Культура 
14.08.2018

От любовного треугольника Ркаиля Зайдуллы до Вуди Аллена в центральном парке Буинска

«Буинская Талия»: театральная лаборатория как выход за границы привычного и пространство для диалога

На прошлой неделе в городе Буинске состоялись показы второй театральной лаборатории «Буинская Талия», придуманной Александром Висловым и Ниязом Игламовым и реализованной местным драматическим театром и его директором Раилем Садриевым. Критик Екатерина Рябова специально для «БИЗНЕС Online» рассказывает о том, что на «Талие» встретились современная татарская проза и американская комедия положений, кто дрался в городском фонтане и как Вислов и Игламов играли Гоголя.

На прошлой неделе в городе Буинске состоялись показы второй театральной лаборатории «Буинская Талия» На прошлой неделе в городе Буинске состоялись показы второй театральной лаборатории «Буинская Талия»

 «В ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ ТАЛИЯ — МУЗА КОМЕДИИ»

Буинский драматический театр был возрожден в начале 2000-х годов при поддержке региональных властей усилиями энтузиастов, прежде всего его нынешнего директора Раиля Садриева. Это театр молодой и целеустремленный, активно интересующийся современным театральным процессом, открытый к новым формам, но очень хорошо осознающий свои национальные корни — большинство спектаклей здесь идет на татарском языке. Название лаборатории возникло не случайно: в древнегреческой мифологии Талия — муза комедии, и именно с этим жанром второй год подряд работают все участники. Постоянные кураторы проекта, театральные критики Александр Вислов (Москва) и Нияз Игламов (Казань), сформулировали внутреннюю тему нынешней лаборатории как «выход за границы» — за границы привычного представления о том, что такое комедия, и шире — о том, что такое театр.

Эта тема изначально была задана на уровне выбора материала: здесь разброс от русской классики до «новой драмы», от современной татарской прозы до американской комедии положений, а воплотилась еще дальше буквально в выходе за границы театрального здания. Четыре эскиза шли на разных площадках: на сцене самого театра, двух районных домов культуры и даже в парке, и все они вызывали бурное обсуждение. В один день показов уместились разные грани современного театра: лаконичная инсценировка прозы, классическая комедия в современной интерпретации, молодежный «клубный» спектакль и иммерсивный спектакль-прогулка.

Первый эскиз – рассказ «Ружье» из «Мишарских рассказов» Ркаила Зайдуллы — представил режиссер из Санкт-Петербурга Егор Чернышов Первый эскиз — рассказ «Ружье» из «Мишарских рассказов» Ркаила Зайдуллы — представил режиссер из Санкт-Петербурга Егор Чернышов

«СЮЖЕТ ИСТОРИИ ЗАСТАВЛЯЕТ ВСПОМНИТЬ ОБ ИНСЦЕНИРОВКАХ РАССКАЗОВ ШУКШИНА»

Первый эскиз — рассказ «Ружье» из «Мишарских рассказов» Ркаила Зайдуллы — представил режиссер из Санкт-Петербурга Егор Чернышов, много работающий в театрах России — от Петропавловска-Камчатского до Калининграда.

Зрители сидят на сцене Буинского РДК, вдоль задней стены, а игровое пространство располагается перед ними очень близко. За артистами виднеется глубина зрительного зала, но они отделены от него: от авансцены вверх натянуты нити, как паутина, только очень ровные. Из всех декораций только эта глубина, дощатый некрашеный пол и бельевые веревки над сценой — на них сушатся белые простыни.

Ровно по центру стоит старая железная кровать без одной ножки, и на ней, как на могильном холме, сидит больная жена главного героя (Гульназ Гизатуллина). Она всегда статична, руки безвольно обнимают колени, слова идут медленно: из нее уходит жизнь. По контрасту в постоянном движении существует ее сестра (Диляра Садриева) — она двигается, будто в танце, без конца снимая и развешивая белье. В этом лиричном любовном треугольнике муж (Ирек Гайнетдинов) долго не может решиться на действие — он сидит на табурете с ружьем, такой же статичный, как жена. Однако, наконец, что-то в нем поворачивается — он встает и уходит в лес, и для этих троих этот простой шаг означает поворот от смерти к жизни. Здесь работают скупые и символичные театральные средства: белые квадраты простыней, линии веревок, теплый сценический свет и мелодия аккордеона, который ритмически организует действие. Главным становится звучание текста, его мелодика и ритм. Сюжет истории заставляет вспомнить об инсценировках рассказов Шукшина, и, очевидно, этот набросок, дополненный другими рассказами, может вырасти в полноценный спектакль.

Второй эскиз лаборатории – «Водка, е#ля, телевизор» Максима Курочкина в постановке Алсу Галиной. Пьеса Курочкина – это ернический и безжалостный самоанализ мужчины в кризисе среднего возраста Второй эскиз лаборатории – «Водка, ***, телевизор» Максима Курочкина в постановке Алсу Галиной. Пьеса Курочкина — это ернический и безжалостный самоанализ мужчины в кризисе среднего возраста

«ДРАНАЯ ЛИСЬЯ ШУБА НА ГОЛЫЙ ТОРС, ПЛАЩ АЛЕНА ДЕЛОНА...»

Второй эскиз лаборатории — «Водка, ***, телевизор» Максима Курочкина в постановке Алсу Галиной. Молодая девушка-режиссер, выпускница Уфимской государственной академии искусств, создатель независимого уфимского театра «Thе Театр», одна из главных задач которого — «говорить со зрителем на сегодняшние, пусть и не всегда безоблачные темы». Пьеса Курочкина, одного из главных авторов российской новой драмы начала 2000-х годов, — это ернический и безжалостный самоанализ мужчины в кризисе среднего возраста, и справиться с ней — непростая задача для юной девушки.

Но Галина точно выбрала актера-протагониста — им стал директор и актер Садриев. Если главный герой выглядит здесь узнаваемо-бытово (майка, шорты, тапочки и трехдневная щетина), то трое других персонажей — те, что вынесены в заглавие пьесы (молодые артисты буинского театра Ильяс Юнусов, Рамиль Шайхутдинов и Тимур Шигапов) — появляются в образах экстравагантных и сверхтеатральных: их костюмы напоминают маскарад в берлинском кабаре 1920-х годов, при этом безошибочно дают зрителю понять, кто есть кто. Черный рабочий халат и круглые очки на резинке, драная лисья шуба на голый торс, плащ Алена Делона — сами по себе емкие и ироничные характеристики. Сцена завалена черными автомобильными покрышками, становящимися то креслами, то частью баррикады, которой герой пытается отгородиться от своих пороков. Важно сказать, что перевод пьесы на татарский язык осуществил Хабир Ибрагим и именно этот момент вызвал наиболее горячие споры — прежде всего о том, как сочетается данный текст с национальной традицией и стоит ли показывать такой материал неподготовленному местному зрителю. Однако, по словам обсуждавших, переводчик значительно смягчил русский оригинал, обогатив его цитатами из татарской художественной литературы, а значит, даже этот спорный текст дает новую жизнь литературному языку, поддержка и развитие которого необходимы для сохранения культуры.

Третий отрывок – пьеса американского кинорежиссера и сценариста Вуди Аллена «Сентрал Парк, Вест» в постановке молодого режиссера Степана Пектеева (Санкт-Петербург) Третий отрывок — пьеса американского кинорежиссера и сценариста Вуди Аллена «Сентрал Парк, Вест» в постановке молодого режиссера Степана Пектеева (Санкт-Петербург)

«В ГОРОДЕ БУИНСКЕ ТОЖЕ ЕСТЬ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ПАРК»

Третий отрывок — пьеса американского кинорежиссера и сценариста Вуди Аллена «Сентрал Парк, Вест» в постановке молодого режиссера Степана Пектеева (Санкт-Петербург). По сюжету это буржуазная трагикомедия — история двух семейных пар в возрасте за 40, где две женщины делят мужа одной из них, пока муж второй оказывается на обочине, никому не нужный со своими душевными страданиями и пистолетом. Пектеев заменяет пистолет на видеокамеру, мужа-неудачника превращает в альтер эго Аллена, а свой эскиз — в манифест чистой театральности: сюжет деконструирован, актеры заявляют о себе и дистанции со своими персонажами, фабула отталкивается от совпадения в названии — в городе Буинске тоже есть центральный парк, и в нем разыгрываются все события.

Зрителей встречает у входа команда спектакля — четыре молодых артиста, один из которых очень похож на Аллена 60 лет назад и снимает видео, второе видео снимает режиссер. Один из зрителей, осознав это, сказал: «Что, значит, я тоже артист?» Нас ведут через парк, герой, из-за которого идет спор, нарезает круги по парку вдалеке, девушки дерутся в фонтане, убегают, наш взгляд фокусируется на последнем персонаже, но и он убегает из парка на футбольное поле. Последний монолог — через динамики, пока убегающий герой забивает в ворота тяжелые мячи. Современные технические средства и современный, неигровой, постдраматический театр; перформанс.

Финальный показ лаборатории – первый акт из «Женитьбы» Гоголя в постановке главного режиссера Кемеровского театра драмы Антона Безъязыкова Финальный показ лаборатории — первый акт из «Женитьбы» Гоголя в постановке главного режиссера Кемеровского театра драмы Антона Безъязыкова

«ДВЕ РОЛИ-КАМЕО — АЛЕКСАНДР ВИСЛОВ И НИЯЗ ИГЛАМОВ»

Финальный показ лаборатории — первый акт из «Женитьбы» Гоголя в постановке главного режиссера Кемеровского театра драмы Антона Безъязыкова. Он начинается с тихой татарской колыбельной, которую поет Агафья Тихоновна (Гульзада Камартдинова), проходя по зрительному залу в подвенечном платье. Остальные персонажи ждут ее на сцене — они сидят на офисных стульях, выстроенных в ряд. Эти стулья придают им вид марионеток, кукол, которые чья-то рука перемещает по своему усмотрению — своей же воли у них нет. Есть национальные мотивы (образы свахи и матери Агафьи Тихоновны узнаваемо идут из народной татарской комедии), есть точно срежиссированные комические сценки — момент, когда отставной капитан Жевакин (Булат Гараев) ухаживает за горничной (Эндже Сатдинова) или когда Подколесин (Ильфир Султанов) кладет голову на колени свахе (Амина Шарафутдинова) и слушает ее рассказ о невесте, как ребенок — нянину сказку.

Этот самый «многолюдный» отрывок и обещает превратиться в классический спектакль, а еще в нем есть две роли-камео, которые сыграли сами руководители проекта — Вислов и Игламов. В этом тоже есть посыл лаборатории — о расширении границ театра. О том, что театр — пространство не только таланта и мастерства, но и диалога, которое открыто для всех: для любителей и профессионалов, подготовленных и неподготовленных зрителей, для школьников и пенсионеров, для тех, кому это необходимо. Буинские театральные лаборатории становятся важным этапом в культурной жизни города, создают возможность живого общения и обмена идеями. Это самое важное.

Екатерина Рябова

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    14.08.2018 08:56

    Это не спектакль, это просто игра дешевая!

  • Анонимно
    14.08.2018 08:58

    раиль молодец

  • Анонимно
    14.08.2018 09:26

    Когда можно будет посмотреть работы этих молодых режиссеров в Казани? То, что они создают это зеркало нашей жизни - в него нужно заглянуть всем нам.

  • Анонимно
    14.08.2018 09:32

    молодцы !!!

  • Анонимно
    14.08.2018 15:16

    До Буинска не так далеко и доехать- около 160 км по хорошей дороге, 2 часа. Надо бы съездить, посмотреть.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen