Общество 
6.02.2018

«Мы создавали механизм, чтобы максимально забирать средства на федеральный уровень»

Почему на Неделе российского бизнеса заговорили о мучительной смерти на костре

Федеративное устройство накладывает «серьезные ограничения» на налоговую политику, решать проблемы которой будет лишь следующее правительство, заявил накануне на Неделе российского бизнеса замминистра финансов РФ Илья Трунин. О том, как минфин планирует когда-нибудь отменить налог на движимое имущество, почему у регионов 20 лет назад отобрали конституционное право влиять на налоговую политику и как ЦБ хочет поступить со ставшими государственными банками, — в материале «БИЗНЕС Online».

Александр Шохин Александр Шохин Фото: ©Алексей Куденко, РИА «Новости»

«СЧИТАЕТСЯ, ЧТО ФЕВРАЛЬ И МАРТ НЕ САМОЕ ПОДХОДЯЩЕЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ТАКОГО РОДА ДИСКУССИЙ»

Неделя российского бизнеса, патронируемая российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), стартовала вчера в столичном отеле Ritz Carlton. Завершится она съездом РСПП, на который по традиции приезжает Владимир Путин. «Мы стараемся использовать Неделю российского бизнеса и дискуссии в рамках нее для того, чтобы попытаться донести до кандидата в президенты... — осекся глава РСПП Александр Шохин. —  Правда, мы не приглашаем кандидата в президенты на наш форум, а рассчитываем на участие действующего президента. У нас хорошая возможность и сформулировать предложения, и рассчитывать на то, что они могут быть использованы при формировании деятельности правительства, которое будет сформировано по результатам президентских выборов».

И первый букет наказов должны были собрать в рамках налогового форума. Как мы помним, весь прошлый год был посвящен обсуждению грядущих перемен в данной сфере. Говорили об этом и на площадке Недели российского бизнеса. Тогда министр финансов РФ Антон Силуанов и стал главным инсайдером — неосторожно заявил о формуле 22/22. «Чтобы это было нейтрально для бюджета, ставки должны составлять, расчетно говорю, около 22 процентов. Ставка страховых взносов в 22 процента компенсируется 22-процентной ставкой по налогу на добавленную стоимость», — рассуждал тогда министр. За эти откровения он вскоре получил нагоняй от Путина, явившегося на съезд РСПП. «Решение пока не принято, а мы через СМИ выносим это на широкую публику и можем порождать либо ненужные ожидания, либо тревоги. Я вчера или позавчера об этом поговорил, а вы тут уже об этом рассказываете. Это говорит о том, что у нас продолжаются утечки», — недовольно комментировал президент. Так что, кто знает, вполне возможно, что по этой причине вчера Силуанова на этой дискуссии не было — от греха подальше.

А ведь именно этот вопрос, по сути, и должен волновать каждого — не только предпринимателей, но и простых граждан. Впрочем, во властных кабинетах снова и снова хранят загадочное молчание. «Самая главная развилка, которая интересует бизнес, — будет ли реализован в том или ином формате налоговый маневр, о котором пока что вслух не принято говорить. Считается, что февраль и март не самое подходящее время для такого рода дискуссий», — отметил Шохин. И правильно — в предвыборные месяцы незачем расстраивать и взвинчивать электорат, который, проголосовав на мартовских выборах, по сути, таким образом одобрит и всю последующую повестку налоговых изменений, пока что представляющуюся котом в мешке, которого усиленно всовывают в руки граждан.

Так что, по словам Шохина, активные дискуссии на тему налогов развернутся вновь в апреле и мае, а к этому времени бизнес, во всяком случае крупный, должен не просто активно в них участвовать, но и работать на опережение — донести свою позицию до того, кто принимает решения. «Форум — то место, то где надо оттачивать доводы», — посоветовал Шохин и тут же принялся в этом усиленно упражняться.

Например, главу РСПП тревожила проблема непредсказуемости налоговой системы. «Мораторий на рост фискальной нагрузки и введение новых неналоговых платежей, к сожалению, не соблюдается в полном объеме несмотря на то, что этот мораторий был объявлен с самой высокой трибуны», — печалился Шохин. По его мнению, очень важно, чтобы все налоговые законы принимались еще до внесения бюджета в Госдуму, а заодно проходили оценку регулирующего воздействия. Если следовать этой логике, то получается, что, раз уже с 2019 года страна должна начать жить по новым правилам (а может, вполне возможно и по новому Налоговому кодексу), депутаты должны успеть дружно проголосовать в весеннюю сессию. А это значит, что либо после выборов законопроект быстро состряпают, либо же принципиальное решение уже принято и до нужного момента документ находится просто под сукном. Так что пока остается неясным в том числе и  законодательное оформление неналоговых платежей — тоже одна из топовых тем, волнующих бизнес. «Тут стоит развилка таким образом: принимать ли отдельный закон или писать отдельную главу Налогового кодекса. Для бизнеса очевидно, что недостаточно рамочного закона, нужен закон прямого действия», — полагает Шохин.

Что еще тревожит предпринимателей, так это налог на движимое имущество — теперь льготы по нему принимаются на региональном уровне. «У бизнеса подход такой: его лучше вообще из объектов налогообложения исключить, если речь идет о новом оборудовании, иначе это налог на модернизацию. При этом мы понимаем, что региональным и муниципальным бюджетам нужны устойчивые источники доходов», — считает Шохин.

Илья Трунин Илья Трунин Фото: ©Кирилл Каллиников, РИА «Новости»

«ХОТЕЛОСЬ БЫ, ЧТОБЫ УРОВЕНЬ НАЛОГОВ НЕ РОС. НАСКОЛЬКО УДАСТСЯ ЭТО РЕАЛИЗОВАТЬ, ПОСМОТРИМ»

Естественно, чаяния главы РСПП не могли остаться в этот день без комментариев минфина. Но вместо Силуанова отвечать на вопросы был призван его заместитель Илья Трунин, который по традиции этого ведомства запел привычную песню про то, что они всеми силами пытаются не повышать налоговую нагрузку: «Мы постарались с учетом имеющихся ограничений не повышать уровень налоговой нагрузки в экономике. Хотелось бы, чтобы уровень налогов не рос и далее в среднесрочной перспективе. Насколько удастся это реализовать, посмотрим, потому что ограничений очень много». Звучало не особо убедительно. Это, судя по всему, почувствовал и сам Трунин, так что пустился в пространные объяснения о том, с какими преградами борется минфин. Главной из них было федеративное устройство. «Вы отметили, что есть целый набор проблем, вызовов, связанных с передачей... На самом деле это распределение налоговых полномочий между уровнями бюджетной системы, — замминистра решил прояснить ситуацию с налогом на движимое имущество. — У нас федеративное государство. Из этого следует, что в дополнение к расходным полномочиям, которые определены Конституцией, у субъектов Федерации должны быть и налоговые полномочия, то есть не просто закрепленные источники доходов, а полномочия по установлению налогов, их регулированию, предоставлению льгот. Это накладывает серьезные ограничения в том числе на налоговую политику как таковую».

«Хороший ли инструмент — налогообложение движимого имущества? Нет, не очень», — продолжал рассуждать Трунин. По его словам, уже большинство стран с развитой налоговой системой не применяет такой налог. И Россия вроде тоже всеми силами пытается от него отказаться. Вот только пока никак не выходит, и причина опять та же — территориальное устройство России. «Мы с 2013 года осознано пытаемся его отменить разными способами. У нас это не получается, потому что есть федеративное устройство государства и необходимо предоставить определенный уровень доходов в бюджет субъектам. Это не просто наше пожелание, это прописано Конституцией», — отметил он.

— В Конституции про движку ничего не сказано, — возразил ему Шохин.

— Но мы не отказываемся от идеи все-таки отменить этот налог, минимизировать, — отреагировал Трунин. — Вы говорили, что мы ввели налог на движимое имущество с этого года, на самом деле мы его снизили. В 2016 году было принято решение о том, что на уровень субъектов Федерации полностью переходят полномочия по применению льготы на движимое имущество вне зависимости от того, когда оборудование было введено в действие. И лишь в 2017 году было принято решение о том, что ставка предельная по этому налогу будет снижена с 2,2 до 1,1 процента. Это уже серьезное вторжение в полномочия субъектов РФ.

Так что получалось, что, как минфин ни пытается снизить налоги, ничего толкового пока не вышло.

— В целом мы считаем, что налоговая нагрузка расти не должна, — еще раз заверил замминистра.

— Не должна, но будет. Да? — прощупывал почву Шохин.

— Это уже дело другого правительства, — отвертелся Трунин. — Сейчас бессмысленно и неправильно обсуждать, что правительство будет делать в новом политическом цикле, потому что идеи и программа — прерогатива следующего правительства, которое должно в этом году приступить к исполнению своих обязанностей. Данные проблемы будут стоять перед нынешним и будущим правительством. Их все равно придется решать. А как — жизнь покажет.

— Главное, чтобы жизнь, а не вскрытие показало, — упражнялся глава РСПП в черном юморе. Сдержанный смешок прокатился по залу.

Андрей Макаров Андрей Макаров Фото: ©Алексей Куденко, РИА «Новости»

«МЫ ПРИЛОЖИЛИ ОГРОМНЫЕ СИЛЫ, ЧТОБЫ ЛИШИТЬ РЕГИОНЫ ВОЗМОЖНОСТИ ВЛИЯТЬ НА НАЛОГОВУЮ ПОЛИТИКУ»

— Скажи налогам нет! — начал свое выступление с лозунга председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров.

— Я бы добавил: налогам — нет, расходам — да, — вновь встрял с комментариями Шохин.

— Вы, когда говорите, мне чем-то Жанну д’Арк напоминаете, — покосился на главу РСПП Макаров. — Была смелая женщина — очень плохо кончила. Смерть на костре мучительна... — вздохнул депутат.

— Ну это она в мужские дела полезла, — махнул рукой Шохин, который явно считал, что в дело налогов он влезть просто обязан.

А вот Макаров влез в эти дела еще 20 лет назад, когда участвовал в сочинении Налогового кодекса, и отчего-то именно в этот юбилейный год при каждом удобном случае напоминал о том, что и он сам приложил руку к формированию налогового законодательства, а заодно и к тому, как у регионов сознательно забрали их конституционное право хоть как-то участвовать в налоговой политике. «Тогда понимали, что главная проблема — отсутствие в регионах и муниципалитетах какой-то возможности регулировать вопросы налогообложения, поэтому мы приложили огромные силы для того, чтобы лишить регионы и муниципалитеты возможности влиять на налоговую политику», — вспоминал депутат.

Кстати, произносил он это с такой интонацией, что вовсе не казалось, что он винит себя и посыпает голову пеплом, отнюдь нет — складывалось стойкое ощущение, что Макаров гордится тем фактом, как создавал в федеративном государстве налоговую систему нефедеративную по своей природе. «Мы сознательно лишали их возможности с тем, что им надо выполнять свои полномочия. У нас налоговая система не налоговая система федеративного государства. Мы создавали механизм, чтобы максимально забирать средства на федеральный уровень и распределять их. Нефтедобывающих регионов у нас 8, поэтому перераспределять все равно придется. Мы забирали, потому что понимали, что надо распределять, иначе не совсем понятно, как выживать другим регионам и как обеспечить единое экономическое пространство», — признался он.

Теперь, по его словам, настало время решить, готова ли страна «налоговую систему встраивать в систему федеративного государства». «Если не обеспечим регионы самостоятельными источниками, все, о чем говорим, не имеет смысла: они найдут возможность, как получить с бизнеса деньги, которых не хватает», — предупредил депутат.

В целом же, по его мнению, «не можем повышать налоговую нагрузку». «Просто возможности повышения налоговой нагрузки у нас не существует даже для того, чтобы поддерживать экономику на том уровне, на котором она находится сейчас. А вот если мы хотим обеспечить экономический рост, мы должны ее снижать», — подчеркнул Макаров. Кто-то из слушателей бросился горячо аплодировать очередному лозунгу парламентария, но его отчего-то никто больше не поддержал, так что он быстро осекся. «Есть ли такая возможность? Что касается неповышения нагрузки, то она есть», — уверен Макаров.

В какую жизненную формулу выльются чиновничьи словесные интервенции о неповышении налогов, мы, судя по всему, узнаем лишь не раньше весны-лета.

Игорь Юргенс Игорь Юргенс Фото: ©Евгений Биятов, РИА «Новости»

«ВЕСЬ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БЛОК — ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ПОМОГАЮТ ЖИТЬ»

После обеда бизнесмены и журналисты переместились в другой зал, где проходил финансово-банковский форум — тема, безусловно, так же волнующая многих, особенно в свете непрекращающихся «чисток» банковского сектора, а заодно и западных санкций, из-за которых, как выразился Шохин, мы больше обращаем внимание на себя. В целом, по мнению главы РСПП, следовало особенно хвалить работу Центробанка по созданию макроэкономических условий для развития экономики. «Рекордно низкие темпы инфляции, которые даже превзошли те прогнозы, которые казались несколько лет назад недостижимыми, 4 процента был таргет. Те 2,5 процента, которые достигнуты, уже начинают у некоторых вызывать беспокойство, чтобы эта тенденция не ушла в дефляционную кривую. Но ЦБ обещает нам работать вокруг 4 процентов — это создает достаточно предсказуемую ситуацию. Так что проводимая ЦБ политика соответствует нашим ожиданиям. Только снижение ключевой ставки несколько отстает от этой позитивной тенденции», — заявил Шохин. Глава Банка России Эльвира Набиуллина похвалы не слышала, так как в этот день на форум не пришла. Как оказалось, не явится она и на съезд РСПП в пятницу, но причина более чем уважительная — заседание совета директоров ЦБ, на котором будут принимать решение по ключевой ставке.

«Весь экономический блок — люди, которые помогают жить», — уверенно объявил президент всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс. Впрочем, финансово-экономический блок правительства вчера делегировал на форумы исключительно представителей второго эшелона. Например, целый отряд замов командировала Набиуллина. Так, первый зампредседателя ЦБ Сергей Швецов, выступая из них первым, рассказал, что его тревожит недостаточно желание бизнеса выходить из тени. «Наверное, самый большой вызов, если бы меня спросили, современной экономики российской — это развилка, выходить или не выходить из тени. Есть масса причин, почему выходить из тени выгодно, потому что белые отношения упрощают доступ к финансированию, белые отношения в перспективе снижают процентные ставки для заемщика, открывают доступ к IPO, улучшают отношения с рейтинговыми агентствами», — заманивал он сидящих в зале бизнесменов показаться на свет. При этом, естественно, Швецов понимал, что иногда выходу из тени препятствует даже сама конкуренция, поскольку конкуренты не гнушаются использовать разного рода схемы, чем убивают у других участников желание обеляться. А это тем не менее в реалиях будущего, судя по мнению зампреда ЦБ, неизбежно. «Цифровизация очень подталкивает всю нашу экономику, чтобы быть прозрачной. И эта прозрачность с учетом наработок по цифровой обработке информации и принятию кредитных решений может дать импульс, синергетический эффект для улучшения управления рисками через сегрегацию заемщиков», — заявил Швецов.

Гарегин Тосунян (справа) Гарегин Тосунян (справа) Фото: ©Алексей Куденко, РИА «Новости»

«МЫ РЕАЛЬНО ПЛАНИРУЕМ ВЫХОД ИЗ БАНКОВ, КОТОРЫЕ ПОПАЛИ В НАШУ СОБСТВЕННОСТЬ»

В целом, казалось, один из главных страхов почти всех участников форума — огосударствление экономики. О нем говорил и Юргенс, когда напомнил, что вот уже и «Росгосстрах» перешел под крыло государства, об этом же вновь твердил президент ассоциации российских банков(АРБ) Гарегин Тосунян. «Я не думаю, что что-то изменилось с прошлого года, если не считать еще большее огосударствление», — заявил он. Тут Тосунян явно подразумевал ситуацию с «Открытием», Бинбанком и Промсвязьбанком, которые перешли под крыло Центробанка, при этом у той же «Югры» регулятор моментально отозвал лицензию. Выход президент АРБ предлагал все тот же — создание банка плохих активов, чтобы эти «токсичные активы» не скапливались в кредитном учреждении и не доводили банк до критической отметки.

Впрочем, сам ЦБ, ставший собственником крупных банков, как оказалось, теперь осознавал и признавал, что выйти из капитала кредитных учреждений даже после оздоровления будет не так-то просто. «Мы реально планируем выход из банков, которые попали в нашу собственность, после финансового оздоровления. Многие эксперты скептически к этому относятся... Выйти действительно сложно», — заявил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин. Но даже в этой ситуации он упорно продолжал кивать на международную практику. Например, в США и Великобритании тоже национализировали крупные банки, а потом их продавали. «В Швеции застряли с этим лет на 20... — внезапно Тулин вспомнил не лучший в данном случае пример. — И выходили через фондовый рынок. Ничего нового и сверхъестественного у нас не происходит».

Не отразится огосударствление банков, по его словам, и на конкуренции в секторе, поскольку даже эти кредитные учреждения будут конкурировать между собой. «Во-первых, макроэкономический фон: инфляция низкая, процентная маржа неуклонно будет снижаться. Во-вторых, вновь оздоровленные, чистенькие такие, постриженные игроки на рынок вливаются, у них будет относительно избыточный капитал и относительно избыточная ликвидность. Капитала, естественно, много не будет, а ликвидность будет. Они, естественно, будут заинтересованы (и менеджмент этих банков будет заинтересован себя проявить) и, соответственно, своей деятельностью будут предлагать условия для клиентов, конкурируя уже с действующими игроками, в том числе и с теми, которые принадлежат государству», — описал Тулин идеальную картинку.

Анатолий Аксаков Анатолий Аксаков Фото: ©Нина Зотина, РИА «Новости»

С ДЕОФШОРИЗАЦИЕЙ «ПЕРЕГНУЛИ ПАЛКУ»

В то же время, как заверил первый зампред ЦБ, регулятор внимательно отслеживает ситуацию с пропорциональным регулированием банков, благодаря которому могут выжить малые и средние региональные банки, для коих предусмотрена базовая лицензия. «Не из-за того, что у нас теплые чувства к ним, а потому, что у нас есть основания полагать, что они могли бы сыграть роль в развитии малого и среднего бизнеса в регионах», —  отметил Тулин.

А если верить председателю комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолию Аксакову, то даже банки с базовой лицензией смогут кредитовать застройщиков. По его словам, такая договоренность была достигнута и с минфином, и с Банком России. «Представители Центрального банка, минфина подтвердили, что из документов правительства, Центрального банка будет уходить требование к размеру капитала... — заявил депутат. — Мы договорились, что в постановлении правительства, связанном с кредитованием жилищного строительства с участием „долевиков“, уже требование по капиталу будет снято, а рейтинги будут подкорректированы таким образом, чтобы как можно больше участников со стороны кредитных организаций могли бы принять участие в кредитовании жилищного строительства. Это очень важное решение». Так что все банки вне зависимости от их размера смогут участвовать в кредитовании экономики.

А вот с деофшоризацией, по мнению Аксакова, «перегнули палку», поскольку тем самым ограничили добросовестных иностранных инвесторов, которые теперь не могут участвовать в российских проектах. Но и эту проблему депутаты намерены подправить — в Думе уже лежит законопроект, который уточняет понятие «иностранный инвестор». «Мы рассчитываем, что в короткий срок (крайний — первая декада марта) закон будет принят и наши партнеры смогут более активно участвовать в инвестиционном процессе в стране», — пообещал выступающий.

Кроме того, глава думского комитета анонсировал скорое принятие законопроекта, касающегося института финансового омбудсмена, который сначала заработает для страхового рынка, а потом и для остальных финансовых рынков. Также в феврале депутат планирует провести через Думу свой законопроект о страховании средств малого и микробизнеса на счетах в банках. Сумму за время хождения документа по думским коридорам не изменилась — как и у физлиц, 1,4 млн рублей.

Наконец, до сих пор новая тема — цифровая экономика. Аксаков объявил, что 20 февраля в Госдуме запланированы грандиозные парламентские слушания на этот счет. Ожидается представительная, с участием Набиуллиной, дискуссия о блокчейне и криптовалюте. «Материалы опубликованы, два законопроекта уже есть. Есть и разные позиции: ЦБ и минфина. Я предлагаю на площадке Госдумы как раз и найти компромиссные варианты, чтобы как можно быстрее соответствующие законопроекты внести и, скажем, в первом квартале, крайний срок — в мае, принять его, чтобы выполнить поручение президента», — предложил депутат. Пока, как известно, минфин и ЦБ не пришли к согласию в вопросе возможности обмена криптовалют на рубли и другие активы. Регулятор выступает категорически против такой идеи, тогда как на днях замминистра финансов Алексей Моисеев предлагал создать в России офшоры для торговли криптовалютами, например, на Дальнем Востоке или в Калининграде. В ЦБ же криптовалюты считают опасным инструментом и сравнивают их с финансовыми пирамидами.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (7) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    6.02.2018 11:19

    Распределение средств остающееся регионам и Москве далеко от совершенства.

  • Анонимно
    6.02.2018 12:16

    Всё верно, понятие "иностранный инвестор" не должно включать понятие "дядя Ваня", тогда можно сразу из офшора инвестировать в тосэр, например, ведь всем понятно, что свой своему поневоле "брат". Да, ещё страховка в 1,4 млн для юрлиц! Для большего мозгов у них всё равно не хватило. Перспективные замыслы, однако! ))

  • Анонимно
    6.02.2018 15:29

    > «Решение пока не принято, а мы через СМИ выносим это на широкую публику и можем порождать либо ненужные ожидания, либо тревоги.

    То есть народ не должен даже знать, какие решения обсуждаются в высоких кругах?

  • Анонимно
    6.02.2018 17:07

    Трамп резко сократил количество действующих федеральных законов и изменил резко свою налоговую систему - слушайте его речь и учитесь работать с народом.... у них пошел рост и появилось за год 2.2 миллиона!!! новых мест и пошли инвестиции в страну... может все собравшиеся просто не компетентны и блуждают...? Минниханов сам взялся за дело - и Татарстан двигается быстрее чем это сборище...

    • Анонимно
      8.02.2018 13:23

      В одной лодке невозможно двигаться бытрее других пассажиров.

  • ravrr
    7.02.2018 00:27

    >«Мы создавали механизм, чтобы максимально забирать средства на федеральный уровень»

    В общем-то это даже оправданно, только прекратите строить "Газпром-Арены" (прожигать деньги налогоплательщиков зазря).

  • Анонимно
    8.02.2018 13:26

    Если мы, который способсвовал изъятию всех средств в центр - это РСПП, тогда зачем он нужен?

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль