Интернет-конференция 
5.10.2018

Ахмет Садык Доган: «Мы ждем прихода крупного татарстанского бизнеса в Турцию»

Возродятся ли татаро-турецкие лицеи, где можно выучить турецкий язык, и сколько граждан Турции живет в Татарстане

Накопленные турецкие инвестиции в Татарстан составляют порядка $2,5 млрд при общем объеме инвестиций по России около 10 миллиардов. «Хорошо, если бы и в Турции увеличивались татарстанские инвестиции в таких же объемах», — считает генеральный консул Республики Турция в Казани Ахмет Садык Доган. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» генконсул рассказал о проектах в области экономики, культуры и образования и своей жизни в Татарстане.

Ахмет Садык Доган Ахмет Садык Доган: «Глобальная политика быстро меняется, но между Турцией и Россией есть традиции во взаимоотношениях, и в этих отношениях есть принципы: мир и стабильность» Фото: Сергей Елагин

РОССИЯ – ТУРЦИЯ: «ЕСЛИ СБРИЛ БОРОДУ, ДАЛЬШЕ ОНА РАСТЕТ ЕЩЕ ГУЩЕ»

Господин Доган, почему так часто меняют генконсулов Турции в Казани? Чтобы глаз не замылился?

– Для нас два-три года — это нормально, у нас такая система: первый год отводится на знакомство, второй — на подготовку и реализацию проектов, на третий год начинаем получать результаты.

Вы уже 8 месяцев живете и работаете в Казани. Что удалось за это время посетить, узнать, понять? Что захотелось изменить в работе консульства? (Анна Семенова)

– Я продолжаю проекты, которые были начаты до меня. Конечно, надо познакомиться с местными властями, ведь в наш консульский округ входит не только Татарстан, но и Башкортостан, Мордовия, Марий Эл, Чувашия и Самарская область. Посетил еще не все регионы, но сделать это обязательно нужно. Мы не только курируем сотрудничество в бизнесе и культуре, но и консульскую работу ведем. 

– В каких регионах работать легче, где уже налажена связь с руководством?

– Территориально, будучи в Казани, конечно, проще с татарстанскими властями наладить контакт. Но ни один другой регион, который относится к нашему консульскому округу, ничем нас не обидел. Все наши просьбы исполнялись, и мы стараемся их просьбы исполнять.     

– Что важнее в работе генконсула – чисто консульские дела или содействие в экономических связях?

– И экономика, и культура, и консульские дела – все важно, особого приоритета нет.

За последнее время отношения Турции и России были разными... Как влияют текущие приоритетные направления внешней политики Турции на турецко-российские отношения и на работу консульства?

– Глобальная политика быстро меняется, но между Турцией и Россией есть традиции во взаимоотношениях, и в этих отношениях есть принципы: мир и стабильность. Для нас было очень важно расширять и разнообразить наше сотрудничество, особенно с вашей страной. У нас есть большие проекты с Россией, и встречи двух президентов продолжаются: президент Турции господин Эрдоган в прошлом году посетил Москву, а недавно — Сочи. Были, конечно, критические моменты в наших отношениях, но мы всегда хотим сотрудничать с Россией. У нас есть поговорка: «Если сбрил бороду, дальше она растет еще гуще». Не сомневаюсь, что российско-турецкие отношения выйдут из этого кризиса более окрепшими, прошедшими закалку.  

– Была информация, что господин Эрдоган еще раз посетит Россию и в этот визит посетит и Казань. Такие планы есть?

– Да, в прессе я эту новость читал. Есть договоренности на высшем уровне между двумя странами об усилении сотрудничества между разными регионами, которые включают в себя возможность посещения регионов высокопоставленными чиновниками Турции и России. Мы хотим продолжать и усиливать наше сотрудничество с регионами Российской Федерации в различных областях, в том числе с Татарстаном. Но пока нет официальной информации о посещении Казани господином Эрдоганом.

– За время, отведенное вам для работы в Казани, реализацию какого проекта вы считаете главным? Кстати, как продвигаются дела со строительством резиденции на берегу озера Кабан?

– Очень хотелось бы открыть в Казани турецкий культурный центр. Для меня это даже важнее строительства резиденции консула. По участку процедура пока продолжается, земля еще нам не передана. Мы полностью зависим от решения местных властей. Конечно, хотелось бы, чтобы этот процесс ускорился.

В Москве недавно открылся турецкий культурный центр имени Юнуса Эмре, и мы хотим подобный открыть здесь. Есть соглашение между Турцией и Россией об открытии культурных центров, поэтому база есть, дело только в возможностях, в деталях. Можно было бы проводить там культурные мероприятия, выставки и концерты. За прошедшие 8 месяцев определенную работу в этом направлении мы уже провели: есть медленно продвигающиеся вопросы, есть те, которые идут быстрее.

Все важно – и культурный центр, и резиденция, и продолжение торгово-экономической работы. Конечно, презентабельность резиденции консула – это важно, но по мне-то возрастание инвестиций еще важнее.  

«Мы хотим продолжать и усиливать наше сотрудничество с регионами РФ в различных областях, в том числе с Татарстаном. Но пока нет официальной информации о посещении Казани господином Эрдоганом» Фото: kremlin.ru

25% ТУРЕЦКИХ ИНВЕСТИЦИЙ В РОССИЮ ПРИХОДЯТСЯ НА ТАТАРСТАН

– Каков объем накопленных инвестиций турецкого бизнеса в Татарстане, сколько компаний открыли здесь свое производство?

– Много крупных турецких компаний работает в Татарстане, особенно в особой экономической зоне «Алабуга» и Набережных Челнах. Много и небольших компаний, предпринимателей, которые не производят, а торгуют. Турецкие инвестиции в Татарстан составляют порядка 2,5 миллиардов долларов при общем объеме инвестиций по России около 10 миллиардов долларов. То есть 25 процентов инвестиций приходятся на вашу республику. Это очень важная цифра, которая показывает развитие Татарстана.

– Чем Татарстан привлекает турецких бизнесменов? (Фарид)

– За последние 7–8 лет в Татарстане резко увеличился объем турецких инвестиций, в республику пришли такие крупные компании, как «Джошкуноз», «Шишеджам», «Кастамону Энтегре», «Эфес». Все эти производства масштабные, это крупные инвестиции. Почему они пришли? Их убедили, и они поверили, что здесь будут обеспечены хорошие условия. Они поняли, что логистически здесь выгоднее, есть дороги, электричество, вода, рабочая сила. И они подумали, что это преимущество. Они предвидели, что местное руководство поддержит их в различных вопросах. Бизнес-круги смотрят на эти вопросы, на то, как их встретят, важно даже как их встречают в аэропорту, как они прошли паспортно-визовый контроль и так далее. Будучи студентом, я тоже работал в частном секторе и наблюдал, что крупные производства обращают внимание на такие вещи. Оглядываясь назад, мы видим, что в Татарстане действует особая экономическая зона, есть логистическая сеть: Волга для речного транспорта, железные дороги, автодороги. И надежность есть, доверие есть.  

– Разочарований ни у кого из бизнесменов не было, ни на что не жаловались?

– Это каверзный вопрос... (смеется). Есть те, кто говорит, что могли бы еще больше производить, больше продавать. Есть те, кто говорит, что в каких-то вопросах потеряли время. Сотрудничество — это большой опыт не только для турецких бизнесменов, но и для местной власти, для обеих стран. Турецкие инвестиции присутствуют и в Татарстане, и в Башкортостане, где тоже есть завод «Эфес». Это факторы, которые углубляют и разнообразят сотрудничество Турции с Российской Федерацией в целом. Я все время подчеркиваю, что мы сотрудничаем с Татарстаном, основываясь на принципе, что Казань — это мост между глобальным сотрудничеством Турции и России, и никогда не рассматриваем это как отношения только с Татарстаном. И между Россией и Турцией в этом плане есть определенное понимание и договоренности.

Турецких компаний в Татарстане много, особенно в ОЭЗ «Алабуга». Кто-то еще планирует инвестировать сюда в ближайшее время? (Ильгизар)

– В Турции есть организованная промышленная зона «Гебзе», они сами руководят всем процессом, сами принимают решения, то есть они более независимы. И они хотели бы именно на таких условиях войти в Татарстан, но это невозможно, пока не будут внесены поправки в федеральное законодательство России.

– На каких условиях государство предоставляет компаниям земли под частные экономические зоны?

– На разных условиях — где-то покупают земли, где-то арендуют. Когда заходит такая организованная промышленная зона, она приводит с собой 6–7 заводов как минимум. Если бы это было создано в Татарстане или другом регионе России, было бы замечательно. Этот проект уже давно обсуждается.

– Но поменять федеральный закон – это сложно. Какие шаги предпринимаются?

– Конечно, это пожелание организованной промышленной зоны «Гебзе» для инвестирования. Внесение поправок в федеральное законодательство – это решение и компетенция России. Помимо открытия новых производств, существует и такое понятие, как «дополнительные инвестиции», когда действующие инвесторы расширяют свои производства. В первую очередь это касается действующих заводов в ОЭЗ «Алабуга». Кроме того, крупный проект реализует компания «Полимекс»: через два-три месяца они заканчивают реставрацию здания бывшей Шамовской больницы, проект гостиницы уже на стадии завершения.

«ЖДЕМ ПРИХОДА КРУПНОГО ТАТАРСТАНСКОГО БИЗНЕСА В ТУРЦИЮ»

– Что сегодня происходит с экономикой Турции? Курс турецкой лиры упал по отношению к доллару – как это повлияло на бизнес?

– Если бы такие колебания национальной валюты происходили в странах с нестабильной экономикой, то, наверное, были бы серьезные негативные последствия. Но за последние 20 лет в экономике Турции произошли очень серьезные реформы. И в России экономические ресурсы крепкие, поэтому можно сказать об обеих странах, что падение курса национальной валюты большого влияния на экономику не оказывает.

– Какая сегодня обстановка в Турции после попытки государственного переворота 2016 года?

– Если посмотреть на цифры, экономика стабильно растет, уменьшается безработица. Да, курс доллара растет, но некоторым бизнесменам это даже на пользу, например, повышение стоимости доллара ведет к повышению экспорта. Но необходимые меры в банковском секторе Турция приняла, поэтому выходим на стабильную ситуацию. По крайней мере, в последний месяц можно об этом говорить.  

– Про промышленные турецкие компании, работающие в Татарстане, знаю, а вот о компаниях в сельском хозяйстве – нет. Планируются ли турецкие инвестиции в сельское хозяйство нашей республики? (Андрей Федоров)

– Здесь надо рассматривать с точки зрения климатических условий. Среди компаний, которые занимаются тепличным хозяйством, есть желающие инвестировать. Они приезжают, смотрят, оценивают. Если агентство инвестиционного развития РТ предоставит им какую-то поддержку для инвестиций, то вполне возможно это реализовать, ведь тепличное хозяйство производит продукцию не только для местного потребления, но и для экспорта. Говоря о тепличном хозяйстве, я подразумеваю масштабные проекты.

– Много ли татарстанских компаний открыли свои производства в Турции? Какую продукцию татарстанских предприятий закупает ваша страна? (Миляуша)

– Мы ждем прихода крупного татарстанского бизнеса в Турцию, чтобы инвестиции в турецкую экономику со стороны России, в том числе Татарстана, были зеркальными. У вас развито лесное хозяйство, есть КАМАЗ. Мы бы очень хотели бы, чтобы в Турции открылся центр КАМАЗа, чтобы они располагались на территории Турции, но продавали свою продукцию в другие сопредельные страны, поскольку Ближний Восток — это огромный рынок. Автомобиль «КАМАЗ» в Турции знают, но я говорю о том, чтобы он вошел на турецкий рынок с инвестициями, создав там сервисно-логистический центр. Может быть и другая форма работы, другие компании. Хотелось бы, чтобы нефтехимический сектор также инвестировал в Турцию. Хорошо было бы, если бы и в Турции увеличивались татарстанские, российские инвестиции в таких же объемах, как турецкий бизнес в Татарстане.

«Около тысячи граждан Турции живут в Татарстане. Это скромная цифра. Они нормально живут, много смешанных браков» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ДОМА МЫ ОБЩАЕМСЯ И НА РУССКОМ, И НА ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКАХ»

– Сколько граждан Турции проживает в Казани и Татарстане в целом? С какими вопросами они обращаются в генконсульство, на что жалуются? (Эльмира)

– Обращаются, конечно, но мало. Недавно слышал цифру, что якобы 6 тысяч граждан Турции живут в Татарстане, но это не так, на самом деле около тысячи. Это скромная цифра. Они нормально живут, много смешанных браков. В такой атмосфере дети растут двуязычные, изучают оба языка. И мои дети так растут. Хорошо, что эту тему затронули. Смешанные браки — это же тоже мостик между двумя странами. Человеческие связи даже более крепкий мост, нежели торгово-экономические связи. Это всегда так было. И решение каких-то вопросов, проблем между нами через эти человеческие мосты – это тоже самый надежный способ.

Россия – это постсоветская страна, где было много межнациональных браков, чего мы не можем сказать про Турцию. А сегодня и у нас много смешанных браков, мы даже не можем вычислить сколько: некоторые говорят 100 тысяч, другие – 150 тысяч. Если два-три ребенка в таких семьях, то 300 тысяч – это не маленькая цифра. У меня есть знакомые межнациональные семьи, где уже второе поколение растет.

– Вы сказали, что у вас дети тоже живут в атмосфере двуязычия. А кто ваша жена по национальности, если не секрет?

– Не секрет, моя супруга родом из Киева, но она гражданка Турции. Дома мы общаемся и на русском, и на турецком языках. Мой сын пытается татарский выучить. Здесь важна самоиндефикация и мультикультурность. Турецко-российские семьи стараются растить детей в межкультурной атмосфере, и дети вырастают билингвовыми — они знают оба языка. Это очень важно для будущего наших стран. 

– Зачастую смешанные российско-турецкие семьи выбирают Турцию страной постоянного места жительства. У вас нет статистики, сколько таких семей переселилось в вашу страну?

– Многие выбирают Турцию страной проживания, но, думаю, это не связано с какой-либо одной причиной. Некоторых притягивает море и теплый климат, подходящий для здоровья. Причин принятия решения переехать в Турцию может быть много.

– Планируется ли открытие новых прямых регулярных авиарейсов в Турцию? (Юлия К.)

– Потребность в прямых рейсах есть всегда, это облегчает бизнес-связи. Но, конечно, нужно оценивать потенциал пассажиропотока. В Казань вряд ли увеличится количество регулярных авиарейсов.

– Как считаете, россиянам и впредь будет выгодно отдыхать в Турции?

– Конечно, отдыхать в Турции – это выгодно, потому что есть прямые авиарейсы. И с точки зрения финансов тоже выгодно, если сравнивать с другими странами Средиземноморья – членами Европейского союза. Ситуация в экономике меняется, финансовые возможности туристов могут меняться, цены могут меняться, однако в Турции сохраняется определенный уровень и стандарты в сфере туризма.    

«Потребность в прямых рейсах есть всегда, это облегчает бизнес-связи» Фото: «БИЗНЕС Online»

«2019 ГОД ОБЪЯВЛЕН ПЕРЕКРЕСТНЫМ ГОДОМ КУЛЬТУРЫ РОССИИ И ТУРЦИИ»

– Есть ли между Татарстаном и Турцией программа взаимных гастролей деятелей искусства? Выступления каких турецких творческих коллективов, артистов планируется в Казани? (Маршида Абдуллина)

– 2019 год объявлен перекрестным Годом культуры России и Турции, и уже есть списки участников мероприятий.

– В Казани тоже что-то пройдет в рамках перекрестного Года культуры?

– Конечно, но пока рано анонсировать. Я спросил, что бы хотели видеть в Казани от Турции и что в Турции хотели бы видеть от Татарстана. Мы об этом спросили и другие регионы, и все дали свои ответы.

– И что захотели увидеть в Татарстане?

– Вызывает интерес традиционная турецкая музыка и все, что связано с турецкими традициями и культурой, с национальными ремеслами и народными промыслами – роспись, миниатюры, каллиграфия, кожаные изделия и т. д. Всегда интересно увидеть то, что отражает характер народа. Уверен, Год культуры поможет нам узнать друг друга еще лучше.

– Недавно из Турции приехала большая группа татарских студентов учиться в КФУ. Они татары, но граждане Турции. Вы им поддержку оказываете?

– Мы были очень рады тому, что молодые люди приехали учиться на свою историческую родину. КФУ – это важнейший вуз региона. Я встретился с ними, мы пообщались.  

– Имеются ли в Турции государственные бюджетные образовательные программы для граждан России для получения среднего и высшего образования? (Азат Хасаншин)

– У обеих стран есть государственные образовательные гранты для иностранных граждан. Россия предоставляет право обучаться турецким гражданам в государственных вузах, то же самое для российских граждан предоставляет Турция. Это бакалавриат, магистратура и докторантура. Экзамены для данного региона проходят в нашем консульстве, для чего приезжают специалисты. И в этом году экзамены были, и в следующем будут.

– В Татарстане много было желающих поступить в турецкие вузы?

– Более 10 человек.

– Все абитуриенты экзамены выдержали или кого-то отсеяли?

– Тех, кто желает у нас учиться, стараются поддержать, но количество определено квотой. Большинство абитуриентов очень амбициозные, по их глазам видно, что желание учиться у них большое. Большинство успешно прошли собеседование и уехали учиться в турецкие вузы. Система достаточно упрощенная для приема таких студентов, и виза довольно просто выдается.

– Знание турецкого языка обязательно?

– Такого условия нет, предусмотрен подготовительный год для изучения турецкого языка. А в некоторых турецких вузах обучение идет также на английском или французском языках.   

– Обучение платное или бесплатное?

– За учебу в государственных вузах студенты не платят.

– А стипендию российским студентам дают?

– Нуждающиеся в стипендии обращаются к руководству вуза, с ними проводят собеседование и, как правило, принимают положительное решение о выдаче стипендии. Я имею в виду грантовые программы.

КУРСЫ ТУРЕЦКОГО ЯЗЫКА ДЛЯ ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ

– В свое время на территории Татарстана действовали 8 турецких лицеев, где преподавателями работали сторонники Фетхуллаха Гюлена. Затем всех этих гюленистов российские власти выслали из Татарстана, однако в среде татарской интеллигенции отношение к учителям-гюленистам было с явной симпатией. В Татарстане остались сторонники Гюлена. Как вы относитесь к тому, что в России и Татарстане в частности уголовно преследуются сторонники Гюлена? Чем так опасен Гюлен и его организация «Хизмет»? (Айрат Ахметзянов)

– Турция объявила, что организация FETО (террористическая организация Фетхуллаха Гюлена) является террористической, потому что они имели методы борьбы с использованием оружия и жестокости. Все мы помним о попытке военного переворота 15 июля 2016 года, во время которого погибли наши граждане, включая госслужащих. Эта организация и лично сам Фетхуллах Гюлен являются организаторами этой попытки переворота, они попытались силой, агрессией и оружием сместить избранное правительство Турции. Они в течение многих лет проникали в государственные организации, чтобы изнутри вести подрывную работу, ликвидировали людей в разных сферах — прокуроров, военных, полицейских, членов общественных организаций, государственных деятелей, которые вели борьбу против них. Гюлен и его сторонники даже открывали судебные производства в их отношении на основании поддельных документов и клеветнической информации. И дата 15 июля не случайна. Дело в том, что часть военных, которые состояли в этой организации, должны были уйти в отставку в течение одного-двух месяцев. Они хотели контролировать все структуры, но поняли, что их обнаружили и начали вычищать, поэтому предприняли попытку переворота именно 15 июля.

Что касается татаро-турецких лицеев в Татарстане, то их деятельность была прекращена решением российского правительства еще до этих событий в Турции. Это была своевременно принятая мера против организации FETО.

– Конкретные договоренности о возобновлении работы татаро-турецких лицеев есть?

– У нас недавно открылся правительственный фонд национального образования «Маариф», который занимается вопросами открытия турецких школ за рубежом. Пока это направление больше работает в африканских странах, но расширяет свою географию. Хотелось бы, чтобы и здесь они активно заработали. Безусловно, для этого необходимо получение соответствующих решений и согласований со стороны России. Но можно смотреть шире, например, открыть межгосударственный вуз, потому что много смешанных браков, может быть, хотя бы совместный государственный лицей. К примеру, в сфере энергетики мы совместно с Россией реализуем серьезные инвестиции. Торговля развивается. Есть смешанные браки. Мы вместе могли бы предоставить возможности обучения подрастающему поколению на благо наших стран.  

Что касается изучения турецкого языка, то в Доме дружбы народов по воскресеньям уже второй год работают курсы для детей до 14 лет. Мы также скоро открываем курсы для взрослых, у которых есть потребность изучить турецкий язык для работы в разных сферах, например, в банке, в университете, на производстве. Они хотят изучать турецкий язык как деловой, потому что здесь есть турецкий бизнес, банки с турецкой долей.

– Базовый курс для взрослых будет?

– Да, базовый тоже будет. На нашем официальном сайте вскоре мы будем анонсировать эту информацию.

– Курсы платные или бесплатные? Кто преподаватели? Кто инвестирует?

– Мы сами все это находим. Для детей курсы бесплатные, а для взрослых оплата очень скромная – буквально только на наглядные материалы. Если по окончании курсов кто-то захочет получить соответствующий сертификат, то предусмотрена отдельная оплата за экзамен. Прибыль курсы не приносят.  

– В России хотят ввести обязательное изучение второго иностранного языка. У татарской интеллигенции есть желание в качестве второго иностранного избирать турецкий язык. Вы готовы проводить какую-то работу в этом направлении?

– К сотрудничеству мы всегда готовы, если будет принято такое официальное решение. Конечно, мы хотели бы, чтобы как второй иностранный изучали турецкий язык.

– Вы сами сколько иностранных языков знаете?

– Два языка, на которых могу писать, читать, общаться и говорить, — это английский и русский. А чтобы хлеб и воду в магазине купить, я знаю и другие языки.

– Ваш предшественник свободно разговаривал на татарском языке. Вы планируете изучить татарский?

– Мне кажется, за тот период, что я здесь буду работать, я не смогу так же хорошо освоить татарский язык, но у меня неплохой русский. А вообще турецкий и татарский языки очень похожи, мы можем понимать друг друга без переводчика.

– В XIX веке один из наших прадедов переехал в Стамбул со своей семьей. С 1924 года после прихода к власти коммунистов в России связь была прервана. Прошу помощи в поиске родственников в Стамбуле. (Алмаз)

– Очень много людей, которые после революции эмигрировали из России. В тот момент Стамбул был пересадочным пунктом для белой эмиграции, кто-то из них потом уезжал в Европу и другие места. Плюс к тому – эмиграция татар: уезжали писатели, интеллигенция. В консульство часто обращаются с просьбой отыскать предков, эмигрировавших в Турцию, но мы им говорим: да, мы вам поможем, но нужен хоть какой-то документ, доказательство, чтобы не получилось «на деревню дедушке». Хотя бы точная имя и фамилия, дата рождения и прочие документы. Кстати, многие самостоятельно находят родственников.    

«Татарстан — неудобное место, чтобы похудеть» Фото: Сергей Елагин

«ЧТОБЫ ОТДОХНУТЬ, ЗАНИМАЮСЬ МУЗЫКОЙ ИЛИ ГОТОВЛЮ»

– Чем вы занимаетесь в свободное от работы время? Какое у вас хобби? (Сания Имамова)

Я очень интересуюсь музыкой, люблю играть на разных инструментах. Есть такой турецкий народный инструмент — ней, он похож на курай или флейту. Я привез его сюда, иногда дома, чтобы отдохнуть, музицирую. Люблю традиционную и классическую турецкую музыку. Вообще, чтобы отдохнуть, я две вещи делаю: занимаюсь музыкой или готовлю.

Какое блюдо татарской кухни вам напоминает турецкую? (Ирина)

– Татарстан — неудобное место, чтобы похудеть (смеется). Мой ответ — зур бэлиш, потому что он напоминает мне турецкий талаш бореги, но талаш делается из слоеного теста и внутри без картофеля, только мясо. Еще манты. Я купил книгу «Секреты татарской кухни». Не жене, себе купил (смеется)! Я просматриваю ее, но пока нет времени, чтобы что-то приготовить. Тесто все-таки требует времени...

– Какое ваше фирменное блюдо?

– Моим фирменным блюдом является долма и пирог на воде — су бореги. Довольно сложно делать. Манты делаю, но они мельче ваших – как пельмени. 

– У вас жена родом из Киева, там же тоже прекрасно готовят! Что жена стряпает?

– Борщ и турецкие супы, например, тархана чорбасы – это такой суп-пюре. Дома и русские блюда готовим, и украинские, и турецкие.

Чего не хватает в Казани для того, чтобы вы чувствовали себя здесь как дома? (Дронов Владимир)

– Родину никогда не забываем, но если чувствуете себя счастливыми там, где находитесь, это ваш дом тоже.

– Господин Доган, спасибо за интересный разговор. Успехов вам!

Ахмет Садык Доган родился 15 мая 1974 года в Испарте (Турция). Окончил Анатолийский лицей в Испарте, отделение международных отношений факультета экономики и управления Университета Мармара, колледж Биркбек Лондонского университета в сфере уголовного права, участвовал в семинарах центра российских исследований Билькентского университета, в образовательных программах для иностранных дипломатов Дипломатической академии МИД РФ. Владеет английским и русским языками.

1997–1998 — референт-атташе в департаменте балканских стран МИД Республики Турция.
1998–1999 — военная служба.
1999–2000 — референт-атташе, атташе департамента балканских стран МИД Республики Турция.
2000–2003 — атташе, третий секретарь посольства Турции в Алма-Ате.
2003– 2005 — второй секретарь посольства в Киеве.
2005–2008 — второй секретарь, первый секретарь департамента по консульским вопросам МИД Республики Турция.
2008–2012 — первый секретарь, советник посольства Турции в Лондоне.
2012–2014 — начальник отдела департамента Америки МИД Республики Турция.
2014–2017 — советник посольства, первый советник посольства Турции в Софии.
С 15 января 2018 — генеральный консул Республики Турция в Казани.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (24) Обновить комментарииОбновить комментарии
Псевдоним
5.10.2018 08:35

Мне от Турции в Казани нужны всего две вещи: татарско-турецкие лицеи и больше оригинальных турецкие кафе.

  • Анонимно
    5.10.2018 08:32

    Ждите, мы давно ждём хорошей жизни.

  • Псевдоним
    5.10.2018 08:35

    Мне от Турции в Казани нужны всего две вещи: татарско-турецкие лицеи и больше оригинальных турецкие кафе.

  • Анонимно
    5.10.2018 08:54

    хороший обмен равностоящим бизнесом,а накладные расходы и прибыль даст государство(.

  • Анонимно
    5.10.2018 09:18

    Ну какие гюленисты в турецких лицеях!?!?! Вопрос изначально содержащий ответ, кто задавал его явно не товарищ своему серому веществу!

    • Анонимно
      5.10.2018 10:29

      Ну так вопрос про лицеи и задавался в таком ракурсе и форме, что бы ответ был именно таким. Никудышним и ни о чем. И что бы мысли даже не возникало о том, что бы попытаться возродить эти лицеи в первозданном виде, когда эти учебные заведения были лучшими в Республике.
      Ну и 10 студентов из Республики на всю Турцию.... как говорится без комментариев.

  • Анонимно
    5.10.2018 11:04

    В Татарстан должно быть 85% Инвестиций.Турецкие Лицеи,но с преподаванием на Татарском языке,а Турецкий,как язык,как язык Бизнеса,арабский,для познания Корана.Это будет хорошей школой.

  • Анонимно
    5.10.2018 13:54

    Азат Д

    Колючку уберите со своего посольства.

  • Анонимно
    5.10.2018 16:23

    Надо спросить наши спецслужбы, есть ли в лицеях-интернатах гюлянисты. Я думаю там у них еще остались сторонники. Мой сын в свое время учился в этих лицеях, заволокли после лицея на квартиру в Москву к гюлянистам.

    • Азат Д
      5.10.2018 17:50


      Что плохого в гюлянистах? Они запрещены в России?

    • Анонимно
      5.10.2018 18:37

      Сдаётся мне ,мил человек,что ты казачок засланный. И не знаю в каких там лицеях учился твой сын, кто и куда его волок... Более того,судя по интонации, сам ты и школу среднюю с трудом осилил.

      • Анонимно
        6.10.2018 21:07

        сдается мне, что ты есть из этой категории гюленофилов, которые на вопрос о турецких лицеях и учителях -гюленистах сразу начинают их защищать и оправдывать, визжа: "ой, не было там ничего в этих лицеях, не было никаких гюленистов, и Гюлен вообще хороший".
        Симпатизантов Гюлена сразу видно по тому, как они защищают гюленовские лицеи

  • Анонимно
    5.10.2018 17:58

    Сам закончил лицей много лет назад. Не было НИКАКОЙ пропаганды «гюленистов». Отличное образование получил- бесплатно!

  • Анонимно
    6.10.2018 07:35

    Помидоры в Турции может начать выращивать. Майскому открыть там филиал, будут Майские помидоры с Турции.

  • Анонимно
    6.10.2018 15:42

    Татарско-турецкие лицеи давали очень качественное образование. Лучше чем наши школы. У меня там одноклассник в Нижнекамске учился.

    • Анонимно
      8.10.2018 06:45

      Там натаскивали по английскому на разные предметы. Это, конечно, пригождается. Но сами предметы поверхностны были. Сам там был.

  • Анонимно
    6.10.2018 15:43

    Предыдущий консул вёл более предметный разговор.

  • Анонимно
    6.10.2018 21:08

    Ему неведомо, что "крупный татарстанский бизнес" живет и процветает только в Татарстане, неподалеку от фонтана бюджетных денег...
    В Турции же он, как тот античный герой, оторванный от Земли (источника своей силы) превращается в тыкву.

  • Анонимно
    13.10.2018 21:41

    Насчет татарского бизнеса в Турции - вряд ли, там своим очень тесно, а вот виллы - квартиры - отели наши там активно покупают, в том числе и высокопоставленные чиновники.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen