Культура 
7.01.2018

Владимир Раннев: «Мы видим кучу откровенной туфты в респектабельных залах»

Известный композитор о гирях консерватизма, сравнении современной музыки с хорошим сексом и будущих авторах кантаты «Путин — наш рулевой»

Одним из педагогов стартовавшей в Казани оперной лаборатории KazanOperaLab стал композитор Владимир Раннев, имеющий серьезный послужной список работ как в России, так и в Европе. «БИЗНЕС Online» побеседовал с Ранневым, недавно поставившим собственную оперу «Проза» в «Электротеатре Станиславский» о месте современной академической музыки в индустрии прекрасного, разрушении иерархии и рейтингов успеха для композиторов, а также талантливых людях, потерявших ощущение реальности.

Владимир РанневФото: пресс-служба KazanOperaLab

«МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИНСТИТУЦИИ УДОБНО РАСПОЛОЖИЛИСЬ НА КОМФОРТНЫХ, ПОЗОЛОЧЕННЫХ БАРХАТНЫХ ПОДУШКАХ КЛАССИКИ»

— Владимир, в одном из интервью вы говорили о том, что современная академическая музыка — это самый важный вид искусства с точки зрения влияния на современников. Что под этим подразумевали?

— Да? Честно говоря, может быть, сказал это в какой-то запальчивости... Но это, конечно, не так. Влияние современной музыки несопоставимо с тем, какой резонанс имеют театральные постановки, кинопремьеры, некоторые выставки. Другое дело, что современная музыка зачастую производит шокирующее — причем с разными знаками — впечатление благодаря способности выбивать из примет повседневности, привычных вещей, коридоров само собой разумеющегося, выталкивать из зоны комфорта. И это впечатление может быть как с отрицательным знаком — музыка в стиле «живые позавидуют мертвым», так и с положительным — сродни хорошему сексу.

— А есть какая-то граница между классической и современной академической музыкой?

— В профессиональном плане ее нет. Если мы вспомним, что Бетховен казался современникам странным, радикальным, жестким, то к нему применимы многие эпитеты, которые слышишь по отношению к современной музыке. Другое дело — ее сегодняшнее место в индустрии прекрасного. Здесь современная музыка ближе к институциям и публике, ориентированным на познавание и анализ современности, а не к собственно музыкальным институциям — филармониям, оперным домам и так далее, которые эксплуатируют классическо-романтический репертуар. Художественные институции — галереи, музеи, всякие биеннале и триеннале — часто вписываются в музыкальные проекты, проповедуя в своей деятельности междисциплинарность. Как, например, уральская биеннале, Нижегородский и Калининградский ГЦСИ. Или драматические театры – «Электротеатр», Новая сцена Александринки, Театр наций, «Гоголь-центр». Музыкальные же институции более консервативны и очень удобно расположились на комфортных, позолоченных бархатных подушках классики.

— Получается, вы и ваши соратники по композиторскому делу не ориентируетесь на завсегдатаев консерваторских залов и любителей костюмных постановок Верди?

— А зачем? У нас и так успешно практикуется относительно копипастный стиль «новое как старое». «Братья Карамазовы» Смелкова в Мариинке, «Метаморфозы любви» Журбина, поставленные недавно в театре Станиславского. Этих примеров довольно много, и я как слушатель предпочел бы новоделам оригиналы — «Риголетто», «Пиковую даму» или «Тоску».

Вот человек приходит в Мариинку или в Большой и ожидает увидеть костюмную, как вы сказали, постановку, классическую интерпретацию, услышать бельканто, каким оно должно быть. Вообще, он уже знает, как и что должно быть, и ждет, что так и будет. Если по какой-то причине ожидания не оправдываются, публика разделяется на потребителей — тех, кто чувствует себя обманутым, и тех, кто задумывается: «А почему все это как-то по-другому? В чем тут смысл?» Вот такой человек, особенно если он умеет отличить искреннее и профессионально убедительное новаторство от подделки под него и резонерства, и есть достойный и желанный слушатель для меня и моих коллег.

Но для поклонников старых добрых постановок Верди и Пуччини, даже, скажем, оперы Берга или Щедрина часто кажутся чем-то очень странным и неудобоваримым. Однако эти композиторы нашли себе дорогу в большие залы оперных театров.

— Щедрин как композитор вырос в конвенциональной концертно-театральной среде и нашел себя именно там, что нормально, особенно для советской музыки. Да и сейчас нормально, только раньше близость к большим оркестрам и сценам означала более высокую ступеньку в условном рейтинге успеха, если не человеческого, то профессионального; сейчас же этой иерархии не существует. Мы видим массу талантливой и успешной продукции вне традиционных институций и, наоборот, кучу откровенной туфты в респектабельных залах. Но главное — бывает разное искусство, ориентированное на разную аудиторию. Щедрина не назовешь условно авангардистом, но в современной русской музыке есть явления более изощренные, странные, радикальные, но при этом глубокие и профессионально качественные: Невский, Курляндский, Филановский, Сысоев... Это все композиторы, чья музыка мне близка, но я не удивлен тем, что она не отвоевывает аншлаги в больших залах, — она просто не воюет на этом поле боя. Хотя, бывает, побеждает даже не воюя: я видел переполненный зал в Берлине на опере Невского, а в Амстердаме на опере Курляндского Филановскому и Сысоеву тоже есть что предъявить на тему успеха, если с них спросят.


«Я ВИДЕЛ ПЕРЕПОЛНЕННЫЙ ЗАЛ В БЕРЛИНЕ НА ОПЕРЕ НЕВСКОГО, А В АМСТЕРДАМЕ — НА ОПЕРЕ КУРЛЯНДСКОГО...»

— Современная академическая музыка в России — это всегда небольшие зрительные залы? И является ли это проблемой? Или, как сейчас часто говорят, в искусстве важные события часто происходят не там, где тысячи зрителей, а там, где их десять человек...

— Опять же, это всегда будут локальные, но очень разные территории. Вот, скажем, Московский ансамбль современной музыки — там блестящие музыканты, включая профессора консерватории Михаила Дубова или одного из лучших отечественных флейтистов Ивана Бушуева. Ну что ему делать в большом оркестре? Он там скиснет. А в МАСМе — неизменно новый материал, интересные (порой странные) идеи, разные эстетические векторы, постоянное обновление и мысли, и, что тоже немаловажно, повседневности. МАСМ постоянно гастролирует, причем обстановка в поездках не такая, как с оркестрами, — гурьбой, автобусами: сели, встали, легли, проснулись, в аэропорт, репа, закончить прием пищи... То есть не как в военизированном подразделении, а как, скажем, в научной лаборатории, где собрались мотивированные единомышленники. МАСМ — камерный ансамбль и играет чаще в небольших залах, порой в неожиданных местах. Но для ансамбля это не проблема — напротив, привилегия.

— Почему в России современные постановки, новый язык, проникающий в оперные театры, неизменно вызывают у части аудитории такую неприязненную реакцию, граничащую с ненавистью. Началось все так громко — кажется, с «Детей Розенталя» Десятникова в Большом, а сейчас список продолжает пополняться...

— У этого явления есть простое название — фундаментализм.

— И почему на условном Западе намного более толерантное отношение к этому?

— Это просто человеческое сознание такое — терпимость по отношению к другому. Мир ведь в основном состоит не из таких, как мы, а из других, и надо учиться с другими сосуществовать. Я помню одно телеинтервью Марка Захарова где-то в начале 90-х. Он рассказывал, что к нему на курс поступил молодой человек с серьгой в ухе. Сначала Захаров думал: что же эта серьга означает? Для чего она на нем?  Выпендреж или, может быть, он гей? Его это коробило. Захаров говорит: «Несколько недель я сосредоточенно думал об этом и пришел к следующему заключению: серьга — это только серьга. Выпендривается он или нет — посмотрим, гей — это его личное дело, а серьга — это только серьга». Это значит, что Марк Анатольевич поработал над собой и приниял мир во всем его разнообразии. Чего я всем и желаю.

— Насколько разнится процент тех людей, которые воспринимают современную академическую музыку, в России и, скажем, в Германии, которую вы хорошо знаете?

— В Германии он больше. Это опять-таки говорит об открытости к новому и готовности к постоянной работе над собой. На нас же висит гиря консерватизма: людям спокойнее там, где они видят привычное, а где не видят — это выводит их из зоны комфорта, начинает беспокоить. Поэтому их так легко очаровать любой демагогией, спекулирующей на мифологии традиционного, чему мы и являемся свидетелями.


«ДО КАНТАТЫ «ПУТИН — НАШ РУЛЕВОЙ» ПОКА НЕ ДОШЛО, НО, ДУМАЮ, ЭТО ВОПРОС ВРЕМЕНИ»

— И тут само собой возникает слово «политика». Политика интересуется текущим музыкальным процессом? Или только «звуковой обслугой быта» (ваше выражение) — сбором больших концертов поп-звезд под какую-то предвыборную кампанию?

— Это имеет отношение к музыкальной жизни, но не к музыке. Понятно, что мы видим чудовищные образцы — песня «Дядя Вова, мы с тобой», которую поют дети, и это иначе как растлением несовершеннолетних не назовешь. Или песня Резника, посвященная КГБ-ФСБ, которую тоже поют дети. До кантаты «Путин — наш рулевой» пока не дошло, но, думаю, это вопрос времени и чутья того, кто это первым напишет.

 Как-то Александр Маноцков в интервью «БИЗНЕС Online» блеснул фразой о том, что в России нет ни одного современного композитора, который бы делал хорошую музыку и был при этом за Путина.

— Это правда, но тут дело не в Путине. Хороший композитор — художник в широком смысле, то есть человек, который чувствует реальность, из чего она устроена, что ее определяет. Как правило, человек, плохо понимающий окружающую реальность, и профессионально делает слабые вещи. Поэтому талантливые люди, которые теряют ощущение реальности, становятся бездарными — как Михалков, например, или некогда прекрасный актер Бурляев, или режиссер Бортко, который говорит, что «Собачье сердце» — главный грех его жизни. Может быть Саша Маноцков слегка упрощает, но в целом он прав: те люди, которые понимают, что происходит, и критически относятся к современной политической реальности, способны писать хорошую музыку, а кто не понимает — неглубок во всем.

Ваша недавняя премьера в «Электротеатре Станиславский» — опера «Проза» — получила очень хорошую прессу (ассоциация театральных критиков России включила «Прозу» в десятку лучших спектаклей года прим. ред.). Вы обращаетесь к прозе Юрия Мамлеева — почему его мрачные тексты актуальны сейчас?

— Для меня это довольно политически обостренная вещь, потому что у Мамлеева вскрывается психологический механизм современной власти и ее манипулирования общественным сознанием.

Современные оперы уходят из оперных театров на драматические подмостки. Композиторы будут и дальше, условно говоря, выдавливать драматургов из их привычного поля?

— Нет, это слишком сильно сказано. Просто так уж складывается, что драматический театр сейчас современнее и прогрессивнее музыкального.


«ЕСТЬ ДВА КРИТЕРИЯ, И ЕСЛИ ОБА СОБЛЮДАЮТСЯ, ТО ЭТО ОПЕРА»

— Вы согласны с мнением, что дать определение «что такое „опера“?» сейчас невозможно и оперой может быть все?

— Не согласен. Есть два критерия, и если оба соблюдаются, то это опера. Первый — целостная музыкальная форма, в которой весь звуковой материал подчинен определенной композиторской идее, согласно ей живет и развивается от первой до последней ноты. Если же этого нет, а есть набор номеров — песен, красивых арий и так далее — то это не опера, а драмспектакль с музыкой. А второй критерий — этот материал должен быть реализован вокальными средствами.

— Вы как слушатель уже давно ушли от пласта оперной классики?

— Отчего же? С удовольствием слушаю.

Скажем, слушаете Годунова: сегодня в исполнении Гяурова, а завтра — Рейзена?

— Нет, это уже слишком, я все-таки не заядлый операман, который не просто слушает и смотрит, но следит за происходящим в оперном мире, переживает за своих, презирает остальных, в курсе закулисья и так далее... Я все-таки чаще слушаю дома, а кое-какие достойные вещи смотрю.

— Это режопера в основном?

— Да, потому что невыносимо видеть все эти перья, кринолин и картонные задники, которыми я — спасибо моей интеллигентной маме — объелся в детстве в Большом и Стасике.

— У вас есть любимый спектакль Дмитрия Чернякова?

— Даже могу сказать какой — «Китеж». Еще вот «Жизнь за царя» — замечательный спектакль, который каким-то чудом остается в репертуаре Мариинки.

— Но сам Черняков, правда, не советует ходить на свои спектакли в Мариинке, потому что давно уже не имеет к ним отношения...

— Это понятно, потому что все рычаги контроля за результатом собственной работы потеряны. В принципе, он прав, но зритель бывает разный: случается, что он приходит не для того, чтобы насладиться спектаклем, а чтобы что-то понять. И для этого не так важно, идеально ли все проходит или с огрехами.

— Вы приехали на KazanOperaLab — интересный проект, у которого тем не менее есть очень небольшой шанс на пробитие бреши в «толстой коже» наших музыкальных институций, особенно когда мы говорим о провинции, пусть даже Казань — это большой город с культурными традициями. Вы как считаете, у подобных проектов есть шанс выйти за рамки лабораторной работы?

— Бесполезны любые усилия, если нет благоприятствующей и заинтересованной среды для их приложения. Это трудное дело, но задача этих проектов — не стать круче гастролей группы «Любэ», а создавать такую среду. Если ее не создавать — жизнь будет скучна и неинтересна. Точнее, в ней останутся только шкурные интересы. Разве нам этого хочется?

Владимир Раннев (1970, Москва) — композитор, преподаватель Санкт-Петербургской консерватории и Санкт-Петербургского университета.

Окончил Санкт-Петербургскую консерваторию по классу композиции (профессор Борис Иванович Тищенко) и Высшую школу музыки Кельна (профессор Ханс Ульрих Хумперт). Стипендиат Gartow-Stiftung (Германия, 2002), лауреат конкурсов Salvatore Martirano Award университета штата Иллинойс (США, 2009), Gianni Bergamo Classic Music Award (Швейцария, 2010), опера «Два акта» получила гран-при премии Сергея Курехина (2013), опера «Сверлийцы» («Электротеатр Станиславский») была номинирована на национальную театральную премию «Золотая маска» (2016).

Музыка звучала в России, Украине, Германии, Австрии, Швейцарии, Великобритании, Нидерландах, Финляндии, Польше, Японии и США. Среди исполнителей — Государственный академический симфонический оркестр Санкт-Петербурга, хор Смольного собора, eNsemble фонда Pro Arte, Московский ансамбль современной музыки, «Студия новой музыки», ансамбли Questa musica и N’Caged (Россия), Nostri Temporis (Украина), Orkest De Volharding, Amstel Quartet (Нидерланды), Ensemble Phoenix Basel, Ensemble Proton Bern, Kontratrio, Ums’n Jip (Швейцария), Mosaik, Integrales, Les Eclats du Son, LUX:NM, El Perro Andaluz, Clair-obscure, хор Singakademie Oberhausen, хор Cantus Domus (Германия), ансамбль NAMES (Австрия) и другие. Член группы композиторов «СоМа» («Сопротивление материала»).

В 2017 году представил в «Электротеатре Станиславский» как композитор и режиссер оперу «Проза».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (19) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
7.01.2018 12:24

К сожалению этот человек относится к тем людям, которые видят себя в искусстве, а не искусство в себе...Этот выпендреж и наезды на классику говорят о многом...Для чего нужна опера,,для чего нужна музыка ? Для чего вы нужны господа музыканты? Вы нужны для того, что бы смягчать нравы этого общества, опираясь на сокровища классической музыки и единственное, что от вас требуется это делать талантливо, что бы чувства истинные пробуждать и делать человека лучше, а не изощриться в собственном тщеславии. Партия, когда была рулевым, открывала музыкальные школы, училища и консерватории, которую и он благополучно закончил, а теперь презрительно отзываясь о своих предшественниках вещает здесь к сожалению. и это тоже о многом говорит как о деятеле культуры!!!

  • Анонимно
    7.01.2018 12:24

    К сожалению этот человек относится к тем людям, которые видят себя в искусстве, а не искусство в себе...Этот выпендреж и наезды на классику говорят о многом...Для чего нужна опера,,для чего нужна музыка ? Для чего вы нужны господа музыканты? Вы нужны для того, что бы смягчать нравы этого общества, опираясь на сокровища классической музыки и единственное, что от вас требуется это делать талантливо, что бы чувства истинные пробуждать и делать человека лучше, а не изощриться в собственном тщеславии. Партия, когда была рулевым, открывала музыкальные школы, училища и консерватории, которую и он благополучно закончил, а теперь презрительно отзываясь о своих предшественниках вещает здесь к сожалению. и это тоже о многом говорит как о деятеле культуры!!!

    • Анонимно
      9.01.2018 11:35

      Как по-разному устроены и настроены люди. Сначала прочитала этот коммент, затем интервью- а разве там есть наезд на классику и выпендреж? Очень корректные формулировки и исключительно интеллигентная интонация высказывания. И абсолютно прав Раннев, говоря о невероятной нетерпимости в нашем обществе ко всему незнакомому.



      • Анонимно
        9.01.2018 11:56

        У Вас конкретное мышление ребенка,.если человек видит в произведениях великих мастеров лишь костюм и картонные декорации и не видит сущности красоты, изящности, души, нутра самой музыки ,музыки Верди, Чайковского, Рахманинова это о многом говорит...Такое терпеть нельзя, нужно прямо говорить, что художник с таким мироощущением заблуждается...Надо преклоняться и молиться на ценности, что создано человечеством веками ...А не тупо утверждать что все это отжило свое, хотя и с улыбкой на устах...

        • А можно я не буду преклоняться и молиться? Можно я сегодня послушаю "Риголетто", а завтра оперу "Сверлийцы", где Владимир Раннев - это один из авторов? Можно буду находить радость и восторг и в классике, и в современной музыке, которая не только подражает мастерам прошлого? Разрешите, пожалуйста.

          Вообще, если бы все размышляли, как вы, то мы, пожалуй, и в космос не полетели бы, и дезинфекцию бы не придумали, и много, что еще, а только "преклонялись и молились". А дамы бы так и ходили на светские приемы во дворцы, где играли Моцарта, таская в своих париках блохоловки, чтобы вшей ловить.

          • Анонимно
            9.01.2018 13:26

            Согласен полностью, надо опираться как на фундамент и любить прошлое , но не выбрасывать все на барахолку, как ненужное старье, как это делают многие, а если делать новое, делать это талантливо. чтоб было чувство, мелодия, эмоции, страсти, изящество, а не ради того что бы было, новое и набор определенных звуков...

            • Ответ на 13:26.

              Но герой интервью и не предлагает все выбрасывать. Он только удивляется, зачем делать "новое, как старое", когда есть наследие великих мастеров, которое во много раз лучше.

              А вопрос оценки произведений современных композиторов и степени их талантливости - это все-таки штука субъективная.

          • Анонимно
            9.01.2018 13:35

            Как там Газманов поет: "... мои мысли мои скакуны..."(с)

            Эвон как вы скачете с одной темы на другую... простому человеку не допрыгнуть...

            • Анонимно
              9.01.2018 21:04

              Когда касается субъективности, тем более нужно быть осторожнее в высказываниях, Когда мы слышим, что консерваторы, как путами или веригами сидят и не дают двигаться вперед новаторам, слышится сразу что и консерватории ни к чему и музыкальные училища тоже...А это фундамент, созданный творцами веками и без этого фундамента не бывает строительства нового...Только впитав в себя все то что создано было до тебя можно идти вперед...И повторюсь нужно любить не себя в искусстве . а искусство в себе, тогда все станет на свои места..И почаще сомневаться в себе ибо только идиоты не сомневаются!!!

  • Анонимно
    7.01.2018 13:05

    Все эти разговоры о том, что важно, чтобы понимали 10 человек, а не большие залы -оттого, что такие композиторы прекрасно понимают, что их никогда не ждет успех в этих больших залах... а как хотелось бы!

  • Анонимно
    7.01.2018 16:04

    Категория больших залов важна для потребителей культуры, а не для ее ценителей. Так что ходите в свои большие залы и слушайте повторяемую классику, становясь нравственно выше.) Вопрос лишь в том, выше чего могут стать банальные потребители общеизвестного?.. А новое, конечно, не всегда осуществляется в больших залах, и - не поверите! - к новому далеко не всегда приходит успех. К некоторым новым сочинениям Моцарта и Бетховена успех тоже иногда не приходил. Да и Бах свои "Страсти по Матфею" всего два раза при жизни услышал. Попытайтесь это объяснить чем-то еще. кроме неуспешности этой музыки у современников Баха.))))

    • Анонимно
      7.01.2018 19:17

      Считаю, что мы имеем сегодня серьезный кризис человечества. и человека в отдельности, его внутреннего мира на современном этапе , это уже было было было и появился "Черный квадрат" Малевича, как манифест того что, лучшая музыка написана, лучшие картины созданы, художнику делать нечего..Но самые талантливые пошли дальше и появились Шостакович, Щедрин и другие.
      Сегодня в эпоху начала 21 века, где властвует интернет и другие эл. СМИ, художнику еще сложней и мы видим, что то похожее, отрицание общечеловеческих ценностей и классической музыки в частности. И вот бездари не овладев простым ремеслом считают себя художниками, композиторами, такое заблуждение стало повсеместным и спекуляция на том что некоторые п произведения Гениальных творцов при жизни не признавались или были неизвестны здесь не состоятельны. И ребята Любовь, Совесть, Добро, Нравственность, Стыд ,Достоинство, Честь, Гордость это не пустой звук,, это те категории, которые делают человека человеком, а человек искусства музыкант и художник это человек, в котором живет возвышенное. сложное и возвышенное, я бы сказа божественное...Для этого вы и существуете. что бы люди в этих джунглях не перегрызли друг друга...Это большое предназначение, чем обслуживание продавца или официанта. никого не хочу обидеть,ребята вы не обслуга помните свое предназначение ДЕЛАТЬ ЛЮДЕЙ ЛУЧШЕ. все остальное от лукавого!!!

  • Анонимно
    7.01.2018 16:06

    Хороший смелый разговор с думающим человеком. СпасиБО. А вот комментаторам, которым все новое подавай непременно в больших залах - антихайп!

  • Анонимно
    7.01.2018 21:28

    Статья большая, а комментов почти нет. Я ушел со сцены под громкие звуки собственных ботинок.

  • Анонимно
    8.01.2018 00:52

    Включите Баха,или Моцарта и потом включите Ранеева..о чем вообще говорит этот замечательный умнейший человек?Какие аналогии могут быть между совершенно концептуальным какофоническим бредом современной музыки и музыкой гениев?Чайковского ведь не за это слушают,и Бетховена,просто невозможно передать всю палитру,это откровение ребята это стихия это часть Природы,это невероятно.И что сейчас?Вот так вот на полном серьезе на страницах БО,неловко намекать на то,что надо мол воспитывать публику,слушать меня и Васю.Да нечего слушать просто, я бы с удовольствием,но нет материала подобного уровня,эпоха титанов прошла,осталось наследие,с ним невозможно бороться,то,как они описали этот мир каждой нотой и своими жизнями,да никто из современных композиторов не хлебнул столько бытовухи и горя чисто человеческого,сколько Мастера.И что у них было?Огарок свечи,перо,бумага и абсолютная всепоглощающая одаренность,уровень которой просто недостижим сегодня,поскольку современный сапиенс лишен напрочь присутствия Духа.

    • Анонимно
      21.01.2018 19:23

      вы просто человек-устрица, как и наше общество в целом. "не надо ничего нового, есть проверенное прошлое".
      г-н раннев всё верно заметил. я как местный человек, пытавшийся пробить стену музыкального невежества в казани на рынке виниловых пластинок, могу сказать, что в средние века люди были к современной (той эпохи) музыке более благосклонны, чем вы.

  • Анонимно
    8.01.2018 09:11

    Кому нужна эта музыка?

    • Анонимно
      8.01.2018 13:27

      Это нужно для того как яркий пример, что это ни в коем случае нельзя делать!!!

  • Анонимно
    8.01.2018 13:40

    Почему все стесняются сказать правду?

    Господа! У вас НЕ МУЗЫКА, а произвольный набор звуков, неприятный для уха человеческого - какофония. Вы можете играть ДЛЯ СЕБЯ что угодно и как угодно, но не навязывайте ЭТО нам.

    Почему вы упорно лезете в большие залы и требуете наличия зрителей и признания зрителей? Сначала заслужить надо...

  • Анонимно
    9.01.2018 09:42

    А тем временем, приезжает корифей российской эстрадной симфонии - Гергиев в глубинку и одним выступлением сносит весь и репертуарный план и весь бюджет региона в один свой карман. И попробуй, губернатор устоять перед "шармом" записного петербургского маэстро!
    Это и есть действительность нашего искусства...

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль