Бизнес 
3.09.2018

Амир Хисматов, «Волгарь плюс»: «Количество охранников сокращают до безобразия»

Совладелец трех ЧОПов о том, как оберегал покой Роналду, «бойких бабулях» в сторожках и «ударе ниже пояса» от Грефа

«После того как Пентагон уничтожил наше артучилище без единого патрона, я вынужден был искать себе другое занятие», — рассказывает бывший кадровый военный Амир Хисматов, который, будучи уже немолодым, сумел преуспеть в охранном бизнесе. О специфике работы, недостатках законодательства и особенностях местного рынка он рассказал «БИЗНЕС Online».

Амир Хисматов: «Сейчас частные охранные предприятия больше продают, чем создают» Амир Хисматов: «Сейчас частные охранные предприятия больше продают, чем создают» Фото: Ирина Ерохина

«ПЕНТАГОН УНИЧТОЖИЛ НАШЕ УЧИЛИЩЕ БЕЗ ЕДИНОГО ПАТРОНА»

— Амир Минимухаметович, сейчас вы совладелец трех охранных предприятий. Как вы пришли в этот бизнес?

— Я с 1996 года преподавал в Казанском артиллерийском училище тактику ведения боя. Кстати, у владельца ГК «Дорожные опции» Евгения Гибина, у которого вы уже брали интервью, я был командиром дивизиона. Воспитывал его два года.

— В том, что он сейчас из себя представляет, есть и ваша заслуга?

— В каждого из курсантов я однозначно вложил кусочек своего сердца. Но, после того как Пентагон уничтожил наше училище без единого патрона, я вынужден был искать себе другое занятие. Это был один из ведущих военных вузов нашей экс-страны. Процентов 75 преподавательского состава имели звания кандидатов наук, доцентов, профессоров. Несколько человек были даже докторами наук...

— Чем же вы занялись?

— Устроился начальником службы безопасности в «Баскет-холл». Проработал там два года. Представляете, что это такое? Концерты столичных и иностранных звезд, которые собирают толпы народа: от Анастасии Заворотнюк до Патрисии Касс. А когда приехал Дима Билан, творилось просто что-то невообразимое. У него были свои охранники, но и нам работы хватило. Помню, выходя после концерта из «Баскет-холла», он прикрыл лицо шляпой, смотрит только под ноги — и побежал. Орава фанаток помчалась вслед за ним. Его машину подогнали к подъезду, параллельно заказали второй автомобиль, который подъехал с другой стороны. Билан обманул поклонников: сел в эту вторую машину и был таков...

— Зато вы по долгу службы бесплатно могли смотреть концерты, на которые другие специально покупают билеты.

— Сами выступления я даже не видел!

«Мы отвечаем за Зеленодольский фанерный завод и Поволжский мебельный комбинат» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Иначе говоря, работа начальника охраны беспокойная?

— Очень! Это тяжелый, кропотливый труд. И вот я как-то посмотрел по сторонам и решил, что надо заняться своим делом. Мы, группа офицеров, подумали и выбрали наиболее родственное занятие — частную охранную деятельность. По крайней мере, караульная служба в вооруженных силах подразумевает почти то же самое. Нас, соучредителей, трое — это все мои коллеги по военному училищу.

— Вы так легко вошли на рынок?

— Первое предприятие мы открыли 10 лет назад. В 2011 году учредили сразу второе и третье. Мы работали по упрощенной системе налогообложения. Она подразумевает численность предприятия до 100 человек. Поэтому, как только у нас количество сотрудников превышало эту цифру, мы открывали новые предприятия.

— Тогда были востребованы новые охранные предприятия?

— Да, 7–10 лет назад это было делать намного легче. Рынок был, и хороший рынок. В Казань понаехали заказчики из Москвы.

— Что вы имеете в виду? Москвичи занимались тут рекрутингом охранников?

— Нет. Скажем, бизнес развивается в Первопрестольной, затем расширяется в сторону Казани и т. д. Взять, к примеру, рестораны «Макдоналдс» — их теперь великое множество по всей России. Сейчас ЧОПы больше продают, чем создают. 

«Представляете, что это такое? Концерты столичных и иностранных звезд, которые собирают толпы народа…» «Представляете, что это такое? Концерты столичных и иностранных звезд, которые собирают толпы народа…» Фото: «БИЗНЕС Online»

«КОГОГИН ПОПРОСИЛ НАС ВЗЯТЬ ПОД ОХРАНУ ДВА ЗАВОДА В ЗЕЛЕНОДОЛЬСКЕ»

— Свой первый объект помните?

— Это был коттеджный поселок «Загородный клуб» ипотечного агентства РТ. Частично дома в нем уже были возведены, остальные достраивали. 

— То есть вам сразу достался сложный объект? В том смысле, что охранять территорию предприятия — одно, а дома, которые находятся на открытом пространстве, — другое.

— Мы охраняли поселок путем патрулирования. Для каждого охранника был установлен свой маршрут. Более того, подумав, создали там кинологическую службу. Это стало для нас хорошим подспорьем. Все знали, что после 12 часов ночи на улицу лучше не выходить (улыбается). По крайней мере, если кто-то что-то делает не так, собаки дадут знать... Дальше — больше. Мы взяли под охрану офис ипотечного агентства, затем жилинспекцию: они с агентством находятся в одном дворе. 

— У вас на охране были как коммерческие, так и государственные объекты?

— Верно. Оплата в коммерческих всегда чуть больше. Госучреждения не могут поднять планку, которая им установлена. В одно прекрасное время мы охраняли всероссийский НИИ расходометрии.

— Он еще долго воевал со своим соседом — Академией правосудия.  

— Это все происходило на моих глазах. Руководить этим институтом в 2010–2011 годах взялся Александр Анатольевич Когогин. Его тогда попросил Минтимер Шарипович Шаймиев. Это же институт всесоюзного значения, обеспечивающий нужды нефтяной и газовой промышленности. В Уфе есть точно такой же институт, который в какой-то период даже стал отнимать заказы у татарстанского собрата. Решено было поставить ВНИИР на ноги. Мы отвечали за сохранность его имущества. Когогин лично интересовался, как обстоят дела, а позже попросил нас взять под охрану два своих предприятия. С тех пор мы отвечаем за Зеленодольский фанерный завод и Поволжский мебельный комбинат. Последний объект, который мы приняли на охрану опять же по его просьбе, — Омутнинский деревообрабатывающий комбинат в Кировской области.

«Пожилым скучно сидеть дома без дела. Приходит такой: «Мне 65. Можно я у вас поработаю?» «Пожилым скучно сидеть дома без дела. Приходит такой: «Мне 65. Можно я у вас поработаю?» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВЫНУЖДЕНЫ БЫЛИ БРАТЬ КРЕДИТЫ, ЧТОБЫ ВЫПЛАТИТЬ ЗАРПЛАТУ»

— Вам нравится работать с Когогиным?

— Да. Он честно оплачивает наши услуги. В Зеленодольске и особенно в Омутнинске люди идут на работу с большим удовольствием. Там, к сожалению, очень много безработных, потому что основное производство с известных времен стоит. Задача Когогина как раз и заключается в том, чтобы вдохнуть в него жизнь.

— Наверное, при высоком уровне безработицы и охранять сложно: фактов посягательств больше?

— К счастью, там все такое, что в рукаве не унести. Кстати, люди постоянно задают вопросы нашему начальнику охраны: «Вам нужны сотрудники?»

— Предлагают свои услуги?

— Да. Хотят у нас работать, потому что знают со слов моих сотрудников, что они своевременно получают и аванс, и зарплату. Мы охраняем еще и Казанский домостроительный комбинат компании «Ак Барс Девелопмент» на улице Аделя Кутуя. Года три назад кнопку его запуска нажимал Рустам Нургалиевич Минниханов.

— Какие у вас все хорошие заказчики!

— Самое главное — платежеспособные. Но в нашей практике случались и такие моменты, когда мы вынуждены были брать кредиты, чтобы элементарно выплатить людям зарплату. При этом оформляли их на себя как физлиц.

— За вашей спиной коллектив, а тут деньги не платят...

— Вот именно. Почему, например, мы отказались от охраны того же «Загородного клуба»? Они перестали оплачивать нам работу. Вообще, заказчики у нас самые разные. В их числе четырехэтажная элитная школа №35 в ЖК «Солнечный город». Днем там дежурят два наших охранника, а один — ночью. 

«Мы охраняли офис банка «Татарстан» на улице Бутлерова, филиалы Сбербанка на улицах Петербургской и Чуйкова в Казани и отделение в Набережных Челнах..» «Мы охраняли офис банка «Татарстан» на улице Бутлерова, филиалы Сбербанка на улицах Петербургской и Чуйкова в Казани и отделение в Набережных Челнах...» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВНИМАТЕЛЬНО ПРОЧИТАЛИ ТЕХЗАДАНИЕ, ПРИКИНУЛИ, ВЗВЕСИЛИ...»

— Как ищете новые заказы?

— Помогают знакомые (в хорошем смысле этого слова). Допустим, заказчик, у которого мы работаем, видит, как мы стараемся, пот проливаем, не допуская хищений, и рекомендует нас кому-то из своих коллег. Кроме того, со временем заработало сарафанное радио. Также у нас есть свой сайт. Мы участвуем в электронных торгах.

— Какой объект вы получили с помощью тендера?

— Ни одного. Расскажу почему. У меня есть электронная подпись и все остальное. Организация, которая на этом специализируется, посмотрев наши документы, вынесла вердикт: «Все хорошо». Но, прежде чем участвовать в торгах, мы читаем техническое задание. В нем четко написано: нужно внести, допустим, 5 процентов от общей стоимости контракта, которая составляет 2 миллиона. Существует такое понятие, как подкрепить заявку. Иначе говоря, гарантийные обязательства. То есть мы еще должны заплатить энную сумму из своих средств для того, чтобы заказчик был уверен: в случае хищения или другого ЧП мы сможем из этой суммы покрыть убытки. На 200–250 тысяч мы бы согласились поучаствовать в торгах. Если же гарантийный фонд сразу задирают — извините. Одним словом, внимательно прочитали техническое задание, прикинули, взвесили...

— Оказалось невыгодно?

— Может быть, и выгодно, но мы просто не потянем. Снова брать кредит?

— Какой объект вы хотели бы получить под охрану?

— Кремль. Но там уже есть ЧОП, а на входе дежурит вневедомственная охрана. Не отказался бы и от стадиона «Казань Арена». Или, например, стоимость контрактов казанского отделения Горьковской железной дороги, кажется, перескакивает за 6 цифр — сумасшедшие деньги. Это сопровождение грузов и все остальное. Вот там охрана зарабатывает хорошо. Но нам это пока не по силам.

«В СЛУЧАЕ С РОНАЛДУ СРАЗУ ЗАШЛА РЕЧЬ О ФЕЙСКОНТРОЛЕ»

— Охранный бизнес кажется делом нехитрым. Главное — быть бдительным, не спать на работе, не злоупотреблять спиртным. 

— Согласен. Главное в нашем деле — нести службу добросовестно, обеспечивать сохранность имущества. Однажды в строящемся доме, который мы охраняли, возник пожар. Охранник сразу же вызвал и пожарных, и всех остальных. Это был элитный дом в жилом комплексе «Солнечный город». «Ак Барс Девелопмент» строит, мы охраняем. Ущерба — а он мог составить миллионы рублей — удалось избежать.

— Как вы добиваетесь того, чтобы подчиненные четко выполняли свои обязанности? Вам, военному, в этом плане проще: у вас дисциплина, наверное, уже в крови.

«Александр Анатольевич Когогин попросил нас взять под охрану два своих предприятия» «Александр Анатольевич Когогин (справа) попросил нас взять под охрану два своих предприятия» Фото: president.tatarstan.ru

— Три четверти моих подчиненных тоже служили в армии. Они знают эти порядки.

— Вы брали на работу только своих, бывших артиллеристов?

— Нет, всех. В том числе по объявлению в газете, а также по «Эфиру» запускали бегущую строку. Штат оказалось подобрать нелегко. Но самое главное — чтобы были объекты для охраны, иначе самые замечательные сотрудники будут простаивать.

— Случается ли, что заказчики требуют таких охранников, чтобы косая сажень в плечах?

— Нам приходится брать на работу разных, но, если что, требования заказчика мы вынуждены выполнять. Например, мы охраняли гостиницу «Рамада» на улице Островского, где во время своего приезда в Казань две ночи провел Роналду. Там сразу речь сразу зашла о фейсконтроле: охранники должны стоять здоровые, крепкие, высокие.

— Вообще, вас инструктировали, как нести охрану? Все же иностранная звезда...

— Сотрудники ФСБ и полиции проверяли каждого охранника из числа тех, кому предстояло дежурить эти сутки. Хоть конкурс проводи... Мы, кстати, пожилых, можно сказать, бабушек и дедушек, тоже берем в штат. Они у нас хорошо работают на стройках.

— Бабушки не боятся охранять стройки?!

— Нет. Вы знаете, есть такие бойкие бабули, которые трех мужчин могут заменить (улыбается). Пожилым скучно сидеть дома без дела. Приходит такой: «Мне 65. Можно я у вас поработаю? У меня есть удостоверение частного охранника». Кстати, они относятся к своим обязанностям намного добросовестнее, чем молодые.  

«Раньше, если помните, все охранники носили пятнистую военную форму. Но потом ее строго-настрого запретили» «Раньше, если помните, все охранники носили пятнистую военную форму. Но потом ее строго-настрого запретили» Фото: «БИЗНЕС Online»

«СЛОВО «ОПТИМИЗАЦИЯ» МОЖНО БЫЛО УСЛЫШАТЬ НА ВСЕХ ЭТАЖАХ СБЕРА»

— На каких объектах вам еще довелось работать?

— Мы охраняли офис банка «Татарстан» на улице Бутлерова, филиалы Сбербанка на улицах Петербургской и Чуйкова в Казани и отделение в Набережных Челнах.

— Судя по всему, вам доверяли...

— У нас команда серьезная: все полковники, подполковники.

— Что-то дополнительно требовалось в банке от ваших сотрудников? Скажем, они должны были говорить «Здравствуйте!» и улыбаться?

— Это было одно из требований. Вообще, я сразу говорю своим подчиненным: «Оставляйте весь негатив за порогом». Скажем, если дома поругались с женой, да мало ли что, не несите все это на работу. Заходите в офис с улыбкой на лице.

— Как вам работалось с банкирами?

— Замечательно: они на нас не нарадуются, мы на них не нарадуемся. Мы даже взяли у них кредит и купили себе офис на улице Попова. Благодаря тому, что прибыль была неплохая, благополучно его вернули. Жаль, что Греф стал проводить оптимизацию. Как только он это слово произнес, его можно было услышать на всех этажах Сбера. Банк сразу отказался от услуг ЧОПа: набрал свой штат охранников.

— От ваших услуг одномоментно отказались во всех четырех офисах?

— Именно. В результате у меня на улице оказались достаточно много людей. Мало того, всем им я был должен выплатить двухмесячное содержание. Это был 2014 год.

— Это стало для вас испытанием?

— Не то слово! Это просто был удар ниже пояса. Мы сидели с бухгалтерами, считали, как выйти в ноль. О прибыли даже речи не шло, думали, каким образом заткнуть дыры. Это же были наши самые прибыльные объекты.

«Однажды на охраняемой нами стройке один гражданин забрался на большой кран» «Однажды на охраняемой нами стройке один гражданин забрался на большой кран» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Какую долю занимали банки в общем объеме ваших услуг?

— 33 процента. Один из наших ЧОПов был конкретно заточен на эти банки. Пришлось его поддерживать за счет прибыли других предприятий. Мы составили договор аустафинга, проще говоря, аренды сотрудников, и таким образом его подпитали. Вообще, мы стараемся вытянуть каждое свое предприятие. Сейчас вот благодаря Омутнинскому деревообрабатывающему комбинату у нас все три ЧОПа пока идут вровень.

«ЖЕЛЕЗНОЕ ПРАВИЛО — В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ ОБЪЕЗЖАТЬ СВОИ ОБЪЕКТЫ»

— Сколько стоит лицензия на занятие частной охранной деятельностью?

— На невооруженную охрану, так называемую физическую, — 100 тысяч, а на вооруженную — уже все 200 тысяч. У нас есть и та лицензия, и эта. В общем объеме заказов вооруженная составляет где-то процентов 15. Например, она востребована на крупных предприятиях. Там на входе обычно стоят вооруженные охранники.

— Чем вооружены ваши сотрудники?

— Пистолетами «Иж» ослабленного действия. В вооруженной охране могут работать только охранники, имеющие 6-й разряд. Вообще существует три разряда: четвертый, пятый, шестой. Четвертый считается самым низким — это чисто физическая охрана на пропускном пункте. Охранник пятого разряда уже должен иметь при себе дубинку и наручники и, само собой, уметь ими правильно пользоваться.

— Как вы отсеиваете психически неуравновешенных кандидатов, ведь у вас работа в том числе с оружием?

— С такими я, к счастью, не встречался. Они же проходят специальный отбор, приносят нам справки от психолога и нарколога.  

«Когда мы определяемся с заказчиком с ценой, в расчет берется, во-первых, сложность объекта, его удаленность, прочие факторы, которые могут улучшить или ухудшить работу» «Когда мы определяемся с заказчиком по цене, в расчет берется, во-первых, сложность объекта, его удаленность, прочие факторы, которые могут улучшить или ухудшить работу» Фото: Ирина Ерохина

— У ваших сотрудников есть специальная форма?

— Абсолютно у всех. Раньше, если помните, все охранники носили пятнистую военную форму. Но потом ее строго-настрого запретили. Теперь разрешена только униформа темно-зеленого и черного цветов.

— Не поверю, если вы скажете, что за годы работы у вас не случалось никаких инцидентов.

— Было одно страшное ЧП: наш охранник в новогоднюю ночь сгорел в будке. В Казани на улице Ямашева строились ипотечные дома. У него там был пост. Старший смены собрал охранников со всех постов в 4 часа утра: все было в порядке. После чего этот балбес взял и напился. Он погиб где-то в районе 6–7 часов утра. Лег спать, у него упало одеяло, а там стоял обогревательный «козел»... Это был уже зрелый мужчина. Мне пришлось сообщить его матери.

— В таких случаях это ваша обязанность?

— А как же!

— Вас, наверное, потом замучили всякими объяснениями и проверками?

— Пришлось выплатить 20 тысяч рублей штрафа как юрлицу. По тем временам, в 2005 году, это была очень весомая сумма. С тех пор я в новогоднюю ночь самостоятельно объезжаю все объекты. У меня это уже железное правило.

— Домашние не обижаются?

— Я одинок. Жена, к сожалению, уже умерла, а два сына-майора служат в действующей армии. Поэтому в новогоднюю ночь я спокойно сажусь в машину...

«Мы охраняли поселок «Загородный клуб» путем патрулирования. Для каждого охранника был установлен свой маршрут...» «Мы охраняли поселок «Загородный клуб» путем патрулирования. Для каждого охранника был установлен свой маршрут...» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВОРИШКУ, ЗАБРАВШЕГОСЯ НА КРАН, СПУСКАЛИ СО СТРАХОВКОЙ, ЧТОБЫ, НЕ ДАЙ БОГ, НЕ РАЗБИЛСЯ»

— Какую главную проблемы вы бы для себя выделили?

— Почему-то, согласно федеральному закону, частный охранник не имеет права применить физическую силу. Даже если он вынужден вмешаться в потасовку, чтобы сохранить жизнь и здоровье людей, это может выйти ему боком. Обвинят в превышении полномочий — и пиши пропало. Хотелось бы, чтобы эту норму каким-то образом пересмотрели.

— Иначе говоря, даже если ваш охранник видит, как на вверенной ему территории один человек убивает другого, он может сделать только предупредительный выстрел в воздух?

— Если у него есть пистолет, то, конечно, да. Вообще, он должен с помощью спецсредств — дубинки и наручников — попытаться остановить драчуна. В конце концов, голосом убедить его прекратить противоправные действия. Например, сказать: «Я сейчас позвоню в полицию».  

— Какие происшествия вам запомнились? 

— Однажды на охраняемой нами стройке один гражданин забрался на большой кран. 

— Зачем?!

—  Хотел срезать кабель, чтобы сдать его в цветмет. У него с собой была сумка с пилешкой. Юморист: этот кабель вообще-то лежит на земле. Воришку на верхотуре увидел охранник и сообщил нам. Мы все съехались. С этим экстремалом оказалось тяжело разговаривать: он был не вполне вменяемый. Мы спускали его с крана со страховкой, чтобы, не дай бог, не разбился.

— Полезли за ним наверх?!

— Конечно. Обвязали его веревкой и опустили на землю. Приехал отряд полиции и его забрал. Заказчик сказал нам спасибо...

«Что греха таить, во вневедомственную охрану люди верят больше. Все-таки это госструктура» «Что греха таить, во вневедомственную охрану люди верят больше. Все-таки это госструктура» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Всем работодателям приходится сталкиваться с нерадивыми сотрудниками. За что вы можете уволить?

— За невыполнение условий трудового договора. У нас с каждым сотрудником заключен договор. К нему прилагается инструкция с перечнем его обязанностей. Как только он начинает ее нарушать, его ставят в известность. Если человек недопонимает, следующей бумагой, которую ему вручат, вполне может стать приказ об увольнении. Честно говоря, мы стараемся не пачкать людям трудовые книжки. Чаще говорим проштрафившемуся сотруднику: «Так, дружок, садись, пиши заявление по собственному желанию». И все — он уходит. Хотя бывает всякое. Однажды на заводе мы были вынуждены сократить один пост: просто-напросто уволить четырех человек. Так решил заказчик. Трое охранников написали заявление по собственному желанию, а четвертый заартачился.  

— Чем закончилось дело?

— Этот сотрудник подал на меня в суд: имеет право. Ситуация была для меня непривычная: он — истец, я — ответчик. Судья Зеленодольского горсуда, хотя и молодой человек, — молодец. Тщательно разобрался в ситуации. Мы были вынуждены предложить этому сотруднику работу на другом объекте неподалеку. Он согласился. И вроде бы инцидент исчерпан: все при своих. 

«ЧОПЫ ВСЕ СДАЮТСЯ И СДАЮТСЯ...»

— Существуют ли какие-то средние расценки на охранные услуги?

— Нет, каждый игрок на этом рынке работает индивидуально. Уровень оплаты зависит от возможностей заказчика. У нас есть все категории оплаты.

— Какая проблема для охранного бизнеса сейчас главная?

— Это отсутствие объектов.

— Иначе говоря, охранный бизнес ощутил на себе дыхание кризиса?

— Конечно. Все ужались в расходах. Наши заказчики не исключение. Над всеми витает некогда озвученное Грефом слово «оптимизация».

«Например, мы охраняли гостиницу «Рамада» на улице Островского, где во время своего приезда в Казань две ночи провел Роналду. Там сразу речь сразу зашла о фейс-контроле» «Например, мы охраняли гостиницу «Рамада» на улице Островского, где во время своего приезда в Казань две ночи провел Роналду. Там сразу речь сразу зашла о фейсконтроле» Фото: «БИЗНЕС Online»

— От услуг охраны стали чаще отказываться?

— Отказываются очень многие или сокращают количество охранников до безобразия. Пытаемся объяснить заказчику, что такой объем работы нереально выполнить за такие деньги, а он в ответ: «Не будете работать вы, я возьму других». Сейчас у них такой разговор. Ежегодно инфляция, цены на все повышаются. Мы письменно обращаемся к своим клиентам с тем, чтобы поднять стоимость охранных услуг. Но в 85 случаях из 100 нам не идут навстречу. «Ах, вы так? Тогда давайте уходите». Вот и весь разговор.

— Значит ли это, что с кризисом охранный бизнес стал менее маржинальным?

— Очень много бизнесов позакрывалось. Следом за ними сворачивают свою деятельность и охранные предприятия. За последние полтора–два года ЧОПы все сдаются и сдаются: нет хороших объектов.

— Сколько сейчас частных охранных предприятий в Казани?

— 300 с лишним. В целом по Татарстану их около 400.

— Кто основные игроки?

— Это, например, такие ЧОПы, как «Медведь» и «Саирс». Ноги у них растут из Москвы. Они открывают здесь свои филиальчики. Потом поднимают их на должный уровень.

— У них под охраной федеральные объекты?

— Разные. Например, все спортивные объекты — Центральный стадион, стадион имени Ленина, центр бокса, центр волейбола, центр тенниса — охраняет ЧОП под названием «Сфинкс-К». Но как-то директор центра бокса попросил: «Не могу больше с ними работать. Приходите, ребята, нас охранять». Мы, что называется, заступили на вахту, и тут появились сотрудники «Сфинкса»: «А что вы тут делаете?» Мы не то чтобы испугались — просто отказались. 

«Устроился начальником службы безопасности в «Баскет-холл» «Устроился начальником службы безопасности в «Баскет-холл» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Чтобы не конфликтовать?

— Этого делать нельзя ни в коем случае. Тем более что оплата там была чисто символическая. Пачкаться из-за каких-то 3–5 тысяч чистой прибыли в месяц совершенно не хочется.

— Вы мелкий или крупный игрок на рынке?

— Средний. Численность сотрудников суммарно в трех предприятиях у нас сейчас составляет около 300 человек.

— Вы продолжаете оставаться одним из трех учредителей?

— Я соучредитель во всех трех предприятиях. В двух еще и гендиректор. Такие условия поставили мои товарищи. Моя задача заключается в том, чтобы днем приехать посмотреть, как охраняется объект, ночью проконтролировать, с заказчиком поговорить. Если есть претензии — выслушать.

— Какой проблемный вопрос возникает чаще всего?

— С оплатой наших услуг. Зачастую нас просят: «Войдите в положение, подождите». Конечно, мы идем навстречу.

— Какой объект по вашим меркам хороший: сколько прибыли в месяц он должен приносить?

— Ну хотя бы тысяч 50–70.

— Оплата ваших услуг зависит в том числе от размеров охраняемой территории?

— Да. Когда мы определяемся с заказчиком в цене, в расчет берется, во-первых, сложность объекта, его удаленность, прочие факторы, которые могут улучшить или ухудшить работу. Взвешиваем все это в совокупности. Садимся, обсуждаем и подписываем договор, в котором все четко обозначено. Например, коттеджный поселок «Загородный клуб» находится далеко от Казани. Помимо прочего, я просто устал от этих поездок. Сначала это покрывалось хорошей оплатой, а потом дела пошли все хуже и хуже...

«Как только Греф произнес слово «оптимизация», его можно было услышать на всех этажах Сбера»Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЧТО ГРЕХА ТАИТЬ, ВО ВНЕВЕДОМСТВЕННУЮ ОХРАНУ ЛЮДИ ВЕРЯТ БОЛЬШЕ»

— На заре своего развития ЧОПы враждовали с МВД.

— Отношения были натянутыми из-за того, что частная охрана стала потихонечку отнимать у вневедомственной хлеб: забирать под себя ее объекты.
Сильная сторона вневедомственной охраны в том, что она организует охрану средствами видеонаблюдения, причем сама занимается проектированием и установкой. Мы же этот вид охраны можем только использовать, если он уже установлен на объекте.  

— Вневедомственная охрана — сильный игрок на этом рынке?

— Конечно. Она делит объекты с частными охранными предприятиями, наверное, 50 на 50.

— Эта половина частниками отвоевана за прошедшие годы?

— Да. Но, что греха таить, во вневедомственную охрану люди верят больше. Все-таки это госструктура. К тому же у них и расценки пониже.

— И потом у них есть централизованный пульт, патрульные машины?

— Да. У нас группы быстрого реагирования (ГБР) нет. Но был момент, когда мы в ней нуждались. Этого требовал заказчик. Мы даже думали создать, но нам посоветовали просто взаимодействовать с тем ЧОПом, у которого она уже есть. Мы заключили договор с охранным предприятием «Саирс» и взяли у них в аренду машины вместе с экипажами. В результате перед клиентом выглядели уверенно.

— То есть вы живете дружно на рынке?

— В подавляющем большинстве...

— Какая зарплата у ваших подчиненных?

— Я считаю, что наши ребята хорошо зарабатывают. К примеру, при работе в режиме сутки через трое трое получают 15 тысяч. В месяц выходит 7–8 смен.

— Как думаете, у вашего охранного бизнеса есть будущее?

— Надо верить в будущее. В то, что появятся новые возможности, что все рано или поздно все получится, срастется и т. д. Я никогда не выходил из кабинета заказчика без слов: «Вы уж, пожалуйста, нас кому-нибудь отрекомендуйте».

«Не отказался бы и от стадиона «Казань-Арена» «Не отказался бы и от стадиона «Казань Арена» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Рынок охранных услуг как-то меняется? 

— Меняются требования. Например, сейчас каждый год и я как руководитель, и мои охранники должны пройти плановую переподготовку. Еще 5 лет назад такой необходимости не было.

— Кто проводит эту переподготовку?

— Есть множество всевозможных школ частных охранников. Но все это получается накладно по деньгам. Каждый охранник вынужден каждый год тратить 1–1,5 тысячи рублей. Также ежегодно необходимо пройти медкомиссию — еще 1,2 тысячи рублей.

— Что в вашем бизнесе самое затратное: форма, оружие, переобучение?

— Очень дорого стоит форма для сотрудников. Зимняя форма одежды — куртка меховая, ватные штаны, хорошие утепленные берцы, вязаная шапочка на голову — обойдется в сумму порядка 3,5–4 тысяч. Летняя стоит значительно дешевле — около 2 тысяч. У нас есть и такие объекты, где охранники несут службу в костюмах. Но подавляющее большинство сотрудников выходят на объекты, конечно же, в форменной одежде.

— На сколько хватает формы?  

— На четыре–пять сезонов вполне хватает. Мы за этим следим. К сожалению, есть и такие охранники, которые, придя домой, взваливают на себя мешок картошки и таскают в гараж или подвал. Зачастую происходит как? Пришел человек к нам на собеседование. Мы с ним поговорили — отношения вроде бы срослись. Но, поработав некоторое время, он в силу каких-то обстоятельств увольняется, а форма-то на него уже куплена! По условиям договора он обязан заплатить за одежду полную стоимость или половину и забрать ее себе.

«И вот я как-то посмотрел по сторонам и решил, что надо заняться своим делом...» «И вот я как-то посмотрел по сторонам и решил, что надо заняться своим делом...» Фото: Ирина Ерохина

«НА ДЕНЬ РАКЕТНЫХ ВОЙСК И АРТИЛЛЕРИИ СОБИРАЕМ 600–700 ЧЕЛОВЕК»

— Мимо территории училища вы, наверное, все равно проезжаете с болью?

— Конечно. Кстати, благодаря тому, что у нас были средства, мы создали региональную общественную организацию ветеранов и выпускников казанского артучилища «Выстрел». Я и еще несколько офицеров запаса выступаем там в качестве учредителей. Она существует благодаря нашим ЧОПам.    

— Чем она занимается?

— 19 ноября отмечаем в КЦ «Сайдаш» День ракетных войск и артиллерии. Собираем 600–700 человек. Просим у начальника танкового училища — у нас же ничего нет — знаменную группу, оркестр и все остальное. Стараемся все сделать красиво: повесить на входе баннеры, шары. Раздать ветеранам хотя бы по две–три гвоздички. Обязательно торжественно отмечаем 23 февраля. Вообще, основное — это военно-патриотическая работа в школах. Кроме того, чествование ветеранов в дни рождения. Но бывает, что помогаем и с похоронами. 

— Много у вас ветеранов?

— В списках числятся порядка 60 человек. Глава администрации Советского района хочет нам помочь во взаимодействии со строительной компанией «Унистрой», чтобы в городке Art City нам выделили небольшой участок для возведения аллеи артиллерийской славы. Поставить монумент, скамеечки.

— История училища знаменательная?

— Конечно. Все эти документы сейчас находятся в архивах танкового училища. Один полковник у нас даже издал книгу об истории училища в двух томах.

«Мы охраняем еще и Казанский домостроительный комбинат компании «Ак барс девелопмент» на улице А. Кутуя...» «Мы охраняем еще и Казанский домостроительный комбинат компании «Ак Барс Девелопмент» на улице Аделя Кутуя...»  Фото: «БИЗНЕС Online»

«ИСКОРКА В ГЛАЗАХ МОЛОДЫХ ОФИЦЕРОВ ЕЩЕ ГОРИТ»

— Вы с компаньонами живете мирно, не ссоритесь?

— Нет-нет, у нас все нормально. Я вообще по жизни удачливый человек. Моими командирами, начальниками, руководителями всегда оказывались прекрасные люди. Они могли научить, подсказать. Сейчас-то я уже сам могу кому угодно дать совет и не только по охранной деятельности...

Иногда встречаешься с руководителем и думаешь: «Какой же он самодур!» Человек, который находится у такого начальника в подчинении, испытывает сплошной негатив и думает уже только об одном: где бы найти место получше. В нашем случае порядочные заказчики — это тоже немаловажно. В договоре написано: до 15 числа следующего месяца произвести оплату. Значит, должно быть именно так.  

— В вас еще не умер военный: раз прописано, будь добр — вынь да положи. Да и как иначе, если у вас за плечами годы службы.

— У меня 37,5 лет выслуги. Каюсь, когда меня останавливают гаишники, я порой пользуюсь своими заслугами: «Уж ветерана-то военной службы...» Посмотрев мое удостоверение, они сразу берут под козырек: «До свиданья». Я 12 лет отслужил на Дальнем Востоке, был заместителем командира ракетной бригады. Мы тогда еще строили коммунизм, поэтому отношение к армии было другое.

— Наверное, холодно и бытовая неустроенность: какая-нибудь часть в лесу?

— Зимой там, конечно, холодно, но мне, как всегда, повезло: городок добротный, ухоженный. Хотя в свое время я тоже помотался по гарнизонам. Одним словом, все тяготы военной жизни познал и мужественно перенес.

— Тогда профессия военного была очень престижна, а потом этот престиж все падал и падал...

— Я сейчас вращаюсь в этих кругах значительно меньше, но, встречаясь с молодыми офицерами, курсантами, вижу, что искорка у них в глазах еще горит. Недавно вот приезжал капитан с Дальнего Востока. Офицеры, только начав служить и столкнувшись с трудностями, тут же пишут рапорт, и их увольняют по причине невыполнения условий контракта. Возвращается такой служивый в родной город и хватается за голову: работы нет, жилья тоже, и сам он никому не нужен, а у него на шее жена, ребеночек. Тогда в его голове возникает запоздалая мысль: «Может, я погорячился?» Именно за такой категорией людей и приезжал тот капитан. Я знаю, что план, который ему наметили руководители, он выполнил: забрал с собой отсюда ряд офицеров...  

— Вы чем-то увлекаетесь помимо работы?

— Люблю летнюю рыбалку на Меше.

— И наш традиционный вопрос: три секрета успеха в бизнесе?

— Во-первых, должна быть хорошая команда. Во-вторых, она должна быть сплоченной: чтобы поставили задачу и все от первой до последней минуты и личного, и служебного времени уделили именно этому вопросу. В-третьих, ни в коем случае нельзя допускать в работе каких-то грубых наездов. Все должно быть корректно, четко, ясно и в том же порядке исполняться.

Визитная карточка компаний

ООО «ЧОП „Булат“»

Год создания — 2008.

Направления работы — деятельность частных охранных служб.

Учредители — Панфилов Александр Борисович (51% УК), Широков Евгений Николаевич (34% УК),  Хисматов Амир Минимухаметович (15% УК).

Оборот — 15 млн рублей (2016).

ООО «ЧОП „Волгарь плюс“»

Год создания — 2011.

Направления работы — деятельность по обеспечению безопасности и проведению расследований.

Учредители — Хисматов Амир Минимухаметович (55% УК), Панфилов Александр Борисович (45% УК).

Оборот — 15,2 млн рублей (2016).

ООО «ЧОП „Редут“»

Год создания — 2011.

Направления работы — деятельность частных охранных служб.

Учредители — Хисматов Амир Минимухаметович (33,3% УК), Панфилов Александр Борисович (33,3% УК), Широков Евгений Николаевич (33,3% УК).

Оборот — 25,3 млн рублей (2016).

Визитная карточка руководителя

Хисматов Амир Минимухаметович — директор.  

Родился 13 ноября 1959 года в Воркуте.

Образование — два высших.

Семейное положение — вдовец, двое сыновей.

 
 
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (27) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
3.09.2018 09:50

Страна охранников и охраняемых

  • Анонимно
    3.09.2018 08:13

    Нла.
    Вот у таких охранников в подъезде обязательно Обама гадит.

    • Анонимно
      3.09.2018 13:35

      Чтобы не гадили, нужно к каждому с такими намерениями приставить по 3 охранника. Пусть наблюдают круглосуточно.

    • Анонимно
      3.09.2018 13:35

      Чтобы не гадили, нужно к каждому с такими намерениями приставить по 3 охранника. Пусть наблюдают круглосуточно.

  • Анонимно
    3.09.2018 08:18

    300-400 охранных фирм непроизводительных работников в Татарстане и так по всей стране,откуда деньги на пенсию будут(.

    • Анонимно
      3.09.2018 19:55

      Я считаю, что наши ребята хорошо зарабатывают. К примеру, при работе в режиме сутки через трое трое получают 15 тысяч.
      Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/393923

      Да кто кроме пенсионеров и лодырей за такие деньги работать будет?

  • Анонимно
    3.09.2018 08:30

    Как то неубедительно. При всем уважении к персоне.

  • Анонимно
    3.09.2018 08:57

    Короче нмчего хорошего, как и по всей России матушке(.

    • Анонимно
      3.09.2018 10:30

      Незавидно положение страны в этом мире, если самая распространённая профессия в ней - охранник, а не оператор станков с ЧПУ или программист...

  • Анонимно
    3.09.2018 09:16

    Спасибо! Очень интересно, маленькая повесть получилась, судьба офицера.

  • Анонимно
    3.09.2018 09:30

    трутни

  • Анонимно
    3.09.2018 09:50

    Страна охранников и охраняемых

    • Анонимно
      3.09.2018 12:19

      Что предлагаете?
      Если не охранять объекты- растущут стройматериалы, продукцию и проч. нужные в хозяйстве вещи. Опять таки общественный правопорядок.
      В Стане Татар есть такие, которые ходят не правильно. С порядком эвакуации не знакомы, сразу видно.

  • Анонимно
    3.09.2018 10:05

    Нужно проверить сколько согласно налоговой официальная зарплата у сотрудников ЧОПа. Боюсь не заявленные 15000 рублей. в лучшем случае 5000.

  • Анонимно
    3.09.2018 10:18

    Ежегодная медкомиссия охранника стоит не 1200, а 2900 рублей.

  • Анонимно
    3.09.2018 10:23

    Симпатию вызывает герой репортажа. Молодец.
    И автор молодец - нужные интересные вопросы задавал.

  • Анонимно
    3.09.2018 16:02

    Лет 12 назад пришлось поохранять Баскет-холл под руководством Амира Минимухаметовича. Человек он исключительно порядочный и в работе, и в отношении к подчиненным.

  • Анонимно
    3.09.2018 16:36

    в половине охранных фирм Казани сотрудников кидают на деньги , кто бы их проверял ... да и уровень сотрудников ниже некуда у многих

  • Анонимно
    3.09.2018 16:42

    15000 в месяц и это хорошая зарплата? Поэтому и охрана никакая.

  • Анонимно
    3.09.2018 21:14

    Номинал, 100%. Кто же собственник?

  • Анонимно
    8.09.2018 22:17

    Интервью нормальное, жизненное. Опять же налоговая схема... Показатели не высокие, а так заинтересованные лица объединят ваши предприятия в одно и начислят налоги.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль