Общество 
1.10.2017

Гейдар Джемаль: «Идеальное общество – это вертухайская организация»

Избранное из увидевшей свет книги «Разговоры с Джемалем»: почему социум — враг человека?

Издательство «Питер» выпустило в конце лета книгу «Разговоры с Джемалем», составленную на основе бесед знаменитого философа Гейдара Джемаля с Олегом Дружбинским на радио «Медиаметрикс». Эти беседы посвящены жизни общества, вопросам современной политики, человеку, его месту в мире физическом и духовном. «БИЗНЕС Online» публикует избранные главы из «Разговоров с Джемалем». Тема нынешней беседы — «Почему бессмысленно проектирование идеального общества?»

Издательство «Питер» выпустило книгу «Разговоры с Джемалем», составленную на основе бесед знаменитого философа Гейдара Джемаля с Олегом Дружбинским Фото: «БИЗНЕС Online»

ПОЧЕМУ БЕССМЫСЛЕННО ПРОЕКТИРОВАНИЕ ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА?

Главный и безусловный враг человека — это, понятное дело, общество как таковое. Человек предстоит перед обществом: он, фигурально или буквально выражаясь, стоит на коленях, общество же является ему в виде огромного храма, с широко распахнутыми дверями и сиянием, исходящим изнутри... Там, внутри этого храма, нет жрецов. Точнее, всякий, кто вошел, становится жрецом.

И в чем же цель проектирования? Неужели кто-то думает, что «идеальное общество» корректирует «искривление» человеческого фактора? Да нет, конечно. Идеальное общество просто отменяет человеческий фактор как глупую архаику.

Но на пути этой машины встает союз смертных, община верующих, заключивших завет с Авраамом и всеми, кто от него изошел, чтобы свидетельствовать об Ином. Вот почему, согласно преданию церкви, Христос говорил: «Царство мое не от мира сего».

«СОЦИУМ — ВРАГ ЧЕЛОВЕКА»

Олег Дружбинский: Сегодня у нас будет тема: «Почему бессмысленно проектирование идеального общества?» Мы поговорим об утопическом социализме — почему это хорошо и почему это плохо. Что это такое — утопический социализм? Почему в течение многих тысячелетий люди живут и мечтают об идеальном обществе? Откуда это взялось, как вы думаете?

Гейдар Джемаль: Вообще, эта тема стала актуальна после реализации Советского проекта, и особенно после его конца. Потому что сразу возникли вопросы: не было ли это все изначально заблуждением? Не было ли это все играми воображения, фантомами?

Советский проект уходит своими корнями в очень серьезную традицию. Это традиция Томаса Мора, Томмазо Кампанеллы. И люди воодушевлялись этими учениями, по крайней мере интеллигенты, которые шли в революцию. Они воодушевлялись это тематикой. Достаточно вспомнить Чернышевского с его фаланстерами. Сколько волн поднял этот проект!

Сегодня говорят: а реально ли было вообще построить социалистическое общество? Был ли это на самом деле социализм, не был ли социализм?

Но дело не в этом. Дело в том, что есть изначально какая-то чудовищная ошибка в том, что человек пытается решить свою глобальную проблему через изменение общества, которое в конечном итоге становится чем более идеальным, тем более страшным.

— Позвольте, я Вас перебью. Ведь мечта об идеальном обществе существовала всегда, еще со времен разговоров об Эдемском рае, о Золотом веке человечества, где все будут счастливы, сыты, все будут друг друга любить. Будут свобода, равенство, братство, осуществятся все те мечты, которые периодически возникали в истории человечества.

— Золотой век — это не совсем общество.

— Хорошо. Это мечта.

— Когда мы говорим «человечество» и «общество», мы должны провести очень четкую грань. Она может быть стерта, может произойти слияние этих двух понятий. Когда мы говорим о Золотом веке, об Эдемском рае, то мы говорим о человеке как Адаме — о таком индивидуальном человеке, предстоящем творцу, природе. Либо, если говорится о Золотом веке, о множестве людей, то говорится именно о человечестве, а не об обществе. Общество появляется после Золотого века. Оно появляется как ответ на исчезновение Золотого века, ибо идея общества — это защита человека от враждебной среды. Что такое общество? Это компенсация взамен того, что Золотой век ушел. Когда был Золотой век, человек не чувствовал, что были дождь, зной, жар, холод, голод...

— Был ли он вообще, Золотой век?

- Будем исходить из того, что был: потому что нам об этом говорят труды Гесиода, традиция масонов говорит о том, что Золотой век был. Индийская традиция говорит о Сатья-юге, Золотом веке, веке праведности, изобилия и процветания духовных ценностей. Будем исходить из того, что был.

— Допустим, он был.

— Золотой век — это не общество, это человечество, которое находится в абсолютной гармонии со средой. А общество — это компенсация, это защита, это такая раковина, которая образуется вокруг человечества, потому что среда становится враждебной. То, что она враждебна, это уже не миф, это уже обращение к какому-то неведомому прошлому, которое то ли было, то ли не было. А мы уже являемся непосредственными свидетелями того, что среда — враждебна. И это она должна быть преодолена социумом. Социум — это такая устойчивая система, которая может выдержать испытание любой катастрофой. Ну, например, если племя находится где-то там в лесах Амазонки. Где-то там какие-то проблемы возникают с наличием карпа, и карп уходит, и племя вымирает. А если мы говорим об обществе, пусть даже древнем обществе, древнеегипетском, например, или, там, Минойской культуре, где происходили потопы и землетрясения, все равно эта культура не стирается. Все равно цивилизация, общество находит ресурс, чтобы восстановиться. Это некая сверхчеловеческая сила.

— Хорошо, согласен. Почему же тогда вы считаете, что бессмысленно проектировать идеальное общество? Ведь много раз общества к этому подбирались: и во времена Французской революции, свержения Бурбонов, и прочие. Порубили голов не меряно. Все это под мечты о том, что называется «идеальным обществом».

— Напомню, что перед этим писал о «добром дикаре» Руссо. Он готовил почву к идеальному обществу не тем, что проектировал суперцивилизацию, а тем, что он призывал к уходу от цивилизации к «естественному человеку».

— Да. Кстати, французские просветители много что сделали на ниве идеализма.

— У них акценты были прямо противоположны акцентам большевизма. Потому что большевизм был ориентирован технократически, а французские просветители были ориентированы экологически, это был первый социальный экологизм того времени: добрый дикарь, свободный от язв социума.

— Совершенно верно.

— Я все же хочу ответить на вопрос: почему бессмысленно проектирование идеального общества? Не то что это совсем бесполезно. Смотря с какой точки зрения смотреть, кем вы хотите быть в этом обществе? Если вы хотите быть вертухаем, то это самое то.

— А в идеальном обществе будут вертухаи?

— А идеальное общество — это вертухайская организация.

— Ах вот как.

— Конечно.

— Но не об этом же мечтают люди.

— А вот вы посмотрите. Возьмите любой текст: «Город солнца» Кампанеллы. Возьмите фаланстеры Чернышевского. Возьмите Достоевского Федора Михайловича, где он описывает построение общества по разуму, против которого возражает человек из подполья. Это ГУЛАГ. Это разные виды ГУЛАГа. Мой тезис таков: иначе быть не может в силу самой метафизической природы социума. Социум — враг человека. Я могу объяснить и подробно продемонстрировать, почему это так.

«ДЛЯ НАС ОБЩЕСТВО — ЭТО СУДЬБА, В ТОМ СМЫСЛЕ, В КАКОМ ГРАВИТАЦИЯ — ЭТО СУДЬБА ФИЗИЧЕСКИХ ТЕЛ»

— То есть социум враг человека, в случае если человек пытается создавать новый социум?

— Чем более он идеален, тем более он враг.

— Ах вот какая штука! Но я попытаюсь поспорить, можно же построить социум, который бы устраивал всех людей? Все человечество не хочет иметь границ, не хочет иметь никаких препонов для своего существования: путешествий, возможности зарабатывать где угодно....

И все человечество, условно говоря, будет акционерами одной большой корпорации, которой будет принадлежать Земля.

— Великолепно.

— Представим себе капиталистическую иллюзию, капиталистическую идиллию.

— Великолепно. Вопрос только в том: что будет с человеком как экзистенциальной единицей в этом реализованном идеальном проекте? Потому что у нас есть два компонента. У нас есть человек, который, как говорит Федор Михайлович, хочет пожить по своему глупому разуму, по своей глупой воле, как он выражается.

У нас есть идеальное общество, которое может предоставлять или не предоставлять, какие-то возможности, условия и т. д. Но вот их соединение! Это очень тонкая, интересная вещь. Потому что сейчас, будем откровенны, в глобальном обществе утопия реализована в чисто семантическом смысле. Утопия — что это означает? Утопия — это место, которого нет. У-топие, то есть отсутствующее место.

Что такое глобальное общество? Это общество, которого по определению нет нигде, потому что оно везде. То есть утопия уже реализована технически. И что же мы видим? Мы видим довольно страшную ситуацию. Мы видим, что человеческий фактор в этом обществе редуцируется, умаляется, сокращается, и мало-помалу, нам становится все более ясно, что общество играет роль нечеловеческого фактора в нашей жизни. Я бы даже так сказал: каждый из нас, рождаясь, сразу предстоит перед обществом как средой. Допустим, если бы я был героем Даниеля Дефо́, Робинзоном Крузо, я бы то ли родился, то ли был бы выброшен кораблекрушением на берег необитаемого острова. Мне бы предстояли: море, песок, пальмы, крики чаек, среда.

Когда я появляюсь в нашем пространстве, родившись, я оказываюсь: вместо моря, песка и крика чаек (хотя это все может быть эпизодически), в социуме, который поглотил все! Даже если я поеду туда, где будет крик чаек и песок, там все равно будет социум. Потому что пляж, море уже стали социальным явлением. Социальным институтом.

— Да, понятно.

— Но в чем проблема? Общество — это судьба. Для нас общество — это судьба в том смысле, в каком гравитация — это судьба физических тел. Вот физическое тело, имеет ли оно судьбу? Да, имеет. Над ним господствует закон тяготения, который определяет его физическую природу. Точно так же социальность является судьбой каждого из нас. И эта социальность является фактором чего-то, совершенно в нас не находящегося.

«8-ЧАСОВОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ И ПРАВО ЖЕНЩИН ГОЛОСОВАТЬ — ЭТО НЕ ЭЛЕМЕНТЫ УТОПИИ»

— Гейдар, социум — враг человека, но ведь каждый человек по отдельности — это враг социума! Но большинство людей, по моему ощущению, не бунтуют против социума. Я подозреваю, что чуть ли не 99% людей вполне устраивают общие социальные нормативы: купить жене шубу, купить машину получше. И в этих ориентирах обычный среднестатистический человек отлично себя чувствует и выживает.

— Правильно, потому что человек прошел длительный процесс поглощения его как человека, как человеческого фактора обществом. Допустим, 100 - 150 лет назад в медвежьих углах крестьяне русской губернии или притонские рыбаки не были интегрированы в общество, по крайней мере в такой степени, потому что община, которая имела место в рыбацкой деревне, или пахотная община в России — это не общество. Это действительно община. Община — это не общество. Это узкий круг людей, которые знают друг друга, это система личных связей, личных индивидуальных отношений между семьями, между членами этого маленького поселка, городка, деревни. Но по мере того, как эти люди перемещаются в большие центры, мегаполисы, их потомки превращаются в винтики, чье человеческое содержание мало-помалу растворяется. Потому что они довольны этим положением, потому что они просто находятся в социальном сне. Обо всем этом нельзя сказать, что это хорошо.

— Допустим. Вспоминая свой юношеский социализм, скажем так, с усмешкой, я все-таки думаю, что ведь во многом именно построение социальных утопий продвинуло человечество вперед. Давайте вспомним 8-часовой рабочий день, которого так долго требовали рабочие в царской России и права на который все-таки подтвердили большевики. Это одна из ступенек социальной утопии. Давайте вспомним всеобщее избирательное право, которое тоже было сначала придумано в виде социальной утопии, и наконец его все получили, включая женщин и т. д. Вспомним разные пути, которые человечество сначала придумывало для себя в виде проекта, идеала.

— Возражаю категорически, потому что и 8-часовой рабочий день, и право женщин голосовать — это не элементы утопии. 8-часовой рабочий день возможен, потому что резко возрастают производительные силы, и 14-часовой рабочий день уже не нужен просто потому, что будет перепроизводство. Девать продукцию будет некуда, с одной стороны. С другой стороны, есть вполне хищнический настрой хозяев на то, чтобы вытянуть женщин со своих кухонь, со своей плиты, и просто использовать их как разменную монету в голосовании, послать их на работу. Потому что их жизненное время тоже нуждается в капитализации. Вы представляете, когда половина общества вообще не задействована в капитализации жизненного времени. А мы сделаем так, что сейчас сотрудниц, работниц введем в социальный оборот, и насколько резко у нас подскочит совокупность человеческого капитала. Это хищническая мысль.

— Хорошо. Если ввести женщин в социальный оборот, что происходило в начале XX века, то да. Ими достаточно легко было манипулировать и тогда, и сейчас.

— Я бы не сказал, что вначале ими легко было манипулировать.

— Да, вначале не очень.

— Гражданские права женщины в Великобритании получили лишь в 1930-х годах, а право голосовать в Швейцарии только в 1950-х годах.

— Все верно, все было по-разному. Но тем не менее они были введены в социальный оборот, им предоставили такое-же право голоса, теперь женщина с радостью будет голосовать за мужчину старше среднего возраста, добропорядочного семьянина, который рассказывает, какая она молодец. А то, что он предлагает совершенно какие-то людоедские экономические реформы, ей совершенно не интересует, так как она в них ничего не понимает. Он ей, лично, симпатичен. Естественно, половиной человечества можно легко манипулировать. Ну, я, конечно, утрирую все, но смысл в этом. Идеальное общество всегда проектировали.

— Давайте посмотрим на тех, кто проектировал. Не враги ли они людей? Кстати, все эти утопии писались в основном в тюрьмах. Не исключая Чернышевского, который, если даже и не писал в тюрьме, то посидел немного там. Но давайте не вдаваться в детали. Лучше посмотрим, что делает идеальное общество идеальным с точки зрения тех же Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы? Главное — это отсутствие зазора между человеком и социумом, отсутствие конфликта между ними. Человек не конфликтует.

— Социум не требует от него, чтобы он работал, например.

— Нет. Требует от него, чтобы он работал, требует от него порядка, требует, чтобы строем приходили и уходили с обеда, жили в фаланстерах. Требует, чтобы все пели песни, по утру радостно обращались к светилу или воздавали ему хвалу. Но все это без внутреннего конфликта. Вот в чем заключена идеальность. Проект идеального общества — это снятие внутреннего сопротивления индивидуума обществу, которое заменило среду.

«НА ФИНАЛЬНОМ ЭТАПЕ ЯЗЫК ПРЕВРАЩАЕТСЯ В НАБОР СИГНАЛОВ, КОТОРЫЕ ВЫ НЕ МОЖЕТЕ СВЯЗНО ВОСПРОИЗВЕСТИ, ПОТОМУ ЧТО ТАМ НЕТ НИКАКОГО СОДЕРЖАНИЯ»

— Но, по сути, это зомбирование каждого человека.

— Вы высказали очень интересную, очень важную мысль — зомбирование. Сейчас это модно: зомбоящик, зомбирование, да. На самом деле это, конечно, зомбирование. Почему? Потому что глобальное общество, которое, как я считаю, уже построено, реализовано, просто мы этого не видим, не сталкиваемся с этим. Но именно в нем реализована та самая утопия. Это то, с чего мы начали. Общество, которое нигде, потому что оно везде. Бог стал социальным институтом. Природа стала социальным институтом. Нет элемента бытия, который был бы объективным. Любой социальный элемент бытия стал социальным институтом. Это касается как времени, так и пространства, а также духовных, измерений. Все стало социальным.

Если мы задумаемся, собственно говоря, почему и как это произошло, мы увидим, что это связано с фундаментальным кризисом человека. Господство общества, его расцвет, его доминирование над нами являются оборотной стороной, продолжением кризиса человека. Это компоненты кризиса. Перед нами — кризис бытия. Я уже сказал, что бытие стало социальным. Из объективного, каким оно было для Гегеля, не говоря уже о Платоне, оно стало социальным. Сегодня социолог, психолог, социальный работник, являются философами-онтологами, изучающими бытие в гораздо большей степени, чем отвлеченные мыслители.

— Понимаю.

— С моей точки зрения, это кризис бытия, потому что оно перестало быть. Социальное бытие — это фикция. Кризис сознания. Это очень важно. Что такое сознание? Сознание — это глубинное переживание здесь присутствия, интуиция своей данности здесь и теперь, которое неотрывно от ощущения своей местности. Это рефлексия собственной конечности.

Что делает общество с сознанием? Общество стремится заменить это интимное сознание гештальтом. Если вы посмотрите на рекламную вставочку, где молодые люди либо пьют кока-колу, либо едят мороженое, либо идут по пляжу, то это не что иное, как гештальты, которые абсолютно равны в переживании персонажа этой рекламы. У человека, который дан в этом рекламном образе, нет границы между внутренним и внешним. Люди теряют сознание и превращаются в некий пластик.

— А зритель мечтает об этой картинке, потом ее добивается всеми возможными средствами.

— Человека, чтобы он вернулся к самому себе, к рефлексии, к ощущению себя как здесь присутствующего, в значительной степени поддерживает язык. Язык как средство мышления. А сегодняшний язык благодаря глобальному обществу все больше и больше лишается статуса аппарата мышления и все больше и больше становится средством коммуникации, а потом — и посткоммуникацией. На финальном этапе язык превращается в набор сигналов, которые вы не можете связно воспроизвести, потому что там нет никакого содержания.

В качестве примера вы послушайте выступление какого-нибудь политика или чиновника, который должен вам объяснить, что все не так уж плохо. Например, в Алма-Ате, на медиафоруме, куда я некоторое время ездил каждый год, выступали серьезные люди. Например, сенатор США, который приехал для того, чтобы объяснить смену курса на миролюбие (только что Обама пришел). И его спрашивают: «А почему вы из Афганистана не уходите? А почему вы отсюда не уходите?» И он, начиная отвечать, говорит: «Прежде всего, позвольте мне выразить благодарность за ваши вопросы и за тот интерес, который вы проявляете». Это первая и последняя фраза, которую вы можете воспроизвести, потому что все, что он дальше говорит, — это набор бессмысленных звуков.

— Как говорит молодежь: это сплошная мука.

— Это сплошная мука. Я до этого уже разрабатывал теорию посткоммуникации в современном обществе, и я оказался перед живым примером своей собственной теории. Я сидел рядом с ним. Я слушал и не верил своим ушам. Я понимал все слова, но я не мог понять ни одной мысли. Там люди сидели и тоже хлопали глазами.

«ЛЕНИН БЫЛ НЕ ТОЛЬКО ИДЕАЛИСТ, НО И РЕАЛЬНЫЙ ПРАГМАТИК»

— Гейдар, у меня такой вопрос.

— И кстати, он был чистым гештальтом — человеком, у которого не было внутри ничего.

— Понятно. Вот вопрос: давайте подумаем о тех людях, которые проектировали идеальное общество на разных этапах нашей истории, которую мы можем обозреть. Давайте возьмем Ленина, Карла Маркса с командой, может быть, Наполеона, который хотел создать единую Европу. Эти люди были больше идеалистами или манипуляторами? Понимали ли они, что они делают? Смотрите, любопытная штука! Я когда-то думал, что Ленин с командой на территории России были, что называется, когортой злобных карликов в песочнице с детьми. Они же повели за собой детей, по сути — крестьян...

— Крестьяне в меньшей степени пошли.

— И тем не менее они же во многом людей обманули. И сама идея проекта идеального общества — они в него верили? Или это была жесткая манипуляция?

— Ну, конечно, верили. Если кто читал «Государство и революцию» Ленина (книга была написана перед революцией), то там четко излагалась идея: государство — это враг, а идея революции состоит в том, чтобы ликвидировать его необходимость, отменить его, снять его. И основной пафос книги — ориентир на общую демократию. Но когда власть реально оказалась в руках у революционеров, Ленин внезапно осознал, что в советах есть не только большевики, но и эсеры. И если дать власть советам по настоящему, то, собственно говоря, «а кто пахал-то»?

— Да, да, да.

— Поэтому Ленин сказал нет. Пока подождем, пока государство будет над советами.

Ленин был не только идеалист, но и реальный прагматик, исходящий из необходимости удержать власть в своих руках, в руках своей партии. Но, конечно, он был искренним человеком, и я могу сказать, что он был занят не проектированием идеального общества, он был занят радикальной космической идеей. В чем состоит сущность и дух ленинизма? Диалектико-материалистическая идея заключается в том, что материя через гармонию сверх сложности развивается, развивается, повышая свой статус до появления ноосферы. А потом эта ноосфера начинает задним числом менять законы самой материи, и начинает преобразовывать эту материю. Это главная диалектико-материалистическая идея.

Ленин переносит все это в социальную сферу: аналогом материи является простой бедный народ, которому дается возможность через советы управлять собственной судьбой (помните, и кухарка должна управлять государством), и в итоге народ сам себя вытаскивает за волосы, приходит к тому, что осваивает ноосферный разум. Социум от черного перегноя низших классов поднимается до...

— Понятно, что в 1917 году были созданы великие социальные лифты.

— Это метафизическая идея. Здесь надо смотреть не на практику (что там были лифты, что поднялись такие люди, как Цандер и Королев), а на метафизическую идею самоуправляющейся материи. Она самоуправляется, порождая человека. И она должна самоуправляться в социальном плане, когда простой народ приобретает статус саморуководящихся. Идея была именно в этом.

— Шариков идет руководить подотделом очистки. Ну что же теперь поделать?

— Пародия была очень четкая, потому что можно сказать, что пес трансформировался в человека, а потом он стал уже главным.

«ОБЩЕСТВО — ЭТО КНИГА МЕРТВЫХ, КОТОРАЯ ИГРАЕТ НА ПОВЫШЕНИЕ СТОИМОСТИ ТОГО КАПИТАЛА, КОТОРЫЙ ОНА ИЗЪЯЛА ИЗ ЖИЗНИ ЖИВШИХ»

— Тогда я вам такой вопрос задам, может быть, немного провокационный. Вы считаете, что не нужно проектировать идеальное общество? А что же нужно проектировать?

— Дело не в том, нужно или не нужно. Проектируют идеальное общество и становятся его жертвами разные люди.

— Я понял.

— Мы должны определить, что такое общество. И мой тезис заключается в том, что общество — это не сумма живущих. Некоторые думают: есть 7 миллиардов людей на планете... Так вот, общество не есть сумма семи миллиардов живущих. Общество — это сумма живших, это конденсированное жизненное время миллиардов человеческих существ, которые ушли и оставили свой след в виде соборного капитала. Все, что мы видим — это плод бесчисленных поколений, включая рабов Древнего Рима и рабов Древнего Египта. Любой камень, все на что мы посмотрим, сады из высаженных пальм где-нибудь на Крите, это все — конденсированное жизненное время миллиардов существ, которое оценивается, переоценивается, зачастую и задним числом. Например, особняк, построенный в XIX веке, сегодня объявляется памятником истории и стоит в сто раз больше, чем он стоил бы при постройке. Черепок, который не стоил в момент создания ничего, через 3000 лет уже на вес золота или дороже, потому что он представляет собой свидетельство культуры.

— Все, что мы видим вокруг себя, — это и есть наше общество, включая наших предков...?

— Хозяин жизненного времени умерших, то есть общество — это книга мертвых. И этот хозяин представляет собой не человеческий фактор. В целом это система, когда живые предстоят сокровищнице смерти, сокровищнице прожитого времени, которое конденсировалось в факте «здесь и теперь», поставленном перед нами.

— Хорошо. Тогда хозяева этого жизненного времени (понятно, что у каждого исторического памятника и у сегодняшних активов есть какое-то количество хозяев) навязывают обществу различные проекты идеального общества. Ставят общество перед дилеммой: или мы будем закрытым государством, никого к себе не пустим, или же мы придем к вам со своими деньгами, купим заводы, кого-то разорим. Понятно, что хозяева манипулируют обществом.

— Когда я говорю «хозяин», я имею в виду само общество. И я не имею в виду персонального хозяина. Я имею в виду Хозяина с большой буквы.

-— Я понимаю.

— Я имею в виду хозяина отчужденного человеческого фактора. И это он решает, это не кто-то навязывает обществу. Это общество ведет игру, и оно приказывает Америке вести себя так, а России так, Ирану этак, Китаю еще как-то. Потому что это все пешки внутри этого социума, то есть государство и нации с их цивилизационными матрицами, они как клетки в шахматах.

— А кто же тогда определяет поведение этих пешек?

— Это очень хороший вопрос. Если мы исходим из того, что социальное бытие съело все реалии большой жизни. Допустим, в начале времен, в глубокой древности, человек типа царя Одиссея или Ахилла предстоял, с одной стороны, природе: виноградникам, морю. С другой стороны, Олимпу. И он обращался к Олимпу с тем, чтобы Олимп повлиял на эту природу, сделал так, чтобы она была добра к нему. Существовало два фактора: природа и Олимп, и этот человек, который перед ними стоял, — это индивидуум с экзистенциальным центром. Общество было не более чем посредником между Олимпом и природой. Но понемногу этот посредник — общество — стал все пожирать. И он съел этот Олимп, который стал просто институтом внутри социума, съел эту природу. И теперь он хочет и Одиссея пожрать, и превратить его, как делала Цирцея, в какую-нибудь свинью, которая бы полностью забыла, куда она плывет и какое у неё предназначении в жизни. Это общество, конечно, не человеческий элемент. Это элемент, скажем так, инфернальный.

Понимаете, в свое время говорили: сердце царя в руке Бога, султан — тень Аллаха на земле, и в подобном духе говорили, конечно, попы всех цивилизаций. Они говорили про фараона, кесаря, что он помазанник божий.

Я думаю, что здесь есть глубокая правда, но она вывернута наизнанку. Общество в лице своих лидеров, в лице своих руководителей, само оно — это абсолютная инфернальная вещь. Руководители же тоже пешки, которые обслуживают общество.

— По сути говоря, это все дьявольские штучки.

— Ну это не дьявольские штучки, потому что такое определение снижает посыл. Я бы сказал, что это Денница. Я не говорю «сатана», потому что у людей при этом слове сразу возникает образ: крылья перепончатые, вилы и прочее. Я скажу так: Денница в смысле такого светозарного существа — Аполлона. Денница, с точки зрения единобожия — это сатана. Аполлон — это сатана. Просто мы должны понять, что в данном случае это бытие как таковое. Потому что бытие как таковое противостоит духу. А дух непосредственно воплощается в нашем индивидуальном сознании: «здесь и теперь». В том самом интимном присутствии, которое тесно связано с ощущением неизбежной смерти. Смерть является тем, что отличает нас от всего: от камня, от животного, потому что для них смерти нет. И для людей с гештальтом, у которых сознание заменено гештальтом с баночкой кока-колы в руке, для них тоже нет смерти. Для них есть только гибель.

— Да. Или черточка между двумя датами.

— Черточка между двумя датами. Для собаки есть гибель, для нее нет смерти. Смерть есть только у людей, у которых есть абсолютная рефлексия внутри себя. И общество является ненавистником и врагом этого. Общество — это книга мертвых, которая играет на повышение стоимости того капитала, который она изъяла из жизни живших и превращает линейный прогресс в линейное бесконечное будущее.

«ОН ПРИШЕЛ К ТОМУ, ЧТО АБСОЛЮТНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ВСЕМУ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ УВИДЕНО, ВОСПРИНЯТО, ПЕРЕЖИТО В ОПЫТЕ, ЕСТЬ ТОЛЬКО ИСТИННЫЙ БОГ»

— Понятно. Чем больше общество пытается из себя что-то спроектировать, тем хуже получается, правильно я понимаю?

— Общество основано на поглощении нашей жизненной энергии. Оно переводит нас в стоимость. Не в буквальном грубо экономическом смысле, а в стоимость как ресурс. Наше время, наши возможности, наше человеческое бытие, оно формулируется в качестве потока информации и становится социальным ресурсом. Пока мы живы, мы можем маневрировать, мы еще предстоим этой внешней среде. Когда мы умираем, мы уже полностью поглощены социумом, который нас съедает, оприходует, интерпретирует, присваивает себе, то есть социум — это авторские права всего.

— Те самые штучки сатаны или нечистой силы, по-разному их называют. Это мы видим в чистом проявлении на примере нашего общества. У нас все отнимают, и получается, из нашего общества и выхода нет.

— Только не надо говорить «нашего». Потому что оно, во-первых, не наше, во-вторых, у слушателей может появиться мысль, что мы это все конкретизируем до масштабов России. А на самом деле мы говорим о глобальном обществе, в котором сегодня уже находятся и папуасы Новой Гвинеи, и жители джунглей с проблемами каннибализма. Раньше они были предметом интереса Миклухо-Маклая, а сегодня они благодаря интернету и социальным работникам ООН являются составной частью глобального общества.

— И мы их смотрим на телеканале Discovery.

— Они составная часть глобального общества, и они интегрированы в это глобальное общество. И общество к тому же нас дезориентирует семантикой, потому что оно настойчиво навязывает нам, что это некий коллектив. Это не коллектив. Это сущность. Это тот самый хозяин жизненного времени, который всем владеет.

— Есть ли выход?

— Выход есть, я считаю. Потому что этот опыт экзистенциальной рефлексии — «здесь присутствие» внутри человеческого сердца, он имеет свое особое выражение в религии. Но не в любой религии. Не в религии, которую представители нью-эйдж считают религией: сесть в асану, начать дыхательные упражнения, послушать советы, как быть счастливым. Это как раз гештальт. А в религии, которая связана с подлинным социальным зерном. Это Авраамический инстинкт абсолютно невозможного. Вспомним эпопею Авраама, который является провидцем истины, той крупицы истины, которая есть в человечестве. Авраам в своем поиске обращался ко многим символам величия: звезде, ветру и так далее. И раз за разом он закрывал эти темы, потому что они были явленными символами величия. Это величие, которое отменяемо. В конечном счете он пришел к тому, что абсолютная альтернатива всему, что может быть увидено, воспринято, пережито в опыте, есть только истинный Бог. Неведомость является его атрибутом. И эта неведомость является не фантомом, а вдруг обнаруживается в твоем сердце. Тайна твоего сердца — она и есть клеймо того Авраамического Бога, к которому он обращается. Это и есть выход.

Гейдар Джахидович Джемаль родился 6 ноября 1947 года в Москве в семье художника. Его мать была дрессировщицей хищников. Дед по отцовской линии возглавлял отдел по борьбе с бандитизмом в НКВД Закавказской Республики, во время Великой Отечественной войны был военным комиссаром Карабаха, затем председателем верховного суда Азербайджана. Дед по матери, Игорь Шаповалов, был директором Малого театра и заместителем министра культуры СССР.

В 1965 году Джемаль поступил в Институт Восточных языков при МГУ, но спустя два года он был исключен из университета с формулировкой «за буржуазный национализм».

По договору Джемаль работал рецензентом иностранных поступлений в Фундаментальной библиотеке общественных наук (ФБОН), Всесоюзной государственной библиотеке иностранной литературы (ВГБИЛ), Государственной публичной исторической библиотеке и др.

Входил в круг так называемого Южинского клуба, объединявшего интеллектуалов, занимавшихся проблемами метафизики, эзотерической традиции, «психологии глубин» и т. д.

В 1979 году установил связи с исламскими кругами в Таджикской СССР.

С 1980 года — активный член преследуемого в СССР Исламского движения Таджикистана, с 1987 года был членом политсовета.

В 1990 году совместно с представителями нелегальных организаций Поволжья и Кавказа Джемаль участвовал в организации Всесоюзной исламской партии возрождения. В 1991 году, после распада Советского Союза и выхода таджикского республиканского филиала, превратившегося в самостоятельную партию, он стал представителем «российского центра» при Центральном комитете Таджикской Исламской партии возрождения.

В 1992 году Джемаль был политическим советником вице-премьера исламо-демократического коалиционного правительства Давлата Усмона, отвечавшего за силовые структуры. После поражения коалиции стал партнером доктора Тураби (Хасана ат-Тураби) в Судане и курировал российский отдел в постоянном совете Хартумской международной исламской конференции (1992-1998).

В 1990-х годах он создал информационный центр «Таухид», издавал газету «Аль-Вахдат» («Единение»).

В это же время Джемаль участвовал в академической жизни города Кум — центра иранской шиитской теологии. В 1994 году он выпустил часовой документальный фильм «Исламская республика Иран».

Параллельно в Москве в 1993 - 1995 годах создавал передачи по религиозной исламской тематике в рамках программы «Ныне» на Первом канале. Также вел программы «Все суры Корана» на канале «Культура» и «Тысяча и один день» на канале «РТР» .

В 1995 году по предложению Тураби создал в Москве исламский комитет, тесно сотрудничающий с Союзом мусульман России.

В этот же период Джемаль сотрудничал с мусульманскими организациями Европы, входил в президиум Всеевропейской конференции «Ислам — шанс Европы» со штаб-квартирой во Флоренции; поддерживал контакты с Британским советом мусульман, Исламским парламентом Великобритании, сорбоннским Клубом друзей ислама и др.

В 1998 году Джемаль читал факультативный курс лекций по социальной антропологии и политической философии в Кейптаунском университете в ЮАР. За этот курс он получил диплом почетного доктора Кейптаунского университета.

Также он читал лекции на тему «Традиция и реальность» на философском факультете МГУ.

С 2005 года был членом президиума российского исламского наследия.

В последние годы Джемаль занимался чтением лекций, публичными комментариями по текущим событиям, сотрудничеством с различными интеллектуальными клубами в России и за рубежом.

В 2011 году по его инициативе был основан интеллектуальный клуб «Флориан Гейер».

Джемаль — автор книг и статей по теологии, философии, политике. Среди его произведений — «Фузеи и Карамультуки», «Давид против Голиафа», «Стена Залькарнайна», «Освобождение ислама», «Революция пророков». Под его редакцией вышел коллективный труд «Исламская интеллектуальная инициатива в ХХ веке» руководимой им научной группы при исламском комитете России.

В ночь на 5 декабря 2016 года Джемаль скончался на 70-м году жизни.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (53) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
1.10.2017 15:03

Прочитайте интервью. Поймёте, что Джемаль как раз насмехался над этим, а не утверждал, что в тюрьме - идеал. Тем более современный Мир и есть тюрьма для души и истины.

  • Анонимно
    1.10.2017 10:07

    Сильно

    С уважением Айдар

  • Анонимно
    1.10.2017 10:16

    Давайте подробно рассмотрим вклад Ислама в мировую науку, технику и искусство. Не абстрактно и не фигурально: есть форма, есть содержание

    • Анонимно
      1.10.2017 12:04

      Расскажите о вкладе Православия в науку.

      • Анонимно
        1.10.2017 14:06

        Православие мне интересно с точки зрения искусства и ремесла. Мне ближе вклад русских в мировую науку, технику, культуру.

        • Анонимно
          1.10.2017 14:38

          Вот так бы и говорили.

          Вы бы знали как Ислам интересен с точки зрения архитектуры!!!

  • АНОНИМНО 1.10.2017 10:16
    Давайте подробно рассмотрим вклад Ислама в мировую науку, технику и искусство. Не абстрактно и не фигурально: есть форма, есть содержание))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

    Вы подменяете понятия мне кажется. Причём здесь Ислам в качестве вкладчика чего-то и куда-то? И тем более ни одна религия ничего не вложила в мировую науку. Потому как наука это вообще антипод религии. Почему? Да потому-что цели и задачи у науки и религии разные. А многие современные научные деятели атеистичны. В средневековье действительно наукой занимались представители Церкви. Но ведь не от имени Бога.( А иногда и против Его интересов (так называемые алхимики, искатели философского камня)). А от того, что они были более образованной частью общества и у них был некий доступ как к материальному, так и административному ресурсу - например, близость к Королевскому Двору, которые могли профинансировать те или иные проекты.

    • Анонимно
      1.10.2017 11:41

      Для чего тогда религия нужна, если не дает человеку прироста научного, технического, кульрурного

      • Анонимно
        1.10.2017 18:40

        Наука и техника приведут человечество к многовековой мечте человечества - в рай, где не будет необходимости в изнурительном труде, а вот культура и религия научат человека жить в раю

    • Анонимно
      1.10.2017 11:42

      Для чего тогда все это описание бытия Джемаля?

    • Анонимно
      1.10.2017 11:52

      Есть понятие "исламский мир". Так, вот, исламский мир ничего не дал всеобщему миру - ни культуры, ни искусства, ни техники, ни медицины. (вся исламская медицина средних веков - это медицина древнего мира (Древнего Рима, Древней Греции, Древнего Китая, Древней Индии)). Вполне понятно, почему нет мировой исламской живописи и театра - нельзя изображать человека, и вообще живой мир.
      Я знаю арабских исламских художников. Всё их творчество - это написание вязью сур Корана (и таким цветом, и этаким цветом). Но кому, кроме самих мусульман, интересно такое "искусство"?

      • Анонимно
        1.10.2017 12:05

        Есть мечети, которые включены в ЮНЕСКО как культурное наследие.

        • Анонимно
          1.10.2017 12:23

          Как архитектура или центры наук и техник мечети, извинте.

      • Анонимно
        1.10.2017 12:07

        Аль гебра и аль химия. -Арабские слова

        И ничего не дал говорите?

        Он сохранил науку греков (причем не надо путать тех греков и современных) и привнес в нее где больше где меньше.

        Именно столкновение европейских варваров крестоносцев с высоким уровнем жизни мусульман - оказала на них огромное влияние

        Иначе до сих пор Европейцы мылись бы 2 раза в жизни перед свадьбой и после смерти.

        Так что многое сохранил и дал. Если бы не крестовые походы алчных варваров разрушивших центы культуры и нашествия монголов .


        Тоже самое про христиансий мир можно сказать- что он не дал ничего кроме костров инквизии, а все остальное ремесленики и атеисты придумали.

        • Анонимно
          1.10.2017 12:22

          Итак: дал два арабских слова для названия наук алгебра и химия. Остальное домыслы, извините..

          • Анонимно
            1.10.2017 13:06

            В таком случае что дала ваша культура?

            Кроме слов спутник и перестройка?

          • Анонимно
            1.10.2017 14:48

            Исламский мир очень много дал миру в науке, медицине, архитектуре. Если вы читать умеете, погуглите в интернете

        • Анонимно
          1.10.2017 17:40

          Спрашивают именно об исламе, а не про арабов. И альхимия и алгебра появилась до исламизации арабов. Это мимо!

      • 11.52. Вам за КЛЕВЕТУ деньги платят что ли?
        Или Вы просто Гуглом пользоваться не можете?

      • Анонимно
        1.10.2017 13:35

        Ваши познания о вкладе в культуру,технику .науку просто смехотворны.А потому перечислять их для вас только тратить время. Погуглите в конце концов в инете.
        По поводу влияния Древнего Мира на исламские открытия....Признано ,что труды Аристотеля,Сократа и т.д были воскрешены и переработаны исламскими учеными, и что без их переработки цивилизация не смогла бы принять их взгляды.Ренессанс Европы начался с того,что эти знания попали в Христианский Мир с крестовыми походами,а также через Исламскую Испанию.
        И РЕНЕССАНС Европы начался не благодаря,а вопреки учению Церкви.Преследование ученых и сожжение книг тогда-это тоже самое как сегодня поджигать кинотеатры.И с тех пор Церковь лишь приспосабливается под изменчивый мир,а не развивает его.Например освящать ракеты.Какое отношение к ракете имеет Церковь?

        • Анонимно
          1.10.2017 17:42

          Возможно, вы имели ввиду арабскими учеными, но ни исламскими. Так как арабы уже существовали до ислама. И все их достижения приходятся до исламского периода.

          • Анонимно
            1.10.2017 18:40

            Арабы до ислама -это не большая нация в середине пустыни.Что они могли создать?После принятия ислама арабы как пассинарии подмяли под себя полмира.И дали этому миру многое.В том числе и веротерпимость.

  • Анонимно
    1.10.2017 11:43

    Для верующих в Единого Джемаль не умер.
    Спасибо ему за его мысли.

  • Идеальное общество - это не утопия, а реальность. Оно зависит лишь от возможности общества договариваться между собой, когда все договорённости будут преследовать лишь одну цель - гармонизацию социума. Возможно ли это? Да, возможно, если в качестве ПРЕЗРЕНИЯ будет выбран ЭГОИЗМ, производный, кстати ЛЖИ и ПРОТИВОПРАВНОСТИ. Если ЭГОИЗМ не только будет презираться, но и осуждаться. Для этого любое общество должно договорится о безоговорочном соблюдении 3-х принципов.
    1. Каждый член обществ обязан содержать тот социум, в котором существует.
    2. Граждане общества должны быть едиными, так как ежедневно возникают множество задач, которые невозможно решить в индивидуальном порядке. Например, вопросы связанные с экологией.
    3. Любой индивидуум БЕСЦЕНЕН, но своей сущностью не должен создавать проблемы необъективного характера другим членам общества.

  • Анонимно
    1.10.2017 12:22

    Голос Оттудова. Будто бы живой Джемаль ага вернулся на час, другой и прочитал лекцию. Как всегда неожиданно, парадоксально. Удар молнии. После таких лекций перрождаешься и находишь истинные смыслы жизни в мире тотальной паутины и патоки, которую на нас накинуло Светозарное Существо. Но молния, вызванная Джемаля, пронзает ее, растапливает и человек видит Его. Финиш. Полнота бытия.

  • Анонимно
    1.10.2017 12:36

    Шаймиев...мудро поступил. Заставил татар поверить, что Булгария это их прямое прошлое))
    Довелось бы мне быть татарином, метнулся бы на Чукотку, отыскал бы там столицу Тартар, Могул заодно и начал бы там строить идеальное общество. На Чукотке, поди не только мерзлые мамонты есть, а еще золото, алмазы, да мало ли...

    • Анонимно
      1.10.2017 13:07

      Поздно там Абрамович стал начальником Чукотки и распродал все.

      Абрамович вообще красавчик.

      • Анонимно
        1.10.2017 13:20

        Ну да, купил машину у немцев и копает тоннель под Чукотским проливом, чтобы соединить Чукотку и Аляску. Эх вы, татары, такой шанс упустили!!!

        • Анонимно
          1.10.2017 13:54

          Погугли кто был губернатором Чукотки.

          И как он распорядился с месторождениями.

          И где тепеь чукотские деньги?
          Кроме мелочи чукотским Россиянам?

          Рома́н Арка́дьевич Абрамо́вич (р. 24 октября 1966, Саратов) — российский предприниматель, миллиардер, бывший губернатор Чукотского автономного округа[1]. С 22 октября 2008 года по 2 июля 2013 года — председатель Думы Чукотского автономного округа.

          • Анонимно
            1.10.2017 14:26

            Чихать нам на Абрамовича. Ему дела нет до татарских топонимов на Чукотке.

    • Анонимно
      1.10.2017 14:53

      Шаймиев не присвоил Булгарию, он озвучил то, о чем многие не знали. А ты своих чуваш не приписывай к нашей булгаро- татарской истории

      • Анонимно
        1.10.2017 15:06

        Уточнение требуется: татары и Волжская Булгария, и татары в Новой и Новейшей истории России.

  • Анонимно
    1.10.2017 12:37

    Человек двойственен изначально и это будет до окончания веков. попробуйте изменить хотя бы одну черту характера. Редко кому удается и потому идеальное общество это миф.Можно только приближаться к идеалу.Чем больше на одних чашах весах добра, тем больше на других чашах зла.Можно только попытаться меньше творить добра, что бы не умножить зла. Понятие добра и зла у всех разное.Попытаться свести в единое,это путь.

  • 12.37.
    Вы правы - воспитывать человека бесполезно. Но, если общество захочет осознать, что во имя своего спасения необходимо соблюдать принципы:
    1. Каждый член обществ обязан содержать тот социум, в котором существует.
    2. Граждане общества должны быть едиными, так как ежедневно возникают множество задач, которые невозможно решить в индивидуальном порядке. Например, вопросы связанные с экологией.
    3. Любой индивидуум БЕСЦЕНЕН, но своей сущностью не должен создавать проблемы необъективного характера другим членам общества.
    то тогда вследствие наступления сбалансированности ОНО спасётся, а не погибнет.

  • Анонимно
    1.10.2017 13:00

    https://ru.wikipedia.org/wiki/Золотой век ислама
    "Золотой век ислама (Ислам и Наука) или Исламское возрождение[1], — исторический период примерно с середины VIII по середину XIII века, в начале которого Арабский халифат был крупнейшим государством своего времени."...
    "Джабир ибн Хайян считается родоначальником химии. Он описал множество кислот и разработал ранний вариант экспериментального метода исследования в химии. Он впервые высказал мысль об огромной энергии, скрытой внутри атома и возможности его расщепления. По словам Ибн Хайяна, при расщеплении образуется сила, которая может разрушить Багдад."

    • Анонимно
      1.10.2017 13:17

      В чем дело? Куда это все испарилось в 13 веке?

      • Анонимно
        1.10.2017 13:34

        Государства в древности приходили в упадок, распадались. Завоеватели уничтожали книги.

        • Анонимно
          1.10.2017 14:23

          Откуда такая безысходности? Кто должен восстанавливать. Приводить в систему? Опять русские виноваты?

          • Анонимно
            1.10.2017 14:42

            Не понял. Это о чем у вас вопросы? Никакая конкретная национальность не имеется ввиду.

      • Анонимно
        1.10.2017 14:00

        Чингисхан пришёл)

    • Анонимно
      1.10.2017 17:46

      Это еще была старая доисламская школа. Ислам все свел на ноль. И теперь мы видим этот "прогрессивный" исламский мир, который и шага не может сделать без суры из Корана.

      • Анонимно
        1.10.2017 18:44

        О чем Вы? Какая старая школа?Весь цивилизованный мир повержен мракобесами после падения Рима.Средние века потому и названы ТЕМНЫМИ,что тысячу лет цивилизация остановилась в развитии.И да. Исламские ученые ввели понятие НОЛЬ.

  • Анонимно
    1.10.2017 13:06

    "Об успехах арабско-египетского зодчества свидетельствует каирская мечеть Ибн-Тулуна (876—879 годы). Среди других мечетей Каира заслуживает упоминания мечеть султана Хассана (XIV в.). Причудливая орнаментация стен арабесками, надписями и мозаикой, портал с полукупольным сводом, опирающимся на т. н. сталактиты, а также внушительные размеры этой мечети делают её одним из выдающихся памятников арабской архитектуры.[2]

    О распространении традиций персидского зодчества за пределами Ирана свидетельствует мавзолей династии Саманидов в Бухаре, датируемый 907 годом. Он представляет собой квадратную постройку с куполом. Насыщенное светом, а также игрой теней в рельефах кладки, здание считается классическим произведением среднеазиатской архитектуры.[5]"

  • Анонимно
    1.10.2017 14:24

    Спасибо сейчас статью!

  • Анонимно
    1.10.2017 14:41

    Это глупость в заголовке написано. Тюрьма не способна к самодостаточному устойчивому развитию, как любое рабовладельческое общество. Тюрьма может только существовать внутри другого, свободного общества, на средства которого она существует и выполняет определенные функции изоляции людей, которые мешают свободному обществу. У нас же все перевернуто, поэтому неизбежен кризис, как у любого рабовладельческого общества.

    • Анонимно
      1.10.2017 15:03

      Прочитайте интервью. Поймёте, что Джемаль как раз насмехался над этим, а не утверждал, что в тюрьме - идеал. Тем более современный Мир и есть тюрьма для души и истины.

  • Ветер
    1.10.2017 15:41

    Спасибо. Светлая память Гейдару!

  • Анонимно
    1.10.2017 23:28

    Гейдар правильно все расставил по своим местам. Как философ. Он выше религии. В его словах есть вывод БОГ един. И это истина и она только у каждого в сердце, кто дорос до этого.

  • Анонимно
    2.10.2017 05:32

    Все таки главный враг человека не общество, как утверждает уважаемый Гейдар Джахидович, а шайтан Иблис и его партия согласно тому как сказано в Коране.

  • Анонимно
    2.10.2017 12:55

    Не теряет актуальности наследие Джемаля. В любой ситуации может быть интересным.

  • Анонимно
    5.10.2017 02:47

    Потеря для общества огромная, уход из жизни Гейдара может оставить без ответа множество вновь назревающих вопросов: геополитики и новых миропорядков.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль