Старая элита 
21.04.2018

Владимир Никитин: «Милиция, скажите, будет когда-нибудь в Казани порядок?»

Этот руководитель Татарии был из числа печально знаменитых «троечников»

Владимир Дмитриевич Никитин (1907–1959) возглавлял Татарский областной комитет ВКП(б) с июля 1943 по декабрь 1944 года. По происхождению и образованию чистокровный пролетарий, он успел постоять у руля Курской, Орловской, Воронежской, Куйбышевской и Татарской областных парторганизаций. «БИЗНЕС Online» продолжает рассказ о республиканских лидерах советского периода.

Владимир Никитин Владимир Никитин

ОДЕССИТА МЕНЯЕТ «ПОЧТИ ЧТО НАШ ЧЕЛОВЕК»

Владимир Никитин в середине Великой Отечественной войны «принял» республику к управлению у одного из героев, главных организаторов Одесской обороны Анатолия Колыбанова. Одессит чуть более года руководил парторганизацией (а значит, и всей ТАССР) чуть более года, а когда Одессу отбили у фашистов, он вернулся на свой пост снова поруководить парторганизацией жемчужины Черного моря. Возможно, что этот фактор стал определяющим в локальном кадровом вопросе.

Так или иначе, одессита сменяет россиянин из глубинки, из более-менее соседних наших краев – с поста лидера Куйбышевской (с 1991 года Самарской – прим. ред.) области одного из самых мощных регионов Поволжья, традиционных друзей-соперников Татарстана.

«ЖЕЛЕЗНАЯ РУКА» В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ ПРЕДСТАВЛЯЛАСЬ НАИБОЛЕЕ ОПТИМАЛЬНЫМ МЕТОДОМ РУКОВОДСТВА

Это, конечно, версия, но Никитин оказался на посту главы ТАССР далеко не случайно. Тогда в тылу воюющего государства во главе всех участков экономической, общественно-политической и даже научной жизни стояли чекисты. Владимир Дмитриевич не был исключением. Он был числом из печально знаменитых «троечников». 7 октября 1937 года Никитин как первый секретарь организационного бюро ЦК ВКП(б) по Орловской области вошел в состав областной «спецтройки» – зловещего «оперативного» внесудебного репрессивного органа времен большого террора 1937–1938 годов, куда назначали первых секретарей обкомов, наркомов внутренних дел, прокуроров, а бывало, что и представителей региональной верхушки Советской власти.

«Железная рука» даже во главе микро- и макроэкономики, не говоря уже об идеологии и всем остальном, в то военное время представлялась наиболее оптимальным методом руководства, организации, управления вся и всем. Ну и борьбы с внешними и внутренними врагами, разумеется, начиная с криминала.

Приводим несколько публикаций из сборника документов «Татарстан в годы Великой Отечественной войны: Страницы социальной истории», которую его автор Айслу Кабирова, ведущий научный сотрудник Института истории им. Марджани АНТ РТ, доктор наук, автор многочисленных работ по истории ТАССР в годы Великой Отечественной войны, любезно предоставила и прокомментировала корреспонденту «БИЗНЕС Online». Эти документы в достаточной мере позволяют погрузиться в атмосферу того времени (орфография и пунктуация текстов сохранена – прим. ред.):

Цех завода 387, Казань 1943 год Цех завода 387. Казань, 1943 год

«С 7 ЧАСОВ ВЕЧЕРА В ГОРОДЕ ЗАПИРАЮТСЯ, КАК ПРИ ОСАДНОМ ПОЛОЖЕНИИ, НА ЗАМКИ»

Из выступления первого секретаря Татарского обкома ВКП(б) В.Д. Никитина на совещании работников прокуратуры ТАССР о криминогенной обстановке в г. Казани

16 марта 1944 года.

Секретно

«Насчет города Казани. [...] Я прямо скажу – надо поощрять долготерпение казанских горожан. Куда годится такое положение, когда с 7 часов вечера в городе запираются, как при осадном положении, на замки. Если это провокация, разберитесь, привлеките к ответственности. Если эти факты есть – драки, дикое, гнусное надругательство над людьми и зверства, почему тогда не судите людей, почему на таких процессах, с требованием поддержки населения, не организуете процессы.

Милиция в городе – верно. Милиция, прокуратура, скажите, будет когда-нибудь в Казани порядок или не будет? Восторжествует ли советская законность в городе или нет, или всякие бандиты, проходимцы будут командовать и задавать тон в городе? Долго ли до нас будут доходить факты, что здесь раздели, там убили, здесь зверски изнасиловали, тут ограбили и т.д. Я уже не говорю о хищениях. В городе воруют, здесь и некоторая часть судейских работников замешана. Таких мерзавцев надо выбросить...»

На том же совещании работников прокуратуры ТАССР о необходимости улучшения их работы выступил и секретарь Татарского обкома ВКП(б) по пропаганде В.Д. Бесов:

«Я должен прямо заявить, что мы не имеем фактов, говорящих о том, чтоб районные прокуроры подняли бы сколько-нибудь крепко дела в связи с провалом р-на, развалом колхоза, работы МТС, саботажем хлебосдачи, с севом, – не имеем мы этого. Неужели не могут они докопаться? Они обязаны, но они не имеют этого дела. Ведь падеж лошадей в Акташском р-не за 1943 год составил 1650 голов, в Заинском – 1696 голов. Где были прокуроры этих р-нов, какие меры были приняты, что они сделали для этого, чтобы прекратить падеж, для того, чтобы разоблачить преступников, которые в силу халатности или не халатности, в силу злостного или незлостного намерения разрушают хозяйство р-на, разрушают хозяйство колхозов. В отдельных колхозах мы имеем случаи нарушений Устава сельхозартели. Например, возьмите Куйбышевский район – там есть такие факты, что в одном из колхозов единоличники просто занимают верх, растаскивают колхоз. В колхозах есть факты захвата земли единоличниками, факты увеличения приусадебных участков, передачи земли различным организациям. Что, разве работники прокуратуры республики и р-нов не видят этого? Они обязаны видеть, они обязаны замечать, они обязаны бороться с этими недопустимыми явлениями. Это преступная практика...»

16-й завод, 1942-год Казань 16-й завод. Казань, 1942 год

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

заместителя прокурора ТАССР И.С. Надеева первому секретарю Татарского обкома ВКП(б) В.Д. Никитину о преступной деятельности работников паспортного стола завода № 22 г. Казани

13 июля 1944 г.

Секретно

Прокуратурой Ленинского р-на г. Казани вскрыта преступная деятельность группы работников паспортного стола завода № 22, занимавшихся систематической продажей паспортов со штампом об увольнении рабочим завода, чем способствовали дезертирству с этого предприятия.

В преступную группу входили работники паспортного стола: Поповская, Дорофеева и Орлова и рабочий завода Чефранов, который являлся посредником в продаже паспортов.

Расследованием установлено, что за взятку 6000 руб. Поповская при участии Орловой и посредничестве Чефранова, выдавала паспорт со штампом об увольнении и чистый бланк увольнения, скрепленный соответствующими печатями, рабочему Давыдову, а также при участии Дорофеевой – паспорт рабочему Вахтерову.

Установлено также, что подобный преступный сговор имел место между указанными выше работниками паспортного стола завода и помощником начальника одного из цехов завода Байдер, пытавшимся дезертировать с работы, и с рабочими Жариковым, Журавлевым и Крюковым. <...>

По делу арестованы Поповская, Орлова, Дорофеева и Журавлев.

В ходе расследования выявлен целый ряд дефектов в работе паспортного стола завода по учету паспортов, которые способствовали злоупотреблениям и облегчали совершение указанных выше преступлений.

<...>

Бесконтрольность привела в настоящее время к тому, что по заводу не хватает паспортов почти на 1000 чел. рабочих. <...>

По данному делу ведется расследование, которое будет закончено в ближайшее время.

О результатах сообщим дополнительно.

Заместитель прокурора ТАССР, старший советник юстиции Надеев

Опытный Пе-8, Завод № 22 г. Казани 1942-год Опытный Пе-8, завод №22 Казани. 1942 год

«ОТКАЗЫВАЯ СЕБЕ В ПОСЛЕДНЕМ, ЖИТЕЛИ ТАТАРСТАНА ТРУДИЛИСЬ РАДИ ПОБЕДЫ»

«Государственная трудовая политика, проводившаяся в условиях всеобщей милитаризации страны, носила противоречивый и двойственный характер, – читаем в книге „Война и общество: Татарстан в 1941–1945 годах“ Айслу Кабировой. – Несмотря на ряд мер материального и морального стимулирования тружеников тыла, в условиях войны главная ставка была сделана на усиление внеэкономических методов трудового принуждения рабочих и колхозников. <...>

Но труженики тыла проявляли в годы войны в основном высокую сознательность, понимая, что тем самым они вносят важную лепту в общую борьбу против фашизма. Отказывая себе в последнем, жители Татарстана трудились ради Победы, приближая час разгрома ненавистного врага. <...> Особенно впечатляющими были итоги индустриальной трансформации региона. За военный период валовая продукция промышленности тыловой Татарской АССР увеличилась почти в 2,2 раза, составив к 1945-му 219% по сравнению с 1940 годом. Эти цифры значительно превосходили итоговые показатели работы промышленности РСФСР за тот же период, валовая продукция которой в 1945 году равнялась 106%.

Основной прирост индустриальных объемов в республике был обеспечен введением в эксплуатацию эвакуированных объектов и расширением производства на имеющихся промышленных предприятиях. Преимущественное развитие получила крупная металлообрабатывающая и машиностроительная индустрии, удельный вес продукции которых составил в 1944 году 69,5% в общем валовом выпуске всей промышленной продукции; удельный вес химической промышленности при этом равнялся 12,6%, энергетической – 1,2%; легкой промышленности – 9,7%, пищевой – 5,0%, на прочие отрасли промышленности приходилось 2%.

В совокупности удельный вес индустриальных отраслей, производящих средства производства, вырос за военное время с 48,8 до 83,3%, что позволяет говорить о превращении Татарстана в республику развитого машиностроения и тяжелой индустрии. При этом важное значение имело то обстоятельство, что промышленные предприятия не были сосредоточены только в столице. География размещения индустриальных центров в военный период существенно расширилась: кроме Казани и Зеленодольска заводы, фабрики, промкомбинаты появились в Чистополе, Елабуге, Мамадыше, Бугульме и других городах.

В 1941–1945 годах Татарстан поставлял фронту свыше 600 наименований изделий...»

«ЕСЛИ БЫ В ТО ВРЕМЯ ГОРБАЧЕВ ИЛИ ЕЛЬЦИН БЫЛИ У ВЛАСТИ – НЕМЦЫ ДОШЛИ БЫ ДО ВЛАДИВОСТОКА...»

Что касается оценки персоналий из числа руководителей республики того времени, то корреспонденту «БИЗНЕС Online» недавно пришлось услышать мнение историка, которое, скорее всего, не отставит равнодушным большинство читателей нашей газеты. Итак – слово Хафизу Миргалимову, первому секретарю рескома КПРФ, руководителю фракции компартии Российской Федерации в Госсовете Республики Татарстан: «Вы очень правильно делаете, что публикуете материалы о советской истории республики. Нам надо учиться у истории. Нам сейчас частенько говорят: „А что там, в советском периоде, чему там учиться?“ Ну хорошо, а что мы такого особенного создали за последние 25 лет? Да, Путину кое-что удалось за последнее время, особенно в части укрепления обороноспособности страны. И все-таки молодежь, считаю, особенно сегодня, должна знать, не только с кем, как мы воевали и как победили, а кто внес весомый вклад в эту Победу. Если бы в то время Горбачев или Ельцин были у власти – немцы дошли бы до Владивостока...»

Подготовил Михаил Бирин

Никитин Владимир Дмитриевич (1907–1959) – первый секретарь Татарского областного комитета ВКП(б) с июля 1943 по декабрь 1944 года.

Родился 19 июня 1907 года в Ярославле. Окончил курсы монтеров.

1922 – Окончил первый курс Ярославского промышленно–экономического техникума.

1922–1928 – заведующий отделом политического просвещения, секретарь районного комитета, заведующий организационным отделом, секретарь Ярославского городского, губернского комитета РКСМ–ВЛКСМ.

1928–1930 – заведующий организационным отделом, секретарь Ивановского Промышленного областного комитета ВЛКСМ.

1930–1931 – представитель ЦК ВЛКСМ в Центральной контрольной комиссии ВКП(б) – Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции СССР, ответственный инструктор ЦК ВЛКСМ.

1932–1937 – инструктор организационно-инструкторского, организационно-пропагандистского отдела, ответственный инструктор ЦК ВКП(б).

1937 – второй секретарь Курского областного комитета ВКП(б).

1937 – первый секретарь организационного бюро ЦК ВКП(б) по Орловской области.

1937–1938 – и. о. первого секретаря Воронежского областного комитета ВКП(б).

1938–1941 – Первый секретарь Воронежского областного комитета ВКП(б).

1942–1943 – первый секретарь Куйбышевского областного комитета ВКП(б).

1943 – находился на излечении.

1943–1944 – первый секретарь Татарского областного комитета ВКП(б).

1944–1948 – заместитель начальника Управления кадров ЦК ВКП(б).

1948–1958 – инспектор ЦК ВКП(б) – КПСС.

С января 1958 года – на пенсии.

Умер в Москве в апреле 1959 года.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    21.04.2018 08:50

    "Крепостной рабочий мог выкупиться на волю за огромную по тем временам сумму 6000 рублей.". Из будущего учебника истории.

    • Анонимно
      21.04.2018 09:05

      ...с точки зрения т.н. "законности" это была рисковая схема.

  • Анонимно
    21.04.2018 08:54

    Так к чекистам и вернулись.

  • Анонимно
    21.04.2018 09:03

    Спасибо за публикацию!

  • Тяжелые времена были

  • Анонимно
    21.04.2018 09:17

    Только террором и насилием можно было поддерживать коммунистическую химеру, созданную "гением" Ленина и Троцкого.

  • Анонимно
    21.04.2018 14:27

    Интересно, какие конкретно меры были приняты после таких выступлений? А уж эта фраза "Я прямо скажу – надо поощрять долготерпение казанских горожан" заслуживает быть записана на городском гербе.

  • Анонимно
    22.04.2018 14:39

    Миргалимов - историк?!
    Миргалимов не смог, получая по 11 миллионов рублей в год, даже Татарстанскую ячейку КПРФ сохранить, не говоря даже об её укреплении. Их там осталось пару человек да и те постоянно между собой дерутся. Но зато оценки даёт хорошие, кто дошел и куда дошел.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль