарстане заняло первое место по приросту кредитного портфеля среди всех подразделений в региональной сети банка и второе место по объему выданных кредитов среди всех банков в регионе. О том, как удалось этого добиться, а также о продуктах и услугах банка, о ситуации на банковском рынке рассказала руководитель дирекции Банка ВТБ (ПАО) по РТ Марьям Давлетшина в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online».

Марьям Давлетшина

«КРЕДИТНЫЙ ПОРТФЕЛЬ УВЕЛИЧИЛИ В 2,5 РАЗА»

— Марьям Наилевна, каких результатов ВТБ достиг в Татарстане?

— В этом году региональному подразделению Банка ВТБ исполнилось 15 лет. За последние несколько лет мы значительно укрепили свои позиции на рынке, заняв достойное место среди банков в республике. С 2015 года кредитный портфель регионального подразделения увеличился в 2,5 раза: если два года назад он был чуть больше 20 миллиардов рублей, то сейчас — 49,8 миллиарда. Несмотря на то что в прошлом году по гособоронзаказу прошло досрочное погашение кредитов на 6 миллиардов рублей, наш кредитный портфель за 2016 год вырос на 7 миллиардов. Это говорит о том, что наш курс на диверсификацию кредитного портфеля себя оправдывает.

Что касается прибыли, то в сегменте корпоративного бизнеса у нас очень неплохие показатели: за прошлый год мы заработали 1,6 миллиарда рублей — это почти в полтора раза больше, чем за 2015-й. Если оценивать эффективность нашей работы по такому показателю, как CIR (Cost Income Ratio; соотношение административных расходов и чистых операционных доходов), то расходы у нас составляют всего 16 процентов. Таким образом, коллектив внес очень хороший вклад в общую копилку ВТБ.

ВТБ считается одним из лидеров на банковском рынке страны, и мы в Татарстане сохраняем эти позиции. Мы держим курс на активное развитие, и у нас достаточно большие амбиции. 

— Какую долю занимает подразделение ВТБ на рынке Татарстана?

— Подсчет доли — это очень условно. К тому же нас неправильно сравнивать с другими банками, потому что у нас обслуживаются только корпоративные клиенты, причем крупный и средний бизнес, а универсальные банки обслуживают еще и малый бизнес. Лично я ориентируюсь по объему выданных кредитов: по итогам прошлого года ВТБ в Татарстане занял 2-е место, мы выдали 60 миллиардов рублей без учета овердрафтов. А в 2015 году мы занимали 3-е место.

— А как сработал банк в первом квартале текущего года?

— За первый квартал мы показали рост кредитного портфеля свыше 20 процентов по сравнению с первым кварталом 2016 года.  

— За счет чего такой рост?

— Я считаю, что во многом благодаря нашей клиентоориентированной позиции. Мы очень хорошо знаем своих клиентов, стараемся общаться с ними не с позиции того, что нам выгодно продать, а с позиции их потребностей. Вот это самое главное, я считаю. Ну и плюс ко всему мы активно участвуем во всех госпрограммах.


«ОТКРЫЛИ 1,5 ТЫСЯЧИ РАСЧЕТНЫХ СЧЕТОВ НОВЫХ КЛИЕНТОВ»

— Насколько выросла клиентская база ВТБ после ситуации с ТФБ и ИнтехБанком?  (Ильсур)

— Во-первых, надо понимать, что основной сегмент ИнтехБанка — это физлица и малый бизнес, которые в корпоративном филиале ВТБ не обслуживаются. Однако, наверное, слукавлю, если скажу, что интереса мы не почувствовали. Анализ цифр показывает: за прошлый год мы открыли порядка 1,5 тысяч расчетных счетов новым клиентам, из них около 400 — в декабре. В первом квартале 2017 года мы выросли еще примерно на 470 клиентов. Эта динамика говорит о двух вещах: первое — мы активно работаем над привлечением клиентов, независимо от того, какая ситуация на рынке складывается; второе — клиент сегодня создает себе некую подушку безопасности, открывая расчетные счета в нескольких банках. Сейчас никто не держит все яйца в одной корзине, все хотят иметь кредиты и обслуживаться в нескольких федеральных и устойчивых региональных банках.

— Каких клиентов у ВТБ в Казани больше? (Фомина)

— Основной сегмент наших клиентов — это средний бизнес с годовой выручкой до 10 миллиардов рублей. За прошлый год по среднему бизнесу мы выросли практически в два раза: портфель был 12 миллиардов рублей, а сегодня — порядка 23,5 миллиардов. Что касается крупных компаний с выручкой свыше 10 миллиардов, то их в республике не так-то и много, но они у нас представлены — кто-то обслуживается по РКО, кто-то кредитуется, кто-то пользуется гарантийными операциями и т. д. Наш портфель по крупному бизнесу составляет 26,4 миллиарда рублей, а объем привлеченных средств — 26,6 миллиарда.

— Вы сказали, что портфель по среднему бизнесу у вас вырос почти в два раза. Если бизнес стал брать больше кредитов, это значит, что экономика оживает?

— Этому способствовали как стабилизация экономики, так и прирост числа кредитующихся клиентов среднего бизнеса: было порядка 40 клиентов, а стало более 80. Предприятия региона продолжают развиваться, модернизируют производства. Оживлению кредитной активности бизнес-сообщества на региональном рынке также способствуют мощный промышленный потенциал, инвестиционная привлекательность, развитая инфраструктура республики, инструменты особых экономических зон.

— Сколько компаний Татарстана обслуживается в ВТБ?

— Сегодня у нас порядка 3,5 тысяч клиентов, из которых более 80 процентов — с хорошими оборотами.


«ВТБ — ОПОРНЫЙ БАНК ДЛЯ БИЗНЕСА»

— Как руководство ВТБ видит перспективы развития банка в Татарстане? Какие задачи вам обозначили? (Бармин)

— Я считаю, что мы стали опорным банком для бизнеса и сегодня занимаем уже довольно серьезные позиции на рынке. По итогам прошлого года отделение ВТБ в Татарстане заняло 1-е место по приросту кредитного портфеля среди всех подразделений региональной сети банка. Более того, мы были удостоены звания «Лучшая команда по развитию бизнеса в регионе», и я очень горда тем, что получила благодарность за нашу работу от Андрея Леонидовича Костина.

Конечно, все прекрасно понимают, что Татарстан — это Клондайк, весьма успешный регион, что здесь мощный промышленный потенциал, успешно реализуются такие проекты, как ТОСЭР и ОЭЗ. Все понимают, что темпы развития экономики здесь гораздо выше, чем в России в целом и во многих других регионах: по прошлому году РФ показала минус 0,2 процента роста ВВП, а Татарстан — плюс 2,5 процента, поэтому перед нами ставят очень амбициозные задачи.

— Сегодня банки делают упор на интернет-обслуживание, поэтому не открывают широкую сеть офисов. Вы тоже придерживаетесь этой политики? Вам не кажется, что офисов ВТБ в РТ все-таки маловато, ведь не все вопросы с банком можно решить дистанционно? В каких городах республики банк присутствует? Какие у вас планы в этом направлении? (Марат Н.)

— У ВТБ есть полноценные офисы в Казани, Альметьевске и Набережных Челнах, они предоставляют весь комплекс банковских услуг — начиная с валютного контроля, сложных кредитных, гарантийных продуктов и заканчивая расчетно-кассовым обслуживанием. В целом же банки Группы ВТБ в регионе представлены довольно весомо. У ВТБ24 вместе с розничным филиалом ВТБ (бывший Банк Москвы) — 31 офис. И не надо забывать, что сегодня успешно реализуется еще один новый розничный проект Группы ВТБ — «Почта Банк», у которого сегодня уже 11 отделений, а также в 67 отделениях Почты России открыты точки обслуживания банка. Всего в Татарстане это уже 112 точек обслуживания.

«В ЯНВАРЕ 2018 ГОДА ВТБ24 ВОЙДЕТ В СТРУКТУРУ ВТБ»

Объясните, пожалуйста, разницу между ВТБ и ВТБ24.

— На сегодняшний день мы как часть группы ВТБ уже являемся универсальным банком: ВТБ традиционно обслуживал корпоративных клиентов — в основном крупный и средний бизнес. Розничный филиал ВТБ, образованный после присоединения Банка Москвы к ВТБ, отвечает за обслуживание клиентов — физических лиц и предприятий малого бизнеса.

С января 2018 года ВТБ24, который также обслуживает физических лиц и малый бизнес, войдет в структуру ВТБ, мы станем единым банком. Цель слияния всем понятна: это и оптимизация расходов, и повышение управляемости бизнес-процессами, и синергетический эффект от взаимодействия всех глобальных бизнес-линий. В одних направлениях корпоративный бизнес является двигателем для розницы, в других — розница помогает развивать корпоративный бизнес. Единство целей — это самая правильная позиция. Не секрет, что в корпоративном бизнесе нужны дешевые пассивы, а их может дать только розница. Считаю, что слияние даст нам большую оптимизацию расходов за счет сокращения дублирующих функций, интеграции операционных платформ, региональных сетей и инфраструктуры. 

— Это слияние как-то отразится на клиентах, неудобства они почувствуют?

— Это ведь уже не первый опыт слияния — в 2016 году присоединили Банк Москвы. И ни один клиент этого не почувствовал, потому что основным принципом присоединения было сохранение привычных для клиентов продуктов, сервисов и офисов обслуживания. Сегодня ставится цель на унификацию продуктов банка в сети ВТБ, чтобы не было никакой разницы между его структурными подразделениями.

С января 2018 года ВТБ24, который также обслуживает физических лиц и малый бизнес, войдет в структуру ВТБ, мы станем единым банкомФото: скриншот

 «НА РОСТ ЭКОНОМИКИ ПОВЛИЯЛО ЭМБАРГО»

— Где вы чувствуете точки роста в экономике республики, если не считать нефтехимию?

— Если оценивать по нашему кредитному портфелю, то по итогам прошлого года выросли сельское хозяйство, промышленность и IT.  

— Какие отрасли генерировали рост?

— В первую очередь я отметила бы пищевую промышленность. Мы реализовали несколько достаточно крупных проектов в этом направлении, в том числе по программам корпорации МСП. Например, с ГК «Агросила», агропромышленным комплексом «Камский» и другими. В перерабатывающей промышленности есть и ряд небольших проектов. Эмбарго сыграло свою положительную роль.

Считаю, IT тоже достаточно активно сегодня развивается. У нас есть хорошие примеры — ICL-КПО ВС, «Барс Груп». Как вы знаете, ICL получил статус резидента в ОЭЗ «Иннополис».  

— А где нефтехимия кредитуется?

— Нефтехимия — это «Татнефть», ТАИФ, КЗСК, «Аммоний» и другие. «Татнефть» обходится собственными ресурсами, проекты «Аммоний» и «КЗСК-Силикон» реализуются при поддержке государственной корпорации «ВЭБ», а у ГК «ТАИФ» есть свой пул банков. Но мы с ГК «ТАИФ» тоже взаимодействуем по ряду проектов.

«ВТБ АКТИВНО УЧАСТВУЕТ В ПРОГРАММАХ ГОСПОДДЕРЖКИ БИЗНЕСА»

— На каких условиях сегодня работает корпорация МСП?

— Для среднего бизнеса ставка по кредиту составляет 9,6 процента, для малого — 10,6 процента. Заемные средства предоставляются сроком на пять лет. Размер кредита составляет не менее 50 миллионов рублей и не более 1 миллиарда рублей. И это сегодня очень привлекательные условия на рынке. Предпочтение отдается инвестиционным проектам, в рамках которых предприниматели модернизируют свои производства. ВТБ очень вовремя включился в эту программу, которая дала хороший толчок развитию всего бизнеса. В целом по России ВТБ освоил порядка 60 процентов объемов лимита. На 1 января 2017 года банком заключено 234 кредитных соглашения на общую сумму 37 миллиардов рублей.  

— А в Татарстане как?

— В Татарстане более 70 процентов, выданных по данной программе кредитов, приходится на ВТБ — это более 3 миллиардов рублей. В общем объеме кредитов, предоставленных ВТБ по стране, наше отделение занимает долю примерно в 8 процентов. Программа корпорации МСП работала в 54 субъектах. И сегодня Татарстан наряду с Воронежем и Ставрополем является одним из регионов-лидеров, где в эту программу было вовлечено максимальное количество заемщиков. 

— ВТБ участвует в поддержке сельхозпроизводителей?

— Да, в этом году ВТБ начал активно работать по постановлению правительства РФ №1528 от 29 декабря 2016 года — это субсидирование в сельском хозяйстве. Ставки здесь составляют до 5 процентов на срок до 15 лет. Если направление деятельности клиента и цель использования заемных средств соответствуют программе, то банк рассматривает возможность предоставления краткосрочного кредита в течение 60 дней, на инвестиционные цели — 90 дней, и ставка фиксируется в договоре. Мы получили одобрение на 2,1 миллиарда рублей для наших клиентов. Из этого объема более 600 миллионов рублей приходится на инвестиционные кредиты. По длинным, инвестиционным кредитам ставка — 5 процентов, а по коротким — еще меньше. По этой программе мы уже выдали более миллиарда рублей.

— Какие отрасли сельского хозяйства финансируются в рамках данной программы?

— Это животноводство, растениеводство, а также их производство и переработка. Клиенты, получившие одобрение в банке, включаются в реестр для согласования льготного кредитования в минсельхозе РФ. Никаких проволочек нет, программа отлично работает. Конечно, на банке лежит очень большая ответственность — мы контролируем целевое использование этих средств. Если кредит взят на инвестиционные цели, то мы должны понимать, что данные цели соответствуют программе.

— Вы назвали две госпрограммы, а еще есть?

— Еще есть программа фонда развития промышленности, по которой заем выдается под 5 процентов сроком до 5 лет. Если раньше потолок был в 300 миллионов рублей, то сегодня он увеличен до 500 миллионов. Клиентам нашего банка в рамках этой программы на счета уже поступили средства в объеме около 1 миллиарда рублей.

— Какие проекты в приоритете по этой программе?

— Проекты, связанные с импортозамещением, с новыми технологиями. Сегодня у нас проходит согласование четыре проекта с общим объемом кредитования под миллиард рублей. Для упрощения процедуры мы часто предлагаем такой продукт, как банковская гарантия, который и время экономит, и повышает успешность принятия решения.

— Наверное, в работе по данным программам очень важно информирование потенциальных клиентов? Как организовываете этот процесс?

— Безусловно, банк лучше информирован о льготных программах, чем сами предприниматели. Поэтому здесь одна из наших важнейших задач — максимально информировать клиентов. В прошлом году у нас состоялось мероприятие для клиентов с участием президента РТ, также проводим семинары. Но больше работаем индивидуально, выявляя потребности каждого клиента. Кстати, не все предприниматели верят, что есть такие хорошие условия кредитования. А те клиенты, которые уже получили одобрение, удивлены, что все так просто и логично.

— В рамках госпрограмм бизнес имеет еще какие-то льготы, кроме пониженной кредитной ставки?

— По программе корпорации МСП есть возможность получить поручительство корпорации по кредитам. Но этот вариант более длительный. Зачастую проще работать с клиентом под его залоги. Но когда у клиента залога недостаточно, подключаются корпорация МСП и гарантийный фонд РТ, у нас такие примеры были. Бывают кейсы, когда клиент получает под свой проект заем из фонда развития промышленности, вкладывает свои средства и банк предоставляет ему кредит. Плюс к этому мы предлагаем клиентам свои гарантии, что упрощает все процедуры.



«ПОЖАЛУЙСТА, НИКОГДА НЕ ЗАМАЛЧИВАЙТЕ СВОИ ПРОБЛЕМЫ!»

 Приходится ли вашей службе по взысканию долгов работать в усиленном режиме или с этим все в порядке — возвращают вовремя? (Н. Булатова)

— На текущий момент просрочка составляет 17 миллионов рублей, а объем кредитного портфеля — 49,8 миллиарда рублей, то есть объем просроченной задолженности незначительный, менее 1 процента. Считаю, один из наших плюсов — это то, что за последние годы мы сделали рывок на рынке кредитования, нарастили портфель, но при этом сохранили его высокое качество.

— С должниками жестко работаете?

— У ВТБ очень гибкая позиция, и я всем клиентам при встрече говорю: «Пожалуйста, никогда не замалчивайте свои проблемы! Если появились проблемы, лучше прийти в банк и честно рассказать. И мы вместе будем искать выход». У нас были случаи, когда компании испытывали финансовые трудности, но все благополучно разрешалось, банк шел навстречу, своевременно реструктурируя сделку, или происходила продажа бизнеса более крупным игрокам рынка, но мы об этом знали. Мы очень четко мониторим квартальные показатели наших клиентов и видим динамику их бизнеса. Когда прослеживаются негативные изменения, проводим переговоры для принятия взаимовыгодного решения.   

Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВТБ: ПРЕИМУЩЕСТВА ОЧЕВИДНЫ»

— Чем ВТБ отличается от других банков? (Николай)

— Считаю, что мы однозначно отличаемся гибкостью — и при структурировании сделок, и при подходе к клиентам. Второе: мы отличаемся личной вовлеченностью в процесс. Например, я и мои заместители встречаемся с клиентами, чтобы просто пообщаться, получить новую информацию или дать консультацию. Нет такого, чтобы ко мне на прием надо было записываться за два-три месяца. Третье: ВТБ — это, безусловно, надежный банк, который активно участвует в программах государственной поддержки бизнеса. Плюс ко всему ВТБ — высокотехнологичный банк, мы работаем на безопасной IT-платформе. У нас к вопросам безопасности самое пристальное внимание. Кроме этого, во многих продуктах у нас есть фишки.

— Какие фишки?

— Например, валютный контроль за операциями клиентов банка, в том числе оформление и обслуживание паспортов импортных и экспортных сделок. Это отдельный предмет гордости банка, потому что специалисты валютного контроля у нас находятся на местах, а не удаленно в других регионах. В операционном офисе в Набережных Челнах, где есть КАМАЗ, ТОСЭР, рядом — ОЭЗ, у нас работают четыре специалиста валютного контроля. Мы оперативно реагируем на все запросы, знаем наших клиентов и их особенности. Обслуживание внешнеэкономической деятельности в нашем банке максимально удобно для клиентов. При общении с ними я спрашиваю, какой продукт ВТБ для них является наиболее выгодным, и все называют валютный контроль. У ряда наших крупнейших клиентов до 98 процентов валютных сделок проходит черед ВТБ. 

Плюс к этому у ВТБ есть филиал в Шанхае, а мы понимаем, что отношения России с Китаем сегодня развиваются. Наши клиенты, имея счет в ВТБ в Шанхае и в ВТБ в России, например в Татарстане, все свои платежи оплачивают по цене внутреннего платежа. А в других банках, как правило, обязательно идет дополнительная комиссия от суммы платежа. Согласитесь, выгода очевидна.

Считаю, что мы сильны и в направлении кеш-менеджмента. Наша система казначейства позволяет проводить в том числе акцепт, контроль, управление счетами. Сегодня мы реализуем систему кеш-менеджмента клиенту среднего бизнеса, у которого порядка 130 счетов по всей России. Во-первых, он сможет управлять всеми счетами с одного рабочего места. Во-вторых, все остатки собираются на материнском счете, казначей распределяет средства между компаниями согласно их потребностям в течение дня необходимое количество раз.     

— РКО — это для вас один из локомотивов роста?

— Развитие транзакционного бизнеса и РКО сегодня тренд, и многие банки пошли с этим предложением в малый бизнес. Именно этот сегмент дает банку хорошую ресурсную базу.

Однако нельзя сосредотачиваться только на одном виде деятельности. Важно развивать все продукты банка, предлагая лучшие решения для бизнеса наших клиентов.

— Многие считают, что крупные банки неповоротливы в принятии решений, из-за чего падает качество обслуживания. Так ли это?

— Мне кажется, что любой здравомыслящий банкир должен понимать, что если нет качества сервиса, то нет и клиентов. Мы проводим мониторинг качества обслуживания на основании опроса клиентов. Любое обращение не остается без внимания, все понимают, что качество обслуживания клиентов должно быть на самом высоком уровне. 

«ЗА ВЫСОКИМИ ТЕХНОЛОГИЯМИ — БУДУЩЕЕ»

— Какие сервисы онлайн-обслуживания в настоящее время предоставляет банк, какие планирует запустить в ближайшее время? (Н. Булатова)

— ВТБ постоянно совершенствует сервисы и функционал системы дистанционного банковского обслуживания (ДБО). Был внедрен новый дизайн сервиса «Интернет-Клиент»*, что позволило создать более дружелюбную и интуитивно понятную пользователям информационную среду. Также был внедрен новый сервис «Личный кабинет»*, позволяющий существенно упростить порядок подключения клиентов к системе ДБО. В начале этого года банк расширил функционал сервиса «Интернет-Клиент». Теперь для корпоративных клиентов банка доступны такие функции, как дистанционное подключение услуги «Акцепт» через «Личный кабинет».

Ярким примером применения высоких технологий в рознице является ВТБ24, который тестирует биометрическую модель идентификации при входе в мобильный банк: если сейчас для этого необходимо ввести код, то новая система позволит распознавать человека по голосу и лицу.

— Вам не кажется, что банк лет через пять вообще уйдет в онлайн?

— Я считаю, что живое общение в работе с бизнес-сегментом крайне важно. Для выдачи кредитов или обслуживания корпоративных клиентов пока высоко значение личной консультации, гибкого подхода и подбор того продукта, который клиенту нужен. В рознице — да, онлайн-обслуживание более развито за счет открытия счетов, вкладов, проведения платежей, но не более.

«ПРАВИЛА ИГРЫ ДЛЯ ВСЕХ ОДИНАКОВЫЕ»

Как вы считаете, есть ли будущее у средних региональных банков в контексте ужесточения пруденциального надзора? (Айдар)

— Правила игры на самом деле для всех одинаковы: и для небольших региональных банков, и для федеральных, просто вопрос в том, кто какую политику ведет. Если банк ведет взвешенную политику, адекватно оценивает свои риски, исполняет все нормативы, то почему бы ему не работать на рынке? И в Татарстане много примеров банков, которые успешно прошли все проверки Центробанка.

— Каково ваше отношение к тому, что в Казани скоро закроют все региональные банки в пользу федеральных? Потом и за мелких федеральных возьмутся. На рынке банковских услуг исчезнет конкуренция — это понизит ставки на депозиты и повысит стоимость услуг?! (Анна)

— На мой взгляд, это не произойдет. Для здоровой конкуренции необходимо, чтобы на рынке присутствовали федеральные и региональные игроки. Сейчас количество игроков на банковском рынке достаточно, хотя маржинальность самого банковского бизнеса снижается. Процентные ставки по депозитам и по кредитам падают просто в силу изменения экономической ситуации: ключевая ставка снижается, за этим следует снижение ставки по кредитам и депозитам.

— Освобождается большое количество сотрудников банков, у которых отозвана лицензия. Вы возьмете их, если они придут к вам трудоустраиваться?

— Если соискатель — профессионал и ответственный сотрудник, то никаких ограничений по приему на работу у него нет. Мы уже взяли на работу несколько сотрудников из банков с отозванной лицензией.

— Если не в банковской сфере, то где эти работники могут пригодиться?

— Я за развитие, за то, чтобы человек через какое-то время менял профиль своей деятельности. Если человек — хороший аналитик в банке, то он может быть аналитиком на предприятии. Кстати, таких историй очень много. Предприятия заинтересованы в том, чтобы заполучить сотрудника банка в свою финансовую службу.  

«Я СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК…»

— А если бы вам надоела банковская работа, чем бы вы занялись?

— Периодически я задаю себе этот вопрос… Вот, например, я была председателем комиссии на защите дипломных работ в финансовом институте…

— Хотите заняться преподавательской деятельностью?

— А почему бы и нет? Преподавательская деятельность точно может рассматриваться как вариант. Можно и на предприятии быть финансистом, например финансовым директором. Но так далеко я пока не заглядываю.   

— Чем занимаетесь вне работы? На дом и семью времени хватает?

— Я глубоко убеждена, что человек счастлив только тогда, когда у него есть полноценный круг близких и друзей. Я счастливый человек, потому что у меня есть моя семья, свои выходные стараюсь полностью посвящать ей. Мы вместе путешествуем, осваиваем кулинарные шедевры разных кухонь мира, много времени проводим на свежем воздухе. Я также люблю театр, чтение книг и с удовольствием занимаюсь ландшафтным дизайном — для меня это антистресс. 

— «БИЗНЕС Online» читаете?

— Читаю ежедневно. Вы стараетесь максимально освещать события, причем делаете это весьма независимо.

— Марьям Наилевна, спасибо за полезный разговор. Успехов вам!

*16+

На правах рекламы

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль