Политика 
16.09.2018

«Второй тур – это не проклятие для власти»: как «медведям» удалось избежать западни

Московские политологи подвели итоги минувших выборов: КПРФ, ЛДПР и эсеры сорвали хайп, но «Единая Россия» не утратила контрольного пакета

В 11 регионах партия власти не смогла преодолеть 50-процентный барьер, в 4 из 22, где проходили прямые губернаторские выборы, вышла во второй тур, констатировали политические эксперты на круглом столе, прошедшем накануне в Москве. О том, почему единый день голосования, 9 сентября, можно считать скрытым референдумом по пенсионной реформе и чем политологов удивили малые партии вроде Партии пенсионеров, — в материале «БИЗНЕС Online».

Московские политологи подвели итоги минувших выборов

«ЭТИ ВЫБОРЫ ПОКАЗАЛИ, ЧТО ЗАПАС ПРОЧНОСТИ, НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО, У «ЕДИНОЙ РОССИИ» ДОСТАТОЧНО ВЫСОКИЙ» 

Единый день голосования стал скрытым референдумом по пенсионной реформе, который власть умудрилась выиграть. К столь смелому выводу, сделанному по результатам прошедших в минувшее воскресенье выборов разных уровней, пришел член совета директоров Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) Глеб Кузнецов. И эта действительно нетривиальная, но не бесспорная мысль прозвучала на круглом столе в фонде развития гражданского общества (ФоРГО), где столичные политологи подводили итоги, анализировали тенденции завершившихся избирательных кампаний в 80 регионах России и обсуждали факты, которые их особенно удивили.

Председатель правления ФоРГО Константин Костин, представивший основной доклад, также отметил победное выступление «Единой России», несмотря на то что в ряде регионов партия власти существенно уступила конкурентам. Но, учитывая очень сильный негативный фон, который сопровождал кампанию (помимо пенсионных изменений, людей «обрадовали» и ростом цен на бензин и продукты, и волатильностью рубля, и рядом других социально-экономических новшеств), результат мог быть значительно хуже. «Уместно вспомнить, что в других странах партия, которая берет на себя ответственность за пенсионную реформу и предлагает повысить пенсионный возраст, обычно после этого все выборы проигрывает с треском», — провел параллель Костин, а затем попытался с помощью цифр объяснить, как «медведям» удалось избежать такой западни.  

Сначала политолог напомнил, что после объявления о пенсионных переменах единороссы сразу потеряли 15–20% от своего базового рейтинга, а это серьезный удар для любой политической силы. «Но эти выборы показали, что запас прочности, несмотря ни на что, у „Единой России“ достаточно высокий», — заключил Костин на основании того, что 9 сентября партия власти смогла получить более 60% мандатов по стране, что является очень хорошей цифрой. Что касается негатива, который был на старте кампании, то его единороссам удалось скорректировать за счет работы в локальной повестке, отметил глава фонда развития гражданского общества. В среднем рейтинг был улучшен на 10% по сравнению с довыборными показателями, а в ряде регионов — на 15–20%. То есть поддержку избирателей удалось восстановить. Правда, в 11 регионах партия власти не смогла преодолеть 50-процентный барьер, а четыре из 22 регионов, где проходили прямые выборы губернаторов, ожидают вторые туры. Но Костин смотрит на ситуацию примерно так же, как известный оптимист на стакан c водой «наполовину»: «Из 16 региональных заксобраний только в трех у ЕР нет контрольного пакета. Хотя я думаю, что в результате коалиционных договоренностей „Единая Россия“ соберет все, что ей необходимо, достаточно быстро». 

По выводам главы ФоРГО, второй важный итог единого дня голосования в 2018 году — это достойные результаты парламентской оппозиции. «Крайне важно, что электоральные предпочтения населения распределились внутри крупных общенациональных партий... Почти везде „Справедливая Россия“ восстановила свое присутствие, преодолев 5-процентный барьер. Несколько ярких побед у ЛДПР, которая традиционно проходит в региональные заксобрания. Но есть и почти победы. Горсовет Красноярска, второй тур в Хабаровском крае и Владимирской области. У коммунистов тоже вторые туры и сопоставимый с „Единой Россией“ результат в Иркутске. Это дает основания делать вывод о том, что партийный сегмент нашей политической системы находится в работоспособном состоянии. Никакого кризиса представительства, которым пытались запугивать, не зафиксировано. Хотя накануне выборов все опросы показывали, что часть ситуативного электората, который уходит от „Единой России“, как бы растворяется и не переходит на другие партии», — не менее оптимистично обрисовал ситуацию председатель правления ФоРГО, но при этом ничего не сказал о том, что оппозиции во многом помог тот самый негативный антураж, из-за которого партия власти и получила проблемы. 

Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов пришел к смелому выводу, что единый день голосования стал скрытым референдумом по пенсионной реформе, который власть умудрилась выиграть

«ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ОКАЗАЛСЯ В НОВОМ ПОКОЛЕНИИ ГУБЕРНАТОРОВ, ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОН В ТЕПЛОЙ ВАННОЧКЕ» 

По-хорошему удивила Костина и явка избирателей. Прежде всего потому, что до выборов, как он объяснил, в экспертной среде было много разговоров о том, что все устали от больших федеральных избирательных кампаний и от мобилизации, которая была в марте. Поэтому все думали, что 9 сентября избиратель решит отдохнуть, но по факту оказалось иначе. Отметил глава ФоРГО и качество избирательного процесса. «Впервые представители оппозиционных партий говорят, что у них претензий нет, и не жалуются на нарушения», — пояснил эксперт. Однако уже на следующий день депутаты Госдумы довольно долго жаловались на многочисленные нарушения. 

Еще одним итогом избирательной кампании Костин посчитал запрос на новый стиль руководства. «Все, кого называют новым поколением губернаторов, технократами, назначенцами президента (за исключением Приморья), уверенно выступают на выборах, несмотря на то что многие из них являются варягами», — продолжил политолог, отметив большое количестве встреч с людьми и быструю реакцию на проблемы в управленческом стиле новых региональных начальников. При этом поддержка, которую им фактически оказывает своим назначением и вниманием президент, еще не гарантирует победы. «Если человек оказался в новом поколении губернаторов, это не значит, что он в теплой ванночке», — сказал председатель правления ФоРГО. 

«В текущей реальности все нет так, как кажется», — почти философски заметил Костин, переходя от «главных итогов» выборов к «ярким тенденциям». Эту ремарку он объяснил тем, что изначально проблемные регионы на самом деле выступили очень хорошо. Например Московская область. «Протесты, связанные со средой обитания и мусорной тематикой, драматичное падение рейтингов в большом количестве районов говорили о том, что Воробьеву будет крайне сложно избраться и будет невысокая явка. Но мы видим хороший результат и достаточно высокую явку», — пояснил он. Аналогичная ситуация предполагалась и в Кемеровской области. Начало работы Сергей Цивилева в качестве исполняющего обязанности и кампания проходили на фоне протестов, связанных с трагедией в «Зимней вишне» и очень низкими показателями социального самочувствия. «Но и здесь благодаря новому стилю работы, новой искренности, как это назвал Леонид Владимирович [Давыдов], — сделал реверанс в адрес сидящего рядом за столом коллеги оратор, — многие проблемы удалось преодолеть. И таких территорий, которые казались проблемными, а там достаточно хорошие результаты, еще несколько». 

Следующая тенденция, по мнению Костина, заключается в том, что конкуренция, оказывается, заразительна. В качестве примера он привел Хакасию и Владимирскую область, где одновременно голосовали не только за глав субъектов, но и за депутатов заксобраний в условиях конкурентности. «И эта конкуренция оказала очень сильное влияние на выборы губернаторов», — заключил докладчик, не пояснив, как же конкретно это произошло, и ни словом не обмолвившись о серьезных личных проблемах Виктора Зимина и Светланы Орловой, которые не просто не сумели избраться в первом туре, но и показали довольно плачевные результаты на уровне 32% и 36% соответственно.  

«Огромное количество ситуаций, когда многолетние электоральные тяжеловесы проигрывали выборы и, наоборот, дерзкие дебютанты навязывали серьезную борьбу. И кампания в этом смысле получилась очень интересная», — пришел к еще одному заключению эксперт. 

Интересные результаты, на его взгляд, продемонстрировала и Москва. Хотя ряд даже не замеченных в особой нелюбви к власти политологов называют столичные выборы откровенно скучными. Костин же и здесь отметил хорошую явку, несмотря на изначальные сомнения экспертов. В итоге ситуация получилась похожей на подмосковную, но причины разные. «В Москве казалось, что если нет знакового либерала, то выборы не выборы, люди не придут, явка на уровне 25 процентов и ниже будет восприниматься как кризис участия и поставит под сомнение легитимность», — напомнил глава ФоРГО о выборах мэра в 2013 году, не упомянув, что тем либералом был Алексей Навальный. Политолог заключил, что для явки важнее наличие не формального, искусственно заведенного кандидата для легитимности, а «кандидатов, которые отражают реальный электоральный статус-кво в регионе на текущий момент». Структурированная по районам программа Собянина — это и вовсе стандарт, который через 3–4 года будут пытаться воспроизводить с той или иной степенью успешности в избирательных кампаниях в мегаполисах, а через 7–10 лет это станет нормой для всей страны. Связано это также и с тем, что в последние несколько лет на выборах, особенно региональных и муниципальных, уходит эмоциональная составляющая, они превращаются в абсолютно прагматичный разговор избирателя с кандидатами. 

Константин Костин Константин Костин, представивший основной доклад, отметил победное выступление «Единой России», несмотря на то что в ряде регионов партия власти существенно уступила конкурентам

«ХОТЯ БЫ ПО ОДНОМУ РЕГИОНУ ВНЕПАРЛАМЕНТСКИЕ ПАРТИИ ПОЛУЧИЛИ МОРАЛЬНОЕ ПРАВО ЗАВОЕВАТЬ ПОЗИЦИИ»

Из того, что волнует Костина, наиболее остро стоит проблема среднесрочного прогнозирования социального самочувствия за 4–5 месяцев до выборов. На основании данных, предоставляемых соцслужбами, сегодня, оказывается, крайне сложно прогнозировать масштаб проблем, которые могут появиться в ходе кампаний. «За две недели до выборов не надо большого ума, чтобы провести опрос и сказать, что будет, а чтобы исследование давало пищу для размышлений и какие-то идеи на старте, а еще лучше за 5–6 месяцев до кампании, это было бы неплохо», — высказал озабоченность политолог. 

В свою очередь, основатель и председатель правления фонда «Петербургская политика» Леонид Давыдов  был очень краток. Во-первых, он считает, что после прошедших выборов к политике будет привлечено чуть больше внимания. Во-вторых, также с удивлением согласился с Костиным, что люди пошли на выборы второй раз за год: «Мы думали, что они не придут, а они пришли. И не всегда это замученные бюджетники, которых силой кто-то приволок. Интересно будет смотреть за вторыми турами. Особенно удивляет Москва. 30-процентной явки мало кто ожидал». 

«Валерия Валерьевича все упрекали, когда он сказал, что будет 32 процента», — похвалил отсутствовавшего главу ВЦИОМа Валерия Федорова президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов, с улыбкой сообщив, что у известного социолога накануне был день рождения. 

«Да, зря измывались. Оказалось, что он молодец!» — разулыбался в ответ и Давыдов. 

Леонид Давыдов Леонид Давыдов считает, что после прошедших выборов к политике будет привлечено чуть больше внимания

И сразу же «эстафетная палочка» перешла к главе фонда «Петербургская политика», который провел исследование о вторых турах в России и за рубежом. И данная работа показала, что второй тур — это не проклятие для действующей власти, как считалось ранее в экспертной среде, а масса фобий, которые крутились вокруг этой темы, тоже не подтвердилась. 

«Если посмотреть глубже, то ситуация несколько иная», — почти вторил Костину Виноградов, а затем рассказал, что по итогам 243 проанализированных избирательных кампаний за период с 1991 по 2005 год оказалось, что в 69 регионах были вторые туры: в 36 победил кандидат власти, а в 33 — оппозиция». 

Из такой вообще-то не очень обнадеживающей статистики президент фонда «Петербургская политика» сделал вывод, что вторые туры отчасти снижают нервозность восприятия конкуренции, хотя подчас довольно драматичны, а затем сослался на мировой опыт, который также показывает, что никакого проклятья второго тура нет и многое, что о нем говорилось, сильно надумано. 

Затем политолог оценил перспективы вторых туров по выборам губернаторов. «Наиболее комфортная ситуация в Приморье у врио губернатора, разные оценки по Хабаровску. По Хакасии и Владимирской области я, честно говоря, не вижу ни больших возможностей, ни большого смысла. Хотя бы по одному региону внепарламентские партии получили моральное право завоевать позиции», — фактически признал поражение Зимина и Орловой Виноградов, чем вызвал оживление аудитории. 

Михаил Виноградов Михаил Виноградов сделал вывод, что вторые туры отчасти снижают нервозность восприятия конкуренции, хотя подчас довольно драматичны

«НАИБОЛЕЕ ПОРАЗИТЕЛЬНЫМИ БЕНЕФИЦИАРАМИ СТАЛИ МАЛЫЕ ПАРТИИ» 

В завершение слово передали Кузнецову. Прежде чем высказать упомянутую мысль про референдум, он сделал еще более неожиданное и где-то даже экстравагантное признание: «Я патологоанатом, я хочу разобраться, что было не так в туре первом и почему возник тур второй». Затем он отметил вполне очевидное: «Ключевой историей как в головокружительных удачах, так и в неудачах стала пенсионная повестка». Разница же результатов заключается в том, кто как смог воспользоваться тем, что пенсионная тема с избирательной кампанией шла параллельно и в головах избирателей они смешались. Например, в таких регионах, как Ульяновская область и Республика Хакасия, где падение рейтинга ЕР составило более 20%, оппозиция особенно активно педалировала тему пенсионной реформы. 

А главными бенефициарами, по мнению Кузнецова, стали непарламентские партии. Наоборот, КПРФ скорее упустила потрясающую возможность. Ну а ЛДПР просто выхватила свой кусок, взяла то, что плохо лежит. «Наиболее поразительными бенефициарами, на мой вкус, стали так называемые малые партии, что позволяет рассчитывать на то, что партийно-политическая система переживет определенную трансформацию», — сказал член совета директоров ЭИСИ. Он перечислил ряд локальных побед: «Патриоты России» в Кемеровской области, «Родина» в Ненецком автономном округе, КПСС во Владимирской области, Партия пенсионеров за справедливость в Смоленске и пр. «Они сделали хорошую ставку, добились хорошего результата и сделали задел на выборах в Госдуму», — уверен Кузнецов. 

Все ясно и с тремя мощными рекордсменами — Александром Бурковым в Омской области, Андреем Клычковым в Орловской области и Сергеем Носовым в Магаданской области. Они, несмотря на то что являются варягами для этих регионов, набрали самые высокие результаты. Носов, хоть и кандидат от партии власти, позволил себе публично выступить против планов правительства по пенсионной реформе и полностью перехватил антипенсионную повестку. Клычков и Бурков в русле партий, которые их выдвинули, — КПРФ и СР — сорвали хайп и тоже заработали на пенсионной реформе. Интересно и то, что некоторые кандидаты, которые вышли во второй тур с врио, перед началом избирательной кампании обладали известностью существенно меньшей, чем процент голосов, который они собрали. «При этом нельзя сказать, что они вели кампании удивительно яркие, что потратили огромные ресурсы и что в них что-то поменялось по сравнению с предыдущими выборами, в которых они участвовали», — сказал представитель ЭИСИ, но отметил интересные находки. Например, Татьяна Ракутина, кандидат от КПРФ, занявшая второе место в Амурской области, уже после обращения президента и инициатив «Единой России» завесила весь регион билбордами, на которых было написано: «Татьяна Ракутина: „Нам не нужна коррекция пенсионной реформы, нам нужна ее полная отмена“». И это «удивительно эффективно», даже несмотря на то, что раньше эта женщина никогда не участвовала в выборах областного уровня и была только городским политиком. 

Однако пенсионная повестка, по мнению Кузнецова, не универсальна. В той же Москве, где ее пытался раскручивать кандидат от КПРФ Вадим Кумин, она не сыграла никак. «Сама по себе пенсионная повестка, при том что она создает для власти сложности, не является решающей. Чтобы оппозиция эти сложности реализовала, должна быть еще индивидуальная повестка для каждого региона», — резюмировал он.  

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    16.09.2018 10:22

    На самом деле образно говоря никакого второго тура нет в регионах. Фсе происходит так как решает власть.Если она недовольна губернатором то она выводит его на второй тур,если она хочет то несколько регионов не очень значимых и как правило депрессивных она отдает на откуп оппозиции.Доходит до того что когда власти надо чтобы кандидат от оппозиции стал депутатом или губернатором власть даже не выставляет на таких выборах своих людей.Никакой западни нет а фсе что происходит это игры власти и только.

  • Анонимно
    16.09.2018 20:22

    Партия Едросов это те кто держится за свои хлебный кормушки,как им сказали сверху, насчитать в регионах так и насчитывают результат. Когда уже что-то явное то признают,типа Да,с небольшим отрывом в Алтайской области например победили коммунисты.. И так по всей стране.

  • Анонимно
    16.09.2018 21:40

    Если явка была бы в 2 раза выше, то результат для ЕР был был бы похуже.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen