Общество 
16.01.2018

Ари Мойсанен: «Гарипов осознал, что ответственность теперь полностью на его плечах»

Тренер вратарей «Ак Барса» о том, почему голкиперы почти не устают физически, но зато рискуют психологически выгореть

Гарипову постоянно надо думать о том, что за ним пристально наблюдают в каждом матче, но хорошим вратарем без давления оставаться нельзя, объясняет тренер голкиперов «Ак Барса» Ари Мойсанен. Финский специалист стал работать с Гариповым, когда тот еще был в молодежной команде, и вырастил из него хоккеиста уровня звезд КХЛ. В интервью «БИЗНЕС Online» помощник Зинэтулы Билялетдинова рассказывает о возможных сложностях в плей-офф.

«АК БАРС» ЕМУ ДОВЕРЯЕТ»

 Ари, Эмиль Гарипов в этом сезоне считается первым вратарем команды. Плей-офф он начнет в этом же статусе?

– Это довольно сложный вопрос.

 Почему?

– Очевидно, что сейчас это наш первый вратарь. «Ак Барс» ему доверяет, и я не вижу никаких причин, чтобы этого не делать. Перед дедлайном мы получили хорошего второго вратаря, на этот шаг нужно было пойти, потому что мы большой клуб с высокими целями. Прямо сейчас наша ситуация с вратарями очень хорошая, но кто может точно сказать, что будет через месяц? Поэтому вопрос сложный.

 В прошлом сезоне Эмиль отыграл 40 матчей, в этом — 43. Отличие не такое большое, в чем тогда разница статусов? Почему в прошлом сезоне мы не говорили о нем как о первом номере?

– Разница в том, как сам вратарь ощущает свою роль. Я часто говорю, что быть бэкапом и быть основным — совершенно разные вещи. В этом сезоне Эмиль впервые осознал на сто процентов, что ответственность полностью на его плечах. Это было понятно еще летом, он видел состав и понимал, что сменщиком будет Тимур, и должен был справиться с давлением, доказать, что может играть в старте. Я считаю, Эмиль показал, что может играть на высоком уровне очень много матчей, что он может быть первым вратарем и работать под таким прессом.

– Год назад Гарипов сам признавал, что для поддержания хорошего уровня ему необходима сильная конкуренция. В этом сезоне, несмотря на ее отсутствие, он лидирует по количеству побед среди вратарей. С чем это связано?

– За год он стал старше и опытнее. Каждый сезон в игроках происходят изменения, плохие или хорошие. На мой взгляд, Эмиль меняется в лучшую сторону, теперь он понимает, что значит быть основным вратарем, чего от него ждут в клубе, чего хотят болельщики. Конечно, есть вещи, в которых ему нужно прибавлять, но только возраст, опыт и серьезная работа могут научить всему.

Эмиль очень много работает, а когда спортсмен в хорошем физическом состоянии, легче справляться с психологическими проблемами. А попытки исправить настрой, чувствуя при этом физическую усталость, — трата времени.

 То есть произошла замена мотивации: раньше его подталкивала конкуренция, а теперь — давление. Но ведь эмоционально второй вариант сложнее, он не несет в себе много позитива.

– Зависит от настроя игрока. Но невозможно быть вратарем без давления. Да, сейчас Эмилю постоянно нужно думать о том, что на него смотрят в каждом матче, ждут от него результата, а не какого-то всплеска, когда говорят: «Смотри, как этот молодой парень здорово сыграл». От бэкапов почти ничего не ждут, их успехи для всех неожиданность, а основные вратари несут совсем другой груз. Есть идеальные бэкапы, которые всю карьеру могут провести в одном статусе, но никогда не станут первыми, потому что не справляются с давлением. А Эмиль справляется — он понимает, что нужно делать, чтобы сохранить свою позицию.

«ГОЛКИПЕРЫ НЕ УСТАЮТ ФИЗИЧЕСКИ»

 Прежде Гарипов не играл столько матчей подряд, перерывы все равно были. Это осознанное изменение его графика?

– В прошлом сезоне вторым вратарем был опытнейший Станислав Галимов, с которым Эмиль разделял нагрузку. В этом сезоне так сделать не получилось, потому что была уже другая ситуация с составом. Вообще, каждый год отличается от предыдущего, не бывает идентичных сезонов, поэтому не все можно сравнить и сопоставить.

 Хорошо, но разве нет риска, что Гарипов может не справиться с таким объемом матчей? Это ведь чревато травмами и прочими неприятностями.

– Обычное такое бывает, когда команда много проигрывает. Вратарь сразу устает, что-то начинается болеть и бла-бла-бла. Когда команда выигрывает, никто ничего не говорит, и я не про «Ак Барс» говорю, а вообще про мировой хоккей — в НХЛ так, в Финляндии так. Много проигрываешь — тебе в голову начинают приходить всякие страшилки, что-то говорят про боли, травмы, усталость. Поэтому я в это все не очень верю. Но, конечно, моральный отдых важен, первому вратарю необходимы передышки, чтобы уйти из-под давления. Хотя однажды мне сказали: «Ари, ты действительно думаешь, что я отдыхаю, когда сижу на скамейке? Мне ведь нужно проводить ту же разминку, так же концентрироваться, напрягаться даже больше, потому что я не знаю, не придется ли мне выйти на лед уже через две минуты. Я не отдыхаю, а просто не играю».

 Кто это был?

– Петри Веханен. Поэтому я говорю, что это сложный вопрос, на него нет верного ответа, серьезно. Почему, например, центрфорвард первого звена может провести весь сезон без перерывов, а вратарь — нет?

 У полевых смены есть, они по 17 минут проводят за матч.

– Да, но дело ведь не в физических кондициях, вопрос тот же — давление. А есть другая сторона: ни один клуб не может себе позволить концентрироваться только на одном вратаре, это неверный подход. Команде серьезного уровня нужно минимум два голкипера, а лучше три, чтобы иметь уверенность в своих силах. Всем нужно давать игровое время, при этом важны результат, здоровье и тонус. Не так легко найти баланс в этом вопросе.

 Пока все хорошо? Гарипов не устал?

– Я вообще ни разу не слышал, чтобы вратари жаловались на физическую усталость. Морально можно выгореть, конечно, но сейчас ничего не говорит о том, что Эмиль устал. Вы же сами сказали, что у него единственного в лиге 25 побед.

«В ТОМ, ЧТО БИЛЯЛОВ МАЛО ИГРАЛ, НЕ ВИНОВАТ НИКТО»

 Почему Тимур Билялов так мало играл в этом сезоне и почему «Ак Барс» обменял его на Александра Шарыченкова?

– Во-первых, изначально мы планировали, что Тимур будет играть чаще. Но сезон идет так, как идет, не все можно спрогнозировать, не всегда получается идти согласно плану. У нас не было возможности дать Тимуру столько матчей, сколько ему было нужно, чтобы доказать свой уровень хорошего бэкапа. Чья это вина — Тимура или наша — я не знаю, это ничья вина. Так просто бывает. Когда мы стали рассчитывать наперед, смотреть уже в плей-офф, мы посчитали, что команде нужен более опытный второй голкипер, уже показавший себя в Лиге. Это не был год Тимура, но не значит, что он потерял сезон. Билялов сделал шаг вперед, его годы еще впереди.

 В матче с «Сочи» он выглядел намного лучше, чем в начале сезона: двигался техничнее, увереннее, играл умнее.

– Я скажу, что профессиональнее. При переходе из низших лиг важно перестроиться на другие скорости, в КХЛ немножко другие стандарты игры вратарей, потому что здесь броски сильнее, передачи быстрее, движений шайбы очень много. Я считаю, что Тимур сделал много важных шагов, но нам не хватило времени, чтобы дать ему больше матчей. Никто не виноват в этом, просто это часть профессионального спорта.

 Для него полезно будет играть в «Югре»?

– Да. Вообще, не очень важно, в какой именно команде КХЛ он будет, важно игровое время, оно ему нужно. Я думаю, Тимур сам понимает, что ему нужно делать, видит, что нужно изменить, поэтому вряд ли он может сказать что-то плохое об этом сезоне. Конечно, он хочет играть больше, все хотят, вопросов нет, но он все понимает.

– Билялов всегда выделялся реакцией и скоростью. Мы правильно понимаем, что для успешной игры в КХЛ эти качества лучше бы в себе ограничить?

– Да, пожалуй. Потому что на таком уровне попытка строить игру на реакции гарантирует одно — большие проблемы. Она очень важна, но нельзя, чтобы игра контролировала тебя, ты должен контролировать игру. Игра на реакции против топ-снайперов с их бросками приводит к тому, что вратарь просто не успевает за ходом матча.

 Билялов это понял?

– Уверен, что да. Но и здесь есть психологическая сторона: Тимур два года подряд был основным вратарем в «Нефтянике», привык играть почти все матчи, а потом резко стал бэкапом. Это сложно морально — понять свою роль, осознать, что нужно сконцентрироваться на работе над собой, чтобы стать лучше, пусть и не играя. Тимур хорошо справился с этой задачей, хотя уверен, что пару раз в сезоне он переживал не лучшие времена из-за своего положения. Наверняка было тяжело, но я горжусь тем, как он перенес эти сложности.

«Я НЕ СОБИРАЮСЬ МЕНЯТЬ ШАРЫЧЕНКОВА В ЭТОМ СЕЗОНЕ»

 В декабре в команде появился Александр Шарыченков. Вам, видимо, повезло, что в сезоне будет перерыв.

 – Есть время познакомиться, да. Я не настолько хороший тренер, что могу сразу начать работать с человеком, толком его не зная. Всегда нужны две-четыре недели, чтобы понять подход игрока, выяснить, что он делает, как, почему он играет в таком стиле, а не в другом, чего хочет. Нужно много общаться, чтобы прийти к взаимопониманию и вместе понять, куда двигаться.

 Вы будете что-то менять в игре Шарыченкова?

– Это было бы неправильно. Регулярный чемпионат заканчивается, впереди плей-офф, начинать что-то исправлять в игре вратаря в такой момент сезона нельзя. Сейчас я должен помочь ему в том, что он уже умеет, сконцентрироваться на его умениях, а не приносить свои вещи в его работу. На серьезные изменения уходит минимум полгода, так что момент явно неподходящий.

– Но пока его результаты в «Ак Барсе» могли быть и получше.

– Пожалуй. Но переходить в новую команду всегда сложно, потому что вратарь должен привыкнуть к другой системе игры, понять, с какими ситуациями ему придется столкнуться, что важно для его позиции. Сейчас Шарыченкову важно научиться читать систему «Ак Барса», за неделю такое точно не происходит. Наверняка в «Югре» нападающие и защитники действовали по-другому, а у вратарей должна быть какая-то карта в голове, чтобы быть успешным в определенной системе.

 Какие преимущества есть у Шарыченкова помимо большого роста?

– Он тихий и спокойный. (Смеется.) Приятный парень, который хочет работать, хочет развиваться и бросать себе вызовы. Это отличная стартовая позиция.

 А вы уже знаете, над чем будете работать в следующем сезоне?

– Мы работаем каждый день и во многом строим своим планы в зависимости от ситуации. Задача в том, чтобы быть готовым провести каждый следующий матч на высоком уровне, это важно для обоих вратарей. С таким подходом общий прогресс приходит естественным путем.

«ЧТОБЫ МОИ ВРАТАРИ ИГРАЛИ В СТАБИЛЬНЫЙ ХОККЕЙ»

 Скажите, как часто должна повториться ошибка вратаря, чтобы вы стали считать ее системной проблемой, а не совпадением?

– Знаете, обычно вообще не бывает так, чтобы какая-то ситуация повторилась идентично четыре-пять раз за сезон. Возможно, со стороны выглядит так, что голы похожие и вратарские ошибки одинаковые, но там всегда много нюансов, влияющих на развитие событий. Если вы думаете, что уже видели такой гол в этом сезоне и видели такую же ошибку вратаря, это вряд ли правда. Игрок может быть праворуким, может быть леворуким, может двигаться из середины в сторону или наоборот, защитник может быть на шаг ближе и так далее. То, что с трибун кажется идентичным, с позиции вратаря выглядит как абсолютно разное. Поэтому люди могут говорить: «Опять он туда пропустил», «Снова та же ошибка» и так далее.

 Мы можем объяснить.

– Нет, я же не против, люди платят деньги и могут говорить, что хотят. Это вообще часть нашего спорта. Мы, в принципе, играем для того, чтобы люди смотрели на нас, видели что-то свое и оценивали так, как им хочется.

В хоккее нет единственно верного способа игры в воротах. У каждого стиля есть свои преимущества и недостатки, один стиль чаще приводит к неприятным ситуациям, а другой — реже. Мы не знаем лучшего варианта, нет вратарей, которые вообще никогда не пропускают голы. Разницу стилей можно увидеть только в статистике — сколько ты пропустил, сколько отбил, сколько матчей выиграл.

 Изначально вопрос был не о голах, но раз уж мы начали тему: в чем сильные стороны стиля Гарипова?

– Что именно вы хотите услышать?

 Сам Эмиль объяснял так: если шайба летит в «девятку», она залетит, и такие броски получаются один раз из десяти, поэтому нет смысла концентрироваться на редких случаях.

– Именно. Как я начинаю свое утро: за завтраком я просматриваю все хайлайты всех вечерних матчей из мировых топ-лиг: НХЛ, КХЛ, шведской лиги, финской, чешской, швейцарской. Я отсматриваю голевые ситуации, пытаюсь понять, что можно было сделать по-другому, где стояли игроки, где находился вратарь, откуда шел бросок, куда залетела шайба. И знаете, в общем и целом показатели у всех голкиперов в мире одинаковые, «девятки» — редкие случаи, туда в принципе редко бросают, а основная часть голов залетает на средней высоте, потому что и бросить туда легче. Поэтому мы играем против основной угрозы, концентрируемся на главном потоке.

Допустим, три процента шайб действительно летят в девятку. Почему мы должны учитывать этот минимум, если он и так будет голом? Я за то, чтобы делать ставку на 97 процентов. Поняв это, вратарь способен играть в стабильный хоккей, без взлетов и падений. И показывать на протяжении всего сезона ровное выступление достаточно высокого уровня.

Любую шайбу можно остановить, любую. Я не видел ни одного гола, в котором ничего нельзя было сделать, а я за хоккеем слежу уже 41 год. Когда видишь повтор гола, всегда думаешь: «Почему я не сделал так?» Но при этом мне не нравится, когда любой гол начинают ставить в упрек. Да, здорово, что люди следят за хоккеем и высказываются, и я ведь не могу сказать, что они не правы? Кто я, чтобы учить вообще всех правильно анализировать игру? К тому же, если шайба в итоге в воротах, то я точно не прав, сто процентов. Победители всегда правы, проигравшие — нет, а пропустивший шайбу вратарь считается проигравшим.

«ВЕХАНЕН НИКОГДА НЕ ВЫХОДИЛ ЗА ВОРОТА ИГРАТЬ КЛЮШКОЙ»

 Вернемся к вопросу о системных проблемах. У Гарипова в этом сезоне было несколько ошибок при игре клюшкой, даже голевых. Столкновения с защитниками — это недостаток коммуникации?

– Да. В российском хоккее общение не назовешь важной частью игры, это такая особенность. Не знаю, проблема ли, но на самом деле хоккеисты мало разговаривают друг с другом. А когда уже в критический момент кто-то решается заговорить, получается просто кричащий откуда-то игрок, и понять его становится сложно.

Но я должен признать, что в этом сезоне заставлял Эмиля намного чаще выходить из ворот, а для него это не совсем привычная игра.

 А зачем ему нужно выходить чаще?

– Его задача — остановить шайбу за воротами, чтобы ее смогли быстрее взять защитники. Я хочу, чтобы наши вратари помогали команде любым способом. В общем, для Эмиля это в новинку, не знаю, насколько ему самому это удобно, но мне кажется, он прибавил. Он не идеально справляется, но вполне нормально. И главное — когда мой вратарь, не только Гарипов, выходит за ворота, я позволяю ему совершать ошибки. Я ведь сам говорю ему туда идти, ошибся один раз — в следующий постарайся все-таки остановить шайбу.

Хотя я видел много вратарей с отличными длинными карьерами, которые никогда не выходили за ворота.

 Например?

– Снова Веханен. Но вы же понимаете двоякость ситуации? Не пойдешь за ворота — плохо, пойдешь — тоже плохо. И обычно, если вратарю приходится самому выбрасывать куда-то шайбу, ничего хорошего не происходит. Главная задача — просто остановить ее.

 А выходы не за ворота, а в поле? Это проблема?

– Любой гол — проблема, если мы пропустили, не важно как, это наша ответственность. И мы всегда обсуждаем все пропущенные шайбы.

 Вы не говорили вратарям, чтобы они не выходили в поле, чтобы таких ошибок не было?

– Никогда. Если ты что-то делаешь, бывает результат — хороший или плохой. Не делаешь ничего — ничего и не произойдет.

«НИКТО НЕ ДОЛЖЕН ПРОЕЗЖАТЬ ЧЕРЕЗ ВРАТАРСКУЮ ПЛОЩАДЬ»

 Гарипов в этом сезоне стал ловить на себе удаления. Иногда он просто поворачивается спиной к сопернику, а иногда специально встречает его на выходе. Как вы к этому относитесь?

– Я не видел таких ситуаций.

 В матче с «Салаватом Юлаевым», например. Не все считают это правильным поведением.

– Игра — это игра, и это шоу. Во время игры, особенно сложной, случается очень много ситуаций, о которых ты не задумываешься, они просто происходят. Спортсмен хочет выиграть матч и использовать все способы, которые может, с условием, чтобы никто не пострадал физически, конечно. В борьбе бывают вещи, которыми ты не очень гордишься после матча, но игра затягивает. Подобные столкновения — это не какой-то план, это просто секундное решение, которое просто случается. В общем и целом мы таким не занимаемся, это не тактика, не задание, как и многое другое, что происходит в матче.

Но важно понимать, что вратарская зона не просто так называется вратарской. Когда я там, это моя зона, и никто больше не может на нее наступать. А по ходу матча соперник только и делает, что катается у тебя перед носом, постоянно, иногда это сильно раздражает. Есть ведь правило, что так делать нельзя, но, если никто ничего не делает, вратарь решает защитить себя сам. Я не помню ситуаций, в которых бы Эмиль далеко выкатывался из вратарской и там сбивал соперника, тогда бы ему самому выписывали две минуты.

 Но Линус Умарк считает, что это Гарипов поймал его на ногу, а не наоборот.

– А это всегда большой вопрос, кто кого поймал. Представьте ситуацию: бросок от синей линии, нападающий на пятаке, спиной к воротам, он видит шайбу. Вратарь выкатывается из своей зоны под бросок, они сталкиваются и оба падают. Кто кого заблокировал?

 Вратарь видит игрока перед собой, нападающий стоит к нему спиной и видит только шайбу.

– Именно так. Получается, что вратарь виноват. Вы часто видели, чтобы за такое удаляли голкиперов? Я ни разу не видел, так уж заведено. Поэтому вопрос спорный, кто кого ловит, блокирует и толкает. Я не помню, чтобы наши вратари собирали удаления за пределами вратарской, а если форвард оказался в зоне, в первую очередь нужно спросить у него, что он там делает. И куда вообще должен деть себя вратарь — спрятаться в ворота или уйти за штангу? Лично я после такого что-нибудь устрою своему вратарю, потому что уходить со своей позиции нельзя. 

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (6) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    16.01.2018 09:57

    Очень крутой тренер знающий своё дело от и до- даже в таком коротком интервью показывает столико нюансов незаметных обычным болельщикам

  • Анонимно
    16.01.2018 10:47

    Теперь понимаю почему Гарипов стал таким сильным вратарем. С таким тренером главное уметь работать и слушать, если есть хоть немного таланта, то можно стать сильным спортсменом.

  • Анонимно
    16.01.2018 13:37

    Взять Шарыченкова это ошибка. Надо было брать казанца из Нефтехимика Андрея Макарова.

    • Анонимно
      16.01.2018 17:09

      А казанца Андрея Макаров , что Нефтехимик отдавал ? Или как вы себе это представляете. У Нефтехимика свои задачи, у Ак Барса свои
      На рынке было три вратаря-бэкапа, Лазушин, Налимов, Шарыченков

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль