Общество 
13.04.2018

Адвокат Улюкаева: «Сегодня произошло удивительное событие – к нам пришел Игорь Сечин»

Сенсационный визит главы «Роснефти» в суд был выдержан в «шпионском» стиле, а экс-министр сравнил свое дело с отравлением Скрипалей

Мосгорсуд, где накануне рассматривалась апелляция на приговор экс-министру экономического развития, оставил постановления Замоскворецкого суда почти без изменений. 8 лет и 130 млн рублей штрафа... Как всесильный Игорь Сечин рассказывал о требовании взятки (не возле бильярдного стола в гостинице на Гоа, а на лестнице), прокуроры рассуждали о тонкостях церемонии получения в подарок вина вместо $2 млн, а Улюкаева безуспешно защищали его адвокаты — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Вчера в Мосгорсуде рассматривалась апелляционная жалоба на приговор бывшему министру экономического развития Алексею Улюкаеву Вчера в Мосгорсуде рассматривалась апелляционная жалоба на приговор бывшему министру экономического развития Алексею Улюкаеву Фото: ©Алексей Куденко, РИА «Новости»

ЧЕРЕЗ «КОНВОЙНЫЙ» ВХОД

Вчера в Мосгорсуде, где рассматривалась апелляционная жалоба на приговор бывшему министру экономического развития Алексею Улюкаеву, состоялась одна из главных сенсаций и без того резонансного процесса. В суде наконец-то появился основной свидетель — глава «Роснефти» Игорь Сечин, которого несколько раз вызывали повесткой в суд первой инстанции — Замоскворецкий. Туда он так и не приехал. И вот теперь свершилось чудо. Впрочем, представители СМИ всемогущего Игоря Ивановича так и не увидели, так как его допрашивали в закрытом режиме, а визит в суд был обставлен строжайшей конспирацией. Видимо, Сечин сделал вывод из явки в Замоскворецкий суд экс-начальника службы безопасности «Роснефти», генерала ФСБ Олега Феоктистова, которого тоже допрашивали без СМИ, но, несмотря на все меры предосторожности, ему не удалось незамеченным улизнуть от журналистов. Кстати, в основе приговора — показания именно Феоктистова, так как он отвечал за оперативную разработку Улюкаева и наблюдал за передачей ему сумки с деньгами, а затем подписал письмо об этом в адрес директора ФСБ Александра Бортникова

Напомним, приговор Улюкаеву был вынесен 15 декабря прошлого года. Его признали виновным в получении взятки в размере $2 млн от Сечина за помощь в приватизации компании «Башнефть» и осудили на 8 лет колонии строгого режима, а также обязали выплатить штраф в размере 130 млн рублей и запретили в течение 8 лет занимать высшие государственные должности. С тех пор Улюкаев, который на суде уверял, что против него была организована провокация, а сам он думал, что в сумке, в которой оказалось 22 кг долларовых купюр, находится колбаса и вино, содержится в «Кремлевском централе» — спецзоне СИЗО «Матросская тишина». В камере, помимо него, еще один осужденный. Условия там гораздо мягче, чем в других местах заключения (обычный унитаз и раковина, горячая и холодная вода). Но, оказавшись в этом не столь отдаленном месте, Улюкаев жаловался наблюдателям ОНК, что камера очень тесная, на унитазе нет сиденья, а на койке без матраса сидеть крайне неприятно. Тем не менее, несмотря на все эти неудобства, экс-министр, который еще с 70-х увлекается стихосложением, по-прежнему пишет стихи и даже занимается йогой. Для этого сотрудники изолятора выдали Улюкаеву письменные принадлежности и коврик.

Из СИЗО в зал Мосгорсуда Улюкаева доставили через специальный «конвойный» вход. В это время представителей СМИ, которых собралось около 6 десятков, «мариновали» с противоположного входа и не пускали в зал до начала заседания. Именно поэтому на улице и в коридорах, как это было в Замоскворецком суде, увидеть и запечатлеть осужденного было невозможно. Поговорить — тоже. В общем, оградили от несанкционированных съемок и вопросов. И только когда Улюкаев и четверо его адвокатов — Тимофей Гриднев, Виктория Бурковская, Лариса Каштанова и Дариджан Квеидзе — уже были внутри, телеоператов, фотографов, а затем и пишущих корреспондентов тоже пустили в зал. 

После традиционной трехминутной видео- и фото-сессии «камеры» попросили удалится, в зале появились прокуроры Борис Непорожный и Павел Филипчук, а также тройка судей под председательством Ольги Неделиной

Вчера экс-министр выглядел лучше, чем минувшей осенью, когда его привозили в суд из собственной квартиры, где он находился под домашним арестом Вчера экс-министр выглядел лучше, чем минувшей осенью, когда его привозили в суд из собственной квартиры, где он находился под домашним арестом Фото: ©Алексей Куденко, РИА «Новости»

«КАК ДОМОВЕНОК КУЗЯ»

Любопытно, что еще вечером накануне заседания в пресс-службе Мосгорсуда корреспонденту «БИЗНЕС Online» не могли точно назвать номер зала, где должна была рассматриваться апелляция. В итоге выбрали самый просторный зал с балконом, рассчитанный на 100 мест, с большими портретами известных мыслителей, философов, правоведов — от Цицерона до Анатолия Кони. И под каждым изображением — цитаты. Например, под Цицероном можно прочесть: «Благо народа — вот высший закон», а под Монтескье — «Законы должны иметь для всех одинаковый смысл». Но, похоже, главное достоинство этого помещения в данном случае заключается в том, что оно имеет 6 независимых выходов. То есть в зал можно зайти и выйти так, чтобы в случае необходимости не столкнуться с вездесущей пишущей братией, которую предварительно можно или не пустить, или вывести в противоположную сторону. Так, собственно, и было.

Кстати, как показалось корреспонденту «БИЗНЕС Online», вчера экс-министр выглядел лучше, чем минувшей осенью, когда его привозили в суд из собственной квартиры, где он находился под домашним арестом. Возможно, такое впечатление создают отросшие волосы, из-за которых Улюкаев совсем не походит на классического заключенного. «Улюкаев как домовенок Кузя — волосы торчат в разные стороны», — почти любовно охарактеризовала смену облика экс-министра одна из коллег. Но, возможно, и то, что более здоровым внешний вид узника «Матросской тишины» казался из-за специального бокса с затемненными стеклами, куда его препроводили судебные приставы. 

Разобравшись с обычными судебными формальностями и выяснив, где и когда родился Улюкаев, а также по какому адресу он прописан, судьи приобщили к материалам дела справку, предоставленную защитниками, о состоянии здоровья Улюкаева из СИЗО. В ней сообщалось о том, что у экс-министра выявлен ряд заболеваний и он получает необходимую медицинскую помощь. Еще одна приобщенная справка касалась состояния здоровья отца экс-министра, Валентина Хусаиновича, ветерана Великой Отечественной войны и инвалида II группы. А от самого Улюкаева поступило ходатайство допустить в качестве общественного защитника гражданку Хряпину

— Кто такая Хряпина? — спросила судья. 

— Моя жена, — ответил осужденный.

— Она знакома с материалами дела?

— Да, через адвокатов.

— У нее есть юридическое образование?

— Нет.

Но судья согласилась с доводами прокурора Филипчука, который возразил против просьбы Улюкаева, сославшись на то, что Хряпина не имеет юридического образования. В случае удовлетворения просьбы мужа Хряпина получила бы такие же права, что и защитники, и могла бы посещать Улюкаева в любое время.

Игорь Сечин: «Я хотел, чтобы мои показания были учтены судом. Я являюсь основным свидетелем и для меня это было делом чести» Игорь Сечин: «Я хотел, чтобы мои показания были учтены судом. Я являюсь основным свидетелем, и для меня это было делом чести» Фото: kremlin.ru

ИГОРЬ СЕЧИН: «ДЛЯ МЕНЯ ЭТО БЫЛО ДЕЛОМ ЧЕСТИ»

Через 15 минут после начала заседания вторая судья стала зачитывать суть апелляционной жалобы. Однако для тех, кто не знаком с существом дела, что-нибудь понять из ее слов было почти невозможно. Сначала она тараторила, потом принялась бубнить, а затем перешла почти на шепот. И так 15 минут. Все это время до журналистов, которые сидели в другом конце зала, долетали только отдельные фразы. Впрочем, до расположенных ближе защитников, похоже, тоже. Например, адвокат Бурковская, судя по напряженно-сосредоточенному выражению ее лица, усиленно пыталась вслушиваться, но явно безуспешно. Тем временем Гриднев демонстративно смотрел в обратную сторону, а Квеидзе рассматривала портреты на стенах. И только Каштанова, кажется, все же вникала в суть, так как сидела ближе остальных защитников. 

Зато прокуроры были как всегда невозмутимы, даже несмотря на то, что у них был заготовлен большой сюрприз в виде живого хозяина «Роснефти». Спустя 40 минут после начала заседания Непорожный вдруг неожиданно заявил ходатайство допросить Сечина. 

Улюкаев и его адвокаты не возражали.  

— Явка обеспечена? — спросила судья. 

— Да, — сказал прокурор и тут же попросил провести допрос главного свидетеля в закрытом режиме, так как в показаниях Сечина о приватизации «Башнефти» будут содержаться сведения, составляющие коммерческую тайну, которая не должна быть разглашена. Адвокаты Улюкаева, напротив, просили провести допрос публично, ссылаясь на то, что в суде первой инстанции о нюансах сделки говорилось открыто, а все документы находятся в публичном доступе в интернете.

— Нет никаких коммерческих тайн и секретов. Был даже прослушан разговор Улюкаева и Сечина, который стал достояниям всей Российской Федерации, — возражал Гриднев. — Я потрясен! Мы допрашивали министра экономического развития, мы допрашивали заместителя министра энергетики, мы допрашивали руководителя Росимущества... 

— Давайте по сути, пожалуйста, — попыталась прервать эмоциональный спич адвоката судья.  

— Я по сути, — продолжил Гриднев. — Никто из них, в том числе генеральная прокуратура, не говорили о каких-то тайнах. И вдруг к нам приходит всего-навсего представитель коммерческой структуры, исполнительный директор, и мы его должны допрашивать отдельно, потому что он может сообщить нечто такое, что может принести непонятно кому вред. Государству? Компании? 

— Говорите по существу, — снова не выдержала судья. 

— В нашем деле гораздо больше тайн у министра. Никто не задумывался о том, чтобы допросить Улюкаева в закрытом режиме, — пытался увещевать судей адвокат. 

— Вы против? — в конце концов резюмировала Неделина. 

— Я против. Категорически против, — заключил защитник. 

Тем не менее суд согласился с доводами обвинения. Прессу попросили удалиться, после чего Сечина завели с противоположного входа. Кстати, пока он полтора часа рассказывал о своем видении событий данного дела, возле разных входов в здание суда хозяина «Роснефти» ожидали черный BMW и три минивена. В общем, почти детективный сценарий, разыгранный с целью запутать самых пронырливых папарацци. Впрочем, позднее Сечин все-таки пообщался с представителями СМИ. В интервью «Россия-24» он рассказал, что пришел в суд, как только у него появилась возможность. «Я хотел, чтобы мои показания были учтены судом. Я являюсь основным свидетелем, и для меня это было делом чести», — пафосно сказал он, добавив, что «чувствовал свою ответственность, чтобы борьба с коррупцией в нашей стране получила дополнительный результат».

Приговор Улюкаеву был вынесен 15 декабря прошлого года. Его признали виновным в получениям взятки в размере $2 млн от Сечина за помощь в приватизации компании «Башнефть» Приговор Улюкаеву был вынесен 15 декабря прошлого года. Его признали виновным в получениям взятки в размере $2 млн от Сечина за помощь в приватизации компании «Башнефть» Фото: ©Григорий Сысоев, РИА «Новости»

«СЕЧИН И ПРИЗНАЛ, ЧТО УЛЮКАЕВ НЕ МОГ ВЛИЯТЬ НА ПРИВАТИЗАЦИЮ «БАШНЕФТИ»

Видимо, допрос Сечина изрядно накалил страсти. Когда журналисты вернулись в зал заседаний, адвокаты эмоционально переговаривались с судьями и в связи с новыми показаниями просили перерыв для подготовки к прениям.

— Часа хватит? — спросила судья. 

— До понедельника, — сказала Каштанова.

Непорожный же заявил, что защита специально затягивает процесс, а так как с представленной позицией адвокаты знакомы, то 15–20 минут им будет вполне достаточно. В итоге судья приняла компромиссное решение и объявила перерыв на два часа, после чего и начались прения, которые длились почти три часа. Но сначала Улюкаев по просьбе защитников рассказал о том, что он делал, когда отошел от бильярдного стола в холле отеля на Гоа (именно там во время саммита БРИКС в октябре 2016 года Улюкаев, по версии следствия, и требовал взятку): «Я вернулся на свое место, где сидели другие члены нашей делегации, после этого через некоторое время нас пригласили на встречу. Когда мы шли в переговорную, я с господином Сечиным не пересекался и ни о чем с ним не говорил».

Затем был настоящий бенефис адвоката Гриднева, который выступал целый час и даже вышел к трибуне с микрофоном, чтобы его было всем хорошо слышно. Он говорил о том, что приговор надо признать незаконным и необоснованным и он должен быть отменен, так как обвинение надуманное и абсурдное, а затем основательно взялся за «героя дня»: «Сегодня произошло удивительное событие: к нам пришел Сечин и признал, что Улюкаев не мог влиять на приватизацию акций «Башнефти». У него не было на это полномочий. Не всем доказательствам Сечина мы доверяем. Но я считаю, что свидетель обвинения встал на позицию защиты». И Гриднев принялся анализировать показания Сечина, которые в итоге признал надуманными и неправдоподобными. 

Адвокат также отметил, что суд не установил время и место требования взятки, а затем во всех красках расписал, как в суде первой инстанции исследовались показания охранника Сечина и журналиста Александра Юнашева из Life, оператор которого снял на видео игру на бильярде главы «Роснефти» и председателя ВТБ Андрея Костина, во время которой рядом со столом стоял Улюкаев. «У нас есть неопровержимое доказательство — ролик, на котором видно, что Улюкаев, отойдя от бильярдного стола, больше к нему не возвращался», — говорил адвокат, а затем сообщил: Сечин заявил, что Улюкаев потребовал взятку на Гоа, но когда они шли по лестнице в другой зал. «Вы должны решить, кому вы поверите — Сечину или Улюкаеву, что они шли по лестнице вместе в огромной толпе людей, где Улюкаев вымогал взятку у Сечина, — настаивал Гриднев. — Мы исходим из презумпции невиновности. Вы сначала докажите, что он требовал, а потом доказывайте, что он ее получал. Если у вас нет требования, то и получение является совершенной фикцией». При этом разговоры на Гоа, как отметил Гриднев, касались исключительно приватизации самой «Роснефти».

«ЗАЧЕМ СЕЧИН ПРИБЕГАЕТ К ТАКИМ «ЗАМАНУШКАМ»?» 

Следующий аргумент защитника касался разговора между Улюкаевым и Сечиным в Москве, который не содержал ни одного слова о получении взятки. Гриднев подробно проанализировал и телефонный разговор между ними, который состоялся в ноябре 2016 года по инициативе главы «Роснефти» и во время которого Улюкаев предлагал все обсудить именно по телефону. Но Сечин настойчиво приглашать министра приехать в офис «Роснефти» и посмотреть на компанию.

«Если Улюкаев понимает, что он едет за взяткой, зачем тогда Сечин прибегает к таким «заманушкам», зачем говорит, что покажет экскурсию, зачем он врет Улюкаеву, если он не собирался показывать ему компанию? — спрашивал Гриднев. — Сумка с деньгами уже была приготовлена. Для чего нужно было прибегать к такому разнообразному количеству поводов приезда, когда два адекватных человека понимают, что речь идет о деньгах, о 2 миллионах, которые дожидаются Улюкаева? — задавался вопросами Гриднев и тут же на них отвечал. — Ответ только один: Сечин абсолютно понимал, что Улюкаев не понимает. Но приглашение посмотреть компанию — это приглашение в гости. И отказаться от этого Улюкаев не то что не мог, это было бы не совсем прилично. Все оговорки и фразы направлены только на одно — заставить, убедить, уломать Улюкаева приехать в ПАО «Роснефть». 

Далее Гриднев заметил, что Игорь Иванович сказал много фраз, которые не соответствуют действительности. Но главное уместилось в 19 секунд: «На улице, быстро, в темноте, почти на ходу. И фразы эти звучали так: «Ну во-первых, приношу извинение, что затянули выполнение поручения. Мы в командировке были. Пока туда-сюда, собрали объем. Можешь считать, задание выполнено. Вот забери, возьми, пойдем чайку попьем», — напомнил известные слова Сечина Гриднев и далее сделал вывод. — Как бы кто из нас ни говорил «Да ладно, все понятно», мы не можем на основании этих фраз решить, что Улюкаев понимал, что в данной сумке находятся деньги. Ключ и замок на сумке, которые, по мнению Грудина, не являются средством безопасности, а всего лишь красивые аксессуары, были использованы для того, чтобы Улюкаева не открыл сумку при Сечине: «Ковыряться в сумке на морозе было бы проявлением неуважения к Сечину. Поэтому и замок, и ключ, чтобы у Улюкаева не было возможности посмотреть, что в сумке».

В завершение он попросил отменить приговор и снять арест на имущество Улюкаева, который был наложен до выплаты штрафа.

Адвокат Каштанова говорила о доказательствах, которые были получены с нарушениями, а также отметила, что допрос Сечина внес еще большую сумятицу и попросила о милосердии к своему подзащитному, у которого престарелые родители, госнаграды и благодарности. Бурковская обратила внимание на то, что суд первой инстанции вынес решение при отсутствии первичных доказательств: «Оперативный эксперимент был приведен на основании вторичных доказательств, на стадии оперативного эксперимента основной свидетель показаний не давал, он был сделан на основе слов третьего лица».

Квеидзе поддержала все доводы коллег и сказала, что после показаний Сечина в доказательствах, которые были представлены стороной обвинения, есть еще больше поводов сомневаться.

Затем свои доводы зачитывал по бумажке Улюкаев, он говорил о себе в третьем лице и отметил абсурдность показаний Сечина. 

«УЛЮКАЕВ ДАЛ ЗАДАНИЕ СЕЧИНУ СОБРАТЬ ВИНО ОБЪЕМОМ 20 ЛИТРОВ?» 

Через два с лишним часа очередь дошла до прокуроров. Сначала 20 минут говорил Непорожный. «Если постоянно повторять: «Мне жарко, мне жарко, мне жарко», возможно, через какое-то время станет чуть теплее, — взял ироничный тон обвинитель и серьезно добавил. — Но не по данному уголовному делу. Защита как мантру поверяет одни и те же доводы. Мы все их слышали в суде первой инстанции, и в суде апелляционной инстанции. Мы привели убедительные аргументы и постараемся не повторяться». Далее он отметил, что показания Сечина полностью согласуются с объективными доказательствами, и рассказал, как все было на самом деле.

«Я могу прекрасно понять осужденного Улюкаева, что, когда в момент осмотра места происшествия его спросили, что находится в сумке, он растерялся и сказал: «Я не знаю». У нас это зафиксировано. Потом через 20 минут он вспоминает и говорит, что там находится какое-то вино. Но защиту, которая без капли сомнения пытается здесь объяснить вот эту совершенно глупейшую версию, я не понимаю». Адвокат Бурковская попыталась обратить внимание судей на то, что прокурор нарушает этический кодекс. Однако судья отреагировала жестко: «Подождите, не перебивайте». Но тут встала еще и Каштанова, которая вместе с коллегой начала говорить, что прокурор оскорбляет защитников. 

Улюкаев, как оказалось, внимательно следит за последними событиями в стране и мире. Потому что далее он провел аналогию своего приговора с реакцией британских властей на отравление Сергея и Юлии Скрипалей Улюкаев, как оказалось, внимательно следит за последними событиями в стране и мире, потому что далее он провел аналогию своего приговора с реакцией британских властей на отравление Сергея и Юлии Скрипалей Фото: ©Алексей Куденко, РИА «Новости»

— Он не оскорбляет. Никаких оскорбительных выражений не было, — снова возразила судья. 

— «Глупейшее заявление» — это не оскорбление? — также жестко спросила Каштанова. 

Но судья попросила их не нервничать и сесть на место, а Непорожный продолжил приводить свои доводы. Далее он заявил, что Улюкаеву ничего не мешало уточнить у Сечина, что в сумке, но он этого не сделал и без всяких вопросов дотащил почти 22 кг до машины. При этом прокурор добавил, что, получив от Сечина сумку, Улюкаев не сказал элементарного спасибо: «Сторона обвинения не зря обратила внимание на то, что не прозвучало слов благодарности. Это не мелочь, это важный момент. Если дарится подарок, а у нас нет сомнения в знаниях Улюкаевым элементарного этикета... Улюкаев придумывал различные версии до реплик, почему он не сказал спасибо... Этот момент абсолютно не соответствует логике и здравому смыслу. Когда передается вино, человек, который дарит, говорит два-три слова, если подарок в непрозрачной упаковке. Обычно говорится, к примеру, „Франция. 2010 год. Красное вино“. А тот, кто получил: „Спасибо, попробую, скажу“, — нравоучительно рассказывал о церемонии дарения вина Непорожный. — Так обычно происходит. А не так: „Извини, затянули поручение, пока собрали объем, можешь считать, задание выполнено“. Извините, какое задание? Улюкаев дал задание Сечину собрать вино объемом 20 литров? А почему извиняться надо было за это? А почему нельзя было одну бутылку подарить? Или Улюкаев меньше такого веса подарок не принимает? Это абсолютно абсурдная ситуация». 

«ОМС: ОДИН МУЖИК СКАЗАЛ, ЧТО СЛЫШАЛ, КАК ДРУГОЙ МУЖИК СКАЗАЛ, КАК ТРЕТИЙ МУЖИК ТРЕБОВАЛ У НЕГО ДЕНЬГИ»

Непорожный также добавил, что версия Улюкаева об организованной против него провокации надуманна. Сам же экс-министр как человек, облеченный властью, решил воспользоваться своим служебным положением для личного обогащения. Прокурор попросил оставить приговор без изменения. Прокурор поддержал позицию коллеги и сообщил, что считает вину Улюкаева доказанной. После прений Улюкаеву предоставили последнее слово. Он снова читал заранее подготовленный тест по бумажке и заявил, что полностью невиновен. 

«Приговор построен на единственном косвенном производном свидетельстве, сфабрикованном по известному принципу — ОБС. Одна бабка сказала. В данном случае ОМС — один мужик сказал. Один мужик сказал, что слышал, как другой мужик ему сказал, как третий мужик требовал у него деньги», — резко и витиевато говорил Улюкаев под смешки журналистов и добавил, что об этом свидетельствует и приговор, содержащий непримиримые противоречия.  

При этом бывший министр, как оказалось, внимательно следит за последними событиями в стране и мире, потому что далее он провел аналогию своего приговора с реакцией британских властей на отравление Сергея и Юлии Скрипалей. В этой связи он вспомнил, как недавно с трибуны ООН представитель России Василий Небензя «убедительно сослался» на слова из книги англичанина Льюиса Кэрролла «Алиса в Зазеркалье»: «Пусть выносят приговор, а виновен или нет, потом разберемся». Именно так, по мнению Улюкаева, поступила судья в Замоскворецком суде. «Уважаемый суд, это «потом» настало», — провозгласил Улюкаев.  

В итоге суд решил приговор изменить, о чем после 50-минутного совещания сообщила судья Неделина. Однако вряд ли Улюкаев и его защитники успели этому обрадоваться, так как судья тут же сказала, что из постановления суда первой инстанции исключено только лишение права Улюкаева занимать высокие должности в госучреждениях и госкорпорациях. Все остальное — 8 лет «строгача» и огромный штраф — остались в силе. 

Гриднев, Бурковская и Каштанова отказались от комментариев журналистам. Только припозднившаяся Квеидзе, отвечая на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online», признала: защита ожидала, что приговор будет именно таким. Тем не менее на него будет составлена кассация.

Однако надежд на смягчение приговора, похоже, ни у кого не осталось.  

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (6) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    13.04.2018 12:33

    прокурор убедительные аргументы привёл. чем крыть?

  • Анонимно
    13.04.2018 16:44

    ясно дело что взятка только предлог.

  • Анонимно
    13.04.2018 18:55

    Катком проехались. Любого так можно смять. Страшно

  • Анонимно
    13.04.2018 22:06

    нникапельки его не жалко

  • Анонимно
    14.04.2018 00:21

    Помнится, Улюкаев стихи писал (еще министром). Например, по мотивам великой русской поэтессы.

    “Ни к городу и ни к селу —
    Езжай, мой сын, в свою страну, —
    В край — всем краям наоборот!”

    Марина Цветаева, Стихи к сыну, 1932

    Езжай, мой сын, езжай отсель
    На шарике найдешь теперь
    Немало мест, где шаг вперед
    Необязательно пятьсот
    Шагов назад, где, говорят,
    Не всё всегда наоборот
    Где не всегда конвойный взвод
    На малых выгонят ребят
    Где не всегда затычку в рот
    Бывает — правду говорят
    Бывает голова вверху
    А ниже — ноги
    Где в хлеб не сыпали труху
    И не смеялись над убогим:
    Ха-ха, хе-хе, хи-хи, ху-ху
    О боги!

    А. Улюкаев

  • Анонимно
    14.04.2018 00:23

    Баблу и злу внимаем равнодушно,
    Добро и бедность вряд ли панацея.
    Два полюса — а равно душу душат.
    Летейский мрак за стенами Лицея,

    Застенки, стеньки, разные емельки —
    Кто на печи, кто в заячьем тулупе:
    Страна большая, только глянешь мельком —
    И в ступор.

    А. Улюкаев

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль