Общество 
9.03.2018

Нафиса Мингазова: «Я помню это чувство – стояла на берегу озера Кабан и рыдала...»

Женщина года – 2017 о бетонных набережных, неоживленных Лебяжьих озерах и белках, которые «не могут протестовать» против ВСМ

«Лучше полыхать факелом, чем тлеть головешкой!» — говорит Нафиса Мингазова, легенда природоохранного движения, которую в прошлом году наша газета назвала женщиной года в Татарстане. В интервью «БИЗНЕС Online» она рассказала о том, почему не считает Казань экологически благополучным городом, что не так с новым генпланом, а также о булгарских корнях Черного озера и происхождении своей семьи — от Каюма Насыри.

Нафиса Мингазова Нафиса Мингазова Фото: Оксана Черкасова

«МЕНЯ ЧАСТО СПРАШИВАЮТ, НЕ ЖЕНА ЛИ Я «ВАМИНА»

— Нафиса Мансуровна, недавно в Татарстане прошел Год водоохранных зон. Был какой-то эффект?

— Да, Год водоохранных зон — инициатива совершенно необыкновенная. Мы тут были впереди планеты всей. Если в мире устраиваются праздники (например День водно-болотных угодий, День рек, День воды), то здесь у нас был целый год. Другое дело, что с самого начала этого года у меня возникло опасение, что год пойдет не так, как хотелось бы, потому что в самом начале были организованы совещания, круглые столы, инициатива Наталии Фишман была очень большая... И тогда накидали чуть ли не сотню мероприятий, которые надо осуществлять. Был сильный экспертный прорыв, очень многие экологи приходили, выступали и говорили о том, что надо сделать. В общем, планы были большие, но в реальность воплотить удалось, конечно, не все.

— Что удалось?

— Осталась работа прокуратуры — по выявлению нарушений в природоохранных зонах. Осталась работа «Архдесанта» по созданию рекреационных зон на берегах водных объектов. Была проведена достаточно интересная конференция «Чистая вода». Был повышенный экологический контроль со стороны министерства природы.

Но хотелось бы, конечно, большего, потому что многим так и осталось непонятным, для чего нужны водоохранные зоны. Я пыталась достучаться всеми силами, объяснить, что водоохранная зона призвана охранять водный объект от загрязнений. Не должно быть здесь источников загрязнения, воздействия на водоем.

И вдруг мы сталкиваемся с тем, что эти зоны понимаются просто как зоны доступа! Ведь до 2000 года застройка водоохранных зон была запрещена под любым предлогом, а после 2000-го в Водном кодексе появилась лазейка, которую очень активно использовали застройщики, — в том плане, что если стройка идет с очистными сооружениями, то вроде как и нарушений нет... После этого еще уменьшилась ширина водоохранных зон. И наши речушки оказались в условиях, когда и строить можно — только освободи 20 метров для прохода по берегу.

И вот это искажение понятия водоохранной зоны я чувствовала весь год, потому что если уж застроена эта территория, то появляются предложения: а давайте-ка мы перед ней намоем еще 20 метров песка и создадим пресловутую береговую полосу общего доступа этой охранной зоны!

— Можно конкретный пример?

— Разумеется. Вот есть «дворец» моего однофамильца Мингазова на Казанке. Меня часто спрашивают, не жена ли я «Вамина». (Смеется.) Нет, не супруга, не подруга — никак, даже не родственница. И я с ужасом наблюдала, как перед «дворцом» Мингазова вдруг вырастает... какое там 20-метровая, 50-метровая стена песка! В русловой части Казанки. Вы понимаете, волосы дыбом!

Мне часто говорят: «Нафиса Мансуровна, вы опять про засыпку». Да, конечно! Я опять и опять скажу о том вреде, который наносит засыпка водных объектов. Что бы там ни было — остров намыли, полуостров, берег укрепили, обязательно несколько метров залезли на воду. Дело в том, что вот этот мелководный участок реки —  та зона, тот самый инкубатор, где все размножается, живет и самоочищается. И идти туда с тракторами, идти туда с насыпями земли — это варварство в наш XXI век. Жестокость и варварство. Тем более сколько раз нам обещали, что на Казанке никаких намывов больше не будет. А мы опять видим, что опять намыв, опять строится набережная. Опять на нее рекреация насаживается. На бедную нашу Казанку смотреть просто невозможно. Я уже не знаю — стихи, что ли, сочинять, сказки, что ли, писать, сатиру о том, что можно сделать с рекой, варварски к ней относясь.

— Но ведь в нашем сознании укрепление берегов воспринимается как благоустройство.

— Понимаете, когда приезжают гости из-за рубежа и видят эти кучи песка на реке, у них просто изумление. Они вообще не понимают, что такое возможно в наш цивилизованный век. А мы понимаем это как благоустройство, тратим гигантские деньги... Я, наверное, скоро прослыву человеком-антизасыпщиком, но весь мир идет по пути сохранения естественных берегов. По концепциям «живой реки», по сохранению водно-болотных угодий, пойменных водоемов, созданию рекреационных зеленых, а не бетонных зон. Мы очень сильно исказили представление о том, как надо относиться к живой реке, когда уничтожили большую часть естественных берегов. Остались только кусочки, и на них тоже без конца смотрят.

И не дай бог, если сомкнутся эти набережные, созданные около «дворца» «Вамина» и около Кремля, потому что там еще остались замечательные водно-болотные угодья, примыкающие к особо охраняемой природной территории (ООПТ) «Русско-немецкая Швейцария» за парком имени Горького. Это один-единственный комплекс — Казанка, водно-болотные угодья и «Русско-немецкая Швейцария», знаменитый памятник природы. Вот если еще и туда сделать бетонную набережную — извините, это не просто экологическая безграмотность, это полная дремучесть.

«Лебяжье — это очень большая история, ее в двух словах не расскажешь» «Лебяжье — это очень большая история. После гидротехнической реабилитации идет второй этап — биотехническая реабилитация, а у нас до сих пор нет проекта по нему» Фото: «БИЗНЕС Online»

КАК ВДОХНУТЬ ЖИЗНЬ В ЛЕБЯЖЬИ ОЗЕРА

— В прошлом году у нас в Казани начался процесс восстановления Лебяжьих озер. Вы активно участвовали в процессе как эксперт. Как оцениваете результат?

— Лебяжье — это очень большая история, ее в двух словах не расскажешь. В течение 2015–2016 годов состоялось 26 совещаний с различными органами Кировского района, природоохранными органами, проектными организациями — обсуждалось будущее озер. Учитывая, что это особо охраняемая природная территория местного значения «Городской лес „Лебяжье“», мы стояли на том, что здесь должно быть бережное отношение. Единственный путь, по которому мы пошли, — что нет смысла восстанавливать Сухое Лебяжье, которое заросло деревьями уже 15-летнего возраста. А вот другие котловины — Светлое, Большое Лебяжье — местами сохранили воду. Сохранялись признаки озер, сохранялась возможность их восстановления. Мы предлагали вначале совершенно щадящий вариант: срезка деревьев, но сохранение их корней. Весной прямо на лед можно было уложить слой глины — с тем, чтобы лед опустился, эта глина затомпонировала донные отложения и чтобы таким образом образовались мелководные водоемы снова — близкие к естественным. Я была, прямо скажу, сторонником этого щадящего варианта, потому что это ООПТ.

Но тут возникает вопрос рекреации. Республика ориентирована на рекреационную программу, на туризм. Поблизости построен массив «Салават Купере», необходимы рекреационные зоны. А режим ООПТ «Лебяжье» позволяет рекреацию. Соответственно, в рекреационных целях было предложено уже более жесткое решение — углубление и подача воды из Юдинского (Изумрудного) карьера, то есть создание, по сути, прудов вместо озер Большое и Светлое. С Сухим согласились. Его оставили в покое. Затем возник вопрос дноуглубления. И «Татмелиорация» разработала хороший, профессиональный проект — с углублением на 4 метра и созданием бентонитового покрытия на дне, чтобы не было фильтрации через пески.

— Но вы, помнится, говорили, что для появления в озерах жизни этого недостаточно.

— Если говорить научным языком, это был этап гидротехнических работ. Но во всем мире после гидротехнической реабилитации идет второй этап — биотехническая реабилитация, а у нас до сих пор нет проекта по нему. И меня это очень беспокоит, потому что я вот уже в течение года непрерывно говорю, что здесь должен быть этап биотехнической реабилитации.

А вот если его не будет или он будет сделан некачественно, возникают другие проблемы. Тогда мы получаем искусственные водоемы, в которых нет процессов самоочищения, нет процессов круговорота вещества. Биотехническая реабилитация — это ведь не только посадка растений. Это создание компонентов гидробиоценозов, которые участвуют в круговороте вещества и энергии. Образно говоря, надо часть водоема засадить водно-болотными растениями, привнести илы, выпустить определенное количество моллюсков, насекомых, зоопланктона, рыбы. Все это должно быть научно обосновано, грамотно сделано. Если не сделать этого, водоемы могут «зацвести», особенно быстро это происходит в жару. И вся работа насмарку: мы получим «цветущие» пруды.

Я об этом говорю уже год. Мы даже посчитали с коллективом, сколько это может минимально стоить.

— Сколько?

— Учитывая площади водных объектов, минимально около 30 миллионов. Не на проект, а на всю работу — привезти, посадить. Для этого же тоже нужны транспорт, люди и так далее. Но на такую площадь — там же больше 30 гектаров — получается тысяч 800 на 1 гектар освоения территории. То есть приемлемые цифры в масштабах России. Обоснования наши где-то обсуждаются, но пока результата я не вижу.

— Говорят, ищут финансирование.

— Пока результата нет, к сожалению. Мы надеялись, что будем разрабатывать научное обоснование, но пока нам не поступило поручений на этот счет.

Смотришь по рейтингам — Казань — в десятке лучших городов. А смотришь по классификации — извините, степень озеленения — 22 процента официально, по исследованиям у нас даже и ниже намного, а класс качества воды и воздуха — 3-4, и порой 5 «Смотришь по рейтингам: Казань — в десятке лучших городов. А смотришь по классификации: извините, степень озеленения — 22 процента официально, по исследованиям у нас даже и ниже намного, а класс качества воды и воздуха — 3–4, порой и 5» Фото: «БИЗНЕС Online»

«МНЕ БЛИЗОК ОПЫТ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ, ГДЕ 77 ООПТ В ГОРОДЕ»

— Давайте поговорим про другие процессы, происходящие в городе. Сейчас принимается новый генплан. Вы участвуете в его разработке?

— Это еще одна проблема, которая нас, экологов, сегодня очень беспокоит. Когда в 2004 году принимался генплан Казани, у нас было почти 10 совещаний, в которых участвовал огромный коллектив экологов. И тогда очень многое удалось остановить, прогнав это через коллективный срез обсуждений с экологами. А сейчас данные вопросы решаются не так.

Идет обсуждение транспорта, градостроительного развития, обсуждение социальных проблем и другое. А экологи практически не вовлекаются, экологические аспекты делают москвичи. А экологов приглашают по одному-двоим как экспертов: «Что скажете?» А может этот эколог активно работать или не может — есть у него время без команды все это осиливать или нет... И получается, что механизм обсуждения исчезает.

Мне еще повезло: я какие-то документы видела. Ни одна из экологических фирм не участвовала, по-моему, до настоящего времени в разработке современного генплана. Меня это очень беспокоит, потому что мы обнаруживаем удивительные вещи — проектирование идет прямо по ценным природным территориям.

Ведь мы же сами часто говорим о том, как надо развивать город. И если брать категории городов, то можно говорить, что есть города благополучные, где степень озеленения многократно больше 50 процентов, класс качества воздуха и воды — чистый. Потом есть экологически неблагополучные города, где уже все другое и степень озеленения — порядка 10–15 процентов. И есть города, находящиеся в катастрофическом состоянии, где зелени 4–5 процентов территории. В этих городах население устает бороться за экологические проблемы, там бывает рост наркомании, преступности, агрессивности, алкоголизма. А куда относимся мы? Смотришь по рейтингам: Казань — в десятке лучших городов. А смотришь по классификации: извините, степень озеленения — 22 процента официально, по исследованиям у нас даже и ниже намного, а класс качества воды и воздуха — 3–4, порой и 5. Значит, мы в любом случае по этим критериям относимся к категории неблагополучных городов. Нам надо работать и работать над этим.

«Поговорили о том, чтобы увеличить число ООПТ в Казани, и забыли»Фото: «БИЗНЕС Online»

— С чего, на ваш взгляд, нужно начинать?

— За рубежом очень перспективна программа магистерского обучения «Территориальное планирование и окружающая среда». Это города, которые развиваются в гармонии с окружающей средой, города, которые вписываются в природу, не нанося ей ущерба. Мы-то почему по этому пути не идем?

Были инициативы, сразу скажу. В 2012–2014 годах были инициативы по созданию программ «Зеленый рекорд», «Сады, парки и скверы», созданию общественного экологического совета. Несколько лет назад у нас в Казани началась работа по выявлению территорий, перспективных в качестве ООПТ. Мы составляли списки и отдавали их в исполком и архитектурное управление Казани. 60 территорий рассматривались в качестве ООПТ. Вы вдумайтесь — 60! Сейчас у нас в городе 7 ООПТ, причем самая большая территория — лесопарк «Лебяжье» местного значения. Плюс еще два присоединенных, о которых мало кто знает, потому что там спорный вопрос по поводу их статуса: это парк Победы и парк имени Горького. А другие памятники вообще крохотные. Кедровый парк небольшой, карьерный овраг небольшой. И эти ООПТ по Казани буквально крошки.

— А есть опыт других городов в России?

— Мне очень близок опыт Нижегородской области, Нижнего Новгорода, где 77 ООПТ в городе. И это рощи — святые рощи! Это речки, родники, острова. Это зеленые зоны. Это ведь тоже город, а у них Волга и Ока — они с зелеными зонами. И прибрежный парк у них гигантский — чуть ли не на 10 километров тянется вдоль Оки. Совершенно иной подход!

А у нас, получается, поговорили о том, чтобы увеличить число ООПТ в Казани, и забыли.

— Значит, вы 60 ООПТ предлагаете?

— Предлагали 60, но сейчас уже больше. Осенью у нас была совершенно невероятная история, когда главный архитектор города Татьяна Прокофьева попросила нас посмотреть север Авиастроительного района. И мы обнаружили там ранее не известную нам, не обследованную долину древних рек. Это Казанка с ее притоками и древними руслами, где образовались десятки пойменных водоемов. Это древняя Нокса и современная Нокса. Древняя Киндерка и современная Киндерка. Древняя Сухая река и современная Сухая река. Это Солонка с ее прежними образованиями, это десятки озер. Это же невероятно, что у нас в черте города сохранилась территория, которую можно делать только ООПТ! Только ландшафтным парком. Только особо охраняемой природной территорией, соединяя с заказником «Голубое озеро». А по генплану что? А по генплану дороги, трассы, коммуникации, застройка и так далее.

«Многие лучшие архитекторы России на воркшопах, круглых столах напрямую говорили, что южный вариант ВСМ — это лучший вариант развития города» «Многие лучшие архитекторы России на воркшопах, круглых столах напрямую говорили, что южный вариант ВСМ — это лучший вариант развития города» Фото: ©Владимир Астапкович, РИА «Новости»

О ТРАССИРОВКЕ ВСМ: «НИКОГДА НЕ НАДО БОЯТЬСЯ ПЕРЕСМОТРЕТЬ РЕШЕНИЕ»

— Раз уж мы заговорили о дорогах — не хотите высказаться по поводу строительства ВСМ? В итоге она пройдет по эстакадам — более щадящий вариант, чем вначале.

—Проблема ВСМ обсуждается в нашем регионе уже 7 лет. Были поиски трассировки, обсуждалось три варианта строительства. Один из них — южный, который должен был проходить ближе к Волге, в районе аэропорта «Казань». Этот вариант приносит мост в Республику Татарстан, что позитивно и дает возможность городу развиваться на восток. Многие лучшие архитекторы России на воркшопах, круглых столах напрямую говорили, что южный вариант ВСМ — это лучший вариант развития города. Он дает городу возможность активно развиваться на восток, соединяет с аэропортом (и есть аэроэкспресс уже от вокзала), дает мост через Волгу. С экологической точки зрения он наименее ущербен, потому что там нет ценных природных территорий, лесов хороших категорий и т. д. Там в основном земли сельхозкатегорий затрагиваются, выходит трасса в Чувашию, тоже на сельхозземли. То есть этот вариант прохождения ВСМ, по мнению многих специалистов и экспертов, хорош в социальном, экологическом и экономическом плане.

— Но ведь от южного варианта почему-то отказались?

— На мой взгляд, в отношении варианта прохождения трассы была совершена ошибка, когда выбрали центральный вариант как самый дешевый. Он планировался параллельно существующему железнодорожному пути Казань — Москва. Вроде как одна трасса есть, дешевле всего проложить рядом с ней. Но этот вариант проекта обернулся социальными протестами. Жители забеспокоились за свои дома, потому что там предполагался снос, они вышли с возмущением, с протестом по этому поводу. И уже в данной ситуации приняли решение сделать подвариант этого центрального варианта, сдвинув его на километр на север, то есть в лес. И вот тогда трасса пошла по ценным западным лесам.

И теперь, как бы здесь ни строились эстакады для прохода лесных животных, все это приводит только к удорожанию проекта. И вариант получается не дешевый, а, наоборот, более дорогой, плюс экологические ущербы. То есть тут получаются неблагополучные экологические последствия, экономическое удорожание... Единственное — социальных последствий нет — белки ведь протестовать не могут. Еще крупный минус — мост через Волгу, так нужный республике, уходит в леса Марийки и Чувашии.

— Еще был северный вариант.

— Да, его представляют как экономически выгодный. Но экологи предупреждают об экологических угрозах и там. На сегодняшний день в проекте принят подвариант центрального варианта — со сдвигом в лесные территории. Хотя, как мы знаем, у нас степень лесистости республики падает. Тем более лес лесу рознь. Ведь леса, которые идут под снос, — это не только «Лебяжье», это водоохранные леса и это центр биологического разнообразия республики. Поэтому смотреть на данный вариант мне как экологу, например, невыносимо больно, и я надеюсь, что от него откажутся.

— Вы думаете, еще не поздно?

— Вы знаете, я всегда верю в разум. Мыслить надо широко, государственно, не опасаясь отказаться от неправильного, ошибочного, ведь деньги пока вложены в проект, но не в строительство. А проект — это, извините, нередко сотая доля стоимости строительства. На последних общественных слушаниях летом многие специалисты говорили о правильности южного варианта. И довлело мнение, что, раз решение принято, что тут говорить. Но мне очень нравится фраза политика Олега Морозова: «Рустам Минниханов — это абсолютно самообучающаяся система. Если ему станет нужно понять, как сделан тот или иной предмет, к утру следующего дня он будет профессором по производству этого предмета. Это человек новой генерации». Понимаете? Поэтому я считаю, что никогда не надо бояться отказаться, никогда не надо бояться пересмотреть решение, посмотреть иным взглядом. Надо просто быть открытым для этого.

— На ваш взгляд, трассу нельзя запускать в город?

— Трасса ВСМ по центральному варианту пересечет и разрежет город. И мы получим ситуацию, которая больше напоминает американские города, — когда трасса разрезает город пополам и части города оказываются отделенными друг от друга. Им уже трудно между собой контактировать, до развязок следующих далеко.

В прошлом году делегация Республики Татарстан участвовала в поездке в Калифорнию — мы работали в калифорнийском университете, в производственных фирмах. И я хорошо помню поездку по Лос-Анджелесу, которая оставила у меня жутко гнетущее впечатление. Мы ехали по хайвею, а вокруг стояли дома-улицы с номерами 570, 1400, 2400. Это была одна улица. Как они вообще переходят? Какие там зеленые коридоры для животных? Там вообще ничего этого нет. Эта ситуация описана во многих американских изданиях — к таким городам применяется термин «мертвые» или «умирающие», потому что город разрезается на территории. А мы предполагаем пропускание такой трассы через город. Она из этой же серии. Даже та трасса, которая сейчас у нас прошла от Щербаковкого переулка, от Кольца в сторону Деревни Универсиады, имеет признаки разрезания. Там тщательно проектировщики подумали, чтобы она окончательно не разрезала город.

— Зато дорога стала короче, ездить стало быстрее.

— Верно, но поэтому я и хочу сказать — в городе надо все взвешивать. А запускать трассу в город, в общем-то, не считается правильным.

«Какую бы проблему мы ни обсуждали — проблему ли бездомных животных с их отстрелами, проблему ли засыпки водных объектов, проблему вырубки ли — если ты можешь это чувствовать — ты не можешь к этому равнодушно относиться» «Какую бы проблему мы ни обсуждали — проблему ли бездомных животных с их отстрелами, проблему ли засыпки водных объектов, проблему вырубки ли — если ты можешь это чувствовать, ты не можешь к этому равнодушно относиться» Фото: «БИЗНЕС Online»

«КОГДА СТАЛКИВАЕШЬСЯ С ФАКТАМИ ЗАГРЯЗНЕНИЯ, ВЫРУБКИ, УНИЧТОЖЕНИЯ, ОТСТРЕЛА, ДУША ПЛАЧЕТ!»

— Не возникает иногда ощущения, что ваша работа в какой-то степени — сизифов труд?

— Бывает, да... Иногда накатывает ощущение и безысходности, и горечи — уже порой не знаешь, какие слова подобрать. Я помню, как в 1980–1987 годах участвовала в проекте оздоровления предельно грязных озер Кабан. Для меня это было самое значимое событие тех лет, мой опыт профессиональный начался с этого, моя кандидатская была посвящена спасению озер. И я очень хорошо помню, как после оздоровления озер Кабан в 1987 году снова был аварийный сброс сточных вод в озеро Нижний Кабан... И вот после очистки, когда предельно грязный, мертвый водоем стал умеренно загрязненным, вдруг очередной сброс — и всплывает рыба вверх брюхом. Вы знаете, я помню это чувство — стояла на берегу и рыдала. Я просто не могла на это смотреть.

— Но это, наверное, все-таки единичный случай...

— Иногда это приходит снова, накатывает, потому что, какую бы проблему мы ни обсуждали — проблему ли бездомных животных с их отстрелами и уничтожением, проблему ли засыпки водных объектов, проблему вырубки ли, если ты можешь это чувствовать — ты не можешь к этому равнодушно относиться. Когда сталкиваешься с фактами загрязнения, вырубки, уничтожения, отстрела, то стоишь, и душа плачет. Они же живые!

Потом приходишь в себя и думаешь: зачем ты этим занимаешься, почему ты это делаешь? Если ты не можешь достучаться до них, если ты не можешь это остановить? Потом успокаиваешься, берешь себя в руки — и по новой.

У меня есть желтая футболка для посвящения студентов на природе, я в ней выхожу для клятвы студентов. Футболку подарила мне дочь, и на ней огромными буквами написано «Берегите природу, мать вашу!». Это известный шутливый девиз вообще всех природоохранников, он пошел еще с дружин охраны природы. И вот выходишь в ней и видишь сначала изумленные лица студентов... И видишь, как до них доходит...

— Но ведь наверняка были и ситуации, когда вам удавалось настоять на своем? Что считаете своей самой главной победой?

— Оздоровление озер Кабан. Еще возрождение озер Чишмяле, Марьино, Харовое, Лебяжье... Наши проекты по Чишмяле и Лебяжьему были удостоены наград победителей выставки «Чистая вода» в 2016 и 2017 годах. Проекты Года водоохранных зон, где нам удавалось внедрить концепцию «живой реки». Один из самых важных результатов — создание профессионального коллектива лаборатории оптимизации водных экосистем (ей более 30 лет) и кафедры природообустройства и водопользования из учеников и коллег.

Еще одна из главных побед — это инвентаризация и паспортизация всех водных объектов и зеленых насаждений Казани. С 2000 года мы говорили о том, что надо все природные объекты взять на учет. И в 2007 году мы своей лабораторией оптимизации водных экосистем выполнили крупный городской заказ по инвентаризации всех природных объектов Казани. И вот тогда у нас было обследовано почти 600 территорий — разной площади, разной ценности. Работали почти 200 человек. Это были 2007–2008 годы. Я нечасто применяю данный термин, но эта работа была уникальной. Только в трех городах России подобного типа что-то делалось, и то не в таких масштабах. В Нижнем Новгороде сделали инвентаризацию 7 водных объектов — а у нас их было 250, а также более 300 объектов зеленых насаждений. Отсюда мы получили все цифры — по степени озеленения, по площади водного фонда, по ценности всех природных территорий. В связи с этим мы могли говорить, как можно создавать экологический каркас города, какие территории являются ценными для особо охраняемых природных территорий. Эта работа позволила столько узнать... Она позволила произвести в какой-то степени инвентаризацию краснокнижных видов растений и животных.

— А можете назвать какие-то цифры — сколько у нас в Казани краснокнижников?

— Вот, к примеру, в лесопарке «Лебяжье» у нас порядка 35 видов растений и 11 животных, занесенных в Красную книгу. Причем они там встречаются во многих местах, понимаете? Поэтому не так просто в лесопарке «Лебяжье» трассу провести, какую-то территорию отчуждения сделать.

— А есть внегородские исследования?

— С точки зрения моей научной работы у нас много других интересных исследований, не только в условиях города. Есть работа, связанная с изучением уникальных типов экосистем солоновато-водных карстовых озер, наше Голубое озеро — один из примеров. У нашей лаборатории очень сильные исследования по изучению водных объектов Марий Эл, по изучению водных объектов Абхазии, причем самых разных типов — горных, равнинных, карстовых и даже пещерных. В сентябре 2016 года мне присвоили звание почетного профессора Академии наук Абхазии, я стала самым первым обладателем этого титула в Абхазии и России, у меня диплом за номером 001. Я очень ценю то, что сделали абхазские коллеги-экологи. Для них, в условиях сложности признания Абхазии как самостоятельного независимого государства, было важно, что через наши совместные публикации о водных объектах Абхазии на многих зарубежных научных конференциях узнают об Абхазии как стране.

«Мне всегда важно, чтобы в природном объекте, которым является парк или какая-то территория — в первую очередь, чтобы никто не тронул природу» «Мне всегда важно, чтобы в природном объекте, которым является парк или какая-то территория, никто не тронул природу» Фото: «БИЗНЕС Online»

«МНЕ БЫ ОЧЕНЬ ХОТЕЛОСЬ, ЧТОБЫ БЫЛ ДРУГОЙ ПРОЕКТ ПО «ЧЕРНОМУ ОЗЕРУ»

— Кстати, как вы оцениваете преображение казанских парков и скверов? Нет ощущения, что все они делаются по европейскому образцу? Хочется же больше зелени, деревьев, кустарников...

— Вы знаете, я эколог, поэтому мне всегда важно, чтобы в природном объекте, которым является парк или какая-то территория, никто не тронул природу. Мне важно, чтобы в эти объекты не внедряли очень много всяких активностей, поэтому я не могу проанализировать все парки. Не могу сказать, как в них соблюден баланс, — я просто предупреждаю. Иногда нас слышат, иногда не слышат.

Например, мне бы очень хотелось, чтобы был другой проект по «Черному озеру». У меня в свое время, в 1989 году, выходила книга «Казанские озера. Исторический обзор», которая посвящена оздоровлению озер Кабан и исчезнувшим водоемам. Потом на основе наших исследований, рукописи книги и моей диссертации писатель Рафаэль Мустафин написал книгу «Озеро Кабан — озеро сокровищ». Но первоисточником, в котором была описана историческая ценность казанских водных объектов, преданий, легенд и историй, является книга «Казанские озера. Исторический обзор», мой соавтор — Юрий Степанович Котов, коллега, первый декан первого экологического факультета в стране.

Так вот Черное озеро имеет очень большую историческую ценность в том плане, что еще в булгарскую эпоху (XI–XIII века) на месте существующих озер — Черное, Банное, Поганое, Ключевое и Чистое — фактически существовала первая система казанского водопровода и канализации. Это не моя догадка. Эта догадка принадлежала моему отцу — когда мы с ним разбирали исторические материалы, он догадался, что это так.

— Он у вас историк?

— Нет, просто он мне помогал. Он был достаточно известный рационализатор, автор многих изобретений в области авиастроения. Просто он во время длительной болезни увлекся историей города Казани и мне привил этот вкус к истории. Он активно работал, мы с ним всегда все это обсуждали. И вот он тогда обратил внимание на расположение озер, на каскадность и сказал: «Слушай, а это же первый водопровод казанский!» И эта идея у меня в книге была отражена и дальше кем-то еще подхвачена.

Вот так, по крупинкам, в архивах, собирались сведения о том, что здесь было. Что здесь было Чистое озеро, Черное, Ключевое, Банное, Поганое. У них было дифференцированное использование, система перетекания воды. Один водоем использовался для питьевых целей, другой — для хозяйственных. Когда русские войска при взятии Казани обстреливали город, они знали про ценность этих озер. Они обстреливали именно чистые питьевые озера с навесных башен — и трупы жителей в них сваливались. Когда жители не смогли пользоваться водой из этих озер, люди стали умирать. А после того, как был взорван Тайницкий ключ, они погибли. Так вот эта история — только у меня в книге. А сам парк «Черное озеро» — он-то почему этой истории не имеет?

— С Наталией Фишман данную тему не обсуждали?

— Да, у нас не так давно состоялся разговор с Фишман, она сказала: может быть, надо как-то все-таки это отразить. И про историю озер Кабан мы тоже разговаривали, что можно сделать красивый видеоряд — Кабан на переходе всех этих столетий, показать, что было в его истории.

Есть знаменитая американская скульптура — пять женщин, переплетаясь, держат кувшин, и из них льется вода. Эта скульптура посвящена пяти великим американским озерам. А здесь у нас пять наших маленьких озер с большой историей. Когда-то я поделилась этой идеей с кем-то из специалистов «Казгражданпроекта», они тоже предложили сделать скульптуру из таких, булгарских, фигур — о том, что действительно было пять водоемов. Мои студенты несколько раз рисовали проекты воссоздания пяти озер на этой территории или пяти фонтанов с названиями озер. То есть, понимаете, идеи прямо клокочут.

Но для «Черного озера» всегда осуществляется идея ландшафтного сквера, в лучшем случае в стиле XIX века, хотя здесь была булгарская эпоха. Здесь было то, что было при взятии Казани. Вся эта реконструкция здесь могла быть отражена. Это же можно туристам показывать, в конце концов! Поэтому мне не нравится, как пока решается вопрос с «Черным озером». Не все отражено, что может быть.

«Свободного времени у меня очень немного. Как правило, это немного вечернего времени. Оно у меня уходит либо на экологическую благотворительность и лечение животных, либо просто на чтение»Фото: Оксана Черкасова

«НЕ ТАК ДАВНО МЫ ОБНАРУЖИЛИ, ЧТО МЫ, ОКАЗЫВАЕТСЯ,  ПРАВНУКИ КАЮМА НАСЫРИ»

— Расскажите о своей семье.

— Моя семья — это моя дочь. Ну и мои родные. Я очень трепетно отношусь ко всем родственным корням — очень их ценю, люблю и уважаю. Не так давно мы занялись своими корнями и обнаружили, что мы, оказывается, правнуки Каюма Насыри. Только не прямые потомки — у него не было родных. Когда стали раскапывать, выяснили, что в роду у нас чуть ли не 7 поколений мулл, просветителей. Когда живешь и думаешь, что у тебя чисто советские, рабоче-крестьянские корни, — это одно отношение. А когда начинаешь копать и выясняется, что ты, оказывается, относишься к великому клану просветителей татарского народа (и это не только Каюм Насыри, это еще несколько фамилий), возникает другое ощущение: что ты, так сказать, не дворняжка, пришедшая заниматься образованием и наукой, а, оказывается, тебе это на роду было написано. (Смеется.) Приятное такое открытие было, и я стараюсь это своей дочке тоже передать. Говорю ей: ты праправнучка!

— Ваша дочь пошла по вашим стопам?

— Да, моя дочь тоже эколог. Она также многое в жизни уже увидела, потому что была со мной во всех экспедициях. Ей был год и три месяца, когда я ее в рюкзак — и за спину, за собой поволокла на практику студентов. Она была во всех экспедициях в Марий Эл, в очень большом количестве экспедиций по Абхазии. И вот в Марийке, я помню, трехлетний ребенок сидел и рассуждал — Еры-еры. Там озера называются — Конан-Ер, Кичи-Ер. «Еры-еры, мама, сплошные Еры, они когда-нибудь кончатся?» Очень люблю марийский край, поэтому могу бесконечно про него рассказывать.

Так вот моя дочь — человек, который экологию впитал с детства. У нее были проблемы в детстве, травмы были, из спорта пришлось уйти, на домашнем обучении она была, когда училась в лицее при КФУ. И в первые годы, когда она начинала учиться, конечно, все это было непросто. Но она занималась очень много самообразованием и самообучением — сама себя сделала, я считаю. Хотя ей за мою гражданскую позицию доставалось. Но об этом не хочется вспоминать... Мне было очень трудно смириться, когда она приняла решение учиться за рубежом, в Австралии. Там, где нет грантов совершенно, где невозможно отыскать бесплатный вариант образования. Она выбрала страну, которая ей показалась интересной в плане экологического образования.

— То есть она сейчас там?

— Да. Она закончила Мельбурнский королевский технологический университет, один из высших университетов в мире, по специальности «городское планирование и окружающая среда». И наше общение каждодневное — не только личное, а профессиональное — меня очень сильно обогащает. Обогащает идеями в области зеленой экономики, экологического градостроительства, экологического проектирования. И пересекаемся мы чаще даже не в Казани, а на зарубежных конференциях. Она участвовала в зарубежных стажировках вместе со мной, она участвовала в конференциях, сама зарабатывала на это деньги. И для меня это такой высокий ее подвиг — дело эколога, который работает за рубежом и старается новые идеи и технологии оттуда привнести сюда. Сейчас она уже полгода работает в международной проектной экологической фирме в качестве водного инженера-эколога.

— В Казань возвращаться не собирается?

— Я не знаю, она человек мира. Пока еще у нас там запланировано получение образования с точки зрения диссертации. Мне, например, трудно представить, что я могу работать где-то вне Казани, а она просто с другой идеологией. Она может работать в любой стране. Но она работает на уровне мировых технологий, учится этому и нам это несет. Присылает без конца информацию. Это очень дорогого стоит. Мне, конечно, хочется, чтобы ребенок был рядом. Хотя это уже взрослый ребенок... Она иногда говорит: «Мам, это у меня от тебя все».

— Расскажите о себе. Как проводите свободное время — в театры, на концерты успеваете ходить?

— Свободного времени у меня очень немного. Как правило, это немного вечернего времени. Оно у меня уходит либо на экологическую благотворительность и лечение животных, либо просто на чтение. Иногда, чтобы просто отвлечься от всего, что вокруг происходит, могу себе позволить посмотреть фильм. Походы в театр для меня — очень большие праздники. Они время от времени, естественно, бывают, просто для меня это праздники. Еще очень люблю участвовать в конференциях. Во время работы там, как в путешествии, стараюсь всегда познать окружающий мир вокруг, насколько это удается. Впитываю, как губка, все то, что происходит в других странах. Я обязательно после конференции побегу что-нибудь смотреть — все, что можно, я обязательно увижу, сфотографирую. Люблю еще популяризовывать идеи — то есть в какой-то степени просвещать. Это, наверное, просто заложено уже на корню — если я что-то знаю, я стараюсь показать это, сбросить ученикам или коллегам.

— То есть у вас нет деления на работу и остальную жизнь? Все в совокупности?

— Нет. Причем это идет уже многие годы. Есть семья, дом, есть работа. А все хобби — они в рамках работы идут. Не могу сказать, что я до одури сижу — вышиваю, ничего подобного. (Смеется.) Если я путешествую, то путешествую с экологическим уклоном. Даже не могу сказать, когда я вообще в последний раз в отпуске-то была.

Цикл работы преподавателя очень напряженный. Будучи заведующей кафедрой природообустройства и водопользования ИУЭиФ КФУ, я это ощутила в полной мере. Работа идет циклами: 1 сентября ты приходишь, работаешь первый семестр, потом идут экзамены, потом заочники, потом второй семестр, между ними почему-то не удалось отдохнуть... Потом заканчивается второй семестр, идут выпуски, потом практики, потом прием, потом сразу 1 сентября. Где там отпуск — я не вижу!

— Видимо, там, где у остальных отпуск, у вас практика!

— Да-да. То есть там идет практика, потом приемные комиссии, потом дней 10 какой-то перерыв бывает в августе. И в эти рамки надо успеть втиснуть экспедицию в Абхазию. Куда-нибудь еще в поле выйти со студентами. Поэтому я отдыхаю исключительно в экспедициях или на конференциях. По-другому у меня сейчас не получается. Наверное, это неправильно. Наверное, есть опасность сгореть. Но я думаю, что лучше полыхать факелом, чем тлеть головешкой!

— Какая у вас главная профессиональная мечта?

— Вы знаете, мы недавно с моей дочерью по телефону обсуждали, какие есть цели. Я говорю: «Ты знаешь, я что-то большие цели перестала видеть». Она спрашивает: «А какие у тебя сейчас цели?» Я отвечаю: «Ну мне хочется, чтобы ООПТ у нас было больше, чтобы водные объекты у нас все были с зелеными зонами, с естественными». Она говорит: «Ничего себе, мам. Такие цели глобальные, а ты говоришь!» (Смеется.) Вот это профессиональное. То есть мне хочется, чтобы на моих глазах не исчезали природные объекты, а только увеличивались, чтобы улучшалось их состояние. К сожалению, это пока не так.

— Новые книги писать не планируете?

— Планирую. У меня в планах действительно написание нескольких книг, причем некоторые из них уже наполовину написаны. Некоторые просят переиздания. Но на все это надо время. А его у преподавателей очень немного, потому что у нас все-таки очень много зон ответственности, много документации, которую надо готовить. У нас есть требование времени, что приоритет отдается не монографиям, а статьям в журналах высокого уровня — Scopus, Web of Science и так далее. А душа просит книгу. Когда они все будут написаны, я не знаю. Но хочу поставить себе цель — ежегодно все-таки одну книгу, или монографию, или учебное пособие издавать.

— Ну так у вас вообще много целей!

— Мне на самом деле много что по кафедре надо сделать, новое направление открыть. У нас как-то традиционно университет видят как сообщество юристов, экономистов, химиков, физиков, математиков. А вот природоустроителей, инженерных экологов, коими мы являемся, наверное, увидят лет через 20 работы, так, чтобы сказать: «Не, мы только туда идем!» Поэтому, конечно, хочется, чтобы студенты приходили талантливые, чтобы сразу были ориентированы... Потому что, сколько ни говори, переломить 200-летнюю историю развития, к примеру, химии в КФУ не удается. Хотя к нам тоже сдают химию. И конечно, когда мы видим, что на химфак очень много студентов идет, а к нам поменьше, бывает очень обидно, потому что дело, которое мы делаем, очень важное. Но я думаю, все со временем придет.

— Может быть, одна из причин — в том, что экологом работать непросто?

— Область очень уязвимая. Очень сложно быть объективным, когда со всех сторон идет какое-то давление. Огромное количество специалистов-экологов уходят работать в экологические производственные фирмы, где начинают в какой-то степени работать на оправдание строек, на оправдание производственной деятельности. То есть они там становятся специалистами в области окружающей среды. А экологическое воспитание, экологическое образование — оно другое подразумевает. Оно подразумевает боль за природу.

Поэтому я желаю всем экологам — инженерным и био — не терять то главное, что есть в нашей науке, стараться быть объективными в любой истории и, самое главное, помнить, что ты должен улучшить, а не оправдать, оптимизировать, а не уничтожить. Понимаете?

— Год назад вы стали женщиной года по версии «БИЗНЕС Online». Это стало для вас какой-то неожиданностью?

— Поверьте, мне даже в голову не приходило, что такое может быть! Это ведь никак не организовывалось с моей стороны. Никто из близких мне людей не участвовал в этом. Еще для меня очень важно, что в интернет-голосовании читателей они отдали мне почетное третье место. А это все-таки связано уже не с мнением газеты, которая и так меня выдвинула на первое место, а с мнением всего татарстанского общества.

Поэтому для меня это очень важно, я глубоко и искренне благодарю газету «БИЗНЕС Online» за столь высокую оценку моей профессиональной деятельности, гражданской позиции, общественно-профессиональной деятельности.

Я всю жизнь работаю со средствами СМИ, пропагандирую, наверное, тот путь, который озвучивал в свое время еще мой учитель Виктор Алексеевич Попов. Скоро, 15 марта, будет очередная дата со дня его рождения. Мы будем делать конференцию — чтения имени Попова. И Виктор Алексеевич нам всегда завещал работать с печатью, телевидением, радио, работать с населением, с общественностью, работать грамотно, профессионально и усердно стараться донести экологическую информацию через СМИ. Донести, используя этот путь, используя этот канал активно — для цели экологического образования. Поэтому в моей жизни, наверное, больше 200 публикаций, которые я сама делала в СМИ. А сейчас, наверное, уже 200 или 300 интервью — я уже со счета сбилась, сколько их было за эти годы.

Это разные пути: сначала я писала сама, а сейчас меня спрашивают. Но, мне кажется, оба эти пути важны.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (121) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
9.03.2018 09:32

Спасибо за борьбу за сохранение природы.

  • Анонимно
    9.03.2018 09:32

    Спасибо за борьбу за сохранение природы.

    • Оптимист
      9.03.2018 18:51

      Экология один из главных показателей качества жизни
      Может и самый главный так как напрямую влияет на здоровье

  • Анонимно
    9.03.2018 09:38

    Почтение и уважение,таким людям.

  • Анонимно
    9.03.2018 09:38

    как можно хотеть готовить высококлассных специалистов и открывать заочное отделение?? никак. деньги и еще раз деньги. Кстати, а почему слово Scopus выделено жирным? это обычное требование университета и каждый его сотрудник пишет статьи. Гуманитарии преимущественно в Scopus, естественники в WOS.

    • Анонимно
      9.03.2018 09:55

      Не у каждого есть возможность учиться очно, если уж на то пошло

      • Анонимно
        9.03.2018 17:27

        но как подготовить высококлассного специалиста с якобы инженерным уклоном заочно??? для тех у кого нет возможности учиться на дневном должно быть вечернее (как в каи) или заочное но по другим специальностям (менеджмент, бухучет), по которым реально организовать дистанционное обучение

    • Анонимно
      10.03.2018 03:48

      Зачем отрицательно о заочном образовании?Кроме того, в интервью вообще ни слова о заочке, так что же тогда обсуждают?

    • Анонимно
      10.03.2018 04:48

      Давайте не быть злопыхателями... Статья посвящена экологическим проблемам города, а не платному образованию

      • Анонимно
        10.03.2018 11:58

        невозможно бороться с экологическими проблемами не имея хороших специалистов

  • Анонимно
    9.03.2018 09:49

    Казанку забетонировали, Кабан бетонируют. Куда водным видам спорта деваться, чайкам и лебедям???

    • Анонимно
      9.03.2018 12:22

      У вас бетон а у нас фикалии в казанку.высокогорский район п дачное разлилось болото по полю запах стоит и все в казанку,эта вся масса даже не замерзает .

  • Анонимно
    9.03.2018 10:02

    Наши экологи пишут в журнал Science? Что-то не верится.

    • Анонимно
      9.03.2018 17:28

      зайдите на сайт университета. Личные страницы преподавателей Института экологии и природопользования.

      • Анонимно
        9.03.2018 19:59

        Приведите лучше хоть одну конкретную работу, DOI хотя бы. А то у Мингазовой в скопусе последние журналы идут в 2015, и те мусорные.

        • Анонимно
          10.03.2018 11:54

          не знаю как у Мингазовой со статьями... ссылка на статьи Scopus директора Института экологии и природопользования https://www.scopus.com/authid/detail.uri?authorId=6603604965

    • Анонимно
      10.03.2018 03:55

      Читайте внимательнее, не журнал Science имелся в виду, а база данных Web of Science, трудно что ли быть внимательными?

  • Анонимно
    9.03.2018 10:04

    ЧЕКА
    Всеми фибрами души хотел бы поддержать героиню в вопросе ВСМ о необходимости пересмотра ее в пользу Южного варианта.

    Если ВСМ пройдет по нынешнему варианту, то Казань станет просто одной из точек ВСМ со всеми экологическими проблемами перечисленными Мингазовой , если Южный вариант - то Казань получит мощный опережающий рывок в развитии города на несколько десятилетий вперед..

    Южный вариант даст:
    1. возможность практически одновременного строительства южной обьездной автодороги (ЮКАД).
    2. Возможность совместить мост ВСМ с автомобильным мостом.
    3. Даст мощный толчок развитию Аэропорта, полностью привязав Ульяновск и Чебоксары к Казанскому аэропорту.

    4. Тогда напрашивается развитие 2 ветки метро не только в сторону Меги, а еще больше в обратную: Дубравная -РКБ- Ферма -Березовая Роща и далее по существующим ж.д. путям до аэропорта.
    Таким образом соединив веткой метро всю Казань от Аэропорта до Авиастроительной

    Есть моменты когда власти не должны пускать дело на самотек - типа время покажет или идти на поводу у федералов.
    Например в свое время были сделаны 2 стратегические ошибки из-за того подхода:
    1. Нерешительность в вопросе обьединения АК Татарстан и АК Барс Аэро, в результате исчезли обе и республика осталась без базовой авиакомпании, что очень сильно тормозит развитие аэропорта Казань в целом и города Казань в частности.
    2. Пассивное наблюдение за ТБФ, что нанесло коллосальный урон экономике республики и населению ..

    Считаю что если ВСМ не пройдет по Южному варианту, то удар по перспективе развития Казани будет значительно больше чем урон от банкротства ТБФ и исчезновения авиакомпаний ..

    • Анонимно
      9.03.2018 11:56

      Вокзал должен быть в городе, опыт всех стран это показывает. Какой смысл в скоростном поезде, если я буду 2-3 часа до вокзала добираться?

      • Анонимно
        9.03.2018 14:31

        Так в Казани же есть аэроэкспресс уже до аэропорта, за 20 минут уже там. Уже все было продумано фактически. Вот этот аэроэкспресс и надо использовать, чтобы добраться до Южного варианта, вокзала около аэропорта.

        • Анонимно
          9.03.2018 20:01

          Сначала добраться до вокзала, потом на вокзале ждать электричку, потом ехать на ней, потом топать от электрички до поезда. Это всё очень удобно.

        • Анонимно
          9.03.2018 21:20

          Нет, вы не совсем правы. Есть еще зона охраны аэропорта, и там не может быть ВСМ. Получается, что вокзал ВСМ от ахэропота еще километрах в 10 был бы, или дальше. Я уж не помню просто.

      • Анонимно
        9.03.2018 14:32

        Так города все равно туда развивается, на Восточную дугу, вот и будет там вокзал. Казань же больше будет.

    • Анонимно
      9.03.2018 15:25

      А нужны ли вообще эти авиакомпании? Только деньги в них вливают, а отдачи никакой. Получается, что только ради понтов и набивания карманов отдельно взятых личностей.

    • Анонимно
      10.03.2018 04:34

      Что печально и опасно, что в Генплан закладывается ВСМ через город. И что архитекторы Казани теперь уже почти смирились с этим. Казанские архитекторы сильны и известны, а Генплан делает московский институт. Почему своим не доверили?

      • Анонимно
        10.03.2018 13:08

        Потому что везде колхоз. И даже новый генплан с этими хотелками и качеством решений - тоже колхоз. Трассировка ВСМ - это тоже колхоз. Патамущто колхоз в заказчиках сидит.

  • Анонимно
    9.03.2018 10:06

    Дочь, человек мира. Она может работать в любой стране. Кроме России, конечно.
    Дальше, что-то читать про потомков К. Насыри нет смысла.

    • Анонимно
      9.03.2018 10:13

      Это вы уже от себя домыслили, уважаемый

    • Анонимно
      9.03.2018 11:42

      А я считаю, что от этого только польза, потому что, как было написано, это позволяет изучать зарубежный опыт и исследования и привносить это в нашу страну. Наоборот должны быть организованы зарубежные стажировки для всех студентов.

  • Анонимно
    9.03.2018 10:12

    В пойме Казанки за дворцов единоборств началось строительство, площадку уже разровняли. Все уникальные для Казани животные уже не проснутся весной.у экологов кто то спрашивал вообще?

    • Анонимно
      9.03.2018 16:40

      "Бери! Дели! Хватай!" - девиз муниципалов.

    • Анонимно
      10.03.2018 12:16

      А что экологи? сами по себе просто консультативный орган, формальный даже. Вот если бы группа была сформирована с участием экологов, прокуратуры и силовиков, с правом остановить любую подозрительную деятельность до выяснения подробностей и с правом наложения штрафов... Может быть тогда кто-нибудь прислушался.

  • Анонимно
    9.03.2018 10:17

    Низкий поклон и слова огромной благодарности Нафисе Мансуровне! Она - настоящий подвижник!

  • Анонимно
    9.03.2018 10:31

    вот такие люди понимающие и любящие природу-матушку должны принимать решения и давать разрешения на производство любых работ в водоохранных зонах страшно смотреть что творят по берегам рек и озёр!

  • Анонимно
    9.03.2018 10:44

    Нафиса Мансуровна много сил и времени отдала защите экологии озера Кабан. Сколько копий было сломано при подготовке проекта гребного канала. По проекту было заложено 3 очистных сооружения. закрытие стоков. Что по факту. Где очистные?, Сколько стоков закрыто? Берега Среднего Кабана отсыпали песком, глиной частично гранитным гравием. Уничтожили естественные места нерестиищ, пропала андатра. Сегодня все это находится в плачевном состоянии. На 26.03.2018 г. на 16-00 в зданиии ГлавАПУ , Груздева, д 5 постановлением Мэра г. Казани от 19.02.2018 №17 назначены публичные слушания по обратному перезонированию зоны парков (Р2) в рекреационно-ландшафтную зону (Р3) земельного участка площадью 94416 кв. м кадастровый №16:50:000000:940 вдоль берега озера Средний Кабан для размещеия резеденции Генерального консульства Турции Казани. Как это понимать в год парков и экологии???

    • Анонимно
      9.03.2018 11:30

      Не обманывайте, Ондатра там во всю резвиться

      • Анонимно
        9.03.2018 12:41

        Чтоб андатра резвилась и выводила здоровое потомсмство необходимы берега не засыпанные камнем, а заросли "камыша", а сейчас резвятся выжившие в спартаских условиях особи, как и утки живущие в грязной воде Булака. Я коренной житель в 5 поколении береговой зоны Кабана и не понаслышке знаком, что было и что стало. Мы люди тоже резвимся-адаптировались, но население сокращается стремительно. Думайте головой, что останется нашим детям и внукам.

        • Анонимно
          9.03.2018 17:30

          вообще то считается что камышом все зарастаем там где грязно

          • Анонимно
            9.03.2018 17:55

            Самое рыбное место на Волге - это пойма вблизи Астрахани заросшая камышом. Рыба-дура?

    • К кануну универсиады практически по всему периметру Среднего Кабана отсыпали грунтом и камнем с геосеткой. Всё это стоит, разрушается временем и волнами. Надо было доделывать и хотя бы пустить велодорожки, поставить мачты освещения. Деньги на ветер. И ведь наверняка отчитались о проведении работ по благоустройству - комитет благоустройства вроде этим занимался.

  • Анонимно
    9.03.2018 10:46

    Лучше бы чиновник деревья сажали бы как во времена СССР.

    • Анонимно
      9.03.2018 13:35

      Вот у нас на Даурской вырубили много хороших деревьев, превратили местность в пустыню. Автор безобразия - УК Высота. При школе был сад, где ученики ухаживали за деревьями, так руководство школы все сравняло с землей. Когда все это прекратится?

      • Анонимно
        9.03.2018 16:41

        Автор безобразия - мэр с его "культурой" отношения к природе и правам горожан на безопасную благоприятную среду.

      • Анонимно
        9.03.2018 19:35

        А в школе что вырубили? Тоже недалёкие, "окультурили"?

  • Анонимно
    9.03.2018 10:56

    На территории республики находится самый большой водный бассейн во всём Поволжье, но вот парадокс, лесистость составляет всего лишь 16-17 процентов и продолжает ежегодно сокращаться. Наверное, такое происходит не со злого умысла, но точно от незрелости людей, в чьей власти создать программу восстановления лесов до 30% от всей поверхности суши. Осуществление данной программы, в купе с программой восстановления рек и озёр, позволит качественно изменить целые отрасли экономики, расширить сферы приложения созидательных идей и сил людей. Да, для начала необходимо осознание, что лес растёт долго и уничтожать уже выросший лес сегодня значит обкрадывать самих себя и своих потомков. Лес восстанавливается долго и двадцать лет для него не срок.
    ----------------------
    Конечно, доминанта строительства позволяет всем причастным обогатиться, но для этого достаточно свободных от леса территорий.
    ----------------------
    Конечно же, первым пунктом должно быть объявление моратория на вырубку леса вообще. Далее нам следует привлечь как можно большее число населения в программу восстановления лесов. Разработка программы оптимальна в срок 2019-2020 года, финансирование как по федеральной, так и республиканской программам. При этом нет нужды экспроприации земель у наших новых землевладельцев, достаточно включить эти земли, что неизбежно, в программу и обязать участвовать, так мы создадим зелёный каркас, о котором постоянно говорят экологи.
    ----------------------
    Кабинет министров ни разу не сообщил нам в развёрнутой и всем понятной форме, что происходит с лесным покровом и какие возможности его сохранения и восстановления они видят. А ведь это первый и необходимый шаг.
    ----------------------
    Что касается культурного воспитания населения, то уже с первого класса можно и нужно приобщить всех детей и взрослых высаживать лес, ежегодно и не раз предоставляя каждому такую возможность. И что-то измениться, лес станет к нам ближе, облагородит нас, сделает добрее и чище. Что скажете?

  • Анонимно
    9.03.2018 10:57

    Тахир Давлетшин
    ВСМ - экономический, транспортный проект, а не экологический.
    Поэтому Южный обход Казани даже не рассматривается специалистами.
    Являясь автором железнодорожного обхода Казани (не только ВСМ, но и обычной ЖД), также против
    прохождения магистрали через марийские леса:
    надо строить мост между городами Зеленодольск и Волжск и выйти на безлесистую Чувашию.

    • Анонимно
      9.03.2018 11:48

      Похоже тут конфликт между экономикой всмщиков и территориальными субъёктами. ВСМ нужен, конечно, но совсем необязательно любой ценой. Кто сможет повлиять?

    • Анонимно
      9.03.2018 18:50

      Тахир. нельзя допускать измерение качества жизни только рублем. Человек, всего лишь часть природы. Мы обязаны беречь природу и не допускать строительства любого обьекта без разрешения экологов. Карабай

    • Анонимно
      10.03.2018 04:09

      Конечно, ВСМ не экологический проект. Это же не парк. Только его то все равно надо оценивать не только экономически, но и экологически, делать оценку воздействия, сравнивать все три варианта. А то вся оценка идёт по центральному варианту, а другие же в проекте не рассматривались. На публичных слушаниях никто от проектировщиков ни слова не мог сказать про южный вариант, они с ним не работали просто.

  • Анонимно
    9.03.2018 11:16

    Удачи вам, Нафиса Мансуровна, в достижении ваших целей!

  • Анонимно
    9.03.2018 11:17

    Со средствами СМИ - это как?

  • Анонимно
    9.03.2018 11:35

    Проект Генерального плана Казани до сих пор недоступен, неопубликован!
    1 марта 2018 года закончилось согласование с федеральными ведомствами.
    А для горожан и независимых экспертов тайна за семью печатями!
    Это "народной властью" зовётся.
    Отжать любой ценой у Природы и у граждан лакомые кусочки!
    Расчет прост:
    Нет доступа к проекту Генплана- нет нарушений.

    • Анонимно
      9.03.2018 16:46

      Нынешний генплан - корректировка старого со всеми хотелками застройщиков и приведение в легитимное поле того безобразия, которое в нарушение предыдущего генплана (доеумента высшей юридической силы) понаделали муниципальнын органы. Оно , безобразие, им и останется на столетия и десятилетия, являясь уродливым памятником феодальных времен истории Татарстана и России.

    • Анонимно
      9.03.2018 19:15

      Понятно одно - власти города заботятся о внешней картинке, а не об экологическом благополучии города. Что толку находиться в десятке рейтинга, если при этом люди дышат зараженным воздухом и пьют загаженную воду. Наша республиканская онкологическая больница переполнена больными "под завязку" и это страшно.
      Пока не поздно надо достучаться до властей, чтобы они переориентировались на "нижегородскую" модель развития города. Нельзя использовать город как дойную корову в ущерб экологическому благополучию и, соответственно, здоровью его жителей.

      • Анонимно
        10.03.2018 04:13

        Справедливо! Нельзя строить за счёт уничтожения природы в городе!

    • Анонимно
      9.03.2018 21:24

      Вот информация по генплану - предложения ГУП НИПИ Генплана Москвы по фунциональному зонированию:

      https://www.kzn.ru/meriya/ispolnitelnyy-komitet/upravlenie-arkhitektury-i-gradostroitelstva-ispolnitelnogo-komiteta-g-kazani/gradostroitelstvo/podgotovka-novogo-generalnogo-plana-gorodskogo-okruga-kazan/

      • Анонимно
        10.03.2018 04:14

        Генплан сориентирован на то, что ВСМ пойдет по городу, и через Лебяжье

      • Анонимно
        10.03.2018 04:58

        Вот почему Казанские архитекторы не вовлечены как участники? Что, москвичи лучше знают Казань? Или из взгляд ,,со стороны,, правильнее, чем своих?

  • Анонимно
    9.03.2018 11:40

    Инициативная группа жилых массивов Первомайский, Калининский, Воскресенский, Старые Горки готовят жалобу в органы прокуратуры по отсутствию доступа к проекту Генплана Казани.

    • Анонимно
      9.03.2018 19:18

      Молодцы. Они есть где-то в интернете? Может быть какая-нибудь официальная группа в соцсетях?

  • Анонимно
    9.03.2018 11:56

    Преподавала у нас, очень хороша женщина.

  • Анонимно
    9.03.2018 11:57

    экологией в Казани и не пахнет, точнее пахнет, но другим! Последнюю неделю наблюдаю за состоянием воздуха на сайте метеорологии. Там показатели по опасным веществам каждую ночь превышены, на улице стоит невыносимая вонь, которая проникает в квартиры. Где-то явно идут выбросы. Травимся. Написал во все инстанции, ни от одного ответа пока не получил. Ведь год экологии прошел

    • Анонимно
      9.03.2018 19:00

      В районе Азино тоже с запада тащит чем-то. Запах странный

    • Анонимно
      9.03.2018 20:02

      Верно, в районе ул. Вахитова почти каждую ночь гарью пахнет, запах горящей резины, явно выбросы. Раньше ничего подобного не было, переживать начал, кто знает, что это за выбросы. Куда писать?

      • Анонимно
        10.03.2018 14:29

        раньше тоже вонь была, но раз в месяц-полгода. а вот последняя неделя каждый день. напишите для начала в народный контроль. мою заявку передали экологам, если больше людей будет на это жаловаться, может что-нибудь получится. удивлен,что сми никак на это не реагируют, очень печально

    • Анонимно
      10.03.2018 14:11

      Действительно, на Горках каждую ночь воняет какими-то газами. Вроде самый экологически чистый район, ни одного промышленного производства здесь нет, но запах газа уже которое утро и ночь отравляет воздух, который проникает в квартиры. Экологическая полиция куда смотрит?

  • Анонимно
    9.03.2018 12:12

    У нас есть государственные люди которые занимаются экологией. И наверное не глупее Мингазовой. А ей наверное надо заниматься своей непосредственно работой если она у нее есть.

    • Анонимно
      9.03.2018 12:57

      Мудрый чиновник должен делать выводы из рекомендаций таких специалистов, как Нафиса Мансуровна. Её часто приглашают на мероприятия те же чиновники "государственные люди", но практически мало делают. И кто тогда по вашему мыслит о нашем будующем по государственному? Профессор Нафиса Мингазова или чиновники не выполняющие свои же принятые решения и не прислушивающиеся к жителям города?

      • Анонимно
        9.03.2018 21:36

        Для начала дайте определение, что есть мнение "жителей города", что оно стоит и где закреплены права населения? Ответ прост — фактически нигде и никак. Так называемые "общественные слушания" таковыми не являются. Да, очень важно какого цвета будут скамейки и совсем никому не интересно мнение населения по более серьёзным вопросам, например, несостоявшаяся засыпка озера Харовое (тогда озеро спас президент Р.Минниханов).
        Если у граждан отняли основы местного самоуправления, заменив их мнением вышестоящих муниципальных и государственных товарищей, о чём разговор? Хотите себя защитить? В правовом смысле нет никаких нормальных инструментов, только ничем необеспеченные декларации.
        Для нормализации общественных отношений стоит вернуть в общество понятие местного самоуправления и обеспечить его финансово. И да, получателями этих средств должны быть не сегодняшние муниципальные товарищи, а непосредственно жители (интересы муниципалов никуда не денутся, их карман будет при этой схеме раз в десять больше).
        Могут быть и другие пути решения этих задач, но вряд ли сплав денег и управления предложит нам сегодня что-либо разумное, а сами граждане законодательной инициативой обладают лишь декларативно. А вы как считаете?

    • Анонимно
      9.03.2018 13:03

      "У нас есть .." - Ха-ха!
      ничего у нас нет, одна дырка от демократии и нормально работающих гражданских и государственных институтов. Благодаря подвижникам и людям своего дела наша страна еще не задохнулась от продуктов жизнедеятельности поедающих ее чиновников и олигархов.

    • Анонимно
      9.03.2018 15:14

      У нас нет ни одного из ник кто бы остановил вырубку лесов с 1951 года. Есть возражения?

    • Анонимно
      9.03.2018 19:03

      Нафиса Мансуровна удивительно умный и добрый человек. Работал с нею на экологическом факультете. Специалист высшей квалификации, которых не так много по всей РФ. На месте президента Республики Татарстан я назначил бы ее министром Экологии, но это, к сожалению, никогда не произойдет, потому что спокойная жизнь у него закончится и он это знает. И по-этому, мы с вами будем свидетелями еще многих строек, где научная точка зрения наших замечательных казанских экологов, будет не востребована. Карабай

    • Анонимно
      10.03.2018 05:04

      Государственные люди? Чиновники ведь исследованиями экологическими не занимаются. Этим занимаются специалисты, учёные. Так что правильно все в статье, учёный ответил на вопросы

  • Анонимно
    9.03.2018 12:24

    Очистных сооружений нет нигде !!!все и все в казанку от Дербышек до арска!!!вода за зиму то Зеленая то синяя в казанке

  • Анонимно
    9.03.2018 12:46

    Хорошее профессиональное интервью. Сразу видно, что человек пашет. И надо бы, чтобы прислушались, правильно говорит и советует. А злопыхатели всегда найдутся.

  • Анонимно
    9.03.2018 13:02

    Нафиса Мансуровна, спасибо! Вы - большая молодец. Очень Вас уважаем за Вашу самоотверженную работу по сохранению природы.

    • Анонимно
      9.03.2018 22:20

      Каждый бы делал свою работу по закону и совести, проблем бы не было.

  • Анонимно
    9.03.2018 13:15

    По вопросу ВСМ городу надо вернуться к проблеме. Надо сберечь леса республики, Марийки и Чувашии, трасса там сильно по лесам идёт. Во многих странах ВСМ есть, но их стараются пустить по открытым пространствам, так безопаснее, и для людей в поезде, и для животных в лесах.

    • Анонимно
      9.03.2018 19:25

      Я в шоке, как у наших властей рука поднимается принимать такие решения. Как можно безжалостно вырубать ценные леса, когда есть вариант проложить ВСМ без такой вырубки.

      • Анонимно
        9.03.2018 22:23

        ВСМ до Казани вряд ли дойдет, спасибо хоть обещаниями кормят для поднятия духа.

  • Анонимно
    9.03.2018 15:11

    "Если ему станет нужно понять, как сделан тот или иной предмет, к утру следующего дня он будет профессором по производству этого предмета."

    Так не бывает. Что жизнь успешно и доказывает уже который раз.

  • Анонимно
    9.03.2018 15:18

    Нафиса Мингазова очень чётко сформулировала проблемы города. Не возможно построить здоровое общество, если в городе нечем дышать. Как можно засыпать мелководья- ведь это ещё со школы известно, что именно там происходит очистка водоемов естественным путём. Никогда река или озера не будет живой и благополучной в бетонных берегах. А зеленые насаждения- посмотрите что происходит! Новые дома просто втискивают между имеющимися, вместе что того, чтобы устроить там парковую зону, пусть не большую, но все же оазис свежего воздуха.

  • Анонимно
    9.03.2018 15:21

    Наши аульные госчиновники всех мастей дальше своего кармана ничего не видят, им ничего не надо, чихали они на природу, на природные богатства, отхватить и смыться.

  • Анонимно
    9.03.2018 15:57

    У нас центрального водопровода по улице журналистов нет от асфальтового завода и до унистроя а вы про экологию)))

  • Анонимно
    9.03.2018 17:20

    Кстати, в тему... За домом на Сибгата Хакима, 60 (ЮИТ) уничтожают заросли под строительство 18-этажной частной больницы Татнефти. Когда-то обещали 4-5-этажную больницу скорой помощи, но потом средства пошли в 7-ю больницу на Чуйкова. При этом, дополнительно под новую дорогу между домом и больницей отбирают половину детской площадки. Журналисты, ау!

  • Анонимно
    9.03.2018 17:58

    Хорошо, что в Казани есть такие. как Нафиса Мансуровна. Большое ей спасибо.
    Может, не совсем в тему, но хочу обратить внимание, как загажены придворовые территории собачьим дермом. Особенно, это видно сейчас, на снегу. Ведь накапливается годами в почве, ветром с пылью поднимается в воздух. которым дышим. И кто больше времени на улице - старики и дети . С обувью тащим это домой. И так из год в год. И какие " эстетичные" эти собачьи тропы. Уже свыклись с видом этого дерьма.
    Я не против собак. Гадят не собаки, а их хозяева. Не видел ни одного с совком и пакетом, чтобы собирали за своей собакой.
    БО, поднимите эту проблему, пожалуйста.

    • Анонимно
      10.03.2018 04:24

      А это ведь опять потому, что территориально не планируются во дворах площадки для вынула собак, а надо их делать, обязательно

  • Анонимно
    9.03.2018 18:17

    Спасибо Вам!!!

  • Анонимно
    9.03.2018 18:35

    Спасибо, что есть такой человек как Мингазова!

  • Анонимно
    9.03.2018 18:45

    Сорок лет как уехал молодым специалистом из Казани по распределению . Но вот до сих пор в центре города два поселка Калуга и Ометьево представляют места с ужасающей экологией. Каждый раз приезжая в свой родной город вижу .как вокруг настроили дворцов и стадионов ,а до них не доходят руки.

  • Анонимно
    9.03.2018 18:54

    Спасибо Вам большое, Нафиса! За Ваш труд, за то, что делаете такое благое дело. Сил Вам, здоровья и счастья!

  • Анонимно
    9.03.2018 20:10

    Бик зур рэхмэт Нэфисэ ханум! Мэнге Тау

  • Анонимно
    9.03.2018 21:22

    Уезжать пора из Казани, вот только куда...?

  • Анонимно
    9.03.2018 21:23

    беспомощная она в лицемерном мире.

    • Анонимно
      9.03.2018 22:23

      Да уж, нынче в чести только деньги. Власти живут одним днем, о будущем не думают. Наступит время, потомки будут проклинать нас за такое попустительское отношение к природе.

  • Анонимно
    9.03.2018 21:58

    Всё это её работа и смысл жизни, спасибо ей. Но ни слова про МСЗ и другие атмосферные загрязнения. Загрязнение воздуха в городе ложится на водные поверхности и вреда больше чем от засыпок берегов.

  • Анонимно
    9.03.2018 21:59

    Нужен закон, в соответствии с которым, хозяин собаки несет прямую ответственность и уплачивает налог за содержание собаки. Если по какой то причине собака оказалась выброшенной на улицу, то хозяин плотит крупный штраф. Значительно увеличить штрафы за отсутствие на собаке намордника, а так же за отсутствие у хозяина собаки пакета и совочка для уборки собачьих фикалий. В соответствии с международной практикой запретить содержание некоторых пород собак, которые опасны для окружающих людей. Приравнить право владеть собакой с правом водить автомобиль, т.е. прежде чем завести собаку, человек должен пройти спецподготовку. Карабай

    • Анонимно
      9.03.2018 22:30

      Т.е. сдать на право владения собакой, получить гос. номер, ОСАГО и желательно иметь браслет с адресом проживания. Действительно и нет проблем.

      • Анонимно
        10.03.2018 11:03

        Главное ОСАГО для собак, главное это "бабки" для страховщиков. В моде коты, для них 50% скидки и тоже ОСАГО. ))

  • Анонимно
    9.03.2018 22:39

    Русла рек. А что со старым руслом Казанки?
    Восстановить экологию в ней практически невозможно.
    И что делают в таких случаях за рубежом? Какие варианты?
    В некоторых случаях роют новый канал параллельно старому руслу и одновременно засыпают старое.
    Почему у нас так не делают?

    • Анонимно
      10.03.2018 10:48

      Пробивает гордость от осознания, что в нашем региональном научном сообществе есть такие умные, по-государственному мыслящие ученые-женщины. Спасибо Вам, Нафиса Мансуровна, за неравнодушие, твердое следование научным принципам, высокую гражданскую позицию и порядочность.

  • Анонимно
    10.03.2018 04:52

    Русло Казанки пытаются реабилитировать, но вопрос очень сложный, это многолетний отстойник сточных вод. Вряд ли получится сразу.

    • Анонимно
      10.03.2018 20:21

      В памяти народа старое русло Казанки так и останется отстойником сколько её не очищай. Старый ночной горшок выкидывают, реабилитации не подлежит.

  • Анонимно
    10.03.2018 06:54

    Здоровья и долгого профессионального пути вам, Нафиса Мансуровну!Сил и энергии в борьбе за нашу планету!

  • Анонимно
    10.03.2018 09:49

    ММЗ - очень большая проблема. Надо сильно не любить свой город, чтобы строить такое опасное предприятие в городе

  • Анонимно
    10.03.2018 10:26

    ВСМ сейчас отложили, но временно, жизнь все равно приведет к развитию скоростных путей, в мире так. В Японии страну за три часа можно пересечь на Скоростном поезде, но там они идут на открытых пространствах, и на насыпях. А пропускать через леса очень опасно. Да и леса у нас стремительно сокращаются, из беречь надо!

  • Танюшка
    10.03.2018 10:42

    Прочитала статью -подумала, ну хоть кто-то что-то делает для спасения природы от временщиков. Но дочь за границей. У нас поставили подстанцию за 1-й Куземетьевской в сторону Васильево возле леса. Ответ администрации города и комитета земельных отношений: земля принадлежит 3-м лицам. Каким 3-м лицам? Что хотят строить? Никакого ответа.

  • Анонимно
    10.03.2018 11:20

    Замечательная какая женщина! Дай Бог ей здоровья и сил, бороться со всей этой коррупционной машиной!

  • Байроновна
    10.03.2018 11:29

    Замечательная какая женщина! Дай Бог ей здоровья и сил!

  • Анонимно
    10.03.2018 12:56

    Читаю комментарии и становится стыдно за чиновников и самих жителей Казани. Многие из нас будто сами себе враги. В многоэтажных домах мусор и отходы выбрасывают в окна. Спуститесь вниз, посмотрите на деревья, обвешанные тряпками, пакетами. Умудряются даже елки после Нового года выбрасывать с балконов. Примеров невежества много Пыжимся, что мы третья столица, а в Нжжнем 70 зон охраняемых. Мне обидно.

    • Анонимно
      10.03.2018 14:45

      Я не Мингазова.Однажды ко мне обратился эколог от "Вамин"-а по поводу строительства дворца на р.Казанка. Эколог, который продал свою чистую душу за 20 тысяч "Вамин" у, в обход наших запретов. Ему хорошо жить хотелось, а мне жить не хотелось, когда я вставала перед тракторами, защищая водные объекты от засыпки? Нафися Мансуровна одна... Помогайте ей, пожалуйста

      • Анонимно
        10.03.2018 20:27

        Без оружия и на трактор. Вам орден положен.

        • Анонимно
          12.03.2018 00:33

          Инспектора Горводзеленхоза активно защищали озера. А потом инспекцию водную расформировали.... Экологической полиции сейчас тоже нет... Трудно контролировать все нарушения, ЦТУ Минэкологии не хватает на все...

  • Анонимно
    10.03.2018 21:35

    Нафиса Мансуровна - уникальная, масштабнейшая личность, дела которой направлены на благо природы, города, человека и не имеют ничего общего с личной выгодой, а очень часто совсем наоборот! цель её работы непосредственно на месте трудоустройства - воспитание достойных людей, живущих не по принципу "после меня - хоть потоп". Желаем Нафисе Мансуровна крепкого здоровья и поддержки тех, от кого зависит принятие стратегических решений! Хотя, когда растает снег, станет очевидным, что во многом загрязнение городской среды зависит и от каждого из нас. Нафиса Мансуровна всегда брала ответственность за происходящее на себя и учила этому студентов. С огромным уважением к ней! - выпускники кафедры охраны природы

    • Анонимно
      11.03.2018 13:32

      Вот именно: "Хотя, когда растает снег, станет очевидным, что во многом загрязнение городской среды зависит и от каждого из нас."
      Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/374976
      Каждый из нас должен начать с себя.

  • Анонимно
    12.03.2018 11:43

    Хорошо бы, чтобы Бизнес он Лайн - одно из наиболее уважаемых и читаемых изданий, осветил по отдельности поднятые в статье и комментариях темы: 1) трассировку ВСМ, плюсы и минусы трёх вариантов; 2) достоинства и недостатки нового Генплана; 3) проблему засыпок водных объектов. Мнения со всех сторон. Да и про мусоросжигающий завод надо говорить без утаек, прозрачно. Перенос его в район Оргсинтеза только добавляет нагрузку на северную промзону, а там леса сохнут, заповедник рядом...

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль