Общество 
14.08.2018

«Андрей не ко времени вылез со своей инициативой – изъять у 14 компаний более 500 миллиардов»

Экономист Андрей Нечаев о том, что ничего смертельного не произойдет, но будет очень неприятно

Если у вас рыночная экономика, то она живет по законам рыночной экономики, напоминает гайдаровский министр Андрей Нечаев. И не важно, кто правит — тиран, деспот или ярый демократ, вмешательство в эти законы приведет к обратному результату. Вот, например, в СССР хождение доллара было запрещено, на этот счет существовала расстрельная статья, но черный рынок, несмотря на КГБ, все равно был. Потому что, как говорил Маркс, «при 300 процентах прибыли нет такого преступления, на который не пошел бы капитал».


«НОКДАУН, НОКАУТ ИЛИ ЛЕГКАЯ ПОЩЕЧИНА?»

― ...В Турции происходит падение лиры, очень нервничает президент, начали расследование против владельцев сотен аккаунтов в соцсетях. Они якобы провоцировали рост курса доллара. Предпринимаются всевозможные меры, звучат всякие громкие заявления. Тем временем у нас тоже что-то с курсом доллара...

― Это похожие вещи — я бы сказал так. То есть прямо такой прямой корреляции, связи между падением рубля и падением лиры нет. Потому что при всей важности отношений с нашим южным партнером, это не те отношения, которые определяют экономику той и другой страны. Но что нас объединило — это недоброе отношение Дональда Трампа, американского конгресса, американского истеблишмента и так далее и Турция и Россия попали под санкции. И в этот раз удар оказался не нокаутирующий, но, в общем, такое легкое..., конечно, обе экономики испытали. Наверное, турецкая чуть в большей степени. Потому что мы пока что еще в ожидании, какие окончательно будут санкции. В зависимости от этого будет нокдаун, нокаут или легкая пощечина. Я имею в виду не те санкции, которые 22 объявит Госдеп, они будут по-прежнему, как мне представляется относительно символическими. А я имею в виду тот знаменитый законопроект, который внесли два сенатора: ярый идеологический противник современного российского режима Маккейн и — что любопытно — сенатор-демократ. Не помню его фамилию. Потому что республиканец и демократ, что сильно повышает шансы на прохождение этого законопроекта через конгресс. И с учетом внутриамериканских сложностей есть подозрение, что если он пройдет, то Трамп его подпишет. Наверное, он попытается, Минюст попытается смягчить этот законопроект, но если он будет принят в том виде, в жестком виде, в котором предложен — конечно, жизнь медом не покажется российской экономике. Турции уже не показалась.

― То есть Турция — живой пример тому... Наш покойный Степан Иванович. То есть Турция уже переживает нечто подобное. Правильно?

― Это живой пример того, как все-таки не очень развитая, не очень диверсифицированная экономика, как она сильно зависит от внешнего мира. В данном случае от крупнейшей экономики мира — от США. Просто кто, может быть, не очень внимательно следит за турецкими событиями, там всего и событий — что повысили резко пошлины на алюминий и ряд других металлов, которые экспортирует Турция. Причем не в каких-то безумных объемах и тут же национальная валюта обвалилась.

― То есть соцсети не виноваты, в которых сейчас Эрдоган ищет врагов?

― Соцсети виноваты всегда. Просто самим фактом своего неконтролируемого наличия. У нас же тоже «Вконтакте» людей прямо сажают всерьез за экстремизм. Это все конечно, неприлично совершенно. И это поиск, мы очень похожи в этом смысле — поиск внешних врагов, внутренних врагов. С внешним врагом в этой истории все понятно. Ну, вот не знаю, кого у нас назначат внутренними врагами. В Турции посетителей соцсетей.

― Есть какие-то известные пути борьбы с такой проблемой, с таким обрушением? Я где-то читала, что Эрдоган как типичный тиран эти проблемы решает. К чему-то призывает, что-то запрещает, требует поддержать отечественного производителя. Как обычно. Есть другие методы?

― Знаете, тиран, деспот, ярый демократ — все равно, если у вас рыночная экономика, то она живет по законам рыночной экономики. Вы можете попытаться в эти законы вмешаться и их разрушить. Например, запретить хождение доллара. Дальше в зависимости от того, насколько граждане боятся своего тирана, будет более развитый черный рынок или менее развитый. Напомним, что в Советском Союзе Н. С. Хрущев сделал статью, причем задним числом, что любопытно, валютные спекуляции — расстрельной. Не просто тяжкой, а расстрельной. И, тем не менее, даже  в Советском Союзе, даже при КГБ черный рынок чудненько существовал. Потому что когда прибыль такая, помните знаменитое высказывание Карла Маркса, я могу в цифрах сейчас немножко, давно уже учил, там при 100% прибыли капитал оживляется, при 200% — он демонстрирует необыкновенную активность, при 300% — нет такого преступления, на который не пошел бы капитал. Дедушка Маркс был в этом смысле абсолютно прав.

― Так вот, глядя на перспективы, нынешнее состояние и какие-то действия Турции и, предполагая, что в связи с нашим падением сейчас рубля тоже какие-то будут действия, вы чего ожидаете?

― Смотрите, могут быть действия тактические. Это попытаться как-то купировать ситуацию, сгладить, охладить панические настроения. Для этого есть испытанное средство — так называемые валютные интервенции ЦБ. Наш ЦБ, правда, от них некоторое время назад отказался. Как мы знаем. Сейчас наши финансовые власти, руководство ЦБ и Минфина анонсировали, что они временно прекращают закупать валюту для пополнения суверенных фондов.

― Это что означает?

― Это означает ровно то, что я сказал.

― Вы говорите как экономист, а люди-то слушают попроще. Как я, например.

― Как старший экономист. Напоминаю, что все нефтегазовые доходы, которые поступают в казну сверх цены нефти 40 долларов за баррель, — это называется бюджетное правило. Они поступают в ФНБ. Средства ФНБ за малым исключением, когда они раздаются госбанкам в виде депозитов или каких-то льготных кредитов, — они хранятся в иностранной валюте и  в американских, из американских мы сейчас в значительной степени вышли, в американских или европейских евровых немножко в фунтах, ценных бумагах. Соответственно эти доходы, которые Минфин аккумулирует через налоговую систему, он конвертирует в валюту, точнее это технически делает ЦБ. По заданию Минфина, и вот размещает их за рубежом. Поскольку сейчас нефть существенно превышает 40 долларов за баррель, то этих доходов много. У нас даже в этом году впервые за много лет бюджет будет профицитным.

― Говорят, что наоборот. Дефицит. Денег нет вообще. Как же так?

― Это уже такая, понимаете, игра. Вот бюджет профицитный. То есть его доходы превышают его расходы. Это медицинский факт. Более того, подкрепленный решением ГД, не абы кого, а ГД, с подачи, естественно, правительства. Они утвердили новый бюджет на текущий 2018 год, в котором профицит будет составлять 0,5% ВВП. Довольно большая сумма. Прошлая версия была, он был дефицитным, как раз в минус 0,5% ВВП. Такая магическая цифра для наших финансовых... Это медицинский факт. Который практически оспорить невозможно. Так вот, соответственно Минфин или ЦБ для Минфина покупает валюту, чем задирает рост доллара вверх дополнительно.

― А теперь перестанет покупать...

― Сейчас они обещали взять паузу, соответственно с этой стороны нагрузка на рубль ослабнет и есть надежда, что он как минимум стабилизируется. Это такое тактическое решение.

― ...Расскажите про тактические  методы борьбы с неприятностями.

― А стратегические решения понятны просто для банальности, я прошу прощения. Это развивать экономику, диверсифицировать ее. Слезать с той самой нефтяной иглы, о чем наши власти толкуют уже лет 10 последних или после кризиса 2008 года сто процентов. Но практически ничего в этом направлении не предпринимается. Соответственно, если у нас будет не такой ориентированный на сырье экспорт, если у нас доходы от экспорта углеводородов не будут играть такую ключевую роль в государственном бюджете, не будут в такое ключевой решающей степени определять курс национальной валюты, тогда мы, конечно, будем гораздо менее уязвимы для всяких внешних шоков, как конъюнктурных или вот санкционных. Хотя с санкциями все непросто. Поскольку если будет принят этот закон о жесткой форме, то там санкции касаются не только нефтедобычи, что будет конечно, достаточно болезненно, но они будут касаться в первую очередь новых технологий. Импорта в Россию. Экспорта. С какой стороны смотреть. И что самое главное, на мой взгляд как финансиста, самое болезненное потенциально для российской экономики — если действительно российские госбанки, а может быть и все крупные банки заставят закрыть корсчета в американских банках. То есть фактически отлучат российскую банковскую систему от долларовых расчетов.

― А что будет ощущать средний гражданин? Не миллионер. У него, возможно, есть 200 долларов на каком-то счету, сколько-то там пара миллионов рублей. Что с ним будет?

― Для среднего гражданина, может быть, такие прямые потрясения и издержки будут не столь велики. Например, вот если самое драматическое развитие событий, то средний или чуть выше среднего класса гражданин со своей кредитной карточкой «Виза» едет куда-нибудь там в европейскую страну, ему говорят, что извините, мы такое здесь не обслуживаем.

― А где он будет брать другие какие-то деньги?

― Из кармана, наверное.

― Понятно. Переходить опять на нал.

― Я надеюсь, что наши власти не ликвидируют конвертируемость рубля. Было бы катастрофическим отступлением назад. Или другая неприятная, мелочь все-таки, я без иронии сейчас говорю. Например, если вам нужно перевести куда-то деньги. За лечение или какая-то интернет-покупка. И так далее. В долларах. Вам скажут: извините, мы такие транзакции не обслуживаем больше. С этим как-то наверное можно смириться. Гораздо хуже тут будет другое. Непонятно, что будут делать российские экспортеры в этой ситуации.

― Силуанов что-то говорил про продажу нефти за рубли.

― Вот чем все-таки плоха или хороша рыночная экономика — она вербальные интервенции, она на них, конечно, реагирует иногда нервно, фондовый рынок, например, но в целом они не работают. Валютные работают, еще какие-то работают, а вербальные нет. Поэтому заклинать можно сколько угодно, что давайте торговать нефтью за рубли. Должны найтись желающие покупать нефть за рубли. И плюс еще эти желающие должны будут где-то свои доллары обменять на рубли. А если у вас — а все транзакции всего мира долларовые идут через корсчета американских банков, — и если у вас эти транзакции будут не дай бог заморожены, то, что вы доллары не сможете получать за свою нефть, что те оптимисты, которые захотят купить рубли, чтобы расплатиться за вашу нефть, не очень понятно, где они это сделают. Поэтому ну да, наверное, Китай давно предлагает — а давайте я буду платить юанями. Дальше вопрос — что мы будем делать с этими юанями.

― Пенсию ими выдавать.

― Китайскими. Но Китай, например, готов, не самый крупный потребитель российской нефти, понятно, что страны ближнего зарубежья, особенно те, кто входит в Евразийский экономический союз и так далее, да, там расчеты по факту идут уже в рублях. Хотя и в привязке к долларовым ценам. А что делать с остальными внешними покупателями? И дело же не только в нефти. Мы поставляем за доллары значительную часть нашего сырья. За исключением, может быть, Европы. Все остальные страны расплачиваются долларами. Поэтому я, честно говоря, даже сходу не могу придумать готовый рецепт, как ЦБ нужно будет извернуться, чтобы обойти блокировку этих долларовых расчетов. А возвращаясь к рядовому потребителю, понятно, что если экспорт остановится, даже на какое-то время или какая-то часть экспорта, то это колоссальный удар по доходам бюджета со всеми вытекающими отсюда проблемами бюджетников, здравоохранения, правоохранительных органов — страшно об этом... Наверное, им дадут, все-таки в первую очередь. Как показывает опыт. Тем не менее, неприятности будут большие.  Иран, например, который попал под аналогичную ситуацию, они наличные деньги на катерах возили, на осликах.

― Ну у нас и катера, и ослики имеются. Перспективы есть.

― Ослов много, а осликов у нас...

«ЭТО КАКОЙ-ТО ТАКОЙ САДОМАЗОХИЗМ»

― Андрей Алексеевич, по поводу вашего, как вы недавно признались,  ученика Андрея Белоусова. И вот вы говорите, что вербальное не действует, вот он сделал предложение Владимиру Путину изъять у 14 металлургических и химических компаний более 500 млрд. рублей на выполнение нового майского указа. Пишут нам агентства, что состояние 11, Блумберг пишет, состояние 11 богатейших российских бизнесменов за один день 10 августа сократилось на 3 с лишним миллиарда долларов. Как он это делает? И главное — зачем?

― Это заслуга не одного Андрея Рэмовича. Это все-таки заслуга и госдепа, который анонсировал санкции, того самого закона американских сенаторов, которым я пугаю наших слушателей. И в целом этой нервозной обстановкой по поводу санкций. Хотя, действительно, Андрей очень не ко времени вылез со своей инициативой. Понятно, что она готовилась не за один день.

― Это просто — отнять деньги у людей на государственные нужды?

― Вы знаете, вообще это какой-то такой садомазохизм. Я не про него лично даже, а в целом. С одной стороны, группа государственных экономистов и финансистов сочинила указ президента. Одной из целей, анонсированных целей которого, помимо развития человеческого капитала, является ускорение экономического роста. Не в самом указе, а чуть раньше, помните, президент поставил задачу — уполо..., в общем, в полтора раза повысить ВВП. И так далее. А дальше для выполнения этого указа начинают использоваться средства, которые, мягко говоря, экономический рост дестимулируют. И эти же экономисты, которые придумали, что давайте мы издадим такой указ, который простимулирует экономический рост и вообще сделает много всего доброго, начинают находить средства для его выполнения. И находят их, прямо скажем, крайне неудачно. Повышение НДС, не с катастрофическими, но очень неприятными последствиями. И с точки зрения инфляции, и с точки зрения уровня жизни. И с точки зрения экономического роста. Всякую мелочевку типа удорожания водительских удостоверений не берем. Но факт, что все последние месяцы — даже не месяцы, а уже годы — на фоне постоянных деклараций самых высоких наших начальников о моратории на повышении налогов, последним отметился Антон Германович Силуанов, по-моему, неделю назад. Он сказал, что после НДС больше повышения налогов не будет. И тут его коллега Андрей Рэмович со своей революционной идеей обобрать бизнес еще на полтриллиона рублей в год.

― А это как бы повышение налогов или просто: ребята, приносите, положите вот сюда.

― Если это просто «делиться надо» — тогда это все, конец. Это разрушение налоговой системы. Это уже такие просто матросы, большевики, «караул устал» и так далее. Андрей Рэмович грамотный, не думаю, что он такое может предложить. И, собственно, в его резонансном письме там написано, что надо разработать механизм. Понятно, что, скорее всего, механизм будет — какой-то аналог налога на добычу полезных ископаемых для нефтяных компаний. Или как-то. То есть это достаточно радикальное изменение для налоговой системы. Но я просто хочу свою грустную мысль закончить. То есть понимаете, какие могут быть долгосрочные планы у бизнеса? Какое может быть в принципе доверие к экономической политике правительства, если вы меняете правила игры каждые, образно говоря, 3 недели? И каждый следующий креативный государственный экономист придумывает, как вас еще ловчее обобрать. Ну нельзя вести бизнес в такой стране, невозможно. Какой экономический рост, какое ускорение?! Какие 50% роста ВВП?! За 6 лет. Дай бог вокруг 1% чтобы продолжали барахтаться. Поэтому вот с такой стратегической точки зрения, конечно, на мой взгляд, крайне неудачное предложение. И есть просто конкретные негативные последствия. Потому что понятно, что если вы дополнительно отбираете прибыль у компании, то вы сокращаете — Белоусов это сам понимает, и там все-таки за что я их люблю очень, — там все время вежливые оговорки. Но это изъятие надо производить с учетом там не сокращения инвестиционных возможностей компании. Подождите, вы все-таки или...

― Или наденьте, или снимите.

― Да.

― Я поняла. Все экономисты так говорят. Давно замечено.

― А и то, и другое. И на елку и не оцарапаться — не бывает. Либо ты хочешь изъять полтриллиона, ну тогда честно скажи: да, это резко снизит инвестиционные возможности компаний. И никакие тут извинительные фразочки ситуацию не исправят. С другой стороны, понятно, вот с чего вы начали, что это привело к обвалу ценных бумаг этих компаний на рынке. Совершенно все логично. Что это означает стратегически? Это означает, что возможности дешевых заимствований для развития на фондовом рынке у этих компаний резко сокращаются. То есть вы собственные деньги у них отобрали, и лишили их возможности заимствований через IPO акции или через выпуск облигаций.

«ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ, КАК ВЫГЛЯДИТ ОБОРОТНАЯ СТОРОНА ЛУНЫ»

― ...Я все-таки должна уточнить еще раз про злосчастную вашу должность. В прошлой программе, когда вы объясняли, что вы уже вот-вот председатель политического совета и партия называется «Партия перемен», вы были в этом абсолютно уверены. Минюст в результате что? Отказался переименовать?

― Нет, мы пока не подали документы.

― Что случилось?

― Есть благородная версия и менее благородная.

― Давайте вариант для дам.

― Менее благородная состоит в том, что Минюст — мы с этим столкнулись по итогам прошлого съезда, когда регистрировали изменение в устав, — Минюст сейчас резко ужесточил требования к документам, в частности к протоколам собрания региональных отделений. Как они должны быть заверены, какие там должны быть сведения и так далее. И вот сейчас коллеги эти протоколы перелопачивают. И региональные отделения приводят их в соответствие...

― То есть вам указали на несоответствие.

― Да, что они... с приказом, не помню то ли 3, то ли 13. Но 13 красивее. Это по прошлому съезду, просто сейчас чтобы не наступать на те же грабли, я этим сам не занимаюсь. Вот коллеги этим занимаются. А благородная версия и правильная, кстати, тоже — что все-таки мы пытались участвовать в выборах, достаточно активно. Не везде нас допустили, к сожалению, история повторяется в этом смысле партии «Гражданская инициатива». Но могли быть какие-то проблемы, когда человек был выдвинут от «Гражданской инициативы», а к моменту его голосования это стало бы «Партией перемен», поэтому тоже не форсировали эти изменения. Поэтому де-юре существует партия «Гражданская инициатива», которую я в свое время с группой сподвижников придумал, основал. Создал. Регистрировал. Пока она жива и здорова.

― Де-факто «Партия перемен», де-юре — «Гражданская инициатива». Вы говорите, что участвуете в кое-каких выборах. Куда допустили-то, скажите.

― Наиболее известные выборы, в которых мы пытались участвовать — выборы мэра Москвы, где мы официально выдвинули Дмитрия Гудкова нашим кандидатом. Но, как известно, он не прошел фильтр. Поскольку этот фильтр полностью контролируется «Единой Россией», и в этот раз мэрия, видимо, решила не повторять эксперимент с Алексеем Навальным и никаких реальных кандидатов не допускать. Поэтому там будет Сергей Семенович и такие как бы, не хочу никого обидеть, но такие, в общем, специальные кандидаты. Что было для меня сущей неожиданностью — нас не допустили до выборов в хурал республики Калмыкия. Мне казалось, что у нас добрые отношения с президентом, он сейчас борется за сохранение своего кресла. И решил, что «Единая Россия» должна одержать там просто сокрушительную победу. Все депутаты должны быть от «Единой России», поскольку это по закону запрещено, то одного допустят коммуниста. И больше никого, и вот так он продемонстрирует то, что он контролирует республику. Так говорят, по крайней мере, местные политики и политологи, что замысел такой. И нас не пустили, я бы сказал, с таким просто особым цинизмом, то есть там не донесли какую-то справку о зарубежной недвижимости, которой нет, справка нулевая. Просто, что ее нет. Вообще я разговаривал в ЦИКе и с Эллой Александровной, они говорят, что мы ориентируем избиркомы на то, что, надо сказать, что ребята, у вас неполный комплект документов, идите дособерите и приходите, образно говоря, завтра. А у нас их приняли, радостно потерли руки. И сказали, вот... На следующий день мы эту справку донесли, они сказали: не-не-не, уже на следующий день не считается. И вторая была какая-то совсем трагикомическая история. Что председатель регионального отделения не может подписывать документы. Хотя это самостоятельное юридическое лицо, он единоличный исполнительный орган. Политсовет своим решением делегировал региональным отделениям право сформировать список кандидатов. Но нет, вот не может, надо было принять отдельно решение, что он может подписывать. То есть договора может, любые документы может, представлять интересы в любых государственных органах может, а вот в избирком не может, надо было отдельное решение. Ну, в общем как-то так, не очень все красиво, не очень прилично.

― Без бахил, в общем, не пускают.

― Боятся, у нас там сильное отделение... Зато я поздравляю наших коллег и ими горжусь и надеюсь на их успех, у нас в Горном Алтае есть хорошее отделение тоже. И их зарегистрировали кандидатами в совет района Кош-Агач. Я думаю, что 99 и 9 в периоде ваших слушателей не знают вообще о существовании такого замечательного, действительно замечательного, я там был. Я ехал туда по серпантину в «Жигулях» шесть часов, у меня было ощущение, что солнце лежит просто у меня на загривке. Ты можешь его руками потрогать. Вообще там сходятся 4 государства, Китай, Монголия, Казахстан и Россия. Живут там беглые казахи, которые в свое время от преследований туда, там сколько-то столетий назад переселились. У нас там есть отделение и оно сильное...

― Я вижу вашу искреннюю радость.

― Я уверен, что они пройдут, а место это действительно замечательное. И его Юрий Сенкевич покойный назвал, что теперь я знаю, как выглядит оборотная сторона Луны.

― Значит, на оборотной стороне Луны у вас прекрасное отделение.

― Потому что там не растет ничего.

― Там у вас большие партийные успехи.

― Голая лунная поверхность.

«МАРГАРИТЕ ЛУЧШЕ ПРОДОЛЖАТЬ ПИСАТЬ ПРО ТО, КАК ОНА ЕСТ БОБРОВ, А НЕ ТАКИЕ СЛОЖНЫЕ ТЕМЫ ЗАТРАГИВАТЬ»

― Вы сами слышите, какая в этом есть ирония. Скажите, а чем еще занимается «Партия перемен» тире «Гражданская инициатива». К примеру, сейчас идет обсуждение акции, которую хочет провести инициативная группа женщин. Марш матерей в поддержку этих юных девушек из «Нового величия», которых, честно сказать, мучают в СИЗО. И не отпускают под домашний арест. При том что у них тяжелая ситуация со здоровьем у обеих. И, в общем, все это выглядит чудовищно.

― ...Мы не являемся организаторами этой акции. Но мы ее, безусловно, поддерживаем и, безусловно, призвали бы своих сторонников принять в ней участие. Потому что мне представляется, и другим моим коллегам, что, конечно, просто правоохранительный беспредел. Понятно, что эти несчастные девчонки, собственно, в результате провокации в принципе оказались втянуты во всю эту историю. Понятно, что они не представляют никакой абсолютно угрозы. Понятно, что им сейчас просто калечат судьбу, ломают здоровье и всю жизнь, и это просто придает вообще всему нашему режиму такой, простите звериный оскал. И с этим, конечно, любой ответственный и здравомыслящий человек должен бороться. В том числе и вот этими уличными протестами.

― И уличный протест по вашему личному глубокому убеждению, он может быть только санкционирован? Сейчас об этом идет дискуссия. Призывают не выходить на несанкционированную акцию вплоть до того, что это может повредить самим жертвам. То есть их как бы светлый образ станет хуже оттого, что за них на несанкционированную акцию выйдут.

― Это может говорить только провокатор. Что-то подобное. Я не знаю, какой надо извращенной логикой обладать, это что, выйдут, их же обвиняют в экстремизме и чуть ли ни в заговоре с целью свержения существующего строя. И люди, которые с протестом выйдут — они что, тоже участники этого заговора? Такая логика?

― У Маргариты Симоньян похожая логика. Но адвокат в более мягкой манере говорит, что действительно может быть вредно.

― Если она такая, то она абсурдная. И вообще Маргарите лучше продолжать писать про то, как она ест бобров, а не такие сложные темы затрагивать, как мне представляется. Поэтому я не знаю, чем это может навредить. Конечно, если мы законопослушные люди, то надо выходить на санкционированные акции. Другое дело, что это дикость не санкционировать такую акцию, и в принципе то, как наша власть интерпретирует Конституцию, — это издевательство над Конституцией. Потому что в Конституции написано, что люди имеют право, тысячу раз эта фраза здесь цитировалась. И в этой студии тоже. Выходить на мирные митинги без оружия и так далее. И все это должно носить уведомительный характер. Никакого санкционирования вообще не требуется. Принять к сведению.

― ...Московское правительство просит на эту акцию не выходить, они уже уведомлены о том, что она планируется. Судя по всему. Они не могут сказать, что они не знали о ней.

― Еще раз говорю, в принципе это санкционирование — оно антиконституционно. Сама эта процедура.

― Я вас по-другому спрошу. Вы лично боитесь выходить на несанкционированные акции в Москве?

― Я лично уже в том возрасте и состоянии, когда уже ничего не боюсь. Поэтому и я выходил и на санкционированные и несанкционированные, и мы не раз были организаторами разного рода митингов. В том числе, что мы с другими демократическими партиями организовывали. Были митинги в защиту Интернета. Ну конечно, надо выходить. Конечно, желательно не попадать под дубинки ОМОНа. По крайней мере, я не могу никого к этому призывать. Но вот лично для меня тут выбор прост.

Беседовала Ольга Журавлева

«Эхо Москвы»,  13.08.2018

Андрей Нечаев — доктор экономических наук (1998), профессор (2002), бывший министр экономики в правительстве Егора Гайдара, один из авторов и активных участников реализации программы рыночных экономических реформ в России. Президент банка «Российская финансовая корпорация», академик Европейской академии наук и искусств, академик Российской академии естественных наук и Международной академии информатизации, профессор Российской экономической академии им. Плеханова. Автор 25 монографий (в том числе в соавторстве) и более 260 научных и публицистических статей по вопросам развития экономики и экономической политики. Председатель политического совета Партии Перемен.

Родился в 1953 году в Москве.

С отличием окончил экономический факультет Московского государственного университета им. Ломоносова по специальности «экономическая кибернетика» (1975). Работал в Центральном экономико-математическом институте и в Институте экономики и прогнозирования научно-технического прогресса Академии наук СССР, в Институте экономической политики народного хозяйства при правительстве СССР и Академии наук СССР.

1991–1992 — первый заместитель министра экономики и финансов РСФСР, 1992–1993 — министр экономики РФ, один из авторов и активных участников реализации программы рыночных экономических реформ в России.

С 1993 — президент государственного предприятия «Российская финансовая корпорация», в 2005 году преобразованного в банк «Российская финансовая корпорация».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    14.08.2018 13:51

    "Если у вас рыночная экономика, то она живет по законам рыночной экономики". Отличное начало. Вот только что это такое рыночная экономика? и какие-такие законы у неё? Просто смешно слушать такое после того что творится с ВТО, пошлинами, долларом, "независимостью" стран, санкциями в отношении огромного количества стран (не только России) и т.д. и т.д.



    Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/391963

  • Анонимно
    14.08.2018 14:27

    Наш бюджет как дырявое ведро. Надо тараться не больше воды в него наливать, а залатать все дыры, чтобы вода не вытекала. Это коррупция, распил, необоснованные гигантские выплаты менеджерам госкомпаний, чиновникам, депутатам и др., раздутые штаты в гос.конторах и многое другое. А сколько выводится ден.средств в оффшоры? Более триллиона долларов лежат на счетах в оффшорах.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen