Общество 
22.12.2017

Сергей Никифоров: «Количество аудиторских организаций в Татарстане сократится на порядок»

Начавшаяся в России революция аудита ставит вопрос: что будет с теми, кто получал кредиты в банках под фейковые заключения?

14 декабря, несмотря на мощнейшее сопротивление лоббистов, принят в первом чтении законопроект, который передает функции регулятора аудиторского рынка от минфина РФ к ЦБ РФ. О последствиях принятия закона в интервью «БИЗНЕС Online» рассуждает председатель национального союза аудиторов, гендиректор компании «ФБК Поволжье» Сергей Никифоров. По его мнению, республике пора задуматься о создании своего крупного игрока на рынке, иначе «аудироваться» придется у федералов.

«Почти две трети всех аудиторских организаций являются либо вариациями на тему индивидуального предпринимательства, либо «фантомами» «Почти две трети всех аудиторских организаций являются либо вариациями на тему индивидуального предпринимательства, либо фантомами» Фото: «БИЗНЕС Online»

«БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ РОССИЙСКИХ АУДИТОРСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ — ЭТО НЕКОЕ ВИРТУАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ»

— Сергей Леонидович, что это за законопроект, к которому столько много внимания?

Действительно, 27 марта 2017 года на совещании у первого заместителя председателя правительства РФ Игоря Шувалова было принято решение о передаче функций регулятора аудиторской деятельности от минфина Центральному Банку РФ, который и так уже является мегарегулятором. Ровно через полгода группой депутатов Госдумы был внесен соответствующий законопроект. Что за этим стоит?

Независимый аудит как рыночный институт сегодня поставлен в такие условия, что говорить о том, что он достаточно эффективно обеспечивает защиту общественных интересов, достаточно сложно. Примеры с Татфондбанком и «Вамином» — яркое тому подтверждение.

— С чем это связано?

— Проблем много, но в основном они берут свое начало в недостатках системы нормативного регулирования аудиторской деятельности. Посудите сами. Кто аудирует на рынке? Из 4400 аудиторских организаций России две трети подтверждают минимальную численность аудиторов в аудиторской организации, необходимую для осуществления аудиторской деятельности, различными совместителями, которые могут числиться в десятках других аудиторских организаций. В четверти всех аудиторских организаций вообще нет ни одного аудитора по основному месту работы.

Выручка более 60 процентов всех аудиторских организаций не превышает 3 миллионов рублей в год (в т. ч. 40 процентов аудиторских организаций имеют выручку менее 1,5 миллионов рублей в год). Примерно столько же выручки приходится в год на одного аудитора, работающего на постоянной основе в аудиторской организации.

Из приведенных данных следует, что почти две трети всех аудиторских организаций являются либо вариациями на тему индивидуального предпринимательства, либо фантомами. Как ни странно это звучит, но большая часть российских аудиторских организаций — это некое виртуальное образование, единственный материальный след которой можно найти в виде устава организации в ящике письменного стола обычной квартиры.

Еще одна проблема заключается в том, что так называемые критерии обязательного аудита охватывают слишком большой круг предприятий, включая тех, для которых проведение обязательного аудита экономически неоправданно и проаудированная отчетность которых не находит заинтересованного внешнего пользователя.

Напомню, что по действующему законодательству обязаны проводить ежегодный аудит бухгалтерской отчетности все акционерные общества; организации финансового рынка; организации, имеющие выручку более 400 миллионов рублей в год, либо валюту баланса более 60 миллионов рублей на конец отчетного периода и ряд других организаций.

— Сколько в Татарстане организаций подлежат обязательному аудиту?

— По данным Госстатистики, всего в республике подлежат обязательному аудиту 4717 предприятий и организаций, из которых смогли представить аудиторское заключение в органы Госстатистики (после всех их усилий) только 42 процента. В числе подлежащих обязательному аудиту организаций — 1043 акционерных общества, из которых только 62 процента представили аудиторское заключение, что, впрочем, не должно удивлять, учитывая, что только у 17 процентов обществ выручка превышает планку в 400 миллионов рублей в год, а планку в 800 миллионов превышают всего 12 процентов. Подобная структура акционерных обществ также не должна вызывать удивление, учитывая, что большинство из них было создано в процессе приватизации, основной формой которой было акционирование.

По критерию превышения выручки в 400 миллионов рублей подпадают 878 предприятий и организаций, из которых представили заключение 59 процентов, в том числе с выручкой в диапазоне 400 - 800 миллионов рублей — 46 процентов, в диапазоне 800 - 2000 миллионов — 65 процентов, в диапазоне свыше 2 миллиардов — 76 процентов. Данная разбивка позволяет нам учесть отношение к проведению обязательного аудита предприятиями малого бизнеса, с выручкой до 800 миллионов рублей и среднего — с выручкой до 2 миллиардов рублей.

Самое же большое количество организаций, подпадающих под обязательный аудит, составляют «превышенцы» по активам, то есть те организации, сумма активов которых за отчетный год составила более 60 млн. рублей. Таковых всего 2796 или более 59 процентов от общего количества организаций, подпадающих под обязательный аудит. А вот отчитались из них о проведении аудита всего 27 процентов.

Представьте себе некую малую строительную компанию, которой задолжали за выполненные работы 60 миллионов рублей, а тут еще и на какой-то обязательный аудит нужно где-то деньги найти, да еще и по международным стандартам, по которым с 1 января 2017 года обязаны работать все российские аудиторы.

Что делает организация, если навязанный ей законом ежегодный аудит объективно не востребован? Ответ очевиден: либо уклоняться от проведения обязательного аудита, либо имитировать его проведение, минимизировав свои расходы. Это порождает спрос на дешевую имитацию аудиторских услуг, и этот спрос сейчас удовлетворяют так называемые пятитысячники (по размеру штрафа, налагаемого органами госстатистики), колотушечники или просто консалтеры.

В основном сочетание этих двух факторов и образует ту гремучую смесь, которая создает условия для доминирования на аудиторском рынке недобросовестной конкуренции и демпинга, а также перманентного процесса деградации аудиторского рынка.

«СИТУАЦИЯ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ АУДИТА ОБЪЕКТИВНО ВЫГОДНА «БОЛЬШОЙ ЧЕТВЕРКЕ»

— Минфин РФ эта ситуация устраивает?

— Действующий регулятор не только закрывает на это глаза, но и активно препятствует любым попыткам навести элементарный порядок на аудиторском рынке. Кстати, «БИЗНЕС Online» уже писал о том, что уже была попытка со стороны республики внести поправки в федеральное законодательство, устраняющие те вопиющие проблемы, о которых говорилось выше.

Напомню, что в декабре 2015 года был проведен экономический совет с участием президента РТ Рустама Минниханова, на котором был рассмотрен вопрос и о состоянии аудиторского рынка в республике. Одним из решений экономического совета как раз и было инициировать соответствующие поправки в федеральный закон «Об аудиторской деятельности». Соответствующие законопроекты внес депутат Госдумы Евгений Гришин, который с очень большой ответственностью и неравнодушием подошел к данному вопросу.

Но минфин России (а вернее лицо, отвечающее в нем за текущее состояние аудиторского рынка) сделал все, чтобы данные законопроекты не дошли до финиша.

— По вашему мнению, почему минфин РФ настаивает на сохранении аудиторского рынка в том виде, в котором он сейчас пребывает?

— С логической точки зрения объяснить невозможно. Можно только строить предположения. Во-первых, если произойдет очищение рынка, то появится масса неудобных вопросов к минфину: а куда вы смотрели раньше? Во-вторых, можно посмотреть дату, май 2004 года, когда на должность директора профильного департамента минфина РФ был назначен партнер компании PwC (одной из так называемых компаний «большой четверки», крупнейших аудиторских компаний мира).

— То есть вы считаете, что текущее состояние российского аудиторского рынка выгодно «большой четверке»?

— Объективно скорее выгодно, чем нет. Ситуация на российском аудиторском рынке делает невозможной создание какой-либо значимой им конкуренции. Можно еще высказать какие-либо предположения, но оставим это конспирологам.

Владимир Путин и Эльвира Набиуллина Владимир Путин и Эльвира Набиуллина Фото: kremlin.ru

«АУДИТОРСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО ДОСТОВЕРНОСТИ БУХГАЛТЕРСКОЙ ОТЧЕТНОСТИ БАНКОВ-БАНКРОТОВ НЕ СОДЕРЖАЛО ОГОВОРОК О НАЛИЧИИ У НИХ КАКИХ-ЛИБО ПРОБЛЕМ»

— Почему же тогда появился именно Банк России в теме аудиторской деятельности?

— Еще в июне 2015 года председатель правления ЦБ РФ Эльвира Набиуллина на встрече с президентом России Владимиром Путиным затронула вопрос о том, что на фоне массового отзыва лицензий у банков имеющееся у них аудиторское заключение по достоверности бухгалтерской отчетности зачастую не содержало оговорок о наличии у банков каких-либо проблем.

Далее последовало соответствующее задание контрольному управлению президента РФ о проведении анализа состояния аудиторского рынка, и в декабре 2015 года на основании доклада контрольного управления было дано поручение председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву №2629, определяющее основной вектор развития российского аудита и требование разработки конкретных мер по выходу из создавшейся ситуации.

Минфин России, который фактически был исполнителем по данному поручению, не смог отчитаться о его выполнении. В результате получилось то, что получилось: ЦБ РФ был вынужден взять на себя функции по наведению порядка еще и на аудиторском рынке, тем более что у него был раньше опыт регулирования аудиторской деятельности по аудиту банков.

— А в чем суть законопроекта, который разработал ЦБ?

— В основном это два момента. Во-первых, речь идет о переводе всех аудиторских организаций на профессиональную основу, т. е. определенную законом минимальную численность аудиторов в аудиторской организации, без наличия которой нельзя осуществлять аудиторскую деятельность, придется подтверждать только сотрудниками, работающими на постоянной основе (по основному месту работы).

Во-вторых, из перечня организаций, подлежащих обязательному аудиту, исключается малый бизнес. Критерии обязательного аудита повышаются с 400 миллионов рублей до 800 миллионов рублей по выручке и с 60 до 400 миллионов рублей по активам. Иначе говоря, те организации специфика и масштаб деятельности не вызывают общественного интереса, освобождаются от обязательного аудита. Те же организации, чья деятельность затрагивает общественные интересы, то есть интересы неопределенного круга лиц и государства, должны будут проводить обязательный аудит в полном объеме и в полном соответствии с его целями. Думается, что Банк России сможет обеспечить выполнение этого требования.

В-третьих, аудит общественно-значимых организаций (так называемый второй контур аудируемых лиц — финансовый сектор, ПАО и др.) получат право проводить только те аудиторские организации, которые будут включены в специальный реестр ЦБ и будут находиться под его жестким контролем.

Отмечу, что законопроект, наделяющий ЦБ полномочиями в сфере аудиторской деятельности, включает в себя основные положения, содержащиеся в законопроектах, которые были инициированы в свое время депутатом Госдумы Гришиным. И этому, безусловно, предшествовала большая работа.

— Как отреагировал минфин на появление этого законопроекта?

— Не могу сказать, что появление ЦБ в качестве будущего регулятора аудиторской деятельности вызвало прилив бурной радости у минфина. Видимо, поэтому и затянулась подготовка отзыва правительства РФ на законопроект, который готовил минфин.

Этой паузе весьма поспособствовало то, что в ходе обсуждения законопроекта ЦБ с представителями аудиторского сообщества по федеральным округам определенная часть аудиторского сообщества попыталась создать негативный фон вокруг него.

Вот в этой ситуации было принято решение об инициировании открытого обращения от имени общественной организации «Национальный союз аудиторов», куда входят многие ведущие российские аудиторские организации в адрес правительства РФ, Госдумы РФ, ЦБ РФ, минфина РФ и минэкономразвития РФ о недопустимости задержки принятия законопроекта.

ПРИНЯТИЕ ЗАКОНОПРОЕКТА ДАСТ СТАРТ РЕФОРМЕ АУДИТА В РОССИИ

— Судя по последней информации, ситуацию с прохождением законопроекта удалось не только сдвинуть с мертвой точки, но и придать ей фантастическое ускорение. 4 декабря вышла статья в «Коммерсанте» об этом обращении, через неделю, 11 декабря, комиссия правительства России утвердила свой отзыв на законопроект. 13 декабря решение о принятии законопроекта в первом чтении выносит профильный комитет Госдумы по финансовому рынку и совет Госдумы, а на следующий день, 14 декабря, законопроект принимается на сессии в первом чтении. Такое ощущение, что законодатели пытались успеть принять решение до 15 декабря, учитывая, что именно 15 декабря исполняется ровно два года со дня проведения экономического совета в республике, давшего старт процессу нормализации ситуации на аудиторском рынке, выходящему сейчас на финишную прямую. Как будут дальше развиваться события?

— Законопроект пока рассмотрен в первом чтении. Сформирован экспертный совет при комитете по финансовому рынку Госдумы, который займется подготовкой поправок ко второму чтению. В него вошли депутаты Госдумы и эксперты как со стороны аудиторского сообщества, так и со стороны пользователей аудиторских услуг. Я тоже вошел в состав экспертного совета. Затем начнется работа над поправками, а окончательно он будет принят, по-видимому, уже весной.

— По вашему мнению, принятие этого законопроекта даст толчок к началу давно назревшей реформы аудита?

— Я думаю, да. Будущая реформа коснется многих вопросов аудиторской деятельности. Это и вопросы подготовки будущих аудиторов в вузах, обучения и повышения квалификации аудиторов, обеспечения технологичности процесса аудита и введения обязательности использования информационных технологий в аудите (так называемых аудиторских программ); формата и содержания аудиторского заключения для внешних пользователей; повышения роли комитетов по аудиту в акционерных обществах; повышения ответственности всех сторон, обеспечивающих достоверность бухгалтерской отчетности; порядка выбора аудиторской организации и многого другого.

В целом, как уже отмечалось, основной вектор дальнейшего развития отечественного аудита определен поручением президента РФ Владимира Путина №2629 от 19.12.2015. В нем говорится о повышении роли института аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности в общенациональной системе финансового контроля  и уровня востребованности его результатов. При этом предусматривается, в частности, формирование условий, обеспечивающих конкурентоспособность отечественных аудиторов, в том числе на международных рынках аудиторских услуг.

«Законопроект пока рассмотрен в первом чтении. Будущая реформа коснется многих вопросов аудиторской деятельности»Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПЕТИЦИИ О ГУБИТЕЛЬНЫХ ПОСЛЕДСТВИЯХ ЗАКОНОПРОЕКТА ДЛЯ РЫНКА — ЭТО ДЕМАГОГИЯ И НЕКОМПЕТЕНТНОСТЬ»

— А как принятие законопроекта скажется на предприятиях республики? Судя по сообщениям СМИ, аудиторы в регионах шлют петиции в адрес различных инстанций, предрекая «гибельные последствия» принятия законопроекта для аудиторского рынка.

— Все, что говорится в резолюциях о «губительных последствиях», — это какой-то микс сплошной демагогии, выводов, основанных на недостоверной информации и предложений, свидетельствующих о недостаточной компетенции их авторов.

Приведу цифры на примере нашей республики. При этом, пользуясь случаем, не могу не сказать добрых слов в адрес органов Госстатистики нашей республики. Вы не поверите, но так получилось, что именно статистические данные по нашей республике, которые были оперативно подготовлены, были приняты во внимание при определении критериев обязательного аудита в законопроекте. Ни на федеральном уровне, ни на уровне любого другого субъекта Федерации никто не смог подготовить объективной информации о выполнении хозяйствующими субъектами федерального закона «Об аудиторской деятельности» и последствиях для рынка в случае принятия законопроекта, о котором мы говорим.

Так вот, всего после принятия законопроекта под обязательным аудитом останутся 2227 предприятий и организаций, в том числе все 1043 акционерных обществ; 543 организации, которые превышают пороговое значение выручки в 800 миллионов рублей; 641 организация, превышающая пороговое значение по активам в 400 миллионов рублей.

С одной стороны, вроде бы наблюдается будущее снижение общего количества аудируемых лиц на 48 процентов, или на 2490 организаций. Но, с другой стороны, если вычесть «превышенцев» по активам, которые никогда не делали и не будут делать аудит, в количестве 2041 организаций, то это снижение составит уже менее 17 процентов. Можно пойти дальше и вычесть 54 процента организаций малого бизнеса в диапазоне выручки 400 - 800 миллионов в количестве 184 организаций, которые также никогда не горели желанием понести расходы на проведение обязательного аудита. В результате получим сокращение количества аудируемых лиц уже на 4,8 процента, или на 226 организаций, представляющих малый бизнес. Так что абсолютное снижение количества лиц, подпадающих под обязательный аудит, еще никак не свидетельствует о каком-либо потенциальном снижении емкости аудиторского рынка. Тем более что в денежном выражении изменение объема рынка будет лежать в диапазоне от 0,1 до 2 процентов.

— Сколько из 2227 организаций в будущем продолжат уклоняться от проведения настоящего аудита, пользуясь услугами компаний, которых вы назвали «пятитысячниками», «колотушечниками» и «консалтерами»?

— Основываясь на выборке органов Госстатистики, можно предположить, что как минимум каждая четвертая организация и после принятия законопроекта будет по-прежнему уклоняться от проведения обязательного аудита. Вот это реальный резерв для развития аудиторского рынка, включающий в себя немало крупных и платежеспособных организаций.

Наши же коллеги в регионах предлагают идти в противоположном направлении — еще больше охватить обязательным аудитом малый бизнес, социально значимые предприятия (хотя законодательство определяет под социально значимыми объектами дома престарелых и инвалидов, детские сады, объекты коммунальной инфраструктуры и прочее), градообразующие предприятия (в том числе на уровне поселка), организации в сфере ЖКХ и т. д.

Это однозначно приведет к возложению «оброка» на еще большее количество предприятий малого бизнеса, к еще одному способу отъема денег у населения. Таким образом, расширится спрос на услуги «пятитысячников», «колотушечников», «консалтеров», что приведет к дальнейшему снижению маржинальности аудиторской деятельности, вымыванию профессиональных кадров из аудиторской профессии и полной деградации аудита.

«НУЖНЫ ЛИ ТАТАРСТАНУ АУДИТОРЫ, СПОСОБНЫЕ КОНКУРИРОВАТЬ НА ФЕДЕРАЛЬНОМ УРОВНЕ?»

— А много ли после вступления в силу законопроекта останется на рынке республики аудиторских организаций? Сегодня их где-то около 75?

— На самом деле вопрос не такой простой, как может показаться. С одной стороны, количество аудиторских организаций в республике сократится минимум на порядок, а реальных игроков на рынке будет еще меньшее количество.

А вот с другой стороны... Ситуация на аудиторском рынке кардинально изменится. «Партизанская вольница», царившая на нем при осуществлении минфином РФ функций регулятора, уйдет в прошлое. Начнутся неминуемые процессы укрупнения аудиторских организаций, исходя из того, что аудиторская организация получит шанс на развитие только будучи конкурентной на федеральном уровне.

В связи с этим возникает вопрос: а нужны ли Татарстану аудиторы, способные конкурировать на федеральном уровне? И дело здесь вовсе не в том, что есть необходимость прятать какие-нибудь скелеты в шкафу — как раз наоборот. Руководство республики, безусловно, заинтересовано в том, чтобы не было шансов на появление очередного «Вамина» и ТФБ.

— Каким образом обязательный аудит может уберечь от повторения ситуации с ТФБ или «Вамин»?

— Ситуация с ТФБ стала горьким уроком, что вопрос эффективного и качественного аудита — это проблема не только самих аудиторов. Читая сообщения СМИ о том, какие суммы фактически разбазаривались через заемщиков, подпадающих, кстати, под требования обязательного аудита, понимаешь, что требования о проведении обязательного аудита либо игнорировались, либо сводились к покупке «красивого» аудиторского заключения. Отсюда и сложилось то самое низкое «качество» активов банка.

— Представим, что в результате принятия законопроекта на рынке останутся только добросовестные аудиторские организации. К каким последствиям это может привести?

— Действительно, у реформы аудита есть обратная сторона медали. Главный вопрос: что будут делать организации, которые из года в год кредитуются, показывая «улучшенную отчетность»? Устроит ли банк аудиторское заключение нового аудитора, в котором будут содержаться различные оговорки, а то и еще хуже? Не приведет ли это к досрочному прекращению кредитного соглашения со всеми вытекающими последствиями для производственной программы, сохранения рабочих мест, отчислений в бюджет и т. д.

Ситуация с аудитом будет меняться, причем очень быстро. Поэтому уже сейчас надо смоделировать последствия и предпринять шаги, которые в конечном итоге принесут несомненную пользу для республики и позволят избежать каких-либо проблем.

Как известно, с 1.10.2016 года вступили в силу новые требования о внесении сведений о результатах обязательного аудита в единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц (ЕФРСФДЮЛ) в течение трех рабочих дней после выдачи аудиторского заключения. Вот на днях «БИЗНЕС Online» опубликовал очередной топ-300 крупнейших предприятий Татарстана, можно сказать, экономический хребет республики. Но если посмотреть данные ЕФРСФДЮЛ, то более 62 процентов предприятий из этого списка не выполнили требований закона о раскрытии информации о результатах обязательного аудита.

Возможно, кто-то из этого числа просто забыл подать сведения в федеральный реестр, но почему то мне кажется, что многие просто вообще не проводили обязательного аудита. Что это значит — нетрудно догадаться.

— Где региональным аудиторским компаниям взять кадры, чтобы конкурировать с федеральными компаниями?

— Это действительно самая большая проблема. Квалифицированных аудиторов на рынке крайне мало, и они все буквально на вес золота. Предложений на рынке труда нет. Не поможет решению кадровой проблемы и радикальное сокращение количества фейковых аудиторских организаций в республике.

Остается выход только один —  конкурировать за персонал с реальным сектором, в котором работают немало бывших аудиторов. Однако в сегодняшних условиях эта задача практически нерешаема.

Зарплата самых квалифицированных аудиторов раза в 1,5 ниже, чем у специалистов сопоставимой квалификации в реальном секторе, плюс издержки профессии аудитора, связанные с командировками, ненормированным рабочим днем и т. д. Порой сам удивляешься тому, что не все квалифицированные аудиторы ушли в реальный сектор. Что их сдерживает? Повышенное чувство ответственности, энтузиазм или сама профессия как средство самовыражения? Хотя куда уж там самореализоваться. У нас в компании, например, костяк аудиторов составляют специалисты, имеющие стаж в ней 10 - 20 и более лет, которые давно уже самореализовались.

Молодежь не идет в профессию, ставшую уже не такой привлекательной и престижной, какой она была раньше. Единственным исключением в Казани являются компании так называемой большой четверки, которые сметают выпускников специальности «бухгалтерский учет и аудит» Института экономики и финансов КФУ. «Большая четверка» может себе это позволить, учитывая, что их доля на российском аудиторском рынке уже приближается к 50 процентам.

«Вот только, боюсь, очень скоро придется сильно пожалеть от такого опрометчивого решения» «Вот только, боюсь, очень скоро придется сильно пожалеть о таком опрометчивом решении» Фото: «БИЗНЕС Online»

«РОССИЙСКИЙ МИНФИН СОЗДАЛ ТЕПЛИЧНЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ «БОЛЬШОЙ ЧЕТВЕРКИ»

— Может быть, довести эту долю до 100 процентов и закрыть вопрос реформированием российского аудита?

— Вот только, боюсь, очень скоро придется сильно пожалеть о таком опрометчивом решении. Любая страна в мире имеет свои национальные интересы. Это и вопросы национальной экономической безопасности, это и вопросы оборонопособности. Соответственно, в каждой стране мира существуют и национальные аудиторские организации.

«Большая четверка», по сути, это транснациональные корпорации. Периодически в СМИ появляются критические материалы либо о злоупотреблении ее монопольным положением на рынке аудиторских услуг, создающем питательную среду для появления очередных Enron и Parmalat, либо о ее неблаговидной роли в создании системы «промышленного» уклонения от уплаты налогов. Буквально месяц назад об этом была очередная публикация («Большую четверку» раскритиковали за «Райские документы», интернет-издание Audit IT от 11.12.2017).

И этим, кстати, «большая четверка» отличается от других международных сетей, объединяющих национальные аудиторские организации, членство в которых также делает аудиторское заключение признаваемым за пределами национальной юрисдикции.

Во многих странах уже давно начались процессы по перезагрузке независимого аудита в целях повышения его эффективности в сфере защиты общественных интересов и снижению зависимости рынка от монополии «большой четверки». В США в 2002 году принят закон Сарбейнса — Оксли, в ЕС в 2014 году началась масштабная реформа аудита...

Лишь только российский минфин, создав тепличные условия для «большой четверки», демонстрировал удивительное умение любое свое действие, связанное с регулированием аудиторской деятельности, превращать в дальнейшее ухудшение ситуации на рынке для отечественных аудиторов.

При этом необходимо вспомнить историю появления «большой четверки» в России: оно было связано с привлечением западных инвестиций в Россию в 90-х годах. Эти задачи «большая четверка», в принципе, решала.

Но время сейчас другое. Западных инвестиций в российскую экономику в обозримом будущем мы вряд ли увидим. Меняются в определенной степени и задачи, которые должен у нас в стране решать независимый аудит.

Я не имею ничего против «большой четверки» с профессиональной точки зрения. Их опыт и квалификация достойны всяческого уважения, но какой-то баланс на аудиторском рынке должен быть.

— Не до конца понятно, как решать проблему низкой маржинальности аудиторской деятельности.

— Она является прямым следствием тех недостатков системы нормативного регулирования аудиторской деятельности, о которых уже говорилось. У меня язык не повернется упрекнуть в чем-то, например, наших клиентов. При таком состоянии рынка аудиторских услуг они повели себя очень ответственно, демонстрируя высокий уровень корпоративного управления.

Но ситуация меняется. Сейчас стоимость обязательного аудита определяется в том числе и демпингом со стороны не совсем аудиторских организаций, делающих не совсем «правильный» аудит. Когда заказчик видит, что его проаудированная отчетность никому не нужна, кроме Госстатистики, и на горизонте толпятся разнообразные аудиторские организации, предлагающие такое же разнообразие в составе работ и стоимости проведения обязательного аудита, то у него возникает вопрос: а зачем платить больше?

В результате складывающаяся на рынке стоимость оказания аудиторских услуг позволяет добросовестным аудиторским организациям только выживать на рынке. Она не позволяет ни привлекать квалифицированные кадры, ни вкладываться в их обучение, ни удерживать их. О каком-либо развитии тоже говорить можно только с большими оговорками.

Сегодня, к сожалению, у многих организаций, подпадающих под обязательный аудит, его проведение воспринимается как элемент затрат, который зачастую возникает соблазн оптимизировать. И это тоже прямое следствие того негатива, который складывался последние годы на аудиторском рынке.

Между тем аудит может и должен ассоциироваться не с обременением, а с инструментом реализации конкурентных преимуществ предприятия на рынке, подтверждением его открытости, добросовестности и приверженности принципам корпоративного управления.

На каком бы уровне ни сформировалась бы в республике стоимость обязательного аудита, даже с учетом обеспечения конкурентоспособности аудиторской компании на федеральном уровне, она в любом случае будет ниже, чем у наших коллег из Москвы или компаний «большой четверки». Да и аудиторы будут на виду, будет с кого спросить, если что.

Сохранение же существующей низкой маржинальности на нашем аудиторском рынке при жестком контроле со стороны Центрального Банка не оставит в перспективе никаких шансов аудиторам в республике, вследствие чего нашим предприятиям придется работать с варягами либо с «большой четверкой» со всеми вытекающими последствиями.

 REVIEW ВМЕСТО АУДИТА?

— Кстати, а вашу компанию как затронет принятие законопроекта? Если вы столько усилий и времени приложили к тому, чтобы процесс реформирования пошел, то в чем ваша мотивация?

— Если смотреть по нашим клиентам, то из 150 каждый третий остается за рамками обязательного аудита. В основном это организации, входящие в состав групп наших крупных заказчиков обязательного аудита. При этом ежегодно мы сталкиваемся с одной и той же проблемой. С одной стороны, зачастую заказчику объективно необходим прежде всего аудит рисков (налоговых, учетных, хозяйственных), а не полноценный аудит. Поэтому он не испытывает особого энтузиазма по оплате обязательных аудиторских процедур в полном объеме. С другой стороны, понимая логику заказчика, мы не можем не выполнять всех требований к проведению обязательного аудита. Усидеть на двух стульях, конечно, сложно.

С началом реформирования российского аудита это противоречие должно сойти на нет. Круг организаций, подлежащих обязательному аудиту, будет постепенно сокращаться. Все больше решений о проведении аудита будет приниматься самими заказчиками, а не навязываться государством. Стоимость же обязательного аудита должна стать адекватной тем требованиям, которые сегодня предъявляются к нему обществом.

Что же касается наших клиентов, которые выйдут за периметр обязательного аудита уже в ближайшее время, то зарубежный опыт подсказывает готовое решение. Это проведение так называемого review (обзорной проверки или ревизии) вместо аудита. Стоимость услуги существенно меньше, чем стоит аудит, но ее результаты в целом ряде стран устраивают не только собственников бизнеса, но и банки, а также некоторых иных внешних пользователей отчетности.

Услуга имеет распространение за рубежом, а в ряде стран существуют даже два порога выручки для предприятий. При достижении одного порога выручки наступает обязательность проведения review, а при превышении другого, более высокого порога выручки, наступает обязательность проведения полноценного дорогостоящего аудита.

Сейчас мы с помощью наших коллег за рубежом, партнеров по международной сети аудиторских организаций PKF International, изучаем их опыт, который в ближайшее время постараемся применить на практике.

И такой подход будет спасительным выходом для многих российских аудиторов, чьи клиенты останутся за периметром обязательного аудита.

Правда, не для всех аудиторов это подойдет, учитывая, что здесь уже паразитировать на обязательности аудита, как говорил руководитель профильного департамента минфина России, не получится и придется работать с заказчиком по законам рынка.

Не исключено, конечно, что уже завтра под видом review появится невиданное разнообразие различных услуг, наполненных различным содержанием, но это уже будет дело заказчика — платить или нет за такие услуги.

Впереди, безусловно, еще очень и очень много работы. Я думаю, придется снова вернуться к реанимированию идей создания полноценных и эффективно действующих институтов профессиональных бухгалтеров и налоговых консультантов. Это также позволит «узаконить» работу тех специалистов, которые пытаются реализовать себя на рынке обязательного аудита.

Многое подскажет изучение зарубежного опыта организации аудиторской деятельности  и лучшей зарубежной практики реформирования аудита. Аудит в зарубежных странах стремительно меняется, а мы все топчемся в прошлом веке, рискуя окончательно дискредитировать само понятие «аудит» в России.

Наверное, это и есть моя самая большая мотивация — сделать профессию аудита в стране уважаемой и престижной, каковой она является во всем мире.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (15) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
22.12.2017 09:03

Кстати, а чего это аудиторов не привлекают к финансовой ответственности по кредитам их клиентам, которые они получили на основании аудиторских заключений? Аудиторы же страховку оформляют. А страховые компании принадлежат банкам. Вывод: так это же банки устроили схему по отжиманию имущества у предприятий!

  • Анонимно
    22.12.2017 09:03

    Кстати, а чего это аудиторов не привлекают к финансовой ответственности по кредитам их клиентам, которые они получили на основании аудиторских заключений? Аудиторы же страховку оформляют. А страховые компании принадлежат банкам. Вывод: так это же банки устроили схему по отжиманию имущества у предприятий!

    • Анонимно
      22.12.2017 09:58

      Их практически невозможно привлечь к ответственности...прелестная работенка.

  • Анонимно
    22.12.2017 09:30

    В настоящее время подготовлен законопроект об уголовной ответственности за выдачу заведомо ложного аудиторского заключения. Вместе с тем, необходимо ввести также и адекватную ответственность лиц, обеспечивающих достоверность бухгалтерской отчетности.
    С. Никифоров.

  • Анонимно
    22.12.2017 09:34

    Финансовая ответственность аудитора может наступить только на основании решения суда. На сегодняшний день никто еще из истцов не решил вопрос в свою пользу. Количество исков также за все время было крайне незначительным.
    С. Никифоров.

  • Анонимно
    22.12.2017 10:03

    Желания как в Европе, но не для наших.

  • Анонимно
    22.12.2017 11:10

    Ну что он пишет! Проблема ТФБ или Вамина в том, что им аудит подписывали какие-то дешевые надомники-аудиторы? Да есть как минимум 2 способа подписать нужное аудиторское соглашение. Первый - создать свою аудиторскую компанию, именно этот процесс и шел с начала 2000х. И такая компания не была маленькой и не работала "на дому", потому как работали свои и можно было помимо получения аудиторского заключения еще и деньги помыть. Второй путь - сами банки, которые либо свои (как ТФБ), либо им сверху велели выдать кредит нужному лицу обеспечивают и нужный аудит.

    • Анонимно
      22.12.2017 12:08

      Конечно, аудит не панацея от всех бед, но, может быть,если каждый на своем месте попытается что-то сделать,то возможно что нибудь и изменится. А что касается различных вариантов использования аудита, то Вы правы. И такие схемы реально существуют.
      С. Никифоров.

  • Анонимно
    22.12.2017 11:12

    И в догонку. Проблема не в законах - а в том, что жизнь наша организована на всех уровнях беззаконно.
    Никифорова НМ

  • Анонимно
    22.12.2017 12:41

    Аудит давно, причем на всех уровнях превратился в формальную процедуру, это все хорошо понимают. Толку от него практически нет, многочисленные истории с отзывами банковских лицензий наглядная демонстрация.
    Кто-нибудь может например экономически обосновать существующие критерии обязательного аудита? Что такое сейчас сумма активов в 60 млн.руб.? Нужно просто признать, что модель работы аудита которая была скопирована с западной в реальных (именно в реальных) условиях экономики России - не работает.

    • Анонимно
      22.12.2017 13:20

      Верно,не работает,а превратилась для многих предприятий в какой-то оброк. Но есть достаточно большое количество предприятий, проведение аудита для которых имеет смысл, не говоря уже о том, что на основании результатов аудита принимаются важные управленческие решения.
      Поэтому Банк России и приступает к реформе аудита.
      С. Никифоров.

      • Анонимно
        22.12.2017 13:43

        Для принятия управленческих решений актуален консалтинг, в особенности налоговый. Кстати, многие региональные аудиторские компании, в т.ч. и в Казани успешно освоили эту нишу, их специалисты хорошо известны и очень востребованы. Но перспективы "классического" аудита очень незавидные.

  • Анонимно
    22.12.2017 13:47

    Аудит работает нормально в условиях функционирования фондового рынка, в котором прописаны четкие правила, и акционер доверяет аудиторам. У нас же аудит служит, во-первых, для грамотного ухода от налога, правда, очень часто промахиваются, и тут наступает кранты для тех, кто поверил своим аудиторам и последовал их рекомендациям. Потому как и законы у нас, что дышло, как повернут там власти. так и выйдет. Во-вторых, для показа рядовым акционерам как хорошо у предприятия обстоят дела, в то время как верхушка вместе с крупными уже давно все активы увела на сторону.

    Вроде аудиторы должны быть независимыми, но выбор то аудиторов происходит по решению того же генерального директора или крупных акционеров предприятия. А раз так, то и работа аудитора будет подчинена их целям и будет зависеть от них.

    Отсюда вывод. Аудит должен быть назначаемый со стороны по инициативе мелких акционеров или некоего государственного органа или сообщества независимых аудиторов, которые могут тянуть там по жребию на каких предприятиях они будут вести работу. И частая смена аудиторов на предприятии, раз в два-три года.

    И еще. Аудит и консалтинг должны быть разделены, аудиторские фирмы не должны заниматься консалтингом. Никакими налоговыми консультациями, никакой оптимизацией управления или финансовым контролингом.

    Б.

    • Анонимно
      22.12.2017 14:49

      Не могу со всем согласиться с Б. Обеспечение реальной назависимости аудитора действительно будет одной из основных задач будущей реформы аудита.
      Однако отдавать вопрос выбора аудитора мелким акционерам, это гринмейл какой-то получиться.
      Из частой смены аудитора тоже ничего хорошего не получится. Аудитор просто не сможет успеть вникнуть в специфику бизнеса,если это крупное предприятие. Нигде в мире этого нет.
      Что касается несовместимости обязательного аудита и консалтинга, то тут Вы правы. Это общемировая тенденция, а также одна из задач будущей реформы аудита.
      С. Никифоров.

  • Анонимно
    22.12.2017 21:44

    А есть ли вообще в Казани настоящий аудит бухгалтерской отчетности? На иную отчетность без слез не взглянешь, но аудиторское заключение положительное.

  • Видно, что Сергей Леонидович реально заботится о состоянии дел в отрасли.
    Интересное интервью.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль