Общество 
7.06.2018

Ринат Шафигуллин: «Ак Барс» должен играть в КХЛ, а «Нефтяник» – быть топ-клубом ВХЛ»

Президент ХК «Нефтяник» об атмосфере в команде, маленьких уютных городах, буровом деле и фильме «Движение вверх»

«Мы живем здесь, эту воду пьем и этим воздухом дышим. И люди, живущие вокруг, нам не безразличны, это не пустые слова», – говорит президент «Нефтяника» Ринат Шафигуллин о хоккее как одном из способов создать в Альметьевске такие условия, чтобы молодежь оставалась в городе. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, хватило ли ему одного года, чтобы вникнуть в хоккейные дела, почему «Нефтяник» должен быть топ-клубом и когда в Альметьевске появится новая ледовая арена.

«Активно посещать игры «Нефтяника» я стал после того, как генеральный директор нашей компании Наиль Ульфатович Маганов возглавил федерацию хоккея республики»Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЦЫПЛЯТ ПО ОСЕНИ СЧИТАЮТ... ВЕРНЕЕ, ПО ВЕСНЕ»

– Мэр Казани Ильсур Метшин в свое время рассказывал, что футбольным клубом руководить сложнее, чем целым городом. Вам как нефтянику за этот год удалось вникнуть в хоккейные дела?

– Хоккей я всегда любил, смотрел с детства, знал всех хоккеистов в чемпионатах страны, выписывал «Советский спорт», вырезал фотографии и приклеивал в альбом. В Альметьевске я застал еще старый дворец, где играли под открытым небом, зрители наблюдали за игрой стоя, а на трибунах звенели бутылками. Люди смотрели хоккей даже на крышах домов. Потом немного отошел, но за «Ак Барс» продолжал болеть, по возможности ездил в Казань на матчи.

Менеджер не обязательно должен быть профессиональным спортсменом. Я сам нефтедобытчик, учился этой профессии, в свое время Шафагат Фахразович Тахаутдинов, возглавлявший тогда компанию «Татнефть», направил меня развивать бурение. Вообще, я тогда мало разбирался в этом деле, очень переживал, справлюсь ли. И после того как досконально изучил сложное буровое дело, смог постичь все его нюансы, я понял, что мне уже вообще ничего не страшно: можно справиться с чем угодно, было бы желание.

 Как вы непосредственно возглавили «Нефтяник»?

– Активно посещать игры «Нефтяник» я стал после того, как генеральный директор нашей компании Наиль Ульфатович Маганов возглавил федерацию хоккея республики. Тогда «Нефтяник» выиграл Братину. Сын у меня учится в Питере: я, когда там бываю, иногда хожу на СКА – там это не просто хоккей, а шоу. Как-то раз попал на матч с ЦСКА, приехал, посмотрел, и у меня появились идеи, которыми я поделился с Наилем Ульфатовичем и спросил, можно ли это воплотить у нас. Он дал добро. Я собрал ребят на мозговой штурм. Все сидели и молча слушали, не проявляя активности. Тогда я слукавил, сказав, что мне Наиль Ульфатович поручил заниматься хоккеем в Альметьевске. Ребята тут же воодушевились, заинтересовались – вот что значит авторитет шефа. И в конце прошлого сезона началось воплощение идей в практику. Тем самым мы преодолели укоренившуюся привычку ничего не менять.

К примеру, когда мы решили поставить аэротоннель в виде быка, мне ответили: «Вы знаете, они всегда выходили с лавки, это уже традиция». Самое интересное, что в тот сезон «Нефтяник» играл не очень удачно. Вот и подумалось: поменяем традицию – выигрывать начнут.

 Вы говорили, что клубом управлять не страшно. Это действительно так? 

– У нас здесь другая ситуация, у нас за спиной «Татнефть». Я прежде всего работник «Татнефти». В этом плане Наиль Ульфатович поддерживает нас очень, четко ставит задачи. Соответственно и спрашивает

 В бурении все понятно, например: вы выполняете вполне определенные конкретные действия, научно обоснованные и с определенной долей риска, получается гарантированный результат. А тут столько всего сделали, весь год шли, потянул ногу Хакимов – и все, проиграли полуфинал. 

– Отчасти согласен. Когда мы только начинали, только пришел новый тренер Гизатуллин, мы проваливали первые матчи. На предсезонном турнире на День нефтяника проиграли все игры. Я зашел к ребятам в раздевалку, они стоят, глаза потухшие – говорят, отыграли нормально только один период в трех матчах. На что я ответил: «Мужики, цыплят по осени считают... вернее, по весне». Мы в вас верим, доверяем, делайте свою работу. К концу сезона Гизатуллин выстроил игру настолько, что мы вытаскивали матчи за секунды до поражения. Правда, в последней игре и сами за семь секунд до конца проиграли. Но я думаю, что для первого сезона это нормально.

«Настроения в коллективе оптимистичные, мы создали ощущение общности и единой семьи» «Настроения в коллективе оптимистичные, мы создали ощущение общности и единой семьи» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПОСЛЕ ПОБЕДЫ ЗАШЕЛ В РАЗДЕВАЛКУ: «НУ, МУЖИКИ, КАК В КИНО!»

 В полуфинале «Нефтяник» уступил СКА-Неве, а в финале Кубка Петрова играли два клуба из Санкт-Петербурга. Насколько реально конкурировать с питерскими командами? 

– Вполне реально. В первой игре мы давили, но наш основной вратарь Рафаэль Хакимов потянул ногу, второму вратарю тут же забили два гола. Вторую игру Хакимов опять не играл, мы проиграли 2:3, а с 0–2 серию тяжело вытаскивать.

 А административного давления не заметили? Мы же понимаем, что Питеру помогают везде: и в ВХЛ, и в КХЛ.

– Не знаю, кто кому помогает. Четко знаю одно: надо быть на голову выше, идти к поставленной цели.

 Как бы оценили выступление команды в сезоне?

– Результат хороший. Перед сезоном мы поменяли тренерский состав, у Ильнура Гизатуллина совершенно другой подход к делу – тренировкам, атмосфера в команде. Настроения в коллективе оптимистичные, мы создали ощущение общности и единой семьи.

 Сейчас в КХЛ обсуждают вопрос сотрудничества клубов сразу с двумя командами ВХЛ. Нижнекамск тоже хочет отправлять свою молодежь в «Нефтяник»?

– Это нормально. Мы в хороших отношениях с директором «Нефтехимика» Раилем Якуповым: в прошлом сезоне взяли у них Дениса Ляпустина – он отыграл весь год, и на следующий сезон есть с ним договоренность. Взяли в команду Данила Воеводина – в Перми его почти не было видно, у нас парень раскрылся. Тот же самый Ленар Мансуров стал звездой плей-офф.

– Как ваши функции разделены с Рафиком Якубовым? Из-за его переезда в Казань он не стал меньше уделять внимания «Нефтянику»?

– Внимания меньше не стало, он просто реже стал бывать здесь. Отношения у нас прекрасные, рабочие. В селекции я не участвую вообще, этим занимается Рафик Хабибуллович вместе с тренерами. Моя задача – создать условия ребятам.

«В раздевалку захожу после каждой игры, и после поражений в том числе» «В раздевалку захожу после каждой игры, и после поражений в том числе» Фото: пресс-служба «Татнефти»

 Сколько раз за сезон вы заходили в раздевалку?

– После каждой игры, и после поражений в том числе. Правда, каюсь , когда только стал президентом клуба, первое время вообще не заходил – не знал ребят, не знал, кому что сказать. Рафик Хабибуллович как-то пригласил: «Пошли!» Пришли, поблагодарили за игру. С этого началось общение. Вообще, мы не давим на игроков, не ставим барьеров, прислушиваемся к идеям. Вот недавно в клуб пришел новый директор Мансур Усманов – молодой, амбициозный парень, у него много хороших задумок. Когда вышел фильм «Движение вверх», он предложил сходить на него всей командой. Мы позвали тренеров и хоккеистов, обслуживающий персонал, всех – с женами. Собрались, взяли попкорн, с удовольствием посмотрели картину. На следующий день играем с «Торпедо» – проигрываем 0:3 к седьмой минуте первого периода, В перерыве собрались и вышли играть с совершенно другим настроем – забили красивые шайбы так, что соперник дрогнул. Я после игры в раздевалку зашел: «Ну, мужики, как в кино!»

Или другой момент. В ходе очередного ремонта хотели обновить лестницы, но зашли к заливщикам льда, спросили у ребят: что сейчас важнее? Они ответили: кухня, душевая, сушилка. Мы выбросили старую мебель – всё отремонтировали. То же самое с комнатой уборщиц – тоже всё обновили. Считаю, что сначала людям надо создать условия, тогда они по-другому начинают работать. Я эту школу в бурении прошел.

 То есть это такой современный подход, при котором хоккей – праздник для всех?

– Для меня хоккей – всегда праздник. Даже грустно, честно говоря, что этот хоккейный год закончился. В сезоне не все игры получились зрелищными, некоторые игры мы натужно выигрывали. Тренеры тоже с этим согласны. Все понимают, болельщиков привлекает много шайб, красивая игра – тогда будет другая атмосфера, будет настоящий праздник 

 Изменилась ли как-то в Альметьевске аудитория болельщиков за последние несколько лет?

– Изменился зрительский состав. Если раньше на игру больше ходили взрослые мужчины, то теперь чаще посещают дети, женщины, молодежь. Несколько лет назад трибуны были черного цвета, теперь все веселее. У нас стало больше атрибутики, мы начали продавать шапки, шарфы. Почему это раньше не делалось? Говорят, в Высшей лиге никто этим не занимается. И что? А в Высшей лиге у кого-нибудь есть самолет? Ориентиром должна быть КХЛ, а может, и НХЛ. Надо двигаться вперед. Есть желание больше зарабатывать на атрибутике: сейчас мы планируем открыть новые точки в центре города, реконструируем свой магазин.

Новый дворец тоже должен быть не чисто хоккейным, а многофункциональным Новый дворец тоже должен быть не чисто хоккейным, а многофункциональным

«НОВЫЙ ДВОРЕЦ АЛЬМЕТЬЕВСКУ НУЖЕН, НО СНАЧАЛА РЕШИЛИ ОТДАТЬ ЕГО ШКОЛЕ»

 А как реагирует публика на все ваши активности?

– Читаю в социальных сетях – отзывы нормальные. Ходить на матчи стали больше, но в этом плане мы еще недорабатываем. Хотя многое делается с точки зрения организации шоу, не поднимаем цену билетов несколько лет (самый дорогой стоит 200 рублей), все равно бóльшую часть билетов распространяем через профсоюз. Теперь у нас перед глазами опыт Нижнекамска, думаю, что на следующий год мы пойдем этим же путем и откажемся от бесплатных билетов. Да, мы провалимся вначале, но другого пути нет. Истинный болельщик все равно будет ходить. К нам еще особо не едут из других регионов, например могли бы приезжать из Лениногорска. У них раньше была своя команда «Нефтяник», с которой мы бились в дерби.

 А возможно так работать, чтобы в Лениногорске почувствовали «Нефтяник» своим?

– Думаю, возможно, просто этим тоже нужно заниматься. Мы уже привозили на матчи ребят из лениногорских школ. Думаем проводить там показательные матчи.

 Многие клубы не готовы тратиться на маркетинг, считая, что это уже вторично.

– Мы с этим не согласны. В плане маркетинга мы многое делаем: проводим различные шоу, запускаем программу лояльности с банком «Девон-кредит» – будем делать карты болельщиков с фотографиями.

«В новом символе команды есть харизма, сила, напор, стремление побеждать, а также упорство, трудолюбие, нацеленность, устремленность»Фото: «БИЗНЕС Online»

– Кстати, при вас в клубе прошел ребрендинг, теперь у «Нефтяника» новый символ – бык. Почему именно это животное? 

– Эта история была еще до меня. Во-первых, это один из символов фондовой биржи, Быки очень смелые и рисковые. То, как биржи яростно задирают стоимость акций, сравнивают с тем, как бык поднимает на рога свою жертву и подбрасывает ее. В новом символе команды есть харизма, сила, напор, стремление побеждать, а также, упорство, трудолюбие, нацеленность, устремленность. И когда мы сделали новый логотип, форму, цвета красно-черные – это так заиграло. Отлично смотрится.

 А как появилась идея брендировать свой самолет?

– Я часто летаю, видел самолеты баскетбольного ЦСКА, «Зенита». Позвонил директору «ЮВТ Аэро», говорю: «Мы же собирались один из самолетов красить». Он говорит: «Нет проблем». Разработали эскиз и сделали.

 Удивительно – почему у «Ак Барса» такого нет?

– Могу объяснить. Для такой большой команды КХЛ самолет CRJ – маленький, вмещает всего 50 человек. У нас меньше багажа, чем у «Ак Барса», при этом мы затаскиваем сумки в салон самолета на первые ряды. «Ак Барс» не летает на таком маленьком самолете, потому что не уместится в нем. 

 Дворец в Альметьевске уже не отвечает современным требованиям. Есть ли планы на новое строительство?

– Дворец, конечно, не отвечает. Строить надо новый, и строить будем. Когда мы выиграли «Братину», думали об этом серьезно. Но когда стали активно развивать ДЮСШ через «Академию хоккея», решили, что в первую очередь надо отдать новый дворец детям.

Причем мы обсуждали концепцию прежде всего с Наилем Ульфатовичем с участием главы Альметьевска Айрата Ринатовича и пришли к мнению, что новый дворец тоже должен быть не чисто хоккейным, а многофункциональным. Существующий трудно задействовать под что-то еще, кроме хоккея: одна трибуна, сверху плохо видно. Но тут еще есть критерий посещаемости: мы можем построить дворец на три-пять тысяч, но пока мы и на старом 1800 не можем собрать. Вопрос о строительстве ледового дворца для нашей команды надо ставить, когда уже не будем вмещать всех желающих в «Юбилейном».

Комплекс будет состоять из нескольких объектов. По соседству 50-метровый бассейн. Ледовый дворец с двумя катками. Еще будут гостиница и интернат. Мы сможем размещать в ней одновременно три команды. На втором этаже дворца будет сделана современная бросковая зона. Прорабатываем удобную логистику: гостиница и питание – все на одной площадке. Причем это новый ипотечный район, здесь все только развивается, новый стадион смогут использовать все жители. В этом году дворец будет достроен и начнет работу.

«Я часто летаю, видел самолёты баскетбольного ЦСКА, «Зенита». Позвонил директору «ЮВТ Аэро», говорю, мы же собирались один из самолётов красить. Он говорит — нет проблем , разработали эскиз и сделали» «Я часто летаю, видел самолеты баскетбольного ЦСКА, «Зенита». Позвонил директору «ЮВТ Аэро», говорю: «Мы же собирались один из самолетов красить». Он говорит: «Нет проблем». Разработали эскиз и сделали» Фото: пресс-служба «Татнефти»

«ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ЖИВУТ В АЛЬМЕТЬЕВСКЕ, НАМ НЕ БЕЗРАЗЛИЧНЫ»

 Каким вы видите клуб через два года?

– Мы и сегодня один из топ-клубов Высшей лиги. Должны ставить перед собой самые серьезные задачи. Работа с клубом ведется таким образом, чтобы была выстроена четкая вертикаль между школой, молодежной командой «Спутник» и «Нефтяником». В планах выстроить настоящую хоккейную индустрию. Клуб должен стать одним из центров настоящей культурной и спортивной жизни. Город должен в хорошем смысле «болеть» хоккеем. Также надеюсь, что года через два у нас будет новый дворец.

  Для чего «Татнефть» развивает «Нефтяник», вкладывает деньги в школу и «Академию», что компании дает хоккей?

– Смотрите: у нас головной офис здесь, в Альметьевске. Мы живем здесь, эту воду пьем и этим воздухом дышим И люди, живущие вокруг, нам не безразличны, это не пустые слова. Можно иметь офис в Москве, а здесь только платить зарплату. Но наша задача – создать в Альметьевске такие условия, чтобы молодежь оставалась здесь, чтобы город был привлекательным. Если взять Соединенные Штаты, то там не так много городов-миллионников. Есть небольшие города до трехсот тысяч, зеленые, уютные, в них создана вся инфраструктура. Сейчас мы стремимся сделать нефтяной институт центром инновационного образования, для него будет строиться кампус: будут спортивные залы, велодорожки. Мы формируем комфортную среду обитания, реализуя проекты «Паблик-арт», «Культурная среда города», «Уличные театры». Формируем здоровый образ жизни с помощью «Зеленого фитнеса» и «Развития конного спорта». Конечно, мы заботимся и о старшем поколении. Для ветеранов и пенсионеров нефтяного региона открываем «Центры долголетия», оснащенные специальными тренажерами.

Город должен быть таким, чтобы жить в нем было удобно и интересно.

Досуг – это один момент. Второй – воспитание подрастающего поколения. Цель в том, чтобы ребята закаляли характер, были патриотами своего края. Понятно, что не все станут великими спортсменами, только небольшое количество ребят пойдет в спорте дальше. Но самое главное – целеустремлённость, отношение к делу, командность – это ценности «Татнефти».

Сегодня мы, начиная с питания и медицинского обследования, планируем индивидуальный подход к тренировкам детей. Кроме спорта занимаемся их интеллектуальным развитием. У нас ребята, которые живут в интернате, кроме прочего, изучают английский язык, занимаются вышиванием для развития мелкой моторики и многим другим.

 Нет ли у «Нефтяника» амбиций перейти в КХЛ?

– В системе должен быть один элитный клуб – это «Ак Барс». Та вертикаль, которая выстраивается «Академией», предусматривает топовый клуб Высшей лиги. Поэтому мы должны развиваться именно в этом сегменте.

«В системе должен быть один элитный клуб — это «Ак Барс». Та вертикаль, которая выстраивается Академией, предусматривает топовый клуб Высшей лиги. Поэтому мы должны развиваться именно в этом сегменте» «В системе должен быть один элитный клуб – это «Ак Барс». Та вертикаль, которая выстраивается «Академией», предусматривает топовый клуб Высшей лиги. Поэтому мы должны развиваться именно в этом сегменте» Фото: «БИЗНЕС Online»

«НАШИ КОМАНДЫ, КОТОРЫЕ ЗАНИМАЮТ ПРИЗОВЫЕ МЕСТА, БУДУТ ЕЗДИТЬ НА ТУРНИРЫ ЗА ГРАНИЦУ»

 Как вы оцениваете создание «Академии хоккея Ак Барс»?

– Создание «Академии» – хорошая идея. Теперь у школ есть единая методология: «Ак Барс» и «Нефтяник» в одной системе. Раньше из нашей школы дети уезжали в Казань, у родителей была такая мечта. Сейчас мы практически в одинаковых условиях, и дети перестали уезжать. Напротив, возвращаются.

Благодаря «Академии» мы смогли серьезно поднять заработную плату тренерам. Сейчас к нам просятся на работу, а мы выбираем. Кроме зарплаты, имеем возможность давать квартиры. Правда, пока служебные, и не всем.

 А по какому принципу получают квартиры?

– Стимул должен быть обязательно, а жилье – очень хорошая мотивация стимул. У нас замечательный директор ДЮСШ – Владислав Бабанов. Он представляет кандидатов за определенные заслуги, ну а мы уже коллегиально рассматриваем и принимаем решения..

 Ваша школа уже выходит по Татарстану на второе место, уже переигрываете «Нефтехимик»...

– В прошлом году мы впервые заняли общее первое место в Поволжье по всем возрастам. Обошли Казань, Самару, Нижний Новгород и Пензу. В этом году мы вторые, первая – Казань. В течение года проводим множество турниров среди любительских команд. Также впервые сделали общее открытие любительского сезона, на которое приехали 172 команды. Все они участвуют в турнирах, и наш клуб этим занимается.

– Сколько своих воспитанников играет в главной команде «Нефтяника»?

– На сегодня четверо: Владислав Арбузов, Умед Гильманов, Ленар Мансуров и Руслан Шайхуллов. У нас в свое время ребята уходили в Казань, сейчас такого оттока, скорее всего, не будет. «Спутник» в МХЛ играет пока слабо, и на сегодняшний день взять оттуда в первую команду, честно говоря, некого. Но с другой стороны, подрастают игроки ЮХЛ 2003, 2004 и 2005 года. Они уже в Российских чемпионатах играют, пройдет время, и они подойдут к первой команде.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (1) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    7.06.2018 13:49

    Молодцы. Многое делается. С тем что было раньше не сравнить. Для рабочего города, где не такой большой выбор досуга, поход на хоккей вместе с семьей, лично для меня стал отличным вариантом

    Многое делается в Республике, и хотелось бы, что бы не останавливались на достигнутом

    Спасибо большое

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль