Старая элита 
4.11.2017

Дмитрий Орлов: бравого комиссара Запармии отправили в Татоблсовпроф

Красной Армии было приказано выпустить несколько снарядов по особо упорствующим деревням. Часть 2-я

Придя на место руководителя Татарского обкома РКП(б) в конце 1920 года, Дмитрий Александрович Орлов должен был решить проблему политических конфликтов в руководящих органах республики. Но, судя по срокам его пребывания на местном партийном олимпе (всего два месяца), такая задача оказалась ему не под силу. «БИЗНЕС Online» завершает публикацию о втором по счету руководителе Татарского обкома партии.

Дмитрий Орлов Дмитрий Орлов

«ПОКА В КАЗАНИ СТОИТ ЗАПАСНАЯ АРМИЯ, ЗДЕСЬ НЕТ МЕСТА ЕЕ ЖИТЕЛЯМ»

Дмитрий Орлов оказался в Татарии в сентябре 1919 года; в Казань он переехал со штабом Запасной армии республики (ЗАР), занимая пост начальника ее политотдела. Кроме неоспоримого значения ЗАР, главной задачей которой было формирование людских и военно-технических резервов для фронтов и результатом деятельности которой стали успехи Красной Армии в ходе боевых действий Гражданской войны, дислокация этой армии в столице автономной республики породила проблемы и конфликты в области политики и экономики в дополнение к тем, которые и без того раздирали молодую республику. 

На фоне неурожая 1920–1922 годов, братоубийственной Гражданской войны, пагубной для экономики Поволжского региона, в республике разразился массовый голод населения, усугубленный грабительской продразверсткой для пополнения резервов воюющей Красной Армии.

Как уже отмечалось в первой части публикации, конфликт разгорелся сначала внутри политического руководства самой республики. Апофеозом его стало даже вооруженное покушение на руководителя правительства Автономной Татарской ССР Саид-Галиева (Сахиб-Гарей Саид-Галиев (1894–1938) – первый председатель Совета народных комиссаров Автономной Татарской ССР с 1920 по 1921 год; репрессирован, расстрелян в 1938 году, реабилитирован посмертно – прим. ред.).

Саид-Галиев (в центре) Сахиб-Гарей Саид-Галиев (в центре)

А передислокация из Симбирска в Казань такой большой военной единицы, как целая армия, которую надо было где-то расселить, одевать и кормить, стала причиной массового выселения из столицы республики ее постоянных жителей. Научно-документальный журнал «Гасырлар авазы – Эхо веков» государственного комитета РТ по архивному делу публикует ряд материалов, связанных с этим явлением. Так, на его страницах приводится следующий характерный для того времени документ. Заведующий отделом народного образования Казанского городского Совета Михаил Жаков в отчете о деятельности своего отдела 10 ноября 1920 года сообщает: «Пока в Казани [находится] Запармия... в ней нет места народному просвещению и обеспечению детей. Дети голодны, раздеты, пухнут от холода, они служат, им негде учиться, для них нет учителей, которые заняты в армии же (из-за плохого пайка и на школу не обращают внимания как на учреждение, дающее им ничтожный дополнительный и непостоянный заработок). Да там нет для учителей и квартир – все занято военными...» Авторы публикации отмечают в комментариях, что этот документ «более напоминает крик отчаяния человека, искренне переживающего трагизм положения», чем сухой отчет «о проделанной работе». На этой и другой почве между местным руководством партийно-советских органов и командованием ЗАР возникают определенные трения. А политическим руководителем Запасной армии и одним из наиболее ответственных за ее деятельность являлся не кто иной, как начальник политотдела ЗАР Дмитрий Орлов...

«ВО ВСЕХ ЗАНЯТЫХ ДЕРЕВНЯХ ДЕЙСТВОВАТЬ РЕШИТЕЛЬНО, ПРОИЗВЕСТИ ПОВАЛЬНЫЕ ОБЫСКИ»

Запасная армия республики в то время успевала заниматься не только подготовкой резервов РККА. Известен, например, приказ от 17 февраля 1920 года ее командующего Гольдберга (Борис Исаевич Гольдберг (1884–1946) с 1917 по 1925 год служил в Красной Армии, в 1919 году – командующий Запасной армией республики – прим. ред.) о подавлении крестьянского повстанческого движения в Чистопольском и Мензелинском уездах. Вверенным ему частям он приказывает «действовать энергично и решительно, не останавливаясь, если того потребует обстановка, перед необходимостью выпустить несколько снарядов по особо упорствующим деревням, в частности по деревне Ново-Шемшинской, во всех занятых деревнях произвести повальные обыски и отобрать все обнаруженное оружие и казенное обмундирование с привлечением виновных в сокрытии к ответственности».

Бывшего бравого комиссара Запармии тихо-мирно снимают с руководства обкомом и „перемещают на профсоюзы“ республики, в самый разгар Гражданской войны обозначив, что именно этот фронт работ является одним из наиболее сложных участков,.. ибо приходилось трудиться в самой гуще масс, разрешать животрепещущие вопросы труда и быта. Орлова тихо-мирно снимают с руководства обкомом и «перемещают на профсоюзы» республики в самый разгар Гражданской войны, обозначив, что именно этот фронт работ является одним из наиболее сложных участков

Известный казанский историк профессор Булат Султанбеков в одном из своих интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» отмечал, что местные власти пытались поставить на место командарма Запасной армии Гольдберга. Но последний поддерживал постоянные личные контакты с Львом Троцким, некоторые указания ему давал непосредственно Владимир Ленин... Считая себя «неприкасаемым», Гольдберг попытался игнорировать местные власти, демонстративно отказался присутствовать на проводимых ими заседаниях... В ответ были предприняты адекватные действия. Таким образом, в Москву, в ЦК и СНК, последовали жалобы «обиженных» с обеих сторон. Конфликт разрешился только тогда, когда в Центре было принято решение подыскать для его главных участников другие места службы.

ОДНИМ ИЗ ГЛАВНЫХ ФРОНТОВ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ БЫЛИ ПРОФСОЮЗЫ

Тем не менее правила того времени предписывали сотрудничество местных партаппаратов с политуправлениями воинских частей, находящихся на их территории. Так что, еще работая в политотделе Запасной армии, Орлов принимает активное участие в деятельности парторганизации Татарии, избирается в состав областного комитета РКП(б). С 1920 по 1923 год он член бюро Татарского обкома РКП(б), с конца 1920 и в 1921 году – секретарь обкома партии. Исторический трехтомник «Борцы за счастье народное», вышедший еще при советской власти, в 1983 году, пишет в очерке про Орлова, что тот прекрасно разбирался в вопросах национальной политики партии и пользовался огромным авторитетом среди трудящихся как татар, так и русских и других национальностей, проживающих на территории края.

Орлов по определению должен был решать не только военные и экономические задачи, а, в первую голову, разрешать и политические конфликты, которые имели место в руководящих органах республики в то время. Орлов должен был решать не только военные и экономические задачи, а в первую очередь политические конфликты, которые имели место в руководящих органах республики в то время

Придя на место руководителя Татарского обкома партии, Орлов по определению должен был решать не только военные и экономические задачи, а в первую голову политические конфликты, которые имели место в руководящих органах республики в то время. Но, судя по срокам его пребывания на местном партийном олимпе (всего два месяца с небольшим – с декабря 1920 по январь 1921 года), такая задача оказалась ему не под силу. Может быть, сказались и какие-то личные не вполне приятельские взаимоотношения с кем-то из тех, кто отвечал за руководящие кадры «на самом верху», или какие-либо иные причины, но в любом случае бывшего бравого комиссара Запармии тихо-мирно снимают с руководства обкомом и «перемещают на профсоюзы» республики в самый разгар Гражданской войны, обозначив, что именно этот фронт работ является одним из наиболее сложных участков, ибо приходилось трудиться в самой гуще масс, разрешать животрепещущие вопросы труда и быта. Отдавая все свои знания и энергию, Орлов трудится на посту секретаря Татоблсовпрофа.

В чем же заключалась эта «отдача всех своих знаний и энергии» на благо дела революции? Читаем далее биографию Орлова в книге «Борцы за счастье народное»: «Вернувшись с XI всероссийской конференции РКП(б), Дмитрий Орлов выступает с докладами по ее итогам на собрании ответственных работников Казани и на пленуме обкома партии. Обращаясь к участникам пленума, он говорил: „Партийная организация переживает тяжелое время – последствия голода, но мы не вдаемся в панику, ведем упорную, медленную, но верную работу. Местные организации должны прийти на помощь и проявить максимум энергии, инициативы и выдержки“».

Голод в Поволжье 1921 год Голод в Поволжье, 1921 год

«ПАНИКИ В РАБОЧЕЙ СРЕДЕ БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО»

Орлов ведет большую разъяснительную работу, часто выступает на митингах и собраниях на предприятиях и в различных организациях с докладами о международном положении, задачах профсоюзов, продовольственном положении и т. д. Надо сказать, что он не приукрашивает сложившейся обстановки, указывая на трудности, переживаемые страной и республикой. Выступая с докладом «О продовольственном положении» в феврале 1922 года на расширенном заседании Казанского городского Совета в помещении бывшего Алафузовского театра (впоследствии – Дворец культуры казанского льнокомбината – прим. ред.), он призывал собравшихся: «Бороться... нужно организованно, путем увеличения продукции. Паники в рабочей среде быть не должно, а наоборот, нужны выдержка и энергия...» Как член бюро обкома партии он проводит работу в закрепленном за ним Суконно-Слободском районе Казани, часто выезжает в кантоны для разъяснения и проведения в жизнь директив партии и оказания помощи на местах (кантон – административно-территориальная единица в РСФСР, существовавшая в 1920 – 1941 годах; в ряде республик кантоны были фактически аналогами уездов, то есть современных районов, – прим. ред.).

Одновременно он является членом редакции, а с мая 1922 года – ответственным редактором газеты «Известия ТатЦИКа». На ее страницах публикуются теоретические статьи и заметки Орлова. Как руководитель республиканских профсоюзов, он занимается улучшением условий труда и быта рабочих, по его инициативе начинают строиться дома отдыха и клубы как в столице, так и в районах республики. Он стал постоянным членом и активным участником многих мероприятий Центрального коммунистического клуба, функционировавшего в Казани в 1920-х годах. Большая роль принадлежит ему в создании в ТАССР и местного отделения такой организации, как Истпарт. Это было научно-исследовательское учреждение, специальная комиссия по истории Октябрьской революции и РКП(б), которая занималась собиранием, научной обработкой и изданием материалов по истории Коммунистической партии и Октябрьской революции и была создана 21 сентября 1920 года постановлением СНК РСФСР, подписанного Лениным. Истпарт издавал свыше 30 журналов и различных сборников, собрал большое количество материалов по истории партии, документов Ленина и заложил основы исторического партархива и центрального партийного книгохранилища. Орлов, один из наиболее инициативных членов Истпарта, содействовал публикациям воспоминаний и материалов как по истории партии и местной партийной организации ВКП(б), так и истории революционного движения в Татреспублике.

Плакат 1920-х годов Плакат 1920-х годов

ИНИЦИАТИВА НАКАЗУЕМА...

Орлов отбыл из Казани в 1923 году. До 1925 года он возглавлял Пензенский обком РКП(б), а затем находился на руководящей партийной работе в Свердловске. В 1928 году был отозван на работу в ЦК ВКП(б). В 1929 году его направляют в Центральную Черноземную область в Воронеж заведовать областным земельным управлением, где он активно проводит в жизнь ленинский кооперативный план преобразования сельского хозяйства.

В последующие годы Орлов работал заведующим сельхозотделом обкома ВКП(б), заместителем председателя и председателем Воронежского облисполкома, принимал участие в работе VIII всесоюзного и XVII всероссийского чрезвычайного съездов Советов. В январе 1937 года Орлов, выступая на XVII всероссийском чрезвычайном съезде Советов, вносит ряд предложений к проекту Конституции РСФСР, избирается съездом в редакционную комиссию для рассмотрения внесенных поправок и дополнений и установления окончательного текста Конституции РСФСР.

А почти сразу после этих своих конституционных политических инициатив председатель Воронежского облисполкома Орлов попадает в поле зрения областного управления НКВД. Его арестовали 22 августа 1936 года по обвинению в том, что с 1934 года он являлся «одним из руководителей антисоветской право-троцкистской диверсионной организации, действовавшей в Воронежской области». Расстреляли 16 января 1937 года. Так закончился жизненный путь одного из экс-руководителей республики, «борцов за счастье народное».

Без малого через 20 лет, 11 августа 1956 года, Дмитрий Александрович Орлов был посмертно реабилитирован...

Подготовил Михаил Бирин

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (6) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Будем на связи!

БИЗНЕС Online в Telegram БИЗНЕС Online на Facebook Напомнить позже