Общество 
17.09.2018

Банкиры готовятся к слияниям, а строители – к закату «долевки»

Круглый стол «БИЗНЕС Online» в Набережных Челнах: бизнес, банки и проблемы взаимного доверия

Почему банкиры без устали говорят о лояльности к клиентам от малого бизнеса, а те столь же настойчиво — о недоступности кредитов? Каковы новые тренды отечественной банковской системы и как они скажутся на отраслях производства? Как будут адаптироваться региональные банки к ужесточению требований ЦБ и как они выживут в конкуренции с федералами? Об этом и многом другом мы поговорили с представителями трех кредитных организаций, крупного промышленного холдинга и сферы торговли.

Участники круглого стола:

Венера Иванова — председатель финансового комитета ТПП Набережных Челнов.

Ирина Фришко — директор операционного офиса ВТБ в Набережных Челнах.

Антон Фатхеев — управляющий операционным департаментом АО «Автоградбанк».

Владимир Дрыгин — старший менеджер по привлечению клиентов среднего корпоративного бизнеса АО «Альфа-Банк».

Юрий Мочалин — коммерческий директор ООО «Домкор».

Алексей Штенников — управляющий ООО «Камавтоцентр».

Модераторы:

Ринат Билалов — шеф-редактор проекта «БИЗНЕС Online — Закамье».

Влас Мысько — заместитель шеф-редактора проекта «БИЗНЕС Online — Закамье» .

Пригласив на встречу обе стороны, «БИЗНЕС Online» попытался внести свою лепту во взаимопонимание между держателями капиталов и теми, кто способен преумножать их собственным трудом Пригласив на встречу обе стороны, «БИЗНЕС Online» попытался внести свою лепту во взаимопонимание между держателями капиталов и теми, кто способен преумножать их собственным трудом

«ЕСЛИ СОБСТВЕННИКИ АДЕКВАТНЫЕ, ПОЧЕМУ БЫ НЕ ВЕСТИ БИЗНЕС СОВМЕСТНО, СТАВ КРУПНЫМ БАНКОМ?»

Где искать общий язык между предпринимателями, нуждающимися в финансировании, и кредитными организациями, если не за круглым столом? Пригласив на встречу обе стороны, «БИЗНЕС Online» попытался внести свою лепту во взаимопонимание между держателями капиталов и теми, кто способен приумножать их собственным трудом. Круглый стол состоялся в отеле KamaRooms. Наводить мосты нам помогала председатель финкомитета ТПП автограда Венера Иванова — в прошлом председатель правления ЗАО «Автоградбанк», а следовательно, эксперт, знающий обе стороны изнутри. Ей и было предложено открыть встречу, вкратце обрисовав ситуацию на банковском рынке и его влияние на деловой климат в республике.

«Спор между бизнесом и банками всегда был и будет, — констатировала Иванова. — Банкам сейчас сложно из-за ужесточения требований Центробанка, но они все равно набирают гибкость, вникают в потребности предпринимателей. Сейчас до конца года перед ними стоит задача пройти лицензирование: по прогнозу, порядка 60 процентов банков будут работать по универсальной лицензии, остальные возьмут базовую. Она оставляет некоторые ограничения в работе и кредитных лимитах, но для клиентов от малого и среднего бизнеса разницы по существу не будет». По данным председателя финкомитета ТПП, на начало осени в стране насчитывается 512 банков, в республике — 15, из которых 6 являются филиалами федеральных организаций.

Еще одно ожидаемое изменение в работе банков, которое уже прямо касается юрлиц, — это страхование их вкладов по аналогии с «физиками» с начала 2019 года. «Речь идет только о микро- и малых предприятиях, у которых выручка не превышает 400 миллионов рублей в год, — пояснила Иванова. — Для Набережных Челнов это практически средний бизнес. Гарантированная сумма, конечно, невелика — 1,4 миллиона, но эта нагрузка, похоже, ляжет в первую очередь на саму банковскую систему, а не на бюджеты. Главным трендом станет ее консолидация, хотя в республике оставшиеся 15 банков представляются устойчивыми. Во-первых, к укрупнению банки подталкивает нынешний надзор ЦБ, который стал для них серьезным стрессом. Во-вторых, развитие технологий: сегодня ходить в банк стало неудобно, внедряется электронное обслуживание, робототехника. В частности, Сбербанк к 2030 году планирует заменить роботами 3 тысячи юристов. Такие проекты требуют затрат, которые небольшим банкам принять на себя будет сложно. Процентная маржа сегодня снижается — заработком стали не только кредиты, но и расчетные операции, рентабельность которых незначительна. Одним словом, соответствовать требованиям потребителя сложнее с каждым днем, и поэтому банки однозначно будут объединяться».

Венера Иванова видит в перспективе улучшение качества банковского обслуживания, внедрение робототехники и IT-технологий, однозначное укрупнение как банков, так и предприятий-клиентов Венера Иванова видит в перспективе улучшение качества банковского обслуживания, внедрение робототехники и IT-технологий, однозначное укрупнение как банков, так и предприятий-клиентов

По мнению Ивановой, грядущие слияния кредитных организаций не обязательно предполагают переход регионалов под крыло федеральных крупняков: вполне возможны укрупнения на уровне республики или отдельных городов. В Челнах, где на сегодня работают три самостоятельных банка, о такой консолидации в единый крупный городской банк речь заходила еще в 2000-х годах, хотя и не срослось. «Но если собственники адекватные, почему бы не вести бизнес совместно?» — считает спикер. При нынешних требованиях к оперативности и конкретным параметрам кредитных продуктов местные банки имеют преимущество перед федералами в гибкости, так как последним приходится многие шаги согласовывать с федеральным центром, откуда спускаются и продуктовые линейки.

«МЫ НАБЛЮДАЕМ ОСОБУЮ ПОПУЛЯРНОСТЬ ПРОГРАММ КРЕДИТОВАНИЯ С ГОСПОДДЕРЖКОЙ В ЗАКАМСКОМ РЕГИОНЕ»

С 2014 по 2016 годы Центробанк отзывал у российских банков примерно по 100 лицензий в год, в силу чего сокращение числа кредитных организаций стало главной тенденцией рынка, в меньшей мере актуальной и сегодня. За прошлый год лицензий лишился 51 банк, в этом году к началу сентября — 41. Разумеется, основная доля закрытий приходится на региональные организации. Все это провоцирует клиентов ориентироваться на крупные федеральные банки как более устойчивые и подконтрольные государству. Их представители, в принципе, подтверждая миграцию клиентской базы от регионалов, затруднились оценить ее масштаб. На этот счет Иванова пояснила: поток был столь плотным, что даже открытие расчетного счета в крупных банках стало проблемой для «пешеходов», как называют в профессиональной среде клиентов, самостоятельно перешедших из конкурирующих организаций. Ждать в очередях приходилось неделями, отчего и статистику вести федералы не успевали.

«Мы, безусловно, почувствовали приток клиентов, но специальной работы по их привлечению не вели, не стремились воспользоваться ситуацией и не предлагали в этой ситуации никаких преимуществ, — рассказала представитель ВТБ Ирина Фришко. — Если же говорить об основных трендах, то продуктовая линейка действительно корректируется под нужды бизнеса. Относительно ВТБ напомню, что в этом году мы проводим слияние экс-ВТБ24 и корпоративного ВТБ, исторически работавшего только с крупным и средним бизнесом. Сегодня это уже единый универсальный банк со своими стандартами работы». Работа по слиянию стартовала в этом году, и к концу года ее планируется завершить. В Закамье будет функционировать корпоративный офис ВТБ с разными продуктовыми линейками под каждый сегмент бизнеса.

Ирина Фришко прогнозирует дальнейший рост портфеля кредитов, выданных по госпрограммам

По словам Фришко, наиболее заметным трендом в поведении клиентов оказался активный интерес к госпрограммам — теперь видно, что кредиты с господдержкой стали действительно рабочим инструментом. «Есть годовые показатели, есть заключенные сделки в миллиардных эквивалентах, — аргументировала Фришко. — Это и механизм поддержки сельхозпроизводителей со ставкой не выше 5 процентов, и программы, совместные с корпорацией МСП, с фондом развития промышленности и фондом развития моногородов. Причем, анализируя портфель по Татарстану, мы наблюдаем особую популярность этих программ у клиентов Закамского региона. Очевидно, это связано с промышленной спецификой камского кластера, хотя льготные программы кредитования проецируются и на предприятия торговли. Сейчас все-таки рынок покупателя, а не продавца, и, учитывая высокую конкуренцию среди банков, мы выбираем создание своей ценности через реализацию таких госпрограмм».

Представитель ВТБ пояснила, что субсидирование рассчитано прежде всего на малый и средний бизнес, работающий с кредитами от 50 млн рублей до миллиарда. Таких кредитов выдается много.

«НАЛОГОВАЯ ДАВИТ КЛИЕНТОВ ПО ЛИНИИ НДС. КТО-ТО В ЦЕПОЧКЕ НЕ УПЛАТИЛ, А ПРИХОДЯТ К ТОМУ, У КОГО ЕСТЬ ЧТО ВЗЯТЬ»

Местное отраслевое сообщество на круглом столе представлял делегат Автоградбанка Антон Фатхеев. По его словам, клиентская база банка существенно изменилась за последние три-четыре года, в первую очередь за счет региональной экспансии и сильного притока производственников. Автоградбанк планирует в этом году получить универсальную лицензию и продолжить шествие по регионам, где за последние два года уже открыто 6 точек продаж, последняя — в Самаре. Основной портфель банка, по словам Фатхеева, и впредь останется за Татарстаном.

По словам делегата «Автоградбанка» Антона Фатхеева, клиентская база банка существенно изменилась за последние 3-4 года, в первую очередь за счет региональной экспансии и сильного притока производственников По словам делегата Автоградбанка Антона Фатхеева, клиентская база банка существенно изменилась за последние три-четыре года, в первую очередь за счет региональной экспансии и сильного притока производственников

«У нас теперь есть точки продаж в Рязанской области, ижевское подразделение активно работает, — рассказал Фатхеев. — Практика показала, что в этих двух регионах мы успешно конкурируем с местными банками. Что касается продуктовой линейки, то она упрощается, для бизнеса мы оставили от былого разнообразия пять видов кредитов. При этом очень активно к нам идут самые мелкие клиенты уровня магазинов и кафе, потому что мы успешно прикрываем их микрокредитом — как раз на прошлой неделе еще раз его пересмотрели. Теперь у нас ставка по кредитам для микробизнеса приравнена к ставке для физлиц, это от 11,5 процентов годовых по минимальному набору документов. Для бизнеса сейчас актуальны два проблемных момента. Во-первых, давит налоговая инспекция по линии НДС. Если кто-то из контрагентов в цепочке не уплатил НДС, налоговики идут к тому клиенту, у которого заведомо есть что взять. Поэтому мы даже организовали такую услугу, как проверка контрагента, — проводим независимую оценку, даем заключение. Второй момент, выявленный практикой, — это потребность в быстрых деньгах. Даже средний бизнес, кредитуясь в федеральных банках, нуждается в покрытии кассовых разрывов. Именно региональный банк может быстро рассмотреть заявку и выдать короткие деньги — условно говоря, до трех лет. Ставка будет повыше, чем в госпрограммах, однако проблема решится. Таких примеров масса».

В части оперативности федерал Фришко прокомментировала текущую работу в этом направлении. По ее словам, в ВТБ существует механизм установления кредитного лимита путем погружения в бизнес клиента: представители банка анализируют финансовые потоки предприятия и выявляют его потребности: по кассовым разрывам, по инвестиционной составляющей и другим параметрам. Это позволяет не выходить с каждой новой заявкой на кредитный комитет, а определить необходимый годовой лимит финансирования и однократно утвердить его. «Пока действует лимит, мы, по сути, работаем с клиентом по оферте и в течение трех-пяти рабочих дней реализуем сделки. Учитывая возможности федеральных банков по ценовым условиям и при такой скорости работы, клиент получает лучшее соотношение цены и качества».

Штенников констатировал постепенный рост рынка грузовой техники и устойчивое положение на нем КАМАЗа Алексей Штенников констатировал постепенный рост рынка грузовой техники и устойчивое положение на нем КАМАЗа

С Автоградбанком бизнес тоже может работать в рамках кредитного лимита, о чем сообщил участникам встречи управляющий ООО «Камавтоцентр» Алексей Штенников. Его компания как официальный дилер КАМАЗа продает грузовики, предоставляя сопутствующий сервис, а банку предоставляет в качестве залога ПТС на купленные у завода автомобили. Лимит определен в 70 млн рублей. По словам Штенникова, 90% машин продается через механизм лизинга, который растет год от года и удорожание по которому составляет 7–8%, а срок возврата денег — от года до трех.

В то же время банкиры утверждают, что как минимум грузоперевозчики сейчас, наоборот, от лизинга отказываются. «У них часть остается в лизинге для расчета оптимизации НДС, а часть в кредите из-за сезонности работы, — возразил Фатхеев. — По лизингу платеж идет постоянный, по кредиту — дифференцированный: чем больше оплачено основного долга, тем меньше остается процентов. В период простоев — в начале года и весной, когда закрываются дороги, перевозчики стараются погашать основной долг, уменьшая проценты. Кроме того, окупаемость автомобиля составляет где-то три года, и в этот период автомобиль, взятый в кредит, дает маржу хотя бы в 20–30 тысяч рублей. В лизинге автомобиль маржи не дает, а тут хоть какие-то свободные деньги. Вот так перевозчики для себя посчитали».

Владимир Дрыгин: «Как организация, работающая с бизнесом любого масштаба, «Альфа-банк» отмечает прирост базы МСП» Владимир Дрыгин: «Как организация, работающая с бизнесом любого масштаба, Альфа-Банк отмечает прирост базы МСП»

Альфа-Банк в лице своего представителя Владимира Дрыгина похвастался налаженным электронным документооборотом, который ускоряет для клиента все процессы. «Мы являемся самым крупным частным коммерческим банком и поэтому подходим к бизнесу как предприниматели к предпринимателям», — отрекомендовался Дрыгин. Как организация, работающая с бизнесом любого масштаба, Альфа-Банк отмечает прирост базы МСП. Крупные компании, по словам Дрыгина, показывают склонность к диверсификации денежных потоков по разным банкам.

«ОСНОВНОЙ ФАКТОР РОСТА ЦЕН НА ЖИЛЬЕ — ЭТО ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ»

Отдельной темой встречи стала перспектива крепкой спайки банков со строительной отраслью, что будет обеспечено новой редакцией №214-ФЗ о долевом строительстве. По общему согласию участников, закон, обязывающий долевых застройщиков хранить все инвестиционные деньги на эскроу-счетах уполномоченных банков и вести стройку под жестким контролем банкиров, до сих пор не отвечает на многие вопросы обеих сторон.

Коммерческий директор холдинга «Домкор» Юрий Мочалин для начала обрисовал основные тенденции жилищного рынка. Все продажи делятся на три категории: покупка первой квартиры, улучшение жилищных условий и инвестиции в «долевку» с целью перепродажи жилья или сдачи его в аренду. По словам Мочалина, если в 2016 году инвестиционными квартирами население практически не интересовалось, то сейчас эта категория продаж снова пошла в рост. Однако на цены квартир больше влияют именно «необдуманные шаги правительства», как охарактеризовал Мочалин 214-й закон.

Что касается ипотечного жилья, то действующие ставки по кредитам, которые у федеральных банков в среднем составляют 9,5% — 10,5%, Мочалин называет оптимальными за всю новейшую историю России Что касается ипотечного жилья, то действующие ставки по кредитам, которые у федеральных банков в среднем составляют 9,5–10,5%, Юрий Мочалин называет оптимальными за всю новейшую историю России

«Безусловно, растет и себестоимость жилья, потому что, сколько бы мы ни говорили про импортозамещение, любой строительный материал по-прежнему содержит в себе импортные компоненты, — признает Мочалин. — Но основной фактор роста цен — это законодательные инициативы. Прежде контакты „Домкора“ с банками ограничивались ипотечным кредитованием, а на стройку мы принципиально не привлекали кредитов. Такая позиция помогла нам относительно безболезненно пройти кризис 2008 года, когда многие компании пострадали от „банковского терроризма“ — в одностороннем порядке отзывались кредиты, увеличивались процентные ставки, застройщиков просто ставили на колени. 214-й закон формирует новые реалии. Вместо одного счета мы теперь открыли спецсчета на каждый свой дом — при том что одновременно „Домкор“ ведет 35–40 объектов. Каждый счет нужно обслуживать, но главная проблема в том, что подзаконные акты не стыкуются, а банковская система не готова к работе со сферой недвижимости».

По словам Мочалина, строительный рынок ждет укрупнения игроков похлеще, чем банковский, однако главная проблема для строителей сегодня — это невозможность прогнозировать законодательно расшатанную ситуацию. «Домкор» в этих условиях уже запустил пилотный проект с использованием эскроу-счета, но сбор документов и процедурные вопросы отняли у холдинга три месяца — и это только по одному объекту стоимостью 50 млн рублей, что для крупного застройщика сущая мелочь. «Теперь отказ от кредитования в прошлом стал для нас минусом из-за отсутствия кредитной истории», — констатирует Мочалин.

Сроки рассмотрения и туманные перспективы «долевки» — не исчерпывающие проблемы. К ним добавляется стоимость заемных денег. Эскроу-механизм будет стоить застройщику от 5% до 10,5% годовых, что, естественно, отразится на стоимости квадратного метра жилья. Строителям придется сокращать количество объектов. «На рынке недвижимости наблюдаются два тренда: увеличение себестоимости строительства и снижение покупательской способности, — обрисовал Мочалин другие тенденции. — В какой-то момент эти векторы пересекутся, и в точке пересечения возникнет серьезная ситуация. Себестоимость стройки растет и за счет того, что нам приходится открывать все новые должности для обслуживания очередных требований законодательства. Теперь Центробанк говорит о возможном повышении ключевой ставки, наверняка за ней вырастет и ипотечная, а мы даже не можем рассчитать риски в условиях нового законодательства».

Представитель ВТБ пояснила, что субсидирование рассчитано прежде всего на малый и средний бизнес, работающий с кредитами от 50 млн. рублей до миллиарда. Таких кредитов выдается много Представитель ВТБ пояснила, что субсидирование рассчитано прежде всего на малый и средний бизнес, работающий с кредитами от 50 млн рублей до миллиарда. Таких кредитов выдается много

«КОЛЛЕГИ ИЗ РАЗНЫХ РЕГИОНОВ УЖЕ РАССМАТРИВАЮТ ВАРИАНТЫ УХОДА ОТ «ДОЛЕВКИ»

По словам Мочалина, большинство строителей воспринимают новую нагрузку на отрасль как план по полному сворачиванию долевого строительства в России — явному или скрытому, в 2020 году или уже в следующем. «Сейчас мы уже выплачиваем в компенсационный фонд 1 процент. Хочу подчеркнуть: не от прибыли, а от оборота. По слухам, эти отчисления вырастут до 6 процентов! Для застройщиков это станет концом. Законы пишутся в Москве, их авторы и смотрят на Москву и округу. С их стоимостью жилья, наверное, можно говорить о каком-то удорожании, но в нашем случае, когда маржинальность укладывается в 10–15 процентов, при том что инвестиционный цикл занимает как минимум два года, любое повышение себестоимости болезненно».

Из банков в этой ситуации выигрывают опять же крупные — те, которые вошли в список уполномоченных. По словам Фатхеева, их около 50, а около 450 осталось за бортом, в том числе, кстати, и Автоградбанк. Регионалы теперь ищут свои лазейки.

— Мы финансируем застройщиков в части оборотного капитала, — пояснил Фатхеев. — Таких, правда, немного — это клиенты, у которых в группах есть другие виды бизнеса, позволяющие оборачивать деньги в период стройки. Поэтому я хочу сказать, что крупные застройщики будут работать с уполномоченными банками, а те, что помельче, все равно останутся в региональных банках, те, кто строит по одному-два дома в год.

— Вы знаете, там ведь есть еще совершенно непонятные требования вроде того, что новый застройщик должен иметь трехлетний опыт работы и 10 тысяч квадратных метров за плечами. Я абсолютно уверен, что к 2020 году малых застройщиков практически не останется, — возразил Мочалин. — Собственных денег у строителей не хватит — ни у малых, ни у крупных: у нас, например, в год строится объектов на 4–4,5 миллиарда. Поэтому объемы строительства в любом случае будут сокращаться, а коллеги из разных регионов уже рассматривают варианты ухода от «долевки». Если говорить об интересах дольщиков, защита которых декларируется целью 214-го закона, то давайте посмотрим на статистику отзывов лицензий у банков — разве банковская система надежнее, чем застройщики? Готов согласиться, что компенсационный фонд стал адекватным инструментом для защиты дольщиков, хотя и в этой части есть вопросы. К примеру, в Москве обанкротился всего один застройщик, но на миллион с лишним квадратных метров. Это около 30 миллиардов рублей, а фонд собрал на сегодня около 10 миллиардов. А если случится неприятная история с одним из уполномоченных банков?

— Недостачу возмещает государство, как и в случае с компенсациями от АСВ, — пояснила Иванова. — Но правильнее, конечно, механизм компенсационного фонда, вы правильно говорите о том, сколько ресурсов требует новая система — и человеческих, и других. Все это укладывается в тренд укрупнения как бизнеса, так и банков. Мы возвращаемся к системе госбанков, как когда-то все строительство контролировал Стройбанк. Но вот вы рассказали о доме стоимостью 50 миллионов, а Ирина Александровна говорила о кредитных лимитах, которые устанавливаются для крупных компаний. Нельзя ли по той же схеме и строителей вести? Один раз оценили застройщика, установили ему лимит, и уже не надо в банк идти с каждым новым домом.

— Мы уже реализуем с одним застройщиком подобный проект, — ответила Фришко, — Устанавливаем лимит и финансируем дом, дальше процедуры пойдут легче. Работаем по схеме финансирования оборотного капитала — средства можно будет использовать на инвестиционные цели, предусмотренные уставом, и ставки будут интересные.

— Проблема в том, что с 1 июля 2019 года вступят в силу окончательные требования 214-го закона, и один застройщик сможет строить только по одному дому за раз, — прокомментировал Мочалин, — Нам придется наплодить новых юрлиц со своими счетами, по одному на каждый дом. Соответственно, аккредитации одного лишь материнского предприятия будет недостаточно. Так что тенденции недвусмысленны: возможно, на зрелом рынке сворачивание «долевки» — нормальное эволюционное движение, к которому и мы пришли бы, но сейчас, на фоне нестабильности рубля и падения покупательской способности, это все преждевременно. Все-таки механизм позволял покупать жилье на 10–20 процентов дешевле стоимости готового.

Что касается ипотечного жилья, то действующие ставки по кредитам, которые у федеральных банков в среднем составляют 9,5–10,5%, Мочалин называет оптимальными за всю новейшую историю России. Благодаря доступности ипотечных кредитов главными покупателями квартир стали молодые семьи, порядка 75% которых пользуются ипотечными кредитами. В этой части, конечно, преимущество у федералов, так как региональные банки таких ставок позволить себе не могут.

Ожидаемое изменение в работе банков, которое уже прямо касается юрлиц — это страхование их вкладов по аналогии с «физиками» с начала 2019-го года Ожидаемое изменение в работе банков, которое уже прямо касается юрлиц, — это страхование их вкладов по аналогии с «физиками» с начала 2019 года Фото: Алексей Белкин

РЕТЕЙЛ В ТЯЖЕЛОМ ПОЛОЖЕНИИ, ПРОИЗВОДСТВЕННИКИ НА КОНЕ

Температуру делового климата в республике участники встречи решили замерить по показателям кредитных дефолтов и просрочек. Как отметил Фатхеев, картина в этом отношении изменилась за последние два года: теперь клиентскую стабильность демонстрируют производственные отрасли, а торговля, наоборот, оказалась в группе риска. «По нашему портфелю производственники раньше выживали за счет авансовых платежей от контрагентов, работая с крупными заводами, а теперь эта политика в прошлом, — рассказал Фатхеев. — С этого года крупные заводы по предоплате уже не работают, и поставщики вынуждены уходить в кредитование, чтобы выдержать сроки поставок. Но крупные заводы, если, к примеру, говорить о нашем сегменте — автомобилестроении, работают сегодня на стабильных госзаказах для Москвы и Мособласти, для минобороны. Соответственно, и наши клиенты, их поставщики — тоже. А вот ретейл в тяжелом состоянии из-за натиска федеральных сетей. Рынки с легкой промышленностью вымирают».

Фатхеев рассказал также о программе, которую Автоградбанк презентовал челнинскому муниципалитету ради поддержки МСП, но которая так и не стартовала. Программа, по сути, подсмотрена в Казани, где она работает уже около 5 лет, и Автоградбанк в ней участвует. Она подразумевает субсидирование процентной ставки из городского бюджета — разумеется, только для МСП, зарегистрированного в городе. «В Казани клиентов по такой программе очень много, ставка для заемщика — 6 процентов годовых, — описал Фатхеев. — Некоторые предприниматели из Челнов даже перерегистрировались в Казани, чтобы попасть в нее. Я думаю, даже федеральные банки могли бы в нее войти на уровне Челнов».

Председатель финкомитета ТПП отметила, что в Челнах программа, очевидно, не идет из-за недостатка бюджетных средств, хотя при верном подходе денег нужно не много — если субсидировать не всех обратившихся, а лишь приоритетные проекты. Сама Венера Бахтегараевна и прежде вносила подобное предложение. «Нужно определить те отрасли, продукты и услуги, которых не хватает нашему городу, — напомнила она суть концепции. — Перечень должен определять горсовет в соответствии с муниципальной «Стратегией-2030». Если бизнес заходит в приоритетные направления, он получает субсидирование из бюджета. Тогда это будет недорого». Фатхеев добавил, что, действительно, и Казань разделила заявки заемщиков на два сегмента: приоритетные для города отрасли финансируются на 5 лет с суммой 10 млн рублей, а не особо приоритетные получают финансирование покороче, на три года.

«НАДЕЕМСЯ НА СОХРАНЕНИЕ СЛОЖИВШИХСЯ ПРОЦЕНТНЫХ СТАВОК...»

Резюмируя встречу, участники еще раз очертили круг тенденций, наблюдаемых в банковской сфере и ее отношениях с МСП. Иванова видит в перспективе улучшение качества банковского обслуживания, внедрение робототехники и IT-технологий, однозначное укрупнение как банков, так и предприятий-клиентов. Плоха эта грядущая консолидация рынка или хороша? Для челнинского бизнеса, который характеризуется обилием микропредприятий, тренд, безусловно, негативный. Конечному потребителю он, напротив, сулит качество товаров и услуг. Что касается доступности финансовых ресурсов для бизнеса, то, по мнению Ивановой, правда на стороне банкиров — причиной отказов остаются неполная и непрозрачная отчетность потенциальных заемщиков.

Фришко прогнозирует дальнейший рост портфеля кредитов, выданных по госпрограммам. Если прежде для получения субсидии клиент должен был сначала взять коммерческий кредит, потом с тем же пакетом документов прийти в уполномоченный государством орган и снова доказать свои возможности, то теперь общение с министерствами банки взяли на себя. «Мы даже несем материальные расходы на начальном этапе, когда финансируем под 3–4 процента, — заметила Фришко. — Только через два-три месяца мы получаем субсидию от министерства и компенсируем затраты. В числе других тенденций мы сегодня наблюдаем рост внешнеэкономической деятельности наших клиентов — несмотря на сложную геополитическую обстановку, контрактов с дружественными странами становится больше. Популярность набирают гарантийные сделки. Очень удобный инструмент для контрактов с крупными заказчиками: банк дает гарантию на возврат аванса при нарушении договора. На таких условиях заказчик готов авансировать поставки, и кассовых разрывов не возникает. Кроме того, гарантия дешевле кредита».

Штенников констатировал постепенный рост рынка грузовой техники и устойчивое положение на нем КАМАЗа. По его словам, на фоне валютных скачков цены «большой семерки» взлетели высоко, и если «КАМАЗ» с импортными комплектующими сегодня стоит порядка 4,5 млн рублей, то машины «семерки» — уже за 8 миллионов. Фатхеев обещал онлайн-технологии и мобильные приложения не хуже, чем у федеральных банков, и открытие счетов практически за один день, причем последнее реализуется уже сегодня. Мочалин как представитель компании-клиента подтвердил растущую ориентированность банков на нужды заемщиков, как минимум в части автоматизации процессов. «Но что касается бизнеса — нам придется сейчас впрягаться с банками в одну упряжку, и от этого отношения, наверное, станут более конфликтными, — не без сожаления отметил строитель. — Пока для нас самое главное — покупательная способность населения, поэтому мы надеемся на сохранение тех процентных ставок, которые сложились на данный момент».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    17.09.2018 10:09

    Укрупнений ритейла, укрупнение банковского сектора, укрупнение строительного сектора....Постоянно читаю про укрупнение секторов экономики...мне одному видится, что укрупнение = падение предложения = рост цен?

    • Анонимно
      17.09.2018 11:19

      Рост цен + безработица , но самое главное, что финансовый порог для старта своего бизнеса стал в большинстве сфер недостижимым.

  • Анонимно
    17.09.2018 11:47

    Все укрепить и не нужен МСБ. Поддержка МСБ только на словах. А так всех мелких искоренить. Получит кредит маленькой компании, под маленький % практически нереально. Больше обороты, меньше %.

  • Анонимно
    17.09.2018 13:11

    Мелкие банки приговорены к банкротству. Но способны ли они к объединению - большой вопрос.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen