Общество 
30.04.2018

«После вопроса Минниханову мне перезвонили и предложили тур сразу по шести предприятиям»

Российская промышленность и место в ней Татарстана глазами главного промышленного блогера «Живого журнала»

Отснимавший и опубликовавший в «Живом журнале» 311 российских производств пермский блогер Игорь Ягубков перед праздниками побывал в блог-туре на КАМАЗе. «БИЗНЕС Online» встретился с промблогером и услышал много интересного о промышленности республики, а также массу любопытного о том, что такое профессиональная блогосфера и с чем это едят: целые бизнес-команды под одним именем, вливающие огромные деньги в раскрутку своих страниц.

Отснимавший и опубликовавший в «Живом Журнале» 311 российских производств блогер Игорь Ягубков перед праздниками побывал в блог-туре на КАМАЗе Отснимавший и опубликовавший в «Живом журнале» 311 российских производств блогер Игорь Ягубков перед праздниками побывал в блог-туре на КАМАЗе Фото: flickr.com

«ТАКАЯ МАХИНА, КАК КАМАЗ, НЕ МОЖЕТ ПРОСТО НАКУПИТЬ СУПЕРРОБОТОВ И ВЫГНАТЬ ЛЮДЕЙ НА УЛИЦУ...»

— Игорь, хотя вы публикуетесь во всех главных социальных сетях, позиционируетесь в первую очередь как промышленный блогер номер один в «Живом журнале». Какими достижениями на этой ниве вы по-настоящему гордитесь?

— Номером первым я называюсь, потому что до этой поездки на КАМАЗ я уже посетил 311 предприятий — думаю, таких людей больше и нет в России, кроме министра промышленности. Но мне больше симпатичен другой рекорд — я посетил ровно 100 российских электростанций, включая и ГЭС, и ТЭЦ, и четыре атомных и даже одну солнечную. Солнечная — это в Крыму, она была на Украине первой и совсем небольшой, всего на 18 МВт. Когда после воссоединения мы с супругой решили съездить в Крым, я сразу стал писать в местное минэнергетики, и они показали мне Симферопольскую ТЭЦ и эту солнечную станцию.

— А как насчет формальных, статусных достижений?

— Первые места на блогерских конкурсах я занимал не раз, не держу в голове. Ценна для меня в первую очередь, наверное, победа на конкурсе «Русгидро» — вот компания, для которой я всегда бесплатен и свободен, потому что они меня по телефонному звонку сразу пустили на Камскую ГЭС, и на Воткинскую ГЭС я потом тоже благодаря их пресс-службе попал. А так занимал первые места и в конкурсах СМИ, в которых не было номинации для блогеров.

— Вы впервые на КАМАЗе и вообще в Набережных Челнах?

— На КАМАЗе — впервые, хотя давно хотел сюда попасть. А в Челнах я бывал на заводе Ford-Sollers во время запуска одной из новых моделей, но сам город как тогда не посмотрел, так и сейчас увидеть не смог — слишком плотная программа тура. Мы в первый же день посмотрели штук 6 производств! Литейку, кузницу — самые старые цеха, которые готовятся к модернизации, нам показали в первую очередь. А потом на контрасте посмотрели автомобильный завод — вот где есть на что взглянуть, вообще шикарно. Конвейер загруженный, это радует. Затем прошли по новому заводу каркасов кабин, совместный с Daimler. Наливные полы, никаких «зеленых станков» советской эпохи — классная тема, учитывая то, в какой непростой политической ситуации мы живем. Политики говорят всякое, а бизнес тем не менее вкладывает в Россию. И еще одно СП видели — «ЦФ Кама». И еще очистную станцию «Челныводоканала». Вода чистая, говорят, что лучшая в Татарстане. В конце наш еще ждет тест-драйв автомобилей. Обалденный насыщенный тур. И с гендиректором удалось сфотографироваться — это у меня фирменная фишка. Вообще, машиностроение, как и металлургия, всем нравятся, на фотографиях это всегда выглядит эффектно.

«В Челнах я бывал на заводе Ford-Sollers во время запуска одной из новых моделей» «В Челнах я бывал на заводе Ford-Sollers во время запуска одной из новых моделей» Фото: zavodfoto.livejournal.com

— Интересно, что думают о КАМАЗе в регионах?

— КАМАЗ в стране известен своим продуктом. У нас же автомобили не умеют делать, но про КАМАЗ такое не говорят. По крайней мере, я никогда не слышал о КАМАЗе таких отзывов, как об АвтоВАЗе. А мы за пределами Татарстана даже не знаем, что КАМАЗ — это, оказывается, целый ряд больших заводов. И вообще приятно, что появились заводы с зарплатами под 40 тысяч — молодежи уже неинтересно идти в банки штаны протирать. На КАМАЗе ведь, говорят, нормальная зарплата?

— Нельзя сказать, что все довольны...

— Нет пророка в своем отечестве. Местные всегда недовольны своими компаниями. Но с КАМАЗом ведь как — это большой завод, которому как раз из-за масштабов трудно перестраиваться и конкурировать на рынке. Маленький завод станки купил, поменял — все нормально. А такая махина, как КАМАЗ, не может, к примеру, просто накупить суперроботов и выгнать людей на улицу. Это непростые проблемы моногородов: с одной стороны, и модернизироваться надо, с другой — население обеспечивать работой. Вот немцы сейчас плачут на этот счет — в ближайшие годы куча народа останется без работы. У России, между прочим, сейчас есть уникальный шанс в плане модернизации именно потому, что у нас старт низкий. Оборудование старое, и у нас развязаны руки в том, чтобы собрать технологии по уму и рвануть вперед. КАМАЗ же вот тоже меняется. Люди, я слышал, упрекают КАМАЗ в бюджетных вливаниях, но на уровне регионов если речь об этом заходит, то говорят-то всегда об АвтоВАЗе.

«После вопроса вашему президенту мне через 11 дней перезвонили из минпромторга и предложили тур сразу по шести предприятиям» «После вопроса вашему президенту мне через 11 дней перезвонили из минпромторга и предложили тур сразу по шести предприятиям» Фото: zavodfoto.livejournal.com

«В МИНПРОМТОРГЕ, ПОХОЖЕ, СМЕНИЛАСЬ ПРЕСС-СЛУЖБА: РАНЬШЕ ОТВЕЧАЛИ НА ПИСЬМА, А ТЕПЕРЬ — НЕТ...»

— Несколько лет назад вы были в Казани на блогерском форуме и встречались с Рустамом Миннихановым. Помнится, вы пожаловались ему на закрытость наших промышленников, к которым вы никак не могли попасть. Какой была реакция?

— После вопроса вашему президенту мне через 11 дней перезвонили из минпромторга и предложили тур сразу по шести предприятиям. За два дня я посмотрел Зеленодольский судостроительный завод, Казанский вертолетный и еще четыре компании на базе «Химграда». Судостроительный мне очень понравился, только фотографировать много там не дали — все-таки оборонное предприятие. А «Химград» — вот это обалденная история, никогда такого не видел. Заходишь в помещение, там двери, и за каждой по заводу! Это сильно впечатлило. После того тура я всем приводил в пример Казань. Даже Мантурову — через неделю после Казани я был на конференции в Геленджике, и, когда фотографировался с министром, рассказал ему о блог-туре, организованном вашим министерством. Но сейчас в минпромторге, похоже, сменилась пресс-служба. Раньше отвечали на письма, а теперь — нет. Это не только в Татарстане так. Последние полтора месяца я закидываю письмами все минпромы в стране, все торгово-промышленные палаты и губернаторов заодно. ТПП игнорируют совсем — я получил всего три ответа на письма. Министерства отвечают иногда. Жаль, что татарстанское больше не отвечает — у вас очень много интересных предприятий, это факт, но как туда пробиться, я не понимаю. Промышленность у вас чересчур консолидирована в руках определенных групп.

Вам ведь и в тот раз пошли навстречу только из-за жалобы Минниханову...

— Да, но это тоже неплохо. У вас сильный и ответственный лидер. Казалось, ну поручил губернатор — министерство же может отделаться отписками. Но нет, тут все по-честному: сказали — сделали. Хорошо бы вновь найти общий язык с вашим министерством.

«Когда я в первый раз увидел Иннополис — вот это был шок. Вроде живем в обычной стране, а тут такая сказка» «Когда я в первый раз увидел Иннополис — вот это был шок. Вроде живем в обычной стране, а тут такая сказка» Фото: zavodfoto.livejournal.com

— Что хотелось бы еще посмотреть в Татарстане?

— Вы ведь из «БИЗНЕС Online»? Я как раз всегда ориентируюсь на топ-300 в вашей газете, закидываю удочку прямо по списку. Из отраслей очень хотелось бы посмотреть ваш тепличный комплекс и энергетику. Я недавно был на самом крупном тепличном комбинате «Агроинвест» в Калужской области, и там Татарстан упоминали. Ваш регион, правда, всегда упоминают в первых рядах. А энергетика — это особый интерес, ваша ГЭС ведь продолжает наш Камский каскад. Да и та же нефтехимия, даже нефтянка — у вас есть что смотреть. Между прочим, когда я в первый раз увидел Иннополис — вот это был шок. Вроде живем в обычной стране, а тут такая сказка. Мы с женой даже думали, не переехать ли — она учитель, а там были какие-то вакансии. Но не срослось.

— Какое место вы присудили бы Татарстану в личном рейтинге промышленных регионов?

— В первой пятерке. Регионы конкурируют между собой, и я бы не хотел про свой Пермский край говорить плохо, но я бы хотел, чтобы у нас было как у вас. В Татарстане есть история диверсификации, идет развитие.

«Судостроительный мне очень понравился, только фотографировать много там не дали — все-таки оборонное предприятие» «Судостроительный мне очень понравился, только фотографировать много там не дали — все-таки оборонное предприятие» Фото: zavodfoto.livejournal.com

«САНКЦИИ САНКЦИЯМИ, НО Я СЛЫШУ, ЧТО ТУТ НЕДАВНО КОНТРАКТ С АМЕРИКАНЦАМИ ЗАКЛЮЧИЛИ, ТАМ ЭКСПОРТ НАЛАДИЛИ...»

— Объезжая заводы, какие тенденции в российской промышленности вы наблюдаете? Меняются ли форматы работы, технологии?

— Цель моего проекта вообще заключается в том, чтобы показать: промышленность в России есть. Все говорят о том, как плохо в стране, как заводы стоят и ничего не работает. Люди просто не видят. Вот уже года три, как наша промышленность стала постепенно открываться публике. Я езжу и вижу, что многие наши заводы — лучшие в мире. Я понимаю, конечно, что приглашают те, кому есть что показать, но ведь приглашают, а значит, и промышленность есть! Взять ту же энергетику — когда лет 7 назад я начинал вести блог, было такое отношение, что процентов на 85 мощности отрасли изношены. Поездил, посмотрел — ничего подобного, модернизация идет, все лучшие мировые технологии используются.

— Использование зарубежных технологий вызывает в обществе разные оценки. Как вы относитесь к тому, что рост, о котором вы говорите, идет за счет иностранного капитала и интеллекта?

— Ничего плохого в этом не вижу. Они же технологии привозят. Вот обратная картина: был на «Россельмаше» — это 13 предприятий, у них заводы в Канаде и США. Они делают тракторы под канадским брендом и поставляют на Украину. Сейчас, правда, картина меняется, мощности перебрасываются на российский «Россельмаш». Но все равно — купили иностранную технологию, дополнили своими компетенциями. А когда иностранцы открывают производства у нас — что плохого? Налоги у нас остаются, люди наши работают. Санкции санкциями, но, приезжая на наши заводы, я слышу, что тут недавно контракт с американцами заключили, там экспорт наладили. Они покупают нашу продукцию, она хорошая.

«Приятно, что появились заводы с зарплатами под 40 тысяч — молодежи уже неинтересно идти в банки штаны протирать» «Приятно, что появились заводы с зарплатами под 40 тысяч — молодежи уже неинтересно идти в банки штаны протирать» Фото: zavodfoto.livejournal.com

— Интересно, на иностранные производства блогеров пускают так же, как и на коренные, или есть различия?

— Пускают везде тяжело, но если  приезжаешь на наше предприятие гражданского  назначения, то тут уж обычно без ограничений. Иностранцы — это сначала куча бумаг на подпись, потом ничего нельзя фотографировать. Да и показывают мало что. Летом прошлого года, например, ездил я на завод Michelin, на презентацию новых шин для спецтехники. Зайти можно, фотографировать — нельзя. Правда, в моей коллекции и отечественного шинного завода ни одного нет. «Белшина» — и та есть, а «Нижнекамскшины» нет, не пускают.

— Но все же вы бывали на иностранных производствах. Есть у них чему поучиться?

— И у них, и у нас одни и те же станки стоят. Организация производства тоже примерно одинакова, наши ведь сейчас внедряют и кайдзен, и много чего еще.

— По каким критериям вы составляете первое впечатление о производстве? Что влияет на будущий акцент публикации?

— Акцент у меня всегда положительный, потому что первый критерий — это сам факт тура. И в целом работа пресс-службы: можно ли отклониться от маршрута, какие еще запреты поставлены. Вторым делом я смотрю на долю молодежи на предприятии. Вернее, если молодых много, это само сразу бросается в глаза. Ну и чистота на предприятии, цивилизация. Когда сравниваешь, к примеру, цех «Высота 239» Челябинского трубопрокатного завода, где импортное оборудование, все цивильно, белые халаты, а потом приезжаешь на какой-нибудь важный машиностроительный, где везде зеленые станки времен СССР и не особо чисто... Разница налицо, но все равно — как ты плохо напишешь? Люди же работают. Вот, кстати, интересный случай: года два назад у меня порвались ботинки перед поездкой на металлургический завод. Я купил белые ботинки, поехал. Что такое металлургия в представлении обывателя? Грязь. А с тех заводов, которые я проехал, я вышел в чистых ботинках. Вот тогда у меня и повернулось представление об отечественной металлургии. А на «Норильском никеле» жил 10 дней, они меня и на вертолете катали, и на поезде, и в рудники сводили. По такому руднику чуть ли не в костюме можно ходить.

«Цель моего проекта вообще заключается в том, чтобы показать: промышленность в России есть» «Цель моего проекта вообще заключается в том, чтобы показать: промышленность в России есть» Фото: zavodfoto.livejournal.com

«ЗАКИДЫВАЮ ПИСЬМАМИ СРАЗУ ТЫСЯЧУ ЗАВОДОВ РАЗА ПО ЧЕТЫРЕ В ГОД...»

— Вы совмещаете блогерство с какой-то другой работой?

— Нет, сейчас это стало моим основным видом деятельности. Прежде я работал в инвестиционной компании, был директором пермского филиала, мы занимались скупкой акций. В кризис сначала филиал сократили, сейчас и компании нет, а тогда я случайно открыл ЖЖ, посмотрел, потом взял фотоаппарат и пошел снимать производства. Сначала из-за забора — подбегала охрана, пытались запрещать. Думал, начну писать какие-нибудь статьи, это будут иллюстрации. О коммерческой составляющей не думал. Да и сейчас — блогеры ведь зарабатывают в основном в Москве на политических контрактах, а в регионах ничего такого нет. Я зарабатываю меньше, чем прежде. У меня процентов 80 поездок — бесплатные, оплачивают только дорогу и гостиницу. Мне просто это нравится, наблюдать за нашей промышленностью, и, когда я стал ездить, появилась идея сломать образ разрухи, показать, что заводы на самом деле работают. Чем больше предприятия будут открываться для нас, тем быстрее мнение о российской промышленности изменится. На словах-то они все открытые, но реально очень тяжело попасть на производство. КАМАЗ в этом плане — молодцы, организовали очень плотную программу. Помню, два года назад я посетил за год 120 заводов, в прошлом — 70 с лишним. Дома не бываю хронически. В прошлом году поставил целью довести общее число заводов до 300, а в этом году цели нет, потому что 400 мне уже не сделать, а для 500 нужно где-то 2,5 года.

— Были у вас какие-то предпосылки для этого занятия вроде знакомств, каких-то уникальных возможностей?

— Ничего не было, никаких знакомств. Я просто сел на телефон и обзвонил все основные компании Пермского края — 80 предприятий согласно рейтингу. Я тогда высчитал, что 94 процента из них с блогосферой не работали. И сейчас в региональных пресс-службах очень низкий уровень работы с соцсетями — они просто не в курсе, что есть такой ресурс и с ним необходимо работать. Почему необходимо? Два года назад «Промобот» продал двух роботов благодаря моему посту, а сейчас «Форбс» включает их в рейтинг молодых бизнесов. А знакомства заводятся по мере работы, но в основном с пресс-службами, а этого мало. Когда-то в самом начале я пытался попасть на Мотовилихинские заводы, где делают пушки. Две недели мне делали пропуск — я же с улицы, не из СМИ. Фотоаппарат разрешили достать только в одном цеху с заготовками, но главное, что пустили — это роль личности. Я тогда случайно встретился с их пресс-секретарем в музее завода, объяснил ей важность рассказывать о себе, она вникла и организовала.

«Главный принцип — не навредить. Зачастую я даже сам прошу сразу указать, что нельзя снимать — лишь бы что-то российское не ушло на сторону» «Главный принцип — не навредить. Зачастую я даже сам прошу сразу указать, что нельзя снимать — лишь бы что-то российское не ушло на сторону» Фото: zavodfoto.livejournal.com

— Для того чтобы объездить 300 заводов, мне кажется, мало популярности и даже положительного настроя, все равно нужны какие-то каналы, нет? С профильными депутатскими комиссиями, с чиновниками от промышленности поддерживаете контакт?

— Нет у меня знакомых, честно. Если вкладываешься трудом, можно перевернуть горы. Я ведь для чего подхожу к каждому гендиректору, фотографируюсь с Песковым, с министрами? На одну ТЭЦ съездил — на другую написал письмо и поставил им в пример коллег. Вот так примерами и берешь. Чтобы куда-то попасть, у меня уходит от двух до семи месяцев. Я просто закидываю письмами сразу тысячу заводов раза по четыре в год. Выбирать помогают рейтинги — такие, как у вас. Между прочим, это редкий пример работы прессы. Точнее, федеральные-то издания делают свои рейтинги, а по регионам такого нет. Как узнать, куда проситься? Возьмем Удмуртию — ну знаем мы про «Ижсталь», «Удмуртнефть», «Калашников» — и все? А у вас благодаря рейтингам я и на жировой комбинат писал, и на молочный. Так ни до чего, правда, и не дошло, но некоторые компании отвечают на письма, а значит, уже можно работать дальше.

— Предпочитаете крупные компании?

— Мне без разницы, поеду ли я на огромный КАМАЗ или на маленькое производство. Вопрос в другом — трудно выехать в регион на одно предприятие, потому что оно должно дорогу оплатить, сопровождать поездку. Потому и проще работать с министерствами, чтобы они могли сразу собрать 5–6 предприятий, по всем провести за один раз. Кроме того, можно же и про город написать. Пресс-службы думают только о себе — а зачем это нам надо? А вы смотрите шире — у вас же и город есть. Меня поразило, что пресс-службы предприятий не знают даже своих коллег из соседних компаний, даже крупных. Все вроде открытые, а работа не выстроена. Говоришь им: давайте я к вам приеду, вы же можете договориться с другими пресс-службами своего региона, чтобы проще было принять меня. А они не могут, не знают друг друга, и это везде так. Удивительно. Если компания крупная, они рассуждают в том смысле, что их и так все знают. На самом же деле блогер работает и за себя, и за них, чтобы о них знали. А когда я начинал, никакой открытости и в помине не было — шел какой-то госзаказ сверху, и все писали по одним и тем же релизам. Во многих регионах и сейчас так, но, по крайней мере, в СМИ стали писать о заводах.

«Мне без разницы, поеду ли я на огромный КАМАЗ, или на маленькое производство» «Мне без разницы, поеду ли я на огромный КАМАЗ или на маленькое производство» Фото: zavodfoto.livejournal.com

«КОМПАНИИ РАБОТАЮТ ЧЕРЕЗ МОСКОВСКИЕ АГЕНТСТВА, И ПРИГЛАШЕНИЯ НА ТУРЫ РАСХОДЯТСЯ ПО ЗНАКОМСТВУ. А ТЫ — В ПЕРМИ...»

— Для регионального читателя блогосфера пока остается новой нишей на рынке труда. Оцените, пожалуйста, ее потенциал как профессии, с точки зрения содержания семьи в том числе.

— Знаете, я как блогер застал еще тот период, когда размещать рекламу в блоге было стыдно и ходило словосочетание «продажный блогер». Сейчас все помешаны на монетизации блогосферы, что, конечно, вредит качеству контента. Надо понимать, что профессиональная блогосфера — этот тот же длинный рабочий день, тяжелый труд. Все современные топовые блогеры — это уже целые команды. У некоторых большой штат, это уже целое новостное издание — команда пишет, ищет рекламодателей, продает. «Топы» — это либо огромные вложения, около миллиона ежемесячно, в раскрутку блога, в промоинструменты либо огромные вложения времени, как в любом бизнесе. С каждым годом пробиваться на этом рынке становится все сложнее и дороже. Кроме того, у девочек, например, всегда лайков больше — это даже по нашему блогу видно, когда вместо меня публикуют жена или дочь.

— Значит, баснословных барышей нет?

— Доходы крайне не стабильны. Вот вы, корреспонденты, не занимаетесь же рекламой сами, у вас есть отдел. А мы сами занимаемся и своим продвижением, и всем остальным. Немногие могут жить на это, нигде больше не работая. Все зависит в первую очередь от связей с агентствами и рекламодателями. Все деньги блогосферы в Москве, по своему Пермскому краю я вообще ничего не зарабатываю. В Москве блогеры уже в музеи-то бесплатно не ходят, а в регионах и ходили бы бесплатно куда угодно, так даже инфоповодов нет. Вопрос в том, что многие производственные компании работают через разные московские агентства, и приглашения на туры расходятся по знакомству. А ты — в Перми, и, когда тебя наконец приглашают, вместе с тобой на предприятии оказываются много случайных людей, которых просто тоже пригласили, и они поехали. Это по-человечески обидно: ты год пишешь, добиваешься, а когда добился, с тобой вместе идет толпа туристов. Просто агентство в чатик зов кидает: кто хочет завтра в пресс-тур? Кому не лень, тот идет.

«Мне просто это нравится, наблюдать за нашей промышленностью, и когда я стал ездить, появилась идея сломать образ разрухи, показать, что заводы на самом деле работают» «Мне просто это нравится — наблюдать за нашей промышленностью, и, когда я стал ездить, появилась идея сломать образ разрухи, показать, что заводы на самом деле работают» Фото: zavodfoto.livejournal.com

— В вашем ЖЖ очень мало текста, в основном фоторепортажи. Отчего так?

— Почему, я добавляю немного истории, а всякие технические процессы люди не читают. О том, кто что и куда поставляет, во что инвестирует — таких вопросов я не задаю. У разных каналов разные задачи. Для блогера важна картинка, для прессы — спикер. Компании, которые это понимают, делают разные программы. Невозможно сделать нормальный кадр и получить текст — ты и картинку не сделаешь, и спикера не услышишь. Для этого нужен второй человек, с микрофоном, который ходит за ведущим.

— У вас, наверное, сложились некие стандарты работы?

— По каждой отрасли свой знакомый маршрут. Если речь идет об энергетике, то это сразу машинный зал, пульт. Если гидроэлектростанция — сразу ищешь верхнюю точку для снимка. Я никогда не готовлюсь перед поездкой — такой поток предприятий, что бессмысленно что-то пытаться запомнить.

— На вас никогда не выходили с предложениями о промышленном шпионаже?

— Нет, такого не было. В любом случае я бы отказался. Главный принцип — не навредить. Зачастую я даже сам прошу сразу указать, что нельзя снимать, — лишь бы что-то российское не ушло на сторону.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (6) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    30.04.2018 09:50

    Почему бы не организовать законный промышленный туризм?

  • Трудовых профессий все меньше и меньше...а если есть, то заняты гастарбайтерами...но , при этом, все россияне чем-то заняты...В СССР весь казанский городской транспорт
    с утра был забит рабочими, едущими на заводы и фабрики Казани. Сейчас, практически, заводов и фабрик нет.
    Сейчас все истоки в институте купипродайства импортного и перепродажи денег, и вокруг них вьется всяческая обслуга: охранники, инфотехнологи-счетоводы и иные неключевые и вторичные услуги. То, что мизерная часть людей ходит на заводики и собирают из импортных комплектующих...это не показатель...
    Помню мальчика, который шел недавно по вагону метро и спрашивал, : " А что вы на работе для Меня делаете?" И люди ничего не могли ответить. Оказывается все делают какие-то дяденьки и тетеньки из Китая и др.стран.
    Все меньше и меньше родителей, которые с гордостью могут сказать о величии и проке своей профессии. Как воспитывать подрастающее поколение?
    1 мая нужно переименовать в день ИБДР - день Имитации Бурной Деятельности Россиян.
    Но Россия все Осваивает...и Осваивает...миллиарды ...научились только осваивать и не более...и ответственности за это освоение до сих пор никто не несёт!

  • AlexRubin
    30.04.2018 14:04

    познакомился с ним на Нефоруме казанском
    крутой блогер..)
    не Доля пафосный..

  • ПанАлекс
    30.04.2018 15:51

    На КАМАЗе самая низкая зарплата в отрасли. Почти двукратно с Калугой и Всеволожском. Но пиар важнее жизни. Это еще в 1997г. рабочие УЦРТС КамАЗа узнали! Когда из 7 требований забастовочного комитета было выполнено 6 - руководство КамАЗа выполнило все экономические требования, выплатило все требуемые деньги. Но лишь одно требование - опровергнуть лживую заказную статью в газете Челны - не стало. Ведь если бы остальные работники КамАЗа узнали правду, что "реально победить систему" или проще говоря директорат, то такое началось бы!
    Думаю, что сейчас бы работники КАМАЗа получали бы не меньше Калуги.

    • Анонимно
      30.04.2018 19:57

      Увы, некорректное сравнение "всего и вся", ибо Е три вида труда: физический, умственный и управленческий. Помимо прочего Е мерило оплаты труда: часы (процесс) и результат (KPI).
      А когда увидел год (1997), то краткая оценка набору символов бессмыслицы - палнейший фуфел (с высоты 2018 года). С уважением, специалист КАМАЗа (пехотинец).

  • Анонимно
    4.05.2018 06:40

    Предприятия Татарстана должны быть более открытыми.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль