Банки 
10.09.2018

«Мы предупреждаем санкционные риски операций наших клиентов»

Руководитель службы внутреннего контроля Ак Барс Банка о специфике международных платежей в условиях санкций

«Активное использование санкций стало головной болью для всего мирового бизнеса: как им так вести дела, чтобы не нарваться на огромные штрафы, которые могут поставить под угрозу сам бизнес», — считает Сергей Мешалкин, руководитель службы внутреннего контроля Ак Барс Банка. В интервью «БИЗНЕС Online» он дал рекомендации того, как клиентам успешно взаимодействовать с банками, и рассказал о специфике международных платежей в условиях мировой финансовой неопределенности.

Сергей Мешалкин Сергей Мешалкин

«КОНТРОЛЬНЫЕ СЛУЖБЫ С ТРУДОМ МОГУТ ОТСЛЕДИТЬ ТАКИЕ ОПЕРАЦИИ, НО БАНКИРЫ ВИДЯТ ИХ ОЧЕНЬ ХОРОШО»

— Сергей Валерьевич, чем занимается Служба внутреннего контроля Ак Барс Банка (ПАО), которую вы возглавляете?

— В банке система внутреннего контроля пронизывает всю деятельность и включает в себя различные направления и организационные структуры, которые по своей сути отвечают за управление операционными рисками, связанными с деловой репутацией банка или исполнением регуляторных требований той юрисдикции, в которой действует финансовая организация. Согласно западной классификации это направление называется «комплаенс». Мы взаимодействуем с надзорными органами и следим за соблюдением законности и прозрачности в любой сфере деятельности банка — начиная с маркетинга и бухгалтерии и заканчивая обращением со своими работниками.

— В России термин «комплаенс» пока еще малоизвестен. Почему было выделено это направление?

— Потому что государственное регулирование за последние годы очень сильно усложнилось, потребовалась специализация для того, чтобы взаимодействовать с надзором. Кроме того, есть особые отрасли регулирования комплаенс, в которых скорее речь идет о лучших практиках, нежели нормативных документах. Это так называемый комплекс этических норм — собственно этический кодекс сотрудников банка (что делаем, что не делаем, различные запреты на дискриминацию, использование конфиденциальной информации, политика в области подарков и приглашений), антикоррупционная политика, политика по управлению конфликтами интересов внутри банка и т. д.

— Какие требования предъявляются ЦБ РФ к субъектам предпринимательства в области противодействия отмыванию доходов? ЦБ РФ спускает в банки черные списки?

— Черных списков нет. Банк России лишь регулярно рассылает в банки сведения о случаях отказа от проведения операций или заключения (расторжения) договора банковского счета по конкретным клиентам. Кроме этого, ЦБ РФ в своей текущей деятельности по надзору выявляет компании, которые, по его мнению, являются высокорисковыми и требуют дополнительного изучения.

Банки обязаны принимать во внимание эту информацию при работе с клиентами, которые указаны в данных рассылках. Но это не означает, что мы не можем их брать на обслуживание. У нас существуют определенные внутрибанковские нормативные документы, которые описывают, как мы работаем с данными клиентами при разной концентрации подозрительных признаков. Например, если другие банки, условно, пять раз отказали компании в открытии счета, то мы будем весьма осмотрительны при решении вопроса о сотрудничестве с таким потенциальным клиентом. Если клиент один-два раза попал в этот список, то мы его проверяем в более облегченном варианте. Есть и иные методы оценки, не связанные со списками. Эти методы гораздо более весомы при принятии решения о сотрудничестве — штат клиента, его хозяйственная деятельность, его месторасположение, другие...

— Какие действия клиентов могут попасть под подозрение банка?

— Эти действия изложены в особом документе «Правила внутреннего контроля», который каждый банк разрабатывает для себя самостоятельно на основе законодательства РФ, в частности на основе закона о противодействии легализации преступных доходов. В этих правилах прописаны конкретные ситуации, когда клиент и его действия нам кажутся подозрительными.

— Например?

— Мы обращаем внимание на операции транзита денежных средств, на операции по необычному снятию денежных средств в наличной форме и операции перевода валюты за границу по сомнительным основаниям. В каждой из этих финансовых операций есть необычные схемы, которые нам известны, и мы их проверяем, при подтверждении необычного характера — пресекаем.

— Чем может быть подозрителен транзит денежных средств?

— Предположим, когда к частному предпринимателю на счет приходят деньги и он немедленно бóльшую их часть переводит на 20–30 других счетов. Как правило, эта схема используется для того, чтобы запутать налоговые службы и уйти от уплаты налогов. Контрольные службы с трудом могут отследить такие операции, но банкиры видят их очень хорошо.

Эта работа относится к противодействию легализации средств, полученных предположительно преступным путем. Здесь ключевое слово «предположительно». Для того чтобы нам для себя выяснить, что это за операция, какой в ней экономический смысл, мы, как правило, формируем запрос клиенту с просьбой пояснить, что он имел в виду под этого рода деятельностью, является ли она для него типичной.

Одно дело, когда такие операции проводит крупный завод, у которого сотни контрагентов. А если это ООО с уставным капиталом 10 тысяч рублей, генеральным директором и бухгалтером в одном лице, зарегистрированное менее трех месяцев назад по адресу массовой регистрации, то, наверное, у нас появятся вопросы, откуда такое счастье, что это за такой вид деятельности.

Поэтому первая рекомендация любому клиенту — после получения запроса от банка оперативно связаться с сотрудником кредитной организации и предоставить подобные пояснения. Если клиент не выходит на контакт, то мы вынуждены будем отказать в проведении операции, а затем и расстаться.

— Какие бы вы еще дали рекомендации относительно того, как клиенту банка сохранить «чистоту» ведения бизнеса, чтобы повысить доверие со стороны финансовой организации?

— Главное — больше контактировать со своим клиентским менеджером с описанием своих нужд, потребностей бизнеса, не забывать по своей собственной инициативе предоставлять необходимую финансовую информацию, в том числе сколько вы уплачиваете налогов через счет, которым пользуетесь. Моя рекомендация — чтобы через банк проходило не менее 1–1,5% объема налоговых платежей по тому обороту, который вы осуществляете через данный банк.

На эту тему могу порекомендовать изучить методические рекомендации Банка России №5-МР, №18-МР и №19-МР, где расписаны подходы по управлению кредитными организациями рисков легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, а также оценки операций клиентов на предмет ухода от уплаты НДС либо намеренного занижения размера таких платежей. Там описаны некоторые актуальные сомнительные схемы, которые мы будем пресекать. Эти письма Банка России находятся в публичном доступе и должны быть на столе у любого любящего свою компанию руководителя.

 «ВСЕГДА ЕСТЬ БОЛЬШАЯ ВЕРОЯТНОСТЬ ТОГО, ЧТО ОПЕРАЦИИ, КОТОРЫЕ НАРУШАЮТ ЧЬИ-ТО ВВЕДЕННЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ, БУДУТ ОТСЛЕЖЕНЫ»

— Многие татарстанские компании ведут внешнеэкономическую деятельность. Тем временем внешнеполитическая ситуация в мире неспокойна. Чуть ли не каждый месяц против России вводятся новые санкции, мы вводим ответные меры. Может ли Ак Барс Банк чем-то помочь своим клиентам, чтобы они в этих условиях не потеряли свои деньги? И вообще, управление такими рисками клиентов входит в сферу деятельности комплаенса банка? 

— Да. В связи с тем что практика санкций за последние годы приобрела чрезвычайно распространенный характер на мировой арене, все большее значение приобретает так называемый санкционный комплаенс. Можно сказать, что это стало головной болью для всего мирового бизнеса: как им так вести дела, чтобы не нарваться на огромные штрафы, которые могут поставить под угрозу сам бизнес. Для этого надо четко выполнять те рекомендации, которые дает банкир.

Такая ценная компетенция в Ак Барс Банке сформирована и существует уже более двух лет, и наши клиенты, которые занимаются внешнеторговой деятельностью, активно ей пользуются — как по валютному и санкционному контролю со стороны Российской Федерации, так и по санкционному контролю зарубежных юрисдикций, для того чтобы нашим клиентам было комфортно, чтобы они четко знали, что их деньги дойдут по назначению. Мы не возьмемся за проведение операции, если сами не будем уверены, что она безопасна и законна для нашего клиента и что он останется прав в случае, если операция будет остановлена нашими зарубежными контрагентами только лишь потому, что перевод идет из России.

— Как вы отслеживаете новые санкции? Они же чуть ли не каждый месяц вводятся...

— Мы плотно работаем со всеми европейскими и американскими источниками информации. Как только появляется информация о планируемых новых санкциях, мы выясняем все детали нововведений. Также мы анализируем информацию о расследованиях нарушений санкционных режимов. На основе этих знаний мы либо беремся за осуществление международных банковских операций наших клиентов, либо не беремся и объясняем почему.

Единственное, чего мы никогда не будем делать, — никогда не будем давать советы, как обойти российское законодательство в области валютного контроля и санкций и советовать, как обойти иностранные санкции. Это, на наш взгляд, безответственно по отношению как к клиенту, так и к банку. Наверное, такие советы могли бы давать только люди, которые вводят эти санкции и отслеживают их исполнение. А те, кто вам говорит, мол, давайте я сделаю так, что вас не поймают в России или за границей при переводе средств, граничат с мошенничеством.

— Почему?

— Всегда есть большая вероятность того, что операции, которые нарушают чьи-то введенные ограничения, будут отслежены. Во всех крупных зарубежных банках-корреспондентах установлены специальные фильтры, и в результате вы можете просто потерять свои деньги.

Поскольку серьезная доля мировой торговли проходит за  доллары США, постольку все эти транзакции в какой-то из моментов провода проходят через американские банки. Поэтому Соединенным Штатам легко распространять ограничения, наложенные американским законодательством на свои банки де-юре, на весь мир де-факто.

Американские банки разрешают держать корреспондентские счета в долларах при условии, что в банках существует контрольная среда, которая препятствует попаданию в США тех денег, которые американское правительство не хотело бы видеть на своей территории.

Соответственно, последнее, что может порекомендовать банкир своему клиенту, — это «запульнуть» деньги, не думая о том, что они при нажатии клавиши пересекут территорию Российской Федерации и окажутся в другой юридической среде, там, где эти санкции выполняются с особой тщательностью.

— Может быть, имеет смысл переходить на операции в евро? Европейские санкции более лояльные к России?

— Просто игра с видом валюты вас не спасет. Рано или поздно вы попадете в очень неприятную ситуацию. Надо глубоко изучать конкретную сделку. Отмечу, что в санкционных документах используются довольно расплывчатые формулировки. Это делается специально, чтобы при необходимости трактовать ситуацию в свою пользу.

Например, санкции против Кубы запрещают туда все переводы в долларах США. Либо переводы, которые затрагивают американских граждан. Или те, которые затрагивают товары, в которых были использованы американские технологии. Последнее самое неприятное, поскольку многие товары, даже изготовленные в Китае, используют американские патенты. Поэтому даже если ты меняешь вид валюты на евро, то должен обязательно удостовериться, что не нарушаешь иные параметры санкций. В противном случае деньги просто могут не дойти до получателя.

Вот именно в этом наш банк и может помочь своим клиентам. Когда беремся за деньги своих клиентов, мы должны быть полностью уверены, что этот перевод не нарушит требования той юрисдикции, через которую будет проходить транзакция. Мы должны быть уверены, что деньги дойдут до получателя, а не осядут в федеральном казначействе США.

— Были ли случаи, когда ваши клиенты попадали под санкции, теряли деньги?

— Нет. Нам удалось не допустить такого. Татарстанцы могут быть уверены, что плоды их созидательного труда находятся под надежной защитой.

Кстати, 19 сентября для татарстанских предпринимателей в Казани мы проводим бесплатный обучающий семинар по внешнеэкономической деятельности. На нем подробно расскажем, как банки оценивают деятельность и операции своих клиентов и какие действия предпринимателей могут попасть под подозрения, какие инструменты есть для того чтобы обезопасить свой бизнес.

«ЭТО НЕ СОБЛЮДЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ САНКЦИЙ, А ДЕЙСТВИЯ В ОБЛАСТИ РИСК-МЕНЕДЖМЕНТА»

— Я понимаю, что это не ваша компетенция, но нашим читателям хотелось бы понять, как так получилось, что российские банки вынуждены выступать в качестве исполнителей американской санкционной политики в отношении российских же компаний.

— Первое и самое главное, что надо нашим читателям понять: мы не являемся субъектами регулирования со стороны американского законодательства, мы выполняем те режимы, которые установлены российским законодательством.

Но наша первостепенная задача — защищать интересы клиентов, обеспечивать сохранность их денег. Когда мы изучаем все эти санкционные режимы, мы прежде всего выясняем и взвешиваем риски того, что деньги не дойдут до места назначения при зарубежных транзакциях.

Это всегда сложная, ювелирная работа. И если мы говорим, что воздерживаемся от проведения операции, это лишь означает, что мы не можем гарантировать беспроблемность прохождения средств по корреспондентским счетам в зарубежных банках. Это не соблюдение иностранных санкций, а действия в области риск-менеджмента. Как правило, для клиента это повод глубоко задуматься.

«ДОЛЛАР СТАНОВИТСЯ ГОЛОВНОЙ БОЛЬЮ ДЛЯ ВСЕГО МИРА»

— Санкции — это надолго? Это новая нормальность?

— Эта новая нормальность для Российской Федерации началась со «списка Магнитского», еще до крымской истории. Первые санкции носили точечный характер и не оказывали существенного влияния на российскую экономику как систему. Тяжелыми санкции стали тогда, когда они стали затрагивать целые отрасли, так называемые секторальные санкции.

— Чем они опасны?

— Они действуют как заражение организма. Это медленная удавка, стенокардия. Тебе недодают капитала, недодают технологий, в результате ты отстаешь в развитии, постепенно твоя активность становится существенно меньше.

— Есть какие-то лекарства от такого заражения?

— Если оставить в стороне политический аспект — банкиры такими темами не занимаются — можно только порекомендовать развивать собственное производство, собственную промышленность и науку.

— Возможно ли это без привлечения западных инвестиций?

— А почему бы и нет? И денег, и талантов в России достаточно. Нужна мобилизация всех сил страны для технологического рывка.

— Использование США санкционной дубинки — это следствие того, что мировая финансовая система сложилась на основе доллара?

— До недавнего времени американский доллар был универсальным средством платежа, но сейчас все развитые страны, в том числе и европейские, находятся в состоянии шока, потому что платежное средство, которому они доверяли, теперь становится инструментом политического и экономического доминирования США.

— В последнее время все чаще говорят о желании разных стран расчеты по торговым операциям между собой осуществлять в национальных валютах. Насколько, по вашему мнению, это перспективно?

— Лично я поддерживаю усилия нашей страны по расширению такого международного товарооборота. Но сначала надо понять, куда девать турецкие лиры или китайские юани. Для этого в тех странах, чью валюту мы получили, должны быть товары, которые нужны России и которые конкурентоспособны на мировом рынке.

Дальше всех продвинулся Китай, но для окончательного признания юаня универсальным платежным средством ему еще необходимо вывести свои высокие технологии на уровень США. Одно дело — покупать футболки, а другое дело — высокотехнологичные турбины и микропроцессоры. Китай очень здорово развивается, у них есть чему поучиться, но пока Запад остается лидером в области технологий. Так что, по моим ощущениям, доллар еще долго сохранит лидерство на мировом валютном рынке.

«ТАКОЙ КОЛОССАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ ДОХОДА ДРУГИЕ ИНСТРУМЕНТЫ ИМ НЕ ОБЕСПЕЧАТ»

— Вы как-то оценивали последствия санкций, которые США обещают ввести в ноябре 2018 года? Дмитрий Медведев назвал их «объявлением финансовой войны»...

— Давайте разберемся, что нам грозит. Нам грозит остановка авиасообщения с США. Будут введены санкции, запрещающие любую торговлю с США, за исключением сельхозпродукции. У России не очень большой торговый оборот с США, но он прежде всего касается высоких технологий.

Также вводятся санкции в отношении российского госдолга (ОФЗ и т. п.). Если такие санкции будут введены, то иностранные (не только американские) держатели российских долговых бумаг не смогут входить в новые выпуски, не нарушая американских санкций.

Такие входы использовались для операций Carry Trade («кэрри трейд» — валютные операции по получению прибыли за счет разности величины процентных ставокприм. ред.). Многие зарубежные банки охотно играют на разнице процентных ставок: берешь за рубежом деньги под 1% годовых, меняешь валюту и вкладываешь рубли в российские инструменты под 5–10% годовых. По завершении операции они обратно конвертируют рублевый доход в иностранную валюту, отдают долг и остаются в хорошей прибыли. Такие операции тоже формируют определенную ликвидность на российском валютном рынке, даже несмотря на то, что это портфельные инвестиции.

Сейчас порядка 40% госдолга РФ сформировано такими операциями. На старые долги санкции, скорее всего, распространяться не будут, поэтому массового сброса денег не последует. Надо сказать, что исполнительная власть США крайне неохотно идет на подобного рода действия, так как в операциях «керри трейд» заинтересованы очень многие американские банкиры. Такой колоссальный уровень дохода другие инструменты им не обеспечат.

— В «Капитале» Маркса приведена цитата, что нет такого преступления, на который не пойдет капиталист при 300% прибыли...

— Да, но и штрафы колоссальны. Не так давно серьезный французский банк BNP Paribas SA выплатил властям США штраф в размере более семи миллиардов евро за нарушение режима санкций. Насколько нам было известно из масс-медиа, через этот банк проводились платежи в Иран и другие, находящиеся под санкциями, страны, что формально вроде бы не нарушало санкционный режим США, однако американцы трактовали тот случай в свою пользу.

Кроме того, нарушителям (местным резидентам) санкционных требований грозят немалые тюремные сроки. Поэтому даже те зарубежные компании, которые очень хотят сотрудничать с российским бизнесом, вряд ли пойдут на нарушение санкций.

Кстати, это еще один из аспектов работы Ак Барс Банка, поскольку мы готовы стать мостом между татарстанским и иностранным бизнесом. С одной стороны, наши клиенты могут быть уверены, что мы внешнеторговые проекты изучим, прежде чем они куда-то пойдут. А иностранные партнеры могут быть уверены, что на нашей стороне есть понимание тех ограничений, которые введены их национальным законодательством.

— Постепенное падение курса рубля в последние недели — это реакция на ноябрьские санкции?

— Теоретически уход иностранных держателей ОФЗ приведет к снижению курса рубля. Но сейчас достаточно большую защиту рублю оказывает высокая цена на нефть. К тому же у Банка России всегда имеется большое число способов успокоения валютного рынка. В конце концов, можно просто поднять учетную ставку и создать искусственный дефицит рублевой ликвидности. Тогда держателям валют придется их продавать на рынке. Таким образом, курс сбалансируется.

На правах рекламы

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль