Интернет-конференция 
29.11.2017

Антон Салакаев: «Негатив в творчестве не является движущей силой. Это я на себе проверил»

7 декабря «Волга-Волга» отмечает свое 20-летие

Почему группе 20 лет, а не 25? Сколько еще лет стоять на сцене? Как попасть в КВН, в кино и в телевизор? Зачем петь на татарском языке? Как удовольствие превратить в бизнес, а бизнес — в удовольствие?.. Вспомнил прошлое и заглянул в будущее художественный руководитель и солист ВИА «Волга-Волга» Антон Салакаев, отвечая на вопросы читателей «БИЗНЕС Online» в ходе интернет-конференции.

Антон Салакаев: «» Антон Салакаев: «Свое дело мы делаем от души, а если это еще и кому-то нравится, то в этом есть элемент счастья» Фото: Ирина Ерохина

«Я НЕ ГОТОВ ДОВЕРИТЬ СВОЕ ТВОРЧЕСТВО КАРАБАСУ-БАРАБАСУ»

— Антон, это нелегкое дело — продержаться на эстраде 20 лет? Наш читатель Аида Мусина спрашивает: «Благодаря или вопреки чему удалось это сделать?»

— Ни в коем случае не вопреки! И слово «продержаться» считаю даже немножко неуместным. Когда ты кайфуешь от любимого дела, то не приходится «держаться», все происходит само собой.

Но ведь многие группы, даже очень успешные, распадаются по разным причинам!

— Я считаю, что здесь очень важны человеческий стержень, личность. Небольшие коллективы могут держаться за счет очень большой сплоченности, когда члены группы — друзья и в жизни, а в больших коллективах, каким является «Волга-Волга», важен личностный стержень одного или нескольких человек, которые могут все это время держать коллектив в определенном тонусе.

— Вы являетесь художественным руководителем, а директор и продюсер у вас есть?

— Сам являюсь и директором, и продюсером. Я в свое время специально выбрал отделение «Организация культурно-досуговой сферы» Казанской академии культуры и искусств, понимая, что не готов доверить свое творчество некоему Карабасу-Барабасу.

— Административная работа на творчество пагубно не влияет?

— Влияет! Был момент, когда творчество ушло на второй план, но я вовремя это понял. Все-таки нужна отдельная группа, которая занималась бы только административной работой, и такие люди у нас сегодня есть. Но творчество у нас всегда коллегиальное — практически весь коллектив участвует и в аранжировках, и в написании текстов и музыки.

«» «Творчество у нас всегда коллегиальное — практически весь коллектив участвует и в аранжировках, и в написании текстов и музыки» Фото: Юлия Калинина

«ЗАЛОГ УСПЕХА В ТОМ, ЧТО МЫ НАЧИНАЛИ, НЕ ДУМАЯ, КАК ЗАРАБОТАТЬ»

— Свой ВИА — это крутой бизнес? На что уже заработали — виллы, машины, самолеты, пароходы? (Борис)

— Любой бизнес крутой, если он удачный... Я уверен, что залог успеха коллектива «Волга-Волга» в том, что мы все это начинали, не думая, как заработать. Это был творческий порыв группы людей, которые просто хотели сделать что-то классное. То, что нам самим нравилось, мы хотели нести со сцены в массы зрителей, а потом случилось так, что это стало коммерчески успешным. Я однозначно стою на том, что деньги надо тратить на творчество. Мы оснастили студию, проводим свой фестиваль, планируем заняться продюсированием молодых коллективов. Кроме творчества я еще занимаюсь различным «околотворческим» бизнесом: организацией концертов, мероприятий и т. п.

— Бизнесом занимаетесь единолично, без участия группы «Волга-Волга»?

— Конечно, я как менеджер стараюсь максимально «продавать» коллектив на мероприятия. У нас некоторые члены группы параллельно тоже занимаются своим бизнесом, а те, у кого бизнеса нет, мне помогают. Я сузил круг людей, которых подпустил к домику под названием «Волга-Волга». С одной стороны, считаю это правильным. Но если наш фестиваль будет расти и становиться все более значимым, то придется нанимать большую бригаду людей. А пока мы и в творческом, и в коммерческом плане справляемся силами группы.

— А своих жен к бизнесу не привлекаете, если уж так оберегаете домик «Волга-Волга»?  

— Так сложилось, что наши жены вообще не участвуют в бизнесе группы «Волга-Волга». Я думаю, что в этом тоже есть определенный залог успеха (смеется). Иногда задумываюсь о наших семьях и понимаю, что всем нам повезло с нашими вторыми половинками — они для нас являются серьезной поддержкой, надежным тылом. Конечно, сложно жить с музыкантами, которые постоянно на записях, концертах, гастролях, но наши жены сродни женам декабристов, моряков, милиционеров. Я не шучу совершенно! Нашим женам огромное спасибо! И хорошо, что они не участвуют в нашей работе, иначе дети не видели бы обоих родителей...

— Ваши дети уже доросли до музыки?

— Старшему — Богдану — будет 13 лет, младшему — Кириллу — 9. Богдан — творческий парень, он исписал текстами уже много тетрадок. У них же сейчас в моде рэп. Я пытаюсь ему объяснить, что рэп — это все-таки стихи, которые можно положить на бит, и тогда будет взрыв. Он занимается в музыкальной школе по классу классической гитары, и мы дома уже вместе пытаемся создать некий синтез. Но я не согласен со своими коллегами, которые выводят своих детей на сцену в довольно раннем возрасте. Это как раз тот период, когда от аплодисментов может «снести башню». Поэтому сына вместе с собой на сцену не вывожу, но, как только пойму, что он готов, буду не против. Кирилл тоже занимается по классу гитары, но мне кажется, что ушу и шахматы ему больше по душе...

«Выпущено 12 альбомов, из которых 7 — авторские, а остальные — кавер-альбомы. Только-только был выпущен еще один кавер-альбом, на выходе — авторский. Запись всегда проходила в Казани, но зачастую сведение мастера делали в Санкт-Петербурге. А последние два альбома полностью записали на своей студии»Фото: Ирина Ерохина

«ВСЕ НАШИ ДОСТИЖЕНИЯ СВЯЗАНЫ С ТВОРЧЕСТВОМ»

Какие пять достижений ВИА «Волга-Волга» считаете основными за 20 лет? (Андрей Федоров)

— Зная, как сложно долгое быть востребованным, считаю главным достижением то, что мы столько лет существуем как группа, творчество которой кому-то интересно. На наши концерты приходят люди, и это доказывает нам, что мы все делаем не зря. Свое дело мы делаем от души, а если это еще кому-то нравится, то в этом есть элемент счастья. О других достижениях уже можно не говорить, когда понимаешь, что находишься в гармонии со своей работой.

— А какие-то осязаемые достижения?

— Выпущено 12 альбомов, из которых 7 — авторские, а остальные — кавер-альбомы. Только-только был выпущен еще один кавер-альбом, на выходе — авторский. Запись всегда проходила в Казани, но зачастую сведение мастера делали в Санкт-Петербурге. А последние два альбома полностью записали на своей студии.

Конечно, к достижениям можно отнести и участие в саундтреке к мощному фильму «Война» Алексея Балабанова. Мы и на презентации фильма были, и пообщались с Сергеем Бодровым, с Балабановым. Это такое событие, которое запоминается на всю жизнь. Также мы участвовали в известном сериале «Дальнобойщики-2», причем не только несколько песен исполнили, но и сами снялись как музыканты в серии «Туман». Увидели, как вообще снимается кино...

— Вы себя играли или просто неких музыкантов?

— Мы играли неких музыкантов, по сценарию не было прописано, что это «Волга-Волга».

— А круто было бы, а?!

— Да, здорово было бы...

— Надо было договориться!

— Тогда мы не смогли, а сейчас я приложил бы все усилия, чтобы это было именно так. Но зато мы пообщались со всеми актерами: и с Владиславом Галкиным, и с Владимиром Гостюхиным.

— Еще в каких-то фильмах участвовали?

— «Кавказская пленница – 2», но этот фильм я даже не видел... Все наши достижения так или иначе связаны с творчеством.


«ПОКА МОГУ НЕСТИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ПОСЫЛ, БУДУ НА СЦЕНЕ»

— Через еще 20 лет где и в каком качестве себя видите?

— Пока планы только на обозримое будущее, потому что хочется все сделать максимально качественно. Конечно, хочется роста для фестиваля.

— Про фестиваль мы еще поговорим, но лично для себя что вы планируете? До седых волос и трясущихся рук выходить на сцену? Где-то ведь есть рубеж...

— Я постоянно над этим задумываюсь... Наша музыка достаточно энергичная, на сцене во время концерта приходится вести себя соответствующе, поэтому тратится много сил. Пока я могу нести тот энергетический посыл, который по сей день передает «Волга-Волга», буду находиться на сцене. Когда почувствую, что эта энергетика во мне угасает в физическом смысле слова, то начну передавать свой опыт на базе продюсерского центра «Волга-Волга» и фестиваля «Волга-Волга». Но пока мы об этом речь не ведем.

— Как физическую форму поддерживаете, чтобы как можно дольше отдавать свою энергетику? 

— Во-первых, планирую гастроли так, чтобы между турами обязательно несколько дней побыть дома, в кругу семьи, потому что энергетика «родного очага» помогает восстановиться. Пообщаешься с детьми, позанимаешься спортом — и через три дня ты снова готов выступать. С определенного времени я опять стараюсь вести спортивный образ жизни. 

— А как вы расслабляетесь после концертов? Сегодня многие звезды эстрады признаются, что на заре карьеры у них бывали шумные застолья... Или у вас сухой закон?

— Жесткого сухого закона в коллективе я не устанавливал, ребята сами прекрасно понимают, что любимое дело, от которого они получают эстетическое наслаждение, — это еще и заработок. Конечно, каждый из музыкантов после концерта волен расслабиться так, как он хочет. Но мне важно, чтобы с утра все были в норме. Лично мне в последние 10 лет после гастролей помогают восстановиться зарядка на основе йоги, сауна и бассейн.


«НАШ РЕКОРД — 8 ПОЛНОЦЕННЫХ КОНЦЕРТОВ В ДЕНЬ»

— Вы уже несколько раз сегодня назвали свою работу наслаждением, а такое понятие, как чёс, вам известно? Заработать как можно больше денег в праздничные дни...

— Было бы странно, если бы я сказал, что не знаю, что такое чёс. Но опять-таки все зависит от твоего морального и физического состояния. Перед такими периодами мы с ребятами обсуждаем, к какому объему работы мы готовы в этот раз. 

— По нескольку концертов в день бывало? Какой у вас рекорд?

— Наш рекорд — 8 полноценных концертов в день. Это было, когда наш великий город праздновал 1000-летие. Начали мы в 10 часов утра у «Баскет-холла» — вместе с оркестром Казанского танкового училища открывали городской фестиваль «Харокат». Отыграли там свой сет минут на 30–40 — и пошло-поехало на разных площадках города... Но это я не могу назвать чёсом!

— Чёс — это когда за деньги. А вам платили за участие в празднике 1000-летия?

— Большинство концертов, сыгранных нами в день 1000-летия, мы отыграли бесплатно. Звонят и просят, отказать никак нельзя...

— 8 концертов за день — это по молодости. А сегодня сколько выдержите?

— Сейчас максимум два концерта, на третий мы уже не соглашаемся. Не хотелось бы, чтобы из-за количества страдало качество.

— Под фонограмму песни исполняете?

— На концертах — нет! Но за 20 лет были, конечно, моменты, когда приходилось это делать. Нас как-то пригласили спеть две песни на мероприятии, но там не было технической возможности играть и петь вживую, поэтому надо было под фонограмму. И мы поняли, что вообще не умеем это делать! Нам проще привезти кучу аппаратуры и отыграть целый концерт, нежели под фонограмму спеть пару песен. Мы не умеем попадать в свои слова — это вообще ужас какой-то! Мы очень боимся приглашения на телевидение, поскольку зачастую там нет возможности играть живьем. Если это происходит, то это для нас мучение неимоверное...

— О чем говорит неумение петь под фонограмму — о вашей совести или о непрофессионализме?

— Я очень хотел бы, чтобы это говорило о нашей совести, по отношению к нашему зрителю это именно так. Но, думаю, артисты, которые часто участвуют в съемках масштабных программ на телевидении — «Песня года», «Золотой граммофон», должны уметь петь под фонограмму. Но и там те музыканты, которым принципиально выступать живьем, умудряются это делать.

Кстати, в начале двухтысячных годов мы тоже принимали участие в съемках великой программы «Шире круг», которая была хороша тем, что там чередовались выступления звезд эстрады и коллективов со всей страны. Состав был умопомрачительный (смеется)! Для нас, на тот момент считающих себя рок-музыкантами, конечно, было очень неожиданно, но и интересно выступать в составе таких эстрадных российских звезд, как Борис Моисеев, Наташа Королева… Тогда мы настояли, что одну из двух песен споем на татарском языке. 

«Когда я научился играть на гитаре, вдруг понял, что хочу попробовать подражать. Вообще, я очень благодарен моим родителям за привитый музыкальный вкус и за то, что отдали меня учиться в музыкальную школу, хотя я и сильно сопротивлялся» «Благодарен моим родителям за привитый музыкальный вкус и за то, что отдали меня учиться в музыкальную школу, хотя я и сильно сопротивлялся» («НЗ», 1991 год, школа №89)

«В ТЕЛЕВИЗОР ПО-РАЗНОМУ МОЖНО ПОПАСТЬ...»

— Считается, что тех, кто попал на центральный телеканал, уже всюду будут приглашать. У вас так не получилось?

— В телевизор по-разному можно попасть. Можно попасть так, что тебя вообще никуда приглашать не будут... Мы очень аккуратно ведем себя в плане телевидения. Ни для кого не секрет, что многие артисты, даже звезды первой величины, платят за то, чтобы их было много на радио и телевидении. Мы принципиально этого не делаем. У продюсеров есть такое понятие: если ты принес деньги, то будешь носить их всегда... Те радиостанции и телеканалы, с которыми мы дружим, нас приглашают просто от души, и мы так же от души приходим — что-то показываем, о чем-то беседуем. 

— Читатель спрашивает: «Какие музыкальные исполнители повлияли на ваше творчество?»

— Когда я создавал коллектив еще в школе, был под влиянием The Beatles, The Rolling Stones, Pink Floyd. Это произошло потому, что мой папа слушал эти группы. Из отечественных — вся рок-музыка 80–90-х годов, а также барды Высоцкий, Окуджава, Розенбаум. В детстве я слушал музыку без удовольствия, все, что слышал по телевизору, меня не трогало вообще. А когда я начал прислушиваться к тому, что слушает мой отец на пластинках, понял, что вот это меня трогает, это хочется заново услышать. Когда я научился играть на гитаре, вдруг понял, что хочу попробовать подражать. Вообще, я очень благодарен моим родителям за привитый музыкальный вкус и за то, что отдали меня учиться в музыкальную школу, хотя я и сильно сопротивлялся.

Видимо, впитав все это вместе, и стиль у «Волги-Волги» получился непонятный, который мы сами называем ска-фолк-рок-бардак, еще и приправленный городским романсом. Но сам я сейчас слушаю немного другую музыку, сильно отличающуюся от того, что делаем мы сами.

Я очень горд тем, что с большинством исполнителей и групп, которые в каком-то смысле сформировали наш вкус, мы не только познакомились, но и играем сегодня на одной сцене. А Гарик Сукачев даже приглашал нас выступить на своем юбилее, куда было приглашено только несколько российских коллективов. 


ЛЕТОИСЧИСЛЕНИЕ ИДЕТ С 1997 ГОДА, КОГДА БЫЛ ЗАПИСАН ПЕРВЫЙ АЛЬБОМ

— Вы помните, как родилось название «Волга-Волга»? Что было решающим — одноименный фильм или река? (Ильнур)

— Это синтез — и настроение фильма «Волга-Волга», и наша великая река. Был период, когда мы стали исполнять не только свои авторские песни, но и делать каверы, то есть перепевки известных песен. И первые перепевки — это песни из старых отечественных фильмов.

Случилось это примерно в 2001–2002 годах. Может возникнуть вопрос: почему же группе 20 лет? Вообще, коллектив был создан в 1992 году, а первый альбом был записан в 1997 году. Вот с того момента, когда мы в руках держали первую кассету, на которой было порядка 12 песен, нами лично сочиненных, спетых и записанных, и ведется летоисчисление группы.

— Вы строго к себе подходите! Можно было бы с 1992 года считать, когда коллектив был создан. Так вам в этом году не 20, а 25 лет!..

— Очень важный момент: когда мы переименовывали коллектив, ничего не поменялось, кроме названия. То есть коллектив был сформирован еще с названием «Н.З.»: тот же состав, те же песни, та же стилистика. Только первый альбом, который назывался «Оркестр колес», по своему звучанию был более гитарным. Это была еще группа «Н.З.». Второй альбом назывался «Дудки-выдумки» — и тоже это была группа «Н.З.». И только третий альбом был выпущен тем же коллективом, но уже под другим названием — «Волга-Волга».  

— Как выстраивали преемственность от «Н.З.» к «Волге-Волге»?

— В то время мы уже разбирались в том, что существуют какие-то PR-моменты в раскрутке группы. Помню, мы тогда пытались очень сильно все это раздуть. В Казани к тому времени мы уже были на хорошем счету в плане концертной деятельности, уже довольно плотно гастролировали по Татарстану и Поволжью, нас знали как «Н.З.». На тот момент уже были спеты одни из самых знаковых песен: «Титаник», «Ира». И когда сменили название, целый год говорили и писали экс-«Н.З.».


«ВСЮ РОССИЮ ОБЪЕХАТЬ — ЭТО БЫЛО БЫ СЧАСТЬЕ!»

— Вы всю Россию с концертами уже объехали или Поволжьем довольствуетесь? (Эдуард)

— Всю Россию объехать — это было бы счастье! Но полстраны мы объездили точно. Недавно были в Норильске, вернее, в самом северном порту нашей страны — Дудинке. Нас пригласили туда сыграть в концерте в честь 350-летия порта. 

— А как вас нашли? Вы были удивлены или решили, что так и должно быть?

— Поскольку мы объехали полстраны, сильного удивления не было. Тем более организаторы этого мероприятия — довольно продвинутые парни из Норильска, которые часто бывают в Москве и Питере, пристально следят за российским шоу-бизнесом. Там была сборная солянка: Сергей Трофимов, группа «Пицца», «Волга-Волга», а ведущими были кавээнщики из команды «Уездный город». Мы сыграли в сборнике и сольник на следующий день.

В Крыму после его присоединения были?

— Конечно!

— А где за рубежом выступали?

— Ближнее зарубежье вообще все объездили, кроме Узбекистана, Таджикистана и, к сожалению, Украины. Но, думаю, у нас еще все впереди. Культура Украины мне очень близка, там много талантливых творческих коллективов. И с кулинарной точки зрения эта страна выделяется. Я вообще любитель вкусно поесть. Везде, где бываем с концертами, обязательно пробуем местную кухню. Большая часть нашего коллектива не отсиживается в отеле, а старается погулять по городу, если есть свободное время. Мы запоминаем, где были. Вот побывали мы в Норильске — по мнению экологов, самом грязном городе нашей страны. Ну как не погулять там?! Это город с очень своеобразной энергетикой...

— В странах дальнего зарубежья тоже выступали?

— Да, бывали в Хорватии, на Кипре, в Турции, даже на Сицилии выступали. Как правило, если за рубеж нас приглашают наши соотечественники или на международное мероприятие, мы стараемся организовать хотя бы небольшое выступление для местной аудитории. Всегда очень интересно выступать для людей, которые не понимают слов наших песен.

«Хоть я и русский, но, раз пою татарские песни, корю себя за то, что не знаю этого языка. Хотелось бы знать хотя бы разговорный татарский»Фото: Александр Сафронов

«ЕСТЬ ИДЕЯ СДЕЛАТЬ АЛЬБОМ, ПОЛНОСТЬЮ СОСТОЯЩИЙ ИЗ ТАТАРСКИХ ПЕСЕН»

— Будут ли в вашем репертуаре новые песни на татарском языке? (Наиля)

— Сегодня у нас в постоянном исполнении три песни на татарском языке. И есть идея, которой мы займемся сразу после юбилейных мероприятий, сделать альбом, полностью состоящий из татарских народных и современных песен. Думаю, одним нам целый альбом потянуть не получится, потому что у нас в коллективе только два человека, имеющих какое-то отношение к татарскому языку, — они родились в смешанных семьях, поэтому воспользуемся помощью переводчиков. А с музыкой справимся сами, потому что мы родились и живем в Татарстане и где-то внутри у нас эта музыка есть. И хочется пригласить разных татарских исполнителей, которые вместе с нами исполнят ряд песен в этом альбоме.

— Вы сказали, что и в «Шире круг» поставили условие — спеть татарскую песню, и поете их на своих концертах. А почему?

— Я боюсь показаться каким-то напыщенным патриотом, но, отвечая на ваш вопрос, буду говорить именно в этом ключе. Я считаю, что сейчас у артистов, которые добились какой-то популярности, есть прекрасная возможность не уезжать в Москву, а нести флаг своего региона. Мы сторонники того, чтобы раскручивать себя и свой регион, находясь у себя дома. Если все будут уезжать в Москву, то интерес к культуре регионов просто пропадет. Когда мы приезжаем куда-то и нас для статусности хотят объявить как московскую группу, мы говорим: «Мы не московская группа, мы из Казани!»

— Но почему все-таки поете песни на татарском? Вы по-татарски говорите, понимаете?

— Не говорю и понимаю плохо. В песнях, которые исполняю, очень тщательно подхожу к произношению. И обязательно интересуюсь переводом — о чем я пою. Хоть я и русский, но, раз пою татарские песни, корю себя за то, что не знаю этого языка. Хотелось бы знать хотя бы разговорный татарский. 

— Татары говорят, что без «моң» петь татарские песни нельзя. Вы уловили этот «моң»?

— Стараюсь его уловить... Я не вправе говорить, уловил я «моң» или нет, но люди на концерте меня понимают, за акцент не ругают. А вообще, в любом языке есть свой «моң».


«НЕУЖЕЛИ СЕЙЧАС БУДЕТ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, КОТОРОЕ МНЕ ОПЯТЬ ПОНРАВИТСЯ?..»

— Как вы оцениваете сегодняшний состав группы с качественной точки зрения? Чего или кого не хватает? Есть в планах какие-то изменения? (Марат)

— Меня все очень устраивает. Если говорить сухим языком, то сегодня у нас оптимальный, комфортный для работы состав. Я уже забыл, когда у нас на репетиции был какой-то серьезный конфликт из-за аранжировок песен. Если кто-то из ребят высказывает свое мнение во время репетиции, то оно обязательно будет услышано. Порой на репетиции я думаю: неужели сейчас будет предложение, которое мне опять понравится?..

— А раньше конфликты до чего доходили?

— Бывало и такое, что бросали инструменты и уходили из студии, хлопнув дверью. Мордобоя не было, но близко к этому случалось. Это нормально в творческом коллективе, тем более когда были молодыми, ретивыми...

— У вас музыканты все профессиональные?

— Духовая секция — обязательно, причем с консерваторским образованием. Сейчас у нас там два инструмента — тромбон и труба. Сам я окончил музыкальную школу, но никогда не говорил, что я супербаянист. Я баянист в контексте группы. Барабанщик у нас вообще самоучка, но это один из самых лучших барабанщиков в республике. Гитарист тоже сам осваивал азы игры на гитаре, но с точки зрения эстрадного и рок-звучания он один из лучших.

Какой зал в плане акустики вы считаете наиболее удачным — как в Татарстане, так и за его пределами? (Макс)

— Есть отдельные ДК, особенно старые, с очень хорошим звучанием. Они строились с точки зрения театральной акустики, а это одна из самых идеальных акустик. Любая музыка в театральном зале звучит здорово, там не надо играть громко, чтобы достичь эффекта катарсиса у публики. Из современных залов сейчас пока нет ничего лучше, чем «Пирамида».

Но звучание зависит не только от зала, но и от аппаратуры, от мастерства звукооператора. Когда я провожу мастер-классы с молодыми музыкантами, всегда говорю: своего звукооператора надо воспитывать с малолетства, чтобы он мог отстраивать вас — пока еще плохо играющих — так, чтобы звучание было на уровне.

— А ваш звуковик имеет музыкальное образование?

— Нет! Наш Эдуард воспитан и закален на гастролях.   

— Но у него, наверное, идеальный слух?

— Помимо того что он тоже был музыкантом группы, он еще долгое время был звукорежиссером и диджеем в клубе. Когда мы почувствовали, что у него неплохо получается микшировать, то есть сводить звук, мы предложили ему стать нашим звукорежиссером. Сегодня он один из лучших в своем деле. Но при этом надо понимать, что звукооператор студийный и концертный — это две разные специализации.


«ЦЕНЗУРА ДОЛЖНА БЫТЬ У КАЖДОГО ИЗ НАС ВНУТРИ»

— Кто ваша аудитория сегодня — те, кто с вами 20 лет рос, или молодежь тоже слушает? А старшему поколению вы нравитесь, как считаете? (Алия)

— На афишные концерты, где собираются те люди, которые знают, кто будет выступать, приходят зрители в возрасте от 20 до 50 лет, если не старше. Меня это очень сильно удивляет. Хотя я знаю ответ на этот вопрос: просто группе 20 лет, и мы уже захватили несколько поколений. А поскольку мы не стоим на месте, а каждый раз выдаем что-то новое, аудитория наша растет. Недавно на нашей страничке в соцсети «ВКонтакте» читаю: «Ребята, познакомился с вашим творчеством неделю назад. Уже неделю слушаю — я в шоке...»

— Нет задачи «охватить» тех, кто моложе 20 лет?

— Задачи такой нет, она очень тяжелая. Молодежь накрыл рэп...

— А это вообще надолго — рэп в России?

— Я думаю, что надолго. Здесь есть только один момент, которого стоит бояться: рэперы, как рокеры в свое время, не задумываются о том, что они несут со сцены, каков посыл их текстовых нагрузок, а в них очень много негатива, и это очень пугает. Я сейчас не говорю о какой-то официальной цензуре. Цензура должна быть у каждого из нас внутри. Мы должны понимать степень ответственности за то, что со сцены несем, потому что зрители — это наше будущее. Раньше я мечтал делать фестиваль, потому что мне просто хотелось это делать, а сейчас я понимаю, что в наших силах нести какие-то воспитательные моменты. Если нас приглашают играть для студентов, то я фильтрую нашу программу, некоторые песни мы исполнять для них не будем.

— У вас есть такие песни, которые нельзя исполнить даже перед студентами?! Они «матерные» или «политические»?

— Есть и те и другие, но немного.

— То есть не группа «Ленинград»...

— К счастью, мы не встали на эту дорожку. Когда «Ленинград» выпускал свои первые альбомы, я даже с интересом слушал, как это сделано музыкально. Жаль, но сегодня группа «Ленинград» лично мне не очень по душе, хотя в музыкальном плане это мощнейший коллектив.

— А почему публика ломится на их концерты?

— Потому что запретный плод сладок. Понимаете, когда мужички сидят у подъезда и у них мат проскальзывает, они на это не обращают внимания. Но, как только попадают в другую атмосферу, где это нельзя произносить, они начинают фильтровать свою речь. И если кто-то в этой атмосфере вдруг начинает материться, то, естественно, это вызовет всплеск эмоций — у кого-то негативный, у кого-то положительный, переходящий в эйфорию. Просто Шнур — очень мощный менеджер, он грамотно смог подхватить то, что в свое время делал Юрий Хой с группой «Сектор Газа».


«КОГДА ЗАЛ ПОЕТ — ЭТО БАЛЬЗАМ НА ДУШУ АРТИСТА!»

— На концертах аудитория поет ваши песни, знает их?

— Обязательно! Кавээнщики вообще не дают нам петь — сами поют хором всем залом...  Когда зал поет — это очень приятный момент, это бальзам на душу артиста! И люди поют не только каверы, но и наши авторские песни. А каверы поют в нашей аранжировке.

— Это высшая степень признания, когда люди чьи-то песни поют дома во время застолья?

— Да, это ведь означает признание народа. Недаром высшая награда — звание «Народный артист».

— А ваши песни поют?

— Очень часто. Самый верный показатель, что песня стала народной, — это когда люди авторство твоей песни приписывают своему другу или соседу...

— Тексты песен вам важны?

— В русской музыке тексты очень важны, особенно если мы говорим про авторские песни. Объективно говоря, The Beatles музыкально — это короли, а по тексту у них все очень просто, у нас тексты такого уровня пишут в школе. Хотя, конечно, у них есть песни и с сильными текстами.

— Читал в «БИЗНЕС Online», что более года назад вам предложили стать музыкальным продюсером юмористического телешоу «Четыре татарина». В чем заключается лично ваша работа? (Ильгизар Зарипов)

— В КВН я занимаюсь всем, что связано с музыкой. Помимо этого, «Волга-Волга» участвует в качестве музыкантов, а я приглашаю на кастинги молодых музыкантов. В этом плане моя работа по организации фестиваля «Волга-Волга» пересекается с командой «Четыре татарина», потому что я приглашаю в шоу «Четыре татарина» уже знакомые мне группы. Я рад, что данный бренд — «Четыре татарина» — возрождается. Эта легендарная команда дала начало целому кавээновскому движению в республике, мы видим, какие люди оттуда выходят.

— Не обижаются ли исполнители и авторы песен, которые вы исполняете, мягко говоря, по-своему? В суд не подавали на вас за пародии? Стас Михайлов вот в ЕСПЧ за пародию пожаловался... (Борис)

— Нет, таких случаев у нас не было. Все перепевки мы делаем с какой-то внутренней любовью. И часто после концертов к нам подходят люди и говорят, что мы дали вторую жизнь старой песне. Одну песню Стаса Михайлова тоже спели, но это получилось даже неожиданно для нас. Однажды приехали на кавээновский фестиваль в Сочи и узнали, что там песня номер один среди кавээнщиков, которую они вне сцены пели хором буквально в каждом углу, — это песня Стаса Михайлова «Сердце из чистого золота».

— Кавээнщики поют песни Стаса Михайлова?! Или они с издевкой пели?

— Они искренне ее пели! Ходили и пели хором! И дирекция «АМиК» сказала нам: «Ребята, вы должны исполнить эту песню со сцены. Если вы споете эту песню для них, это будет просто разрыв!» Мы поднапряглись, два дня порепетировали, начали концерт с этой песни — и это действительно был разрыв...

«» «В свое время мне хотелось быть на сцене, потом захотелось сделать свой фестиваль, и я сделал это» Фото: Ирина Ерохина

 «ГЛАВНОЕ УСЛОВИЕ НАШЕГО ФЕСТИВАЛЯ — ЖИВОЕ ИСПОЛНЕНИЕ» 

— Очередной фестиваль «Волга-Волга» уже готовится?

— Да, уже идет подбор коллективов. Два предыдущих фестиваля проходили в июне, и третий, надеюсь, состоится в июне следующего года, хотя по времени мы попадаем на чемпионат мира по футболу. Сейчас мы работаем над тем, чтобы очень грамотно и гармонично ввести свой фестиваль в рамки мундиаля. Скорее всего, концерт состоится в фан-зоне у чаши центра семьи. Что интересно, у нас с первого фестиваля сложилась традиция в этот день с утра проводить чемпионат по футболу. Уже соревновались команды музыкантов, кавээнщиков, сборная курсантов военных училищ, сборная молодежи с предприятий, сборная госчиновников. Спасибо всем, кто нам помогает в организации нашего фестиваля, особенно министерству по делам молодежи и спорту Татарстана! Но уже хочется попробовать вывести его на самоокупаемость, чтобы просто дарить его городу, ничего не прося взамен.

— Кто и по каким критериям отбирает участников фестиваля?

— На это есть некое жюри оргкомитета. Изначально решили, что фестиваль у нас будет бесформатный, как и наша группа. Я не стал заключать его в рамки одного стиля или направления в музыке. Главное условие нашего фестиваля — живое исполнение. И предпочтение отдаем все-таки позитивным композициям. Я — только за позитивный настрой в любой сфере, потому что считаю, что именно позитив является движком ощущения себя счастливым. Негатив в творчестве не является движущей силой. Это я на себе проверил.

«МЫ В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ПОСТРОИМ СЕБЕ СТУДИЮ»

— Вы планируете создать продюсерский центр, а кого-то уже продюсируете?

— Пока нет такого коллектива, который мы создали бы с нуля или с которым договорились о продюсировании. Это станет возможным, когда у нас появится своя полноценная студия. 

— Но какая-то звукозаписывающая студия у вас уже есть. Это разные вещи?

— В свое время меня попросили помочь подготовить команду школы №177 к городскому конкурсу «Большая перемена». Я как продюсер и музыкальный руководитель подготовил с ними несколько программ, и в те годы они занимали первое, третье и второе места. После этого нас попросили помочь сделать музыкальную студию в этой школе. Туда мы принесли много своей достаточно серьезной аппаратуры, а школа направила на оборудование студии гранты, полученные за победу в конкурсах. В данной студии мы сегодня делаем сведение записей своих новых песен.

— У вас ведь был свой клуб «Волга-Волга» на улице Баумана. Что с ним случилось, почему его сегодня нет?

— Клуб просуществовал четыре года, а после кризиса 2008 года пришлось его закрыть. Он работал успешно, у нас была своя публика, мы там презентовали свои программы, давали площадку для молодых групп. Мы с любовью занимались этим делом, хотя, конечно, это был бизнес — клуб, ресторация. Но, честно говоря, сверхъестественного дохода там не было. Подкосило нас то, что помещение было не в нашей собственности, а владелец во время кризиса поднял арендную плату, хотя, считаю, кризис у всех нас был больше в головах... 

— Вы вообще отказались от идеи клуба?

— Такая идея постоянно теплится. Мы скоро начнем формировать свой продюсерский центр и хотим его сделать на базе собственного помещения. Столько денег у нас нет, чтобы построить новое здание, поэтому сейчас думаем, как это лучше сделать. Если помещение продюсерского центра позволит где-то сбоку сделать кафешечку, то мы это сделаем. Там будут выступать группы, которые мы будем продюсировать, чтобы у них была своя публика. Но эта кафешечка не для того, чтобы заработать деньги.    

— Эта «кафешечка» может стать фишкой города! Вы тесно сотрудничаете с городом, зачастую бескорыстно откликаетесь на их просьбы, так, может быть, здание они вам на взаимовыгодных условиях предоставят? Такие предложения с их стороны поступали?

— Нет. А мне воспитание не позволяет попросить... Мы в любом случае найдем возможность построить себе студию, потому что просто время пришло. Меня уже лет 10 приглашают в жюри музыкальных конкурсов и в Татарстане, и в регионах Поволжья, поэтому я четко вижу, как развивается молодежь. Могу графики выстраивать — в какой момент что происходит, что модно и популярно. И я чувствую, что некоторые вещи я мог бы скорректировать, поправить. Я хочу это делать! В свое время мне хотелось быть на сцене, потом захотелось сделать свой фестиваль, и я сделал это.

«» «Во взаимоотношениях в коллективе и со зрителями должна быть серьезная доля человечности» Фото: Александр Сафронов

«КАЧЕСТВО ОДНО И ГЛАВНОЕ — ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ»

— Назовите три качества, необходимых для руководителя коллектива творческих людей? Творческие люди — это отдельная «каста», как считаете? (Олег)

— Качество одно и главное — человечность. Это не придуманное мною кредо, а сформированное во мне. Во взаимоотношениях в коллективе и со зрителями должна быть серьезная доля человечности.

— Любой коллектив и каждый его участник проходят определенные этапы становления и развития. С одной стороны, без развития возникает «болото», с другой — кто-то вырастает и уходит из группы, что иногда очень пагубно сказывается на качестве ВИА. С «Волгой-Волгой» это тоже происходило. Где же баланс, как считаете? У вас сегодня есть рецепт того, как оставаться без потерь в тонусе? (Дамир Мустафин)

— Без потерь невозможно! А рецептов того,  как остаться в тонусе, очень много, о них я сегодня уже говорил. Чем больше людей в коллективе, тем потерь будет больше. Конечно, чем меньше текучка кадров, тем лучше. Но рано или поздно у каждого человека помимо работы в коллективе возникают другие сферы интересов, он начинает расставлять для себя приоритеты: что для него важнее — быть в творчестве с этим коллективом, начать личный творческий путь или быть вообще вне творчества, с семьей. И у нас были все эти случаи — кто-то сделал выбор в пользу семьи, кто-то пошел собственным путем.

— Как, например, Роман Кузнецов? О нем спрашивает наш читатель: «Помню харизматичного Романа Кузнецова в составе вашего коллектива. Чем он занимается?» (Юлия Кротова)

— Роман в свое время пришел в нашу группу и много для нее сделал, но в какой-то момент он понял, что в пространстве «Волга-Волга» ему стало тесно и он хочет создать свой коллектив, что он и сделал. Также в свое время группу покинул Эдуард Фазульянов — знаковая для нас фигура.  Он сделал выбор в пользу семьи, так как группа много времени проводит на гастролях. Мы рады, что и сейчас Эдуард продолжает заниматься творчеством. 

— На юбилей пригласите всех бывших участников группы?

— На 15-летие коллектива сценарный ход праздника был именно такой — мы пригласили всех бывших членов группы, начиная с «Н.З.». Они друг за другом поднимались на сцену, с каждым мы сыграли свои песни. На 20-летие мы решили не повторяться. Не приглашаем никого из старых музыкантов, но, возможно, кто-то из них появится. Например, те, с кем некоторые песни стали особо популярными и с кем хочется на юбилейном концерте исполнить их в том варианте, в котором мы их когда-то пели.

«ЮБИЛЕЙНЫЙ КОНЦЕРТ СОСТОИТСЯ 7 ДЕКАБРЯ В КОНЦЕРТ-ХОЛЛЕ «ЭРМИТАЖ»

20 лет — юбилей нешуточный! «Огласите весь список, пожалуйста!» Я имею в виду программу юбилейных мероприятий. (Наталья Антонова)

— Если говорить о программе юбилейного года, то это традиционные весенний и осенний туры, летом совершили тур по Волге на теплоходе и провели фестиваль, выпустили один альбом и, надеюсь, до конца года выпустим второй. А юбилейный концерт состоится 7 декабря в концерт-холле «Эрмитаж». Мы в этот раз выбрали такой формат, чтобы зрителям можно было и посидеть за столиком, и потанцевать.

— Билеты дорогие?

— Мы очень демократично поступаем в отношении наших сольных концертов, для нас это некие ежегодные отчеты перед своей публикой. Билет на танцпол стоит 400 рублей, причем есть возможность купить за 300, если распространение идет через профкомы предприятий или студклубы. Билет за столик стоит от 700 до 1,5 тысяч рублей.


— Какие будут сюрпризы?

— Будут наши друзья: группа «Мамульки бенд» из Ярославля, команда КВН «Союз» из Тюменской области. Программа будет состоять из двух отделений: сначала — часовой концерт с поздравлениями, а потом — мощная живая дискотека от «Волги-Волги».

— Публику будете вовлекать в свое действо?

— У нас запланировано несколько флешмобов с публикой. По окончании концерта каждый получит в подарок наш авторский диск.

«БИЗНЕС ONLINE» ПРИВЛЕКАЕТ ТЕМ, ЧТО У ВАС ЕСТЬ СВОЕ МНЕНИЕ И ОТКРЫТОСТЬ»

— «БИЗНЕС Online» часто читаете?

— Читаю часто. Вашу газету начал читать, когда стал относиться к своей творческой работе еще и как к бизнесу. Я просто почувствовал, что мне как продюсеру очень важно быть в курсе политических и экономических событий. Тем более сейчас, когда мы начали заниматься еще и фестивальной, продюсерской деятельностью. А «БИЗНЕС Online» меня привлекает тем, что у вас есть свое мнение и открытость во взаимоотношениях со своими читателями. Читая интервью или какие-то репортажи, я эту открытость чувствую.

При этом я не всегда согласен с тем, что говорят люди на ваших страницах, я даже не всегда согласен с мнением ваших журналистов. Но это и хорошо! Мне, например, не нравится та радиостанция, где играет только та музыка, которая мне нравится. Мне для саморазвития интересно слушать ту радиостанцию, где есть разная музыка. Вот для того, чтобы узнать различное мнение о происходящих событиях, я как раз и читаю «БИЗНЕС Online».

— Антон, спасибо за интересный разговор. С юбилеем вашей группы и больших успехов!

18+

На правах рекламы

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (9) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    29.11.2017 08:39

    Позитивные ребята. С удовольствием посмотрела видео-вставки. С юбилеем и успехов, ребята!

  • Анонимно
    29.11.2017 12:19

    Юбилейный концерт будет? Где!? Когда?!

    • Анонимно
      29.11.2017 14:03

      7 декабря в Эрмитаже

  • Анонимно
    29.11.2017 17:34

    Я, наоборот, считаю, что негатив, как раз, является основной творческой силой.
    Бедный (негатив) художник - творит. Сытый (позитив) - ленится.
    Писателя/ученого недооценивают (негатив) - ему есть что сказать, он пишет книгу, творит. Другие же занимаются донцовщиной и прочей коммерцией (не творчеством).
    У рокера зажата душа (негатив) - он дает ей выплеск на сцене.
    Танцору не хватает признания (негатив) - он стремится на сцену.
    Всяких примеров компенсации негативной глухоты/слепоты в музыке полным полно.
    итд.
    Именно негатив и есть ключевой фактор творчества и реализации.

    • Анонимно
      29.11.2017 19:12

      Двигателем творчества может быть всё что угодно, но это не значит, что со сцены надо гнать исключительно негатив. Согласны?

  • Анонимно
    29.11.2017 21:14

    Если художник бедный, то это совсем не значит, что он в негативе. В душевном негативе, гневе, разве можно что то хорошее сотворить?!

  • Анонимно
    30.11.2017 00:54

    Да согласно очень работоспособней коллектив.своеобразный зажигательный. Поднимает настроение. Хочется поздравить и пожелать успехов и конечно побольше своих песен- хитов. Хотя это не просто. Успехов вам!!!

  • Анонимно
    30.11.2017 09:23

    Слушаю Волгу давно мощная группа и сильный руководитель, Успехов вам ребята,

  • Анонимно
    3.12.2017 21:10

    Молодцы ребята. Развиваются. Качественный продукт.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль