Политика 
10.07.2017

Как Трамп с Путиным оттеснили на обочину участников G20

Встречу двух президентов хотели превратить в забавный аттракцион, но «оба лидера сошлись очень быстро»

«Я хочу убрать это с дороги: вы занимались этим?» — с этого вопроса, подразумевающего «русское вмешательство» в американские выборы, начал свою долгожданную встречу с Владимиром Путиным Дональд Трамп. О том, чего ждал Запад от переговоров двух президентов в Гамбурге на «полях G20» и как отреагировала на них не слишком расположенная к Трампу зарубежная пресса, — в традиционном обзоре, подготовленном «БИЗНЕС Online»

«Я хочу убрать это с дороги: вы занимались этим?» — с этого вопроса, подразумевающего «русское вмешательство» в американские выборы, начал свою долгожданную встречу с Владимиром Путиным Дональд Трамп «Я хочу убрать это с дороги: вы занимались этим?» — с этого вопроса, подразумевающего «русское вмешательство» в американские выборы, начал свою долгожданную встречу с Владимиром Путиным Дональд Трамп

«ТРАМП И ПУТИН ВСТРЕЧАЮТСЯ В РАСПАЛЕННОМ ТЕСТОСТЕРОНОМ ПРОТИВОСТОЯНИИ»

Буквально «за пять минут» до начала второго европейского турне Дональда Трампа The Washington Times (WT) опубликовала 5 июля обширную статью Дэна Бойлана (Dan Boylan) под сенсационным для любого непредвзятого читателя заголовком: «Взломанный компьютерный сервер, содержавший почту DNC (национальный комитет Демократической партии — ВП), остается недоступным для расследования „русского вмешательства“. „Федеральные следователи, — пишет Бойлан, — еще не дотрагивались до, пожалуй, ключевой улики в деле расследования усилий по изменению хода президентских выборов, в которых подозревается Россия, — взломанного компьютерного сервера, содержавшего почту DNC. Фактически единственными специалистами по кибербезопасности, осмотревшими сервер, являются сотрудники Crowd Strike Inc, частной компании в сфере кибербезопасности, базирующейся в Ирвине (Калифорния). Эта компания была нанята DNC для расследования „взлома“, а сегодня сама находится под огнем критики ее работы. Некоторые критики утверждают, что обоснованность обвинений России во взломе, предъявленная Crowd Strike, вызывает серьезные сомнения. Члены конгресса говорят, что они по-прежнему убеждены в ответственности России, но при этом не могут понять, почему DNC до сих пор не допустил федеральных следователей к осмотру главного вещественного доказательства: сервера. Другими словами, ключевое свидетельство политического скандала, охватившего администрацию Трампа, остается недоступным для следователей“. И это спустя год после „объявленного“ взлома! Можно понять сомнения Трампа в возможном „вмешательстве России“, высказанные им в ходе совместной с президентом Польши пресс-конференции в Варшаве: «Я думаю, что это была Россия, но могли быть и другие люди, другие страны. И я ничего плохого в этом заявлении не вижу. Никто конкретно не знает. Никто не знает наверняка...»

Ставки делались в основном на победу Путина, как более искушенного в международных переговорах и более уверенного в себе политика Ставки делались в основном на победу Путина как более искушенного в международных переговорах и более уверенного в себе политика

Эти сомнения президента стали краеугольным камнем всех «напутствий» Трампу, переданных ему «родными» СМИ. Действительно, что, кроме «вмешательства», можно было обсудить за 30 минут встречи с президентом России, предусмотренных согласованным сторонами графиком? Какая прекрасная возможность показать свою силу, поставить на место «зарвавшегося» Владимира Путина! Встреча двух лидеров загодя рассматривалась как забавный 30-минутный аттракцион, как столкновение двух «крутых мужиков» на полях саммита, как «химическая реакция», как что угодно, но не как диалог государственных мужей. Наиболее яркую картину предстоящего события нарисовала Washington Post (WP): «Трамп и Путин встречаются в распаленном тестостероном противостоянии». При этом ставки делались в основном на победу Путина как более искушенного в международных переговорах и более уверенного в себе политика.

Предстоящее позорное поражение президента США обусловливалось, во-первых, его «очевидной» зависимостью от благорасположения Путина, «обеспечившего победу Дональда на выборах», а во-вторых, полной неготовностью Трампа и его окружения к обсуждению животрепещущих проблем мирового порядка. Последнее суждение основывалось на анонимной «утечке» из Белого дома, явно свидетельствующей о том, что «никто ни к чему не готовится», и на заявлении советника президента по национальной безопасности генерал-лейтенанта Герберта Макмастера, сделанном им в ходе пресс-конференции 29 июня: «Никакой особой повестки нет. Все будет происходить в соответствии с тем, о чем захочет говорить президент. И таким же образом он будет разговаривать со многими другими лидерами в ходе конференции».

Основным источником информации о ходе переговоров и их содержании стали фактические конфиденты двух президентов: Сергей Лавров и Рекс Тиллерсон Основным источником информации о ходе переговоров и их содержании стали фактические конфиденты двух президентов: Сергей Лавров и Рекс Тиллерсон

«НАМ НЕПРИЯТНО, ИМ НЕПРИЯТНО, И С ЭТИМ НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ»

Действительность перечеркнула все ожидания мейнстрима и стоящих за ним плотной стеной демократов.

Прежде всего уже в Польше выяснилось, что Трамп и его «наиближайшее» окружение не покладая рук и, видимо, в обстановке строжайшей секретности тщательно готовились к G20 вообще и к предстоящей встрече с президентом Путиным в особенности. Гвоздем программы стала речь Трампа в Варшаве перед многочисленным и восторженным собранием поляков на Красинской площади столицы Польши. «Фундаментальный вопрос нашего времени — это вопрос о том, есть ли у Запада воля к выживанию? — заявил Трамп и продолжил. — Верим ли мы в наши ценности настолько, чтобы быть готовыми защищать их любой ценой? Есть ли у нас желание и смелость сохранить нашу цивилизацию под натиском тех, кто хотел бы ее расшатать и разрушить?» После такой речи, которая «показала очень ясный смысл внешнеполитической философии президента и подтвердила долгосрочную цель — восстановление американского величия на мировой сцене» (The New York Times цитирует Джейсона Миллера, неформального советника Белого дома), Трамп прибыл в Гамбург в роли претендента на лидерство в западном мире, способного формировать мировую повестку. Тем самым все участники G20, не имевшие времени осмыслить (и, наверное, просто прочитать) «Варшавский манифест», вдруг оказались как бы на обочине, озадаченно наблюдая за победно гарцующим президентом США. Соответственно, все предстоящие двусторонние встречи, в том числе и встреча с Путиным, приобретали сугубо прагматический окрас, являя торжество «дипломатии сделок».

Трамп обращался к теме «вмешательства» в течение 40 минут, причем разговор порой накалялся, когда г-н Путин громко требовал предъявления доказательств, в существовании которых сомневается и сам Трамп Трамп обращался к теме «вмешательства» в течение 40 минут, причем разговор порой накалялся, когда г-н Путин громко требовал предъявления доказательств, в существовании которых сомневается и сам Трамп

Но раз так, то президент США имел полное право, не опасаясь никаких fake news, расширить хронологические рамки встречи с президентом России, которая в итоге продолжалась 136 минут вместо ранее согласованных 30 - 40. Трудно отделаться от мысли, что и этот ход не был заранее предусмотрен «секретной командой» Трампа.

Основным источником информации о ходе переговоров и их содержании стали фактические конфиденты двух президентов — Сергей Лавров и Рекс Тиллерсон. Все печатные и непечатные повествования американской, английской и французской прессы о состоявшейся встрече сводятся, так или иначе, к пересказу их выступлений перед журналистами непосредственно после встречи Трампа и Путина. При этом солидное, плотно сбалансированное выступление Тиллерсона, которое он без единой запинки, по писанному произнес перед журналистами в 19:18 по среднеевропейскому времени, то есть спустя несколько минут по окончании встречи, нельзя определить иначе как «хорошо подготовленный экспромт».

«Встреча была очень конструктивной, — отвечал Тиллерсон на вопрос журналиста агентства Bloomberg. — Оба лидера, я бы сказал, сошлись очень быстро. Очень четкая положительная «химия» случилась. [...] Я думаю, оба лидера чувствуют, что очень много накопилось в прошлом того, что неприятно для всех. Нам неприятно, им неприятно, и с этим надо что-то делать... И все же я думаю, что эти 2 часа 15 минут — это была чрезвычайно важная встреча. Это было хорошее начало».

The New York Times в аналитической статье, озаглавленной «Несмотря на политические разногласия, европейская поездка видится неунывающему Трампу яркой кульминацией», приводит рассказ Тиллерсона о некоторых деталях встречи в изложении его помощника. Госсекретарь настойчиво убеждал Трампа затронуть в разговоре с Путиным тему «российского вмешательства» и крайне изумился, когда Трамп, едва усевшись за стол, бесцеремонно обратился к российскому лидеру: «Я хочу убрать это с дороги: вы занимались этим?» По ходу встречи Трамп обращался к теме «вмешательства» в течение 40 минут, причем разговор порой накалялся, когда г-н Путин громко требовал предъявления доказательств, в существовании которых сомневается и сам Трамп.

Зато не сомневается в этом посол США в ООН Никки Хэйли, заявившая в интервью CNN 8 июля: «Всем (!) известно, что они вмешиваются не только в выборы в США. Они это делают на всех континентах и делают таким образом, чтобы вызвать хаос в разных странах» (The Hill).

Нет, не зря осторожничает Трамп!

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль