Выборы-2018 
27.03.2018

«Если бы каждый кандидат пел свою песню, ощущение дурдома усиливалось бы еще больше»

Съезд политтехнологов: технократы не умеют говорить с народом, Минченко перестал читать Telegram, а Павловский вспомнил «скоромные ситуации»

«Пришел миллиардер и украл шоколадку в гипермармаркете. Не надо было окружению Владимира Владимировича красть шоколадки и нарушать закон», — так иносказательно оценил минувшие выборы политтехнолог Грудинина на состоявшемся в Москве V конгрессе РАПК. За что Чубайс отлучил от телеэфиров Игоря Бунина, как Павловский участвовал в совещании про «человека, похожего на генпрокурора», и какие муки претерпели создатели лого минувшей кампании — в репортаже «БИЗНЕС Online»

Александр Клюкин: «Честно могу сказать, что не все идеально получилось. Но нас никто не может обвинить в том, что мы этого не хотели»Фото: «БИЗНЕС Online»

«БЫЛ ИНТЕРЕС К ЭТИМ ВЫБОРАМ. ХОТЯ ГОВОРЯТ, ЧТО ЭТО ПЛЕБИСЦИТ, РЕФЕРЕНДУМ И ВСЕ ТАКОЕ ПРЕДСКАЗУЕМОЕ»

В центре международной торговли в Москве в конце прошлой недели состоялся V конгресс российской ассоциации политических консультантов (РАПК). Известные политтехнологи разных поколений говорили о роли политического консультирования в новых реалиях и подводили итоги прошедшей избирательной кампании. При этом на большом экране была выведена странная фотозаставка — железнодорожная полоса, уходящая в некий водоем, похожий на озеро. Взирая на нее, участники конгресса шутили, что наш бронепоезд стоит на подводном пути. Хотя организаторы признавались, что картинка появилась совершенно случайным образом. Между тем на первую панель, которая была назначена на 10 утра в субботу, пригласили также кандидатов в президенты и их представителей. И хотя в программе было заявлено участие шестерых, приехали только трое. Это представитель партии «Яблоко» Эмилия Слабунова, выступившая с обличительной тирадой по поводу выборов, Максим Сурайкин, который, несмотря на свой ничтожный процент на выборах, сиял почти как победитель, и руководитель избирательной кампании Павла Грудинина Сергей Обухов, традиционно посещающий почти все политтехнологические тусовки. 

Первым за стол президиума уселся «товарищ Максим». 

«Главный человек уже подъехал», — сказал, глядя на Сурайкина и полупустой зал, модератор панели, президент РАПК Алексей Куртов и признал, что назначить мероприятие на ранний час выходного дня после выборной кампании было ошибкой. Тем не менее он пообещал «политически раздеть» приехавших гостей, к которым пригласил присоединиться и члена ЦИКа Александра Клюкина. Ему-то и предоставили первое слово. Он же отметил, что на выборах было много новаций, самой важной из которых стал «Мобильный избиратель». 

«Задача была поставлена нами и Эллой Александровной (Памфиловойприм. ред.) — сделать так, чтобы любые возможности манипулирования и нарушений пресекались. Мы много сделали для этого. Честно могу сказать, что не все идеально получилось. Но нас никто не может обвинить в том, что мы этого не хотели», — уверял собравшихся член ЦИКа, после чего напомнил, что на выборах работали около 1,5 тыс. зарубежных наблюдателей и 500 человек — от БДИПЧ (бюро по демократическим институтам и правам человека) ОБСЕ. 

«Все, кто захотел, приехали... Был интерес к этим выборам. Хотя говорят, что это плебисцит, референдум и все такое предсказуемое, — продолжил Клюкин, а затем пожаловался на предварительный доклад БДИПЧ ОБСЕ. —Такое интересное чтиво. Они в одной строке говорят, что все хорошо, ЦИК все правильно делает, но все плохо, — недоумевал Клюкин. — Начинаешь перечитывать: все равно не получается понять, что они хотели сказать в своем докладе. 17 страниц! Я не критикую — я свою эмоцию выражаю. Там есть такой раздел — «Наблюдение за выборами». Я его несколько раз перечитывал! Он состоит из 6 предложений! Три из них ссылки на какие-то законы... Последнее предложение я выписал. «Большинство собеседников выразили сомнения в качестве наблюдения от Общественной палаты». Вот и все! Чего такое? Как это может быть? 500 человек отправили! Месяц тут работали, а ссылаются на «большинство собеседников». Если бы они тут были, я бы задал вопрос: «Что не так?» Конечно, нарушения были, мы о них знаем. Мы их вычленяем... Последствия для территориальных, участковых избирательных комиссий будут». 

Клюкин также рассказал, что ЦИК «по-взрослому обвиняли» в том, что он много говорил о выборах, сопровождением которых занималось PR-агенство «ИМА-консалтинг». 

Много было усмешек, улыбок и ехидных взглядов по поводу того, что было потрачено 37 миллионов рублей на логотип, но это вся работа стоит. И работа была качественная, продолжил представитель ЦИК, который, помимо прочего, заявил, что Центральная избирательная комиссия не должна следить за нравственным поведением кандидатов, в связи с чем была немало претензий. 

К этому времени подошел припозднившийся Обухов. Продвигаясь к своему месту, он неожиданно и как-то даже по-дружески положил руку на плечо Сурайкину, как будто тот и не изображал во время кампании активную борьбу с кандидатом от КПРФ. 

«Сергей Павлович — один из столпов политтехнологического движения, направленного на одну партию», — презентовал гостя Куртов и предоставил слово Слабуновой. 

Слабунова упомянула о переносе оглашения послания президента с декабря 2017-года на март 2018 года Слабунова упомянула о переносе оглашения послания президента с декабря 2017 года на март 2018 года Фото: kremlin.ru

«ИЗБИРАТЕЛИ ГОЛОСОВАЛИ НЕ СТОЛЬКО ЗА ПРЕЗИДЕНТА, СКОЛЬКО ЗА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО И ВОЖДЯ»

Председатель «Яблока» начала с того, что на подведении итогов выборов в ЦИКе представителям кандидатов не дали возможности выступить, и это, как она выразилась, «было кульминацией использования административного ресурса».

«Чиновные люди поговорили между собой, протокол подписали, гимн включили, а потом сказали: «Мы тут все устали, всем до свидания», — говорила соратница Григория Явлинского, рассуждая о том, что на этих выборах иррациональное победило и эмоциональное, и рациональное, что очень опасно. 

«Коллективное бессознательное выполняло сильную руководящую роль в поведении, происходила сублимация, потому что израненный поражениями и общими, и личными избиратель ухватился как за соломину за возможность приобщиться к силе, пусть даже не всегда созидательной», — витиевато говорила Слабунова и отмечала, что законы, как показала эта кампания, попираются все более цинично и неприкрыто, а в связи с тем, что проверка подписей осуществлялась в закрытом режиме, у «Яблока» есть все основания сомневаться в законности и обоснованности регистрации некоторых кандидатов.  

Она также отметила, что потратить 200 тыс. рублей на сбор подписей, даже если это делают волонтеры, нереально. Этот укол был явно адресован Сурайкину, хотя выступавшая и не упомянула его фамилии. А затем перешла к нарушениям в кампании Владимира Путина. Слабунова упомянула о переносе оглашения послания президента с декабря 2017 года на март 2018-го. И хотя это является нарушением Конституции, на это все спокойно закрывают глаза, возмущалась Эмилия Эдгардовна. По ее словам, «Яблоко» сигнализировало и о незаконном использовании фильмов о главном кандидате (например, фильм Оливера Стоуна «Путин») до начала агитации в СМИ и без оплаты из избирательного фонда. 

«Содержательная составляющая выборов была выхолощена. В повестке дебатов не было самых важных тем, связанных с повышением эффективности государства, с развитием и совершенствованием политической системы, с реформой судебной системы, с борьбой с коррупцией», — продолжала перечислять недостатки Слабунова, о которых она говорила и на программе Владимира Соловьева в ночь выборов, на что тот ответил, что никто не запрещал кандидатам говорить все то, что они хотят... 

«Но если бы каждый кандидат пел свою песню, то ощущение всеобщего дурдома усиливалось бы еще больше», — выдала неутешительный диагноз лидер «Яблока». 

Она также отметила, что команда президента искусственно создала атмосферу страха и угрозы безопасности страны. В результате с помощью госпропаганды, военных авантюр, внешнеполитического кризиса удалось на второй план отодвинуть запрос общества на перемены и решение актуальных социально-экономических проблем, а в сознании избирателей удалось сформировать виртуальное военное положение, и они проголосовали не столько за президента, сколько за главнокомандующего. А кто-то — за вождя. 

— Подводя итоги, хочу сказать, что выборы, а точнее плебисцит, прошли ровно так, как это происходит в любом авторитарном режиме, — резюмировала  Слабунова, выслушав которую Куртов сказал, что разговор о политике ему напоминает байку о мудрецах, которые в тумане изучали слона. 

— Слон вроде один и тот же, но представления настолько разные, — добавил модератор и передал право рассказать о своем представлении о «слоне» Сурайкину. 

СУРАЙКИН: «ЗА ЕДИНСТВЕННОГО КОММУНИСТА В РОССИИ НОЛЬ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ» 

В отличие от Слабуновой, «товарищ Максим» источал исключительный позитив. Он сразу признался, что на избирательной кампании получил колоссальный опыт, а его партия уже давно «бьется на политическом фронте». Несмотря на это, он каждый раз сталкивается с тем, что те или иные специалисты не знают, что есть такая партия. 

«Есть в стране такая партия!» — бодро заявил Сурайкин, после чего устроил для собравшихся небольшую презентацию с историческим экскурсом. По его словам, еще в 2004 году часть коммунистов откололась от КПРФ и в 2009-м создала организацию «Коммунисты России», а в 2012-м после либерализации политического законодательства движение преобразовалось в политическую партию. 

«Мы три года готовились к созданию политической партии и за три недели зарегистрировали 60 региональных отделений. Тогда мы тоже слышали крики в спину, что нас создал Кремль. Но администрация президента была удивлена еще больше, чем наши оппоненты», — заверял политтехнологов Сурайкин и говорил о том, что с 2012 года они начали участвовать во всех выборных компаниях, чтобы достучаться до избирателей, используя бесплатные информационные ресурсы. 

После этого «товарищ Максим» сообщил, что на его участие в избирательной кампании было потрачено 1,5 млн рублей, а кампания в Госдуму в 2016-м обошлась в 4 с небольшим миллионов рублей. 

— Мы заняли 5-е место в стране, набрав 2,3 процента голосов. Мы находимся в нескончаемом выборном процессе. Мы за 6 лет прошли более 400 выборных кампаний! — продолжал перечислять свои достижения коммунист и потом послал «ответочку» Слабуновой. — Многие кричат, как же вы могли, потратив несколько сот тысяч рублей, собрать подписи. Да очень просто! Уважаемые друзья, мы каждый год собираем около 200 тысяч подписей. Просто этого никто не замечает... И когда господин Шевченко орал, а кто его знает? А 1,2 миллиона избирателей, которые полтора года назад проголосовали за нашу партию? Они куда делись? Они проголосовали за товарища Максима и «10 сталинских ударов»! Меня кто-то хочет убедить, что сталинисты могли массово голосовать за Путина или за Жириновского? Или, может быть, за госпожу Собчак? 

Я сострадаю Владимиру Вольфовичу, ну нельзя так ветерана политики было «обуть», — под смешки в зале сказал Сурайкин «Я сострадаю Владимиру Вольфовичу, ну нельзя так ветерана политики было «обуть», — под смешки в зале сказал Сурайкин Фото: kremlin.ru

— Жириновскому хуже пришлось, — бросил кто-то из зала. 

— Я сострадаю Владимиру Вольфовичу, ну нельзя так ветерана политики было «обуть», — под смешки в зале сказал Сурайкин, а затем недоуменно признался, что на многих участках за него никто не проголосовал. 

«За единственного коммуниста! При всем уважении, но Павел Николаевич (Грудининприм. ред.) никогда не заявлял, что он коммунист и член КПРФ. За единственного коммуниста в России на избирательном участке, где пришли 1,5 тысячи избирателей, ноль быть не может. Это же шизофрения! И таких участков десятки тысяч! Где нет наблюдателей, там ноль. Где один, там 2–3 процента. Где пять наблюдателей, там 8–9 процентов. Чудеса! Не хочу подробно останавливаться на нарушениях, чтобы не попасть в хор господ, которые хотят дискредитировать выборы. Но мы готовим материалы для генпрокуратуры, для судов». 

После этого Сурайкин снова фактически вступил в полемику с предыдущим оратором и рассказал, что накладные расходы по сбору подписей, если есть сильная региональная структура, обходятся очень недорого. 

«Это для буржуазных кандидатов, которым надо нанимать политтехнологические структуры, пехоты, это обходится в миллионы. А у нас настоящая компартия. И я обращаюсь ко всем господам-коллегам, если кому-то надо собрать подписи, мы готовы», — заключил под аплодисменты Сурайкин. 

После этого он признался, что для участия в кампании надо обладать недюжинным здоровьем, и снова восхитился Владимиром Жириновским, который отстоял всю вахту и сообщил, что его партия уже готовится к участию в выборах в Госдуму и президента через 6 лет. 

— Я предвосхищаю вопросы журналистов, которые регулярно почему-то меня спрашивают о заколке Сурайкина на галстуке: она золотая или нет? — спросил «товарища Максима» Куртов. 

— Обычный простой металл, — ответил тот и, видимо, для пущей убедительности снял заколку со своего алого галстука, продемонстрировал ее собравшимся и шутливо добавил. — Все золото идет на обеспечение борьбы. 

«МЫ ВСЕ ПОНИМАЕМ, ЧТО ЦИК — ЭТО ОРГАН ШТАБА ПОБЕДИВШЕГО КАНДИДАТА»

Следующим выступал Обухов. Его модератор тоже предупредил, что «мы продолжаем исследовать слона», и предложил «настоящему коммунисту» изложить свою версию той же проблемы. Обухов же как коммунист был прямолинеен, самокритичен и не стеснялся в выражениях. Он сообщил, что на пленуме ЦК КПРФ будут подробно разбираться огрехи и неудачи минувшей кампании и даже пообещал покаяться перед политтехнологами, где они лопухнулись. Но сначала «в значительной степени» согласился со словами госпожи Слабуновой и как-то загадочно заявил: 

«Военный вождь мог бы победить, не прибегая.... Ну пришел миллиардер и украл шоколадку в гипермаркете. Не надо было окружению Владимира Владимировича красть шоколадки и нарушать законодательство самым вопиющим образом. Здесь представитель Центральной избирательной комиссии. У нас весьма нелицеприятная оценка деятельности этого института. У нас даже часть актива постоянно говорит: «При Чурове было лучше». Хотя мы 26 раз требовали его отставки... Мы все понимаем, что Центральная избирательная комиссия — это орган штаба победившего кандидата... Да, мы любим Эллу Александровну. Симпатичная женщина, милая, правозащитница, но дальше неполиткорректно...» 

При этом Обухов пришел с любопытной фотопрезентацией, состоящей из изображений известных картин, в которые был «вмонтирован» Грудинин и лица других участников выборов. 

«Итак, кандидат КПРФ. Тут представлена картина из «Эрмитажа». Называется «Не ждали». Масло, холст, художник — Андрей Будаев, — представил работу известного своими «приколами» современного живописца, который в данном случае переписал картину Ильи Репина. — Много было обсуждений. Это Володин подсказал. Нет, это кандидатура Вайно. Нет, это тайный ход Кириенко. Не буду комментировать весь набор. В общем, не ждали». 

Обухов рассказал о том, как Геннадий Андреевич Зюганов на съезде показал товарища Грудинина, и «партия с радостью согласилась» Обухов рассказал о том, как Геннадий Андреевич Зюганов на съезде показал товарища Грудинина и «партия с радостью согласилась» Фото: «БИЗНЕС Online»

Затем с помощью подобных фотоизображений Обухов рассказал о том, как Геннадий Зюганов на съезде показал товарища Грудинина и «партия с радостью согласилась». Хотя сначала всерьез обсуждала и кандидатуру губернатора Иркутской области, и мэра Новосибирска Анатолия Локтя. Но по соображениям, что «уничтожат, растопчут и раздавят», решено было поберечь своих кандидатов. 

Далее член КПРФ честно признался, что изначально вся кампания прорабатывалась на Зюганова и все наработки пришлось «выбросить в урну». 

«Когда вы будете говорить, что тут у вас все шито белыми нитками, а тут вы прокололись, а тут вы лопухи... Да, лопухи. Все было с пылу, с жару, — критически обличал КПРФ соратник Зюганова и вспомнил, что руководство партии заставило Грудинина признаться о всех скелетах в шкафу. — Он назвал. Наверное, подслушали. Но когда борешься с государственным аппаратом, то и подслушивать не надо, — заключил Обухов и перешел на сторону обороны. — Запрос на обновление в обществе огромен. И наш кандидат показал, что произошло взрывоопасное для власти востребование нового лица. Наш кандидат сначала проходил режим тестирования на всех телеканалах. Все увидели, как полез его рейтинг в декабре... А после декабря пошло «мочилово», которое сопровождалось снижением объема эфира».

Кроме прочего, Обухов рассказал, что для КПРФ с самого начала не было интриги по поводу второго места, а их кандидат боролся не с Жириновским, а с Путиным. 

«Да с «человеком дела» не получилось. Про совхоз Грудинина узнали... Но «ящик» есть «ящик». Мы забрасывали Центризбирком жалобами. Но госпожа Гришина героически их не рассматривала. Ее, наверное, к ордену скоро представят...» — попытался пошутить Обухов.  

В завершение дискуссии слово снова предоставили представителю ЦИКа, который встал на защиту своего института. А Куртов добавил, как было бы здорово, если бы исследовать слона приходилось не в тумане, а днем при чистом небе, и тогда было бы понятнее, что мы трогаем и что изучаем: «Так давайте же вместе рассеивать туман». 

ГЛЕБ ПАВЛОВСКИЙ: «НЕ НАДО БОЯТЬСЯ ТОГО, ЧТО ПОЛИТИКА — ЭТО ТОКСИЧНОЕ ЗАРАЖЕННОЕ ПОЛЕ, ПОЛНОЕ ИЗВРАЩЕНЦЕВ» 

На следующую панель, которая состоялась после перерыва на кофе-брейк, в качестве спикеров были приглашены знаменитые политтехнологи. За столом восседали глава фонда эффективной политики Глеб Павловский, президент центра политических технологий Игорь Бунин, глава Международного института политической экспертизы, руководитель комитета по политтехнологям РАСО Евгений Минченко, гендиректор агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов, а также руководитель региональных программ ЭИСИ Андрей Колядин. «Выдающиеся спикеры» — так их представил модератор, глава агентства стратегических коммуникаций «Никколо М», президент европейской ассоциации политических консультантов Евгений Минтусов. Однако, предваряя дискуссию о роли политического консультирования в новых политических реалиях, он вспомнил слова Раскольникова из романа Достоевского «Преступление и наказание». 

«Тварь ли я дрожащая или право имею? Кто такой политический консультант? Тот, кто обслуживает интересы клиента в рамках контракта? Или политические консультанты  — это некоторая группа людей с определенной группой ценностей? Так или иначе, мы принимаем участие в процессе электорального выбора, и наша главная задача, чтобы этот процесс был честным с понятными правилами игры и побеждал сильнейший. Как в спорте», — резюмировал Минтусов и предоставил слово Павловскому, который рассказал о сути и ценностях политического консультирования. 

Он, в частности, рассуждал о том, что политконсультирование полностью ориентировано на интересы заказчика, что важно создание уникальной ситуации, а клиент должен стать таким же уникальным, как Дональд Трамп, даже если речь идет о муниципальных выборах...

«Я настаиваю, что политконсультант не является политическим управленцем. Управленцы в политике — это плохое явление. Это песок в моторе. Но консультирование наращивает политический капитал клиента. И задача консультанта — соблазнить клиента отбросить всю ту чушь, которой набита его голова. Он должен поверить, что электорат поддержит его. Если у него в голове другая чушь, он ничего не добьется. В каком-то смысле консультант является то лидером, то слугой. Он лидирует в оценке и проработке ситуации и участвует в производстве победы, но побеждает клиент. И очень важно не играть за клиента. Не надо бояться того, что политика — это токсичное зараженное поле, полное извращенцев», — говорил Павловский, после чего заявил, что ближний круг президента возник из ценности прямого общения внутри команды, а из ценности эффективности возникло безумное самодовольство власти. 

Затем Павловский признал, что если вы работаете реально с властями, то неизбежно будете попадать в «скоромные ситуации». 

«Иногда вы оказываетесь на совещании, где обсуждают человека, похожего на генерального прокурора, — напомнил знаменитую историю про Юрия Скуратова Павловский, хотя добавил, что не помнит свою позицию на том совещании. — Но важно то, что я в этом спокойно участвовал и не находил в этом ничего особенного, потому что острый момент, кризис, война идет за одну сторону». 

Вслед за Павловским начал выступать Орлов. Однако Минтусов прервал его на самом старте и сообщил «срочную новость», которая пришла 13 минут назад. 

«Грудинин сбрил усы!» — сказал модератор под дружный смех и аплодисменты зала. 

Впрочем, спустя часа полтора последовало опровержение пресс-службы, а кто-то в зале тут сострил: «Последняя новость! Усы насильно приклеили обратно!» (Как мы знаем, новость о сбритых усах все-таки оказалась правдойприм. ред.). 

Принявший же эстафету Орлов высказал мнение, что политический консультант — это не политтехнолог и не лоббист. Он предлагает определенные решения, не вмешиваясь в деятельность клиента и не стремясь реализовать какой-то мегасценарий. По его словам, запрос клиента всегда уникален, но цель консультанта — превратить этот запрос в относительно стандартные решения и технологизировать. Кроме того, Орлов оценил объем рынка политконсультирования в 550–800 млн рублей в год. 


«ВОЗНИКАЕТ КОНФЛИКТ, И ЧУБАЙС ПРИМЕРНО ДВА ГОДА НЕ ПУСКАЕТ МЕНЯ НА ТЕЛЕВИДЕНИЕ» 

Следующим выступил Бунин, которой рассказал интересные истории о том, как в России начиналось политконсультирование. Он вспомнил, что его фирма создавалась в 1991 году, и в нее вошли «несколько великих аналитиков», в том числе Марк Урнов. При этом деньги они зарабатывали за счет того, что изучали бизнес, а политической аналитикой занимались для души. 

«В начале 90-х годов никто ничего не понимал, абсолютно никто ни в чем не разбирался, — признался Бунин. — И любой человек, который немножко понимал Запад, немножко понимал, как делается на Западе политика, становился сразу, моментально великим человеком. Я вспоминаю 1993 год. Жалко, что здесь нет Сатарова. Тогда работал главным советником Ельцина такой Ракитов Анатолий Ильич. Он был глух и немножко слеп. Но он был доктором философских наук и знал такое великое слово, как «парадигма». Этим словом он поразил Ельцина, и тот назначил его руководителем аналитического совета. А поскольку он был глух и немножко слеп, он нашел, конечно, еврея Лившица, который стал его главным помощником. Мы установили очень хорошие отношения. 1993 год, разнесен Белый дом. Саша Лившиц говорит Марку Урнову, что мы не знаем, что делать. Очень тяжелое положение. Мы тогда сидим у Горбачева в фонде. И я говорю, что надо сделать, как Шарль де Голль, который провел выборы и одновременно референдум по Конституции. После этого Марк Урнов побежал к Лившицу, Лившиц тут же рассказал Филатову, Филатов тут же уволил Ракитова, назначил Лившица, после этого у него пошла карьера, а потом Марка назначили руководителем аналитического совета, и все пошло-поехало».  

Затем Бунин вспомнил выборы 1996 года. 

«Все опросы показывали, что Ельцин неизбираем. Мы опять собираемся, думаем. Тоже простая вещь. Мажоритарные выборы в два тура. В первом туре надо собрать своих, а во втором объединить всех, кто против противника. Противник — коммунист. Значит, надо делать антикоммунистическую кампанию. Мы написали соответствующую бумагу. Ну и пошло-поехало. В первом туре проиграли, во втором выиграли. Никто не хотел возвращаться назад, к коммунизму». 

Бунин также признал, что сначала Запад дал главные идеи, но сегодня российские политтехнологи, по его словам, значительно опережают зарубежных. Затем Игорь Михайлович под смех в зале признался, что они один раз работали с коммунистами, за что он извиняется. А однажды, тоже в 1996 году, он нарушил ограничение — не выдавать информацию, которой обладаешь. 

«Мы работали вместе с Никитой Масленниковым, который был помощником Черномырдина. Но главным стал постепенно Чубайс. Он читал наши материалы, ему очень нравилось, он восхищался. И как-то он приглашает меня к себе и говорит: «Вот есть Явлинский, а не сделать ли его премьером?» Я сказал, что сейчас у Ельцина добавляется по два-три пункта. Зачем все менять? Есть же какая-то парадигма и зачем ее ломать, если она успешно работает?»

Однако про идею Чубайса относительно Явлинского Бунин все-таки решил рассказать Масленникову. 

«Я совершил ошибку, в которой могу покаяться сейчас. Масленников тут же бежит к Черномырдину, тот вызывает Чубайса и: «Э-э-э-э». Возникает конфликт. И Чубайс меня примерно два года не пускал на телевидение. Потом, когда началась битва между Гусинским и Березовским с одной стороны и Чубайсом — с другой, меня пустили первого. Но сейчас я бы так не поступил. Я не имел морального права пересказывать, хотя это была просто некая дружеская услуга человеку, с которым работал». 

«ОДИН НАШ КОЛЛЕГА СКАЗАЛ, ЧТО НЕТ НИКАКОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОВЕСТКИ, И НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ СЛУЧИЛСЯ ВОЛОКОЛАМСК»

Представляя Минченко, Минусов отметил, что он является одним из четырех членов европейской ассоциации политических консультантов, который регулярно ездит на европейские конгрессы и выступает с хорошими презентациями, а также всегда вызывает отклик. 

«Приятно видеть коллег, которые дают качественный продукт.  

А Минченко в своей традиционной манере сразу же обрисовал актуальный «диагноз».  

«Мы вступили в эпоху гибридной политики и гибридного политического консультирования. Электоральное консультирование вторично, а может быть, даже третично. Закончилась президентская кампания триумфальной победой Владимира Путина, и тут же мы получаем протестные акции. За день до событий в Волоколамске встречались мы с господином Турчаком, и один наш уважаемый коллега, Константин Костин, сказал, что нет никакой экологической повестки, это все фигня. А я говорю, что есть. И на следующий день случился Волоколамск (21 марта здесь прошла стихийна акция протеста после массовых жалоб на отравление газами, поступающими в город с мусорного полигона, прим. ред.), — сказал Минченко и продолжил. — Сегодня есть несколько типовых вызовов, с которыми необходимо работать, и один из ключевых вызовов — тема экологии. Экология, как правило, увязана с детьми... В крупных городах мы с этой повесткой на фоне передела рынка мусора, ЖКХ, энергетики будем связываться постоянно, кто бы нам что ни говорил. Еще проблема обманутых дольщиков недооцененная. Официальная статистика не отражает реалии... Мы еще столкнемся с проблемой обманутых вкладчиков, потому что передел финансового рынка и его укрупнения будет только продолжаться. И с этими вызовами будет сталкиваться власть. К сожалению, в аптечке молодого технократа коммуникативных умений сегодня нет,а антиистеблишная волна до нас сегодня докатилась. В этом году будет вторая волна, третья, четвертая, и они будут все сильнее». 

Минченко также отметил, что вырастает ценность промежуточной борьбы внутри партий, прежде всего в «Единой России». И праймериз, может быть, будут важнее, чем последующие выборы в целом ряде регионов. 

«Я с большим энтузиазмом выслушал послание президента  Владимира Владимировича Путина. Амбициозные цели поставлены, все замечательно. Но в ближайшее время мы столкнемся с ухудшением экономической конъюнктуры, с ухудшением социального самочувствия людей... В условиях гибридной войны твои коммуникативные навыки — это то оружие, которое всегда с собой... Сейчас Игорь Михайлович рассказывал про страшные времена, когда его Чубайс тиранически не пускал на телевидение. Но сейчас ушли эти времена. Сейчас нарратив важнее, чем канал. Если у тебя есть нарратив, канал не проблема... Дистанция между производителем и потребителем информации сокращается. Нужность медиаторов все меньше и меньше». 

Бунин добавил, что мы вступаем на путь транзита и у нас неизбежно появится «хромая утка». А система коммуникации между властью и обществом полностью сломана. Технократы не умеют общаться с населением, а у нас таковых слишком много. Власть, получив 76%, ощущает, что у нее карт-бланш и она может делать все что угодно.  

 в Татарстане в прошлом году, когда была тема с обманутыми дольщиками «Татфондбанка», ситуацию взорвала рассылка по WhatsApp. А Telegram — это скорее переписка элит друг с другом «В Татарстане в прошлом году, когда возникла тема с обманутыми вкладчиками Татфондбанка, ситуацию взорвала рассылка по WhatsApp, а Telegram — это скорее переписка элит друг с другом» Фото: Carl Court / Staff gettyimages.com

«TELEGRAM ЗАМЕНИЛ НАВАЛЬНОГО. РАНЬШЕ ЧЕРЕЗ НАВАЛЬНОГО ПРИВЕТЫ ПЕРЕДАВАЛИ, НО НА ЭТО УХОДИЛО МНОГО РАСХОДОВ» 

Затем выступил Колядин. Он отметил, что сегодня большинство выборных кампаний осуществляется главным политтехнологом страны Путиным, которому иногда достаточно появиться с каким-то кандидатом, после чего его популярность автоматом переходит на совершенно незнакомые фамилии, а их обладатели получают серьезную фору. 

«Тем не менее политические технологии подразумевают, что это не просто аппаратная работа. Иногда одно решение, находка политического технолога являются превалирующим, и запавшая в душу фраза «да — да — нет — да» иногда играет большую роль, чем проведение многих поквартирных обходов или совещаний в штабах». 

А Виноградов признался, что профессия переживает очевидный кризис и сейчас время индивидуальных стратегий выживания. 

На это признание Слабунова сказала, что профессия переживает кризис в связи с тем, что в стране скукоживается демократия, а «главной становится технология целования кандидата в темечко». 

— Почему вы предлагаете стратегию индивидуального выживания в профессии вместо того, чтобы предложить коллективное избавление от технологии целования в темечко? И это бы способствовало возрождению профессии, — спросила аналитиков соратница Явлинского..

— Консультант не политик. Он не выбегает на поле, а профессия появилась во многом за счет демократии, но сейчас существует за счет политической конкуренции. У меня нет мечты быть политиком. Как говорит комментатор Василий Уткин, футбол гораздо интереснее смотреть, чем в него играть, — расплывчато ответил Виноградов. 

А Минченко и вовсе резко заметил, что партии «Яблоко» стоило бы в рамках своего вклада в развитие демократии демонтировать персоналистский авторитарный режим внутри своей партии. В зале раздались одобрительные аплодисменты, а Минченко еще более резко резюмировал. — Тогда бы не позорились с теми роликами, с которыми позорились в ходе этой избирательной кампании. 

Слабунова при этом даже не возразила, и только Минтусов попросил не давать сильно некорректную и агрессивную обратную связь, на что Минченко резонно ответил:  

— Я имею право, я голосовал за «Яблоко» в 93-м году. 

— В любом случае спасибо за твое всегда прямое резкое выступление, — сказал Минтусов.  

В завершение дискуссии Минченко спросили о том, как будет развиваться рынок Telegram-каналов. 

«Я практически перестал читать Telеgram, — признался Минченко и сказал, что сегодня гораздо более эффективен WhatsApp —  мессенджер номер один в стране с точки зрения политического влияния. — Например, в Татарстане в прошлом году, когда была тема с обманутыми вкладчиками Татфондбанка, ситуацию взорвала рассылка по WhatsApp, а Telegram — это скорее переписка элит друг с другом. Есть каналы, которые воспринимаются как рупоры определенных групп и поэтому значимы. Грубо говоря, Telеgram заменил Навального. Раньше через Навального приветы передавали, но на это уходило много расходов. Давайте напишем друг другу через  Telеgram. Типа Вася дурак, нет, Петя дурак». 

Орлов также отметил, что рынок Telеgram практически исчерпан. 

«Войны, передачи друг другу приветов еще будут продолжаться, на это есть запрос. Но развитие как рынка, емкость которого менее 3 миллионов рублей в месяц, уже вычерпана. Рынок будет стагнировать». 

«НАДО БЫЛО НАЙТИ ОБРАЗ, КОТОРЫЙ ВЕЗДЕ БЫ ВОСПРИНИМАЛСЯ ГАРМОНИЧНО. НАПРИМЕР, НА КАВКАЗЕ МУЖЧИНА ДОЛЖЕН БЫТЬ С БОРОДОЙ»

На третьей панели выступавшие обсуждали методы мобилизации избирателей и повышение явки как основную задачу завершившейся избирательной кампании. Модератор Петр Быстров отметил, что эти выборы показали несостоятельность бытовавшего расхожего мнения о том, что низкая явка выгодна партии власти. Затем политтехнолог Григорий Казаков рассказал о том, как помогал повышать явку проект по формированию комфортной городской среды (ФКГС). 

А гендиректор PR-агентства «ИМА-консталтинг», выигравшего тендер ЦИКа на разработку информационной продукции о выборах президента, Вартан Саркисов, которого модератор представил как одного из архитекторов кампании, поведал о нелегком труде по разработке визуальных образов, видео и аудиороликов. 

«Начали мы с разработки логотипа кампании. Мы знали, что именно этот элемент будет распространен миллионными тиражами и будет всеми обсуждаем. Было пущено много стрел или камней в наш огород. Пресса почему-то написала, что разработка логотипа стоила 37 миллионов рублей.  Все это подхватили. Доказать что-либо было невозможно. Мы с этим тоже согласились и тоже шутили на эту тему, хотя это стоимость всех работ, которые мы делали». 

Далее Саркисов говорил, что работа была проделана гигантская, было предложено около 100 вариантов логотипа, имели место мучительные варианты тестирования, которые проводились по всей стране. В итоге в том логотипе, который был утвержден, удалось соединить «две достаточно сложносоединимые вещи». Это консерватизм, выраженный в классических красно-бело-синих тонах национального флага, и современность за счет того, что «обыграли» дату и год голосования. 

Затем политтехнолог раскрыл «кухню» и напомнил, что на последнем этапе возник слоган «Выбираем президента — выбираем будущее», а к нему надо было предложить визуальный образ. В это время на экране появился слоган с логотипом, который, по словам Саркисова, был протестирован на фокус-группах и признан простоватым. 

«Все стали переживать, что нас будут критиковать: а где же креатив, где выдумка? Мы решили усложнить, и началась доработка визуального образа. Сначала появилось изображение карты страны, но на этом мы не остановились. Мы продолжили наши упражнения, и на будущих билбордах появились силуэты людей. Логично, что образ будущего — это образ семьи. Так появились силуэты идущей семьи — мама, папа и двое детей между ними». 

Саркисов поведал, что контуры были разные: сначала семья была попроще, потом она была одета подороже. Но безликие силуэты многих смущали. Тогда было принято решение провести фотосессию. И если в первом варианте мужчина был одет попроще, то во втором — попижонестее. 

«И здесь началась вообще вакханалия. Мы живем в огромной стране, и надо было найти образ, который бы везде воспринимался гармонично. Например, на Кавказе мужчина должен быть с бородой, а девушка не должна быть блондинкой. Добавило еще треша, что в определенный момент избиратели сказали: а почему на этой фотографии нет старшего поколения семьи? Они что, не идут голосовать?» — пересказывал свои мучения Саркисов.

В это время по залу прокатился смех. 

— Хорошо, что вы смеетесь, но нам вообще было не смешно, — признался один из архитекторов кампании и продолжил. — Потом появился вопрос: почему только с одной стороны старшее поколение, а у другого члена семьи нет?  

— А собака? — пошутил кто-то из зала. 

— Это звучит достаточно комично, но по времени это заняло месяца полтора. Это же обсуждение, эмоции, тестирование, огромная работа. Когда мы поняли, что идем не туда, мы решили вернуться к варианту, с которого начинали, чтобы ничего не отвлекало от самого главного. Потому что, как только появляются дополнительные визуальные элементы, люди начинают смотреть, кто как одет, смотреть, а есть ли на карте Крым, а какая шапка у человека. 

По словам Саркисова, также было сделано около 60 вариантов видеороликов, 45 из которых пошли в эфир. Отдельная история происходила с роликом, адресованным женщинам. В это время на экране появилось видеоизображение, сопровождавшееся следующим текстом: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет, все в доме своем обустроит, избрать президента придет». 

По залу снова прокатился смех и аплодисменты. А Саркисов признался, что этот вариант первоначально казался достаточно креативным, но потом выяснилось, что известное четверостишие великого русского поэта Некрасова совершенно не нравится женщинам. Никто не хочет входить в горящую избу и уж тем более останавливать коня на скаку.

«Было высказано мнение, что этот ролик можно воспринять как рекламный одного из кандидатов — женщины. Мы до этого вообще не дошли. Нам также казалось логично, что женский ролик озвучивает женщина. Но женщинам оказалось приятнее слушать мужской голос. После этого на экране появился ролик, который транслировался на телеэкранах с утвержденным в итоге текстом: «Женщины! Они такие разные! Добрые и нежные. Смелые и целеустремленные. Хрупкие, но в то же время сильные и уверенные. Не постижимые в своих контрастах. Женщины! Они объединяют и ведут за собой. 18 марта выборы президента России. Приходите всей семьей».  

Самым же эффективным способом повышения явки, по мнению Галлямова, будет возвращение на выборы реальной конкуренции Самым же эффективным способом повышения явки, по мнению Галлямова, будет возвращение на выборы реальной конкуренции

«ЕСЛИ БЫ КРЕМЛЬ НЕ ЗАНИМАЛСЯ МОБИЛИЗАЦИЕЙ, ЯВКА ВРЯД ЛИ БЫ ПРЕВЫСИЛА 50 ПРОЦЕНТОВ» 

В завершение панели политолог Аббас Галлямов сравнил подходы к повышению явки в России и на Западе. По его словам, Запад тоже озабочен проблемой явки. У нас субъектов, заинтересованных в повышении, два. Первый — это штабы оппозиционных партий и кандидатов. Они не отличаются от западных коллег и тоже мобилизуют только «своих», а власть поднимает явку «вообще», потому что, убив конкуренцию, она рискует остаться без избирателя. Но привычка к мобилизации всех избирателей «чохом» иногда играет с властями злую шутку. 

«Когда вдруг случаются конкурентные выборы, власть сама приводит на участки протестного избирателя», — сказал Галлямов и признал, что на Западе тоже есть серьезная озабоченность проблемой явки. Она снижается там уже несколько десятилетий,в Америке, например, где-то с 60-х годов. И там много экспериментируют с разными способами мобилизации избирателя: облегчают и упрощают процедуру голосования, уменьшают для избирателя себестоимость его участия в выборах, в результате чего явка растет лишь на 2–3%, пытаются простимулировать усиление у избирателя чувства морального удовлетворения в результате исполнения им своего гражданского долга, добиваясь роста в районе 8%, устраивают на избирательных участках вечеринки с бесплатными барбекю, музыкой и прочими развлечениями, но и «веселые» выборы дают только 6–7% роста. Были эксперименты по стимулированию активности избирателей и с помощью небольшой денежной премии. 

«За 1–2 доллара люди, конечно, на участки не пойдут, а вот если платить по 25 долларов, то явка возрастает на треть. Понимая, что деньги являются лучшим стимулом, энтузиасты озвучивают предложения организовывать среди избирателей, пришедших на участки, денежные лотереи. В Аризоне даже пытались такое сделать — не получилось. Инициативу по проведению лотереи стоимостью 1 миллиона долларов избиратели на специально организованном по этому поводу референдуме не одобрили, — рассказал политолог. — Активно в попытках расшевелить избирателей участвует и бизнес-сообщество. Starbucks, например, в день голосования иногда выдает любому человеку, который скажет, что он голосовал, бесплатный кофе. Кто-то угощает мороженым, кто-то чизкейком. Участвуют даже магазины интимных принадлежностей. Один из них награждал на каких-то выборах избирательниц бесплатным прибором с романтическим названием «Серебряная пуля». Пуля, между прочим, стоила 15 долларов», — сообщил Галлямов. 

Он также отметил, что вокруг проблемы материального стимулирования идет большая дискуссия. Противники денежного поощрения неоднократно обращались в суды, но проигрывали их. Никаких нарушений законодательства в этом судьи не усматривали. 

«У нас материальное стимулирование для увеличения явки тоже используется. Различные формы беспроигрышных лотерей в некоторых богатых регионах стали практически нормой. Только у нас это делают как-то стыдясь, а в Америке это предмет открытого обсуждения, — добавил политолог и признался, что ему самому особенно понравился эксперимент, автор которого увеличил явку «среди подопытных» на 25%. — Он просто звонил избирателям и спрашивал, пойдут ли они голосовать. А получив ответ «да», говорил: «Тогда я поставлю напротив вашей фамилии отметку, что вы придете». Что после этого честному человеку оставалось делать? Тупо идти и голосовать», — поиронизировал Галлямов. 

Он также отметил, что Кремль в этом году пошел на беспрецедентные меры, чтобы обеспечить высокую явку. Понятно почему: выборы были неконкурентны и в этом смысле лишены содержания, результат был известен заранее. Такая предопределеннность, особенно в ситуации постоянно возрастающего спроса на перемены, всегда бьет по явке. Если бы Кремль не занялся мобилизацией, она вряд ли сильно превысила бы 50%.

Самым же эффективным способом повышения явки, по мнению Галлямова, будет возвращение на выборы реальной конкуренции. Но в то же время есть риск, что на следующих выборах она сильно упадет. 

«Мы избирателя как бы избаловали. Он привык, что его уговаривают прийти на выборы. Теперь он считает это нормой. А как он отреагирует, когда мы вдруг его на выборы не позовем? — резонно задал вопрос политолог и тут же предположил. — Очень может быть, что он обидится и скажет: «Ну не хотите — и не надо!»

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    27.03.2018 09:25

    Трескотня ни о чем. Всех собрать и отправить на уборку картошки. Карабай

  • Политический клоунизм по сценарию ...

  • Анонимно
    27.03.2018 11:30

    Махание после драки

  • Анонимно
    27.03.2018 11:31

    После драки машут кулаками.

  • Анонимно
    27.03.2018 11:31

    Бесполезное обсуждение, через 6 лет будет другая ситуация.

  • Анонимно
    27.03.2018 12:59

    Клоуны собрались на самих себя полюбоваться!

  • Анонимно
    27.03.2018 13:20

    О чем они? Народ не голосовал за них так как знал что фсе они так или иначе спойлеры,симулякры и тогда зачем народу менять шило на мыло.Да и большинство из них особо и не старалось то стать президентами и это было видно по их речам,по уровню контроля за выборами и прочая,прочая,прочая.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen