Бизнес 
12.11.2018

Радик Аглямов, ГК «Новая волна»: «Местные привыкли размещаться практически полубесплатно…»

Совладелец крупнейшего рекламного агентства Альметьевска о том, как начинал в 90-е, своем учителе Идрисове и конкуренции с казанцами

«Первое время мы даже не знали, что такое компьютерная графика, что такое виниловая пленка», — вспоминает о первых шагах в рекламном бизнесе совладелец альметьевской ГК «Новая волна» Радик Аглямов. Сегодня его компания занимается не только полиграфией и наружной рекламой, но и выпуском сложных конструкций, благоустройством общественных пространств. О том, как в самом начале ему помог тесть, пережитом крахе и предательстве предприниматель рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

Радик Аглямов: «Сейчас у нас нет такой острой борьбы за место под солнцем какая была первое время» Радик Аглямов: «Сейчас у нас нет такой острой борьбы за место под солнцем, какая была первое время» Фото: Сергей Елагин

«ИДЕЯ ОТКРЫТЬ КОМПАНИЮ ПРИШЛА НА СВАДЬБЕ»

— Радик Алимович, как вы пришли к созданию собственного бизнеса?  

— Это произошло в 1994 году при полной инициативе моего тестя Роберта Фатыховича Гатина. А он тогда руководил союзом промышленников и предпринимателей Альметьевска, Торгово-промышленной палатой юго-востока. Идея пришла к нему буквально, можно сказать, на свадьбе, когда я женился на его дочери.  

Дело в том, что наш родственник, Дима Бикчентаев, был директором одной из первых в Казани рекламных фирм — «Терра». Вот и возникла мысль: почему бы не создать рекламную компанию в Альметьевске? Меня спросили: «Художественное образование есть?» Говорю: «Только художественная школа». В ответ: «Не хочешь заняться рекламой?» А я в то время даже не понимал, что это такое.

— Тем не менее согласились?

— Знаете, что меня привлекло? «Терра» выпускала первый телефонный справочник «Желтые страницы Татарстана». И после окончания этого проекта (а работать пришлось практически круглосуточно) они полным составом поехали отдыхать в Турцию. Это меня впечатлило. Я сделал вывод, что это дело серьезное. (Смеется.)

— И сулит заманчивые перспективы?

— Да. К тому же тесть у меня был предприниматель. Если уж вошел в семью предпринимателя, самому пришлось становится предпринимателем. (Смеется.) Словом, все сошлось одно к одному...

«А мы стали развивать новое направление — наружную рекламу»Фото предоставлено Радиком Аглямовым

— Чем вы на тот момент занимались?

— Я работал инженером-оператором в «Транснефти», до этого — мастером в строительной компании. Мне было 24 года.

— Еще молодой и зеленый?

— Мне так и говорили. А у меня была защитная реакция: «Все, что молодо, зреет и растет. А все то, что созрело, уже начинает гнить». (Смеется.)

Тесть нагрузил меня горой литературы, начиная от Дейла Карнеги и заканчивая специализированными изданиями по рекламе. Она давалась мне с большим трудом. В то время было не так, как сейчас: за день прочитываешь одну книжку. Я тогда многого не знал. Он заставлял меня два раза перечитывать. И буквально через месяц-два мы вместе с учредителями, а они у нас в то время были очень мощные, создали фирму «Реклама-Консул».

— Кто входил в число этих соучредителей?

— Их было пятеро: тесть и его сын Марат, в то время замруководителя исполкома по имуществу Наиль Хазиев, главный художник города Рафаэль Курамшин и я. В то время в Альметьевске вообще не было компаний, занимавшихся наружной рекламой.

— Рынок был совершенно свободен?

— Практически да.

«Мы предложили свое видение. Наш проект, конечно, привлек внимание общества, но это только один из вариантов»Фото предоставлено разработчиками проекта

«МЫ НА ОДНИХ ВИЗИТКАХ ПОДНИМАЛИ КОЛОССАЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ»

— Выходит, компанию создали под вас?

— Получается, что так, раз меня назначили директором.

— С чего вы начали?

— С газеты «Ваш интерес». Она начала выходить еще в 1992 году. Когда ее отдали нам, мы ее сделали рекламной и сразу выпустили громадным тиражом 30 тысяч: с программой, со всеми делами.

— Эффект был?

— И очень хороший, но долго наше детище не просуществовало. Мои партнеры были также учредителями газеты «Молодежный коктейль». И, чтобы ее не убивать, они присоединили к ней «Ваш интерес».  

А мы стали развивать новое направление — наружную рекламу. Первый коллектив я считаю одним из лучших. У нас все в основном были с художественным образованием, творческие натуры. Мы делали программы, 3D-ролики. За ночь создавали шедевры, хотя работали на древних компьютерах. Мы тогда действительно очень много творили, потому что все было в новинку. Первое время даже не знали, что такое компьютерная графика. Практически методом тыка изучали все эти программы: Corel, Photoshop…Точно так же не имели понятия, что такое виниловая пленка. Это сейчас из нее делают все-все: вывески, мебель.


— А раньше она была на вес золота?  

— Да. Мы покупали ее в Казани за бешеные деньги: 20 долларов квадратный метр, в Альметьевске продавали минимум за 100 долларов. Старались обращаться с этой пленкой экономно: вырезали маленькие кусочки. Когда же первый раз оказались в Москве, увидели, что там она стоит 5–6 долларов за «квадрат». Это для нас был клондайк. Мы, естественно, ее понакупили.   

Тогда же, в середине 90-х годов, у нас появился первый режущий плоттер. Мы сразу выбрали хороший японский, а раньше на обычных принтерах выводили ту или иную вывеску, наклеивали эту бумагу на пленку и вручную резаками вырезали. Сейчас у нас практически все вырезается на оборудовании. Одним словом, уже не встретишь ручную работу…

— К вам тогда, наверное, валом повалили рекламодатели, заинтересованные в рекламе?

— На самом деле у многих предприятий были свои цеха производственной эстетики.

— То есть они не сильно в вас нуждались?

— Да. В то же время были организации, которым не к кому было обратиться: нефтяные и строительные компании, банки, фонды. Да что там говорить, тогда даже не у каждого руководителя были визитные карточки. Мы на одних визитках при наличии обычного лазерного принтера поднимали колоссальные деньги.

Создавали товарные знаки — многие из них до сих пор живы. Например, Альметьевский хлебный завод и сегодня пользуется фирменным обозначением, которое в свое время разработали мы: там изображен колос, который опускается на хлебный кулич. Или круглая эмблема банка «Девон-Кредит». Мы тогда объявили конкурс рисунка среди детей, руководители банка выбрали логотип из данных работ. Он был, конечно, не совсем в таком виде, как все привыкли видеть. Цветовое решение и осмысление сделали как раз мы. 

Я даже на отдыхе смотрю на те же самые вывески или конструкции: не как красиво это сделано, а из чего…» Я даже на отдыхе смотрю на те же самые вывески или конструкции: не как красиво это сделано, а из чего…» Фото предоставлено Радиком Аглямовым

Словом, мы вовремя заняли эту нишу. Дело пошло хорошо, прибыли были высокими. Первый год трудились только на Альметьевск. Затем вошли в Бугульму и Лениногорск, а следом охватили практически весь юго-восток.

— Какой у вас был штат?

— Сначала нас было человек 7 энтузиастов. Когда мы начали заниматься наружной рекламой, персонал увеличился вдвое. Коллектив тогда был дружный, все примерно одного возраста. Работать было намного легче, чем сейчас. (Улыбается.)

В 1995 году я попал в страшную аварию, по причине чего на время отлучался от руководства фирмой. А вообще я тогда параллельно работал на четырех работах: в «Транснефти», в телекомпании «Луч» руководителем отдела наружной рекламы, в газете и рекламной компании. И везде на основной.   

«Это все те же игроки, что и у вас...»Фото представлено Радиком Аглямовым

«ТЕСТЬ СКАЗАЛ: «ЛИБО ТЫ РАБОТАЕШЬ НА СЕБЯ, ЛИБО НА ДЯДЮ»

— У вас на все хватало сил?

— Наступил момент, когда я почувствовал: надо определиться с приоритетами. Тесть мне тоже сказал: «Выбирай: либо ты работаешь сам на себя, либо на дядю». В  «Транснефти», кстати, я был на хорошем счету, меня уговаривали остаться: мол, бизнес — это дело сложное и изменчивое. Обещали даже повысить в должности — компания мощная, зарплата постоянная, соцпакет, а в то время и в «Татнефти»-то не всегда вовремя платили. Но я подумал и выбрал предпринимательство.  

— Выбор был тяжелый?

— Конечно, тяжелый, у меня все-таки была семья.  

«Тесть (на фото) меня постоянно учил. Благодаря или вопреки этому я двигался вперед…» «Тесть (на фото) меня постоянно учил. Благодаря или вопреки этому я двигался вперед…» Фото предоставлено Радиком Аглямовым

— Потом не пожалели о своем шаге?

— Всякое бывало. Я ушел перед самым кризисом. Мы заключали договоры в рублях, а покупка материала была привязана в основном к доллару. И договоры тогда были, как мы считали, очень хорошие. Когда курс доллара резко вырос в 2–2,5 раза, нам очень тяжело было выполнить свои обязательства, но мы все-таки сделали это, несмотря на то что было непросто удержать людей: неплатежи тогда были колоссальные. Очень много были должны те же самые нефтяники. Они и платили не всегда деньгами. Тогда всюду господствовал бартер. Такое было время.

— А что нефтяники предлагали в качестве бартера? Не нефть же?

— Мы в то время очень много забирали бензином. Его мы, конечно, не видели: меняли на стройматериалы, их потом продавали и закупали то, что нам было необходимо.  

Вообще, кризис по нам очень сильно ударил. Честно скажу: я на кризисе «попадал» несколько раз.

— Но он же не убил ваш бизнес.

— Не убил, но бизнес просел. С тех пор расценки на услуги у нас не поднялись, а стоимость материалов выросла. Мы решили выигрывать не за счет большой маржинальности, а за счет увеличения числа заказчиков. Так и трудились: ради работы, как и сейчас иногда приходится, лишь бы люди остались. После 2000 года обороты у нас более-менее все восстановились, но, конечно, не до прежнего уровня.     

«Кроме того, мы обшиваем здания композитными панелями…» «Кроме того, мы обшиваем здания композитными панелями…» Фото предоставлено Радиком Аглямовым

— На те позиции вернуться не удалось?

— Мы вернулись на них, но уже ближе к 2007 году. Пока же фирма росла, развивалась. В 2003 году я перешел работать в исполком заместителем главного архитектора: меня потянуло на творчество.

— А на кого вы фирму оставили?

— Были друзья, сподвижники, которым я мог доверить…

Тогда главным архитектором Альметьевска стал Алмаз Ахтямович Идрисов. Было создано много интересных проектов для города, в которых я принимал не последнее участие. Это была как раз дизайнерская работа. Мы рисовали городскую среду, которую хотели создать у нас в Альметьевске. Занимали первые места на всероссийских конкурсах. В 2004 году меня за работы в рамках этих проектов даже приняли в члены союза дизайнеров России. Сюда приезжал его руководитель Юрий Назаров.

Мы занимались общественными пространствами: компоновали улицы.

— Креативные идеи были ваши?

— В том числе. Сейчас на творчество времени, к сожалению, нет, а хотелось бы. Рекламой заниматься очень интересно. Я ни грамма не жалею, что выбрал ее.   

Новый на то время глава Ильшат Фардиев (слева) Новый на то время глава Ильшат Фардиев (слева) Фото предоставлено Радиком Аглямовым

«ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СЛОЖИЛИСЬ ТАК, ЧТО ПРИШЛОСЬ НАЧАТЬ ЕДВА ЛИ НЕ С ЧИСТОГО ЛИСТА»

— Что вы тогда успели сделать? Чем гордитесь?

— Мы воплотили проекты по благоустройству улиц Чехова, Гагарина, нашего городского озера. К примеру, улицу Гагарина мы видели пешеходной.

— То есть эти улицы из проезжих стали прогулочными?

— Нет-нет. Центральная часть стала пешеходной, но они не превратились в а-ля казанская улица Баумана. По краям этих улиц мы предполагали много магазинов, но, к сожалению, проект до конца не был реализован.

— Тем не менее принципы, что вы заложили, до сих пор сохранены?

— Да. Тот же самый проспект Тукая практически в том же виде остался по сегодняшний день.    

В 2005 году, так как я стал депутатом городского совета, мне уже нельзя было работать в исполнительной власти, я вернулся в фирму...

«Мы тогда действительно очень много творили, потому что все было в новинку»Фото предоставлено Радиком Аглямовым

— Дела шли в гору?

— До поры до времени. В 2008 году в стране снова был кризис, вдобавок у меня возникли свои внутренние кризисы. Одним словом, все навалилось в один момент. Я жил в зоне комфорта. Хорошо жил: наверное, больше отдыхал, чем работал. Всего было в достатке. Казалось, это благополучие будет всегда. Но обстоятельства сложились так, что пришлось начать чуть ли не с чистого листа.  

— Что за обстоятельства?

— Я бы не хотел углубляться в эту тему. Это личное… Меня тогда еще обворовали. Убили охранника и вывезли все оборудование…

— Конкуренты?!

— Нет, один из бывших работников, наркоман. Он с подельниками до сих пор за это сидит. Они продали компьютеры и плоттеры кому-то по дешевке, но ценность была даже не в них: в базе клиентов, в дизайнерских разработках. Я потерял тогда очень много хороших заказчиков.

После этого я продал свою производственную базу. По тем меркам она была достаточно большой — «квадратов» 700: ангар и двухэтажное производственное здание. От меня еще и супруга ушла. Кроме того, в 2009 году многие из тех, с кем я работал, пустились в свободное плавание — организовали свои рекламные фирмы.

«Мы работаем с сетевиками. Это такие компании как, скажем, «Бристоль». Им удобнее работать с одним поставщиком» «Мы работаем с сетевиками. Это такие компании, как, скажем, «Бристоль». Им удобнее взаимодействовать с одним поставщиком» Фото предоставлено Радиком Аглямовым

«ПОСЛЕ КРИЗИСА ВСЕМ БЫЛО ТЯЖЕЛО — И МЫ РЕШИЛИ ЗАНОВО ОБЪЕДИНИТЬСЯ»

— То есть они стали вашими конкурентами?

— Да. Но после кризиса всем было тяжело. И мы с теми людьми, с кем некогда начинали, решили заново объединиться. Сидели и думали, какое имя выбрать для совместной компании, и тут как раз по радио зазвучала популярная в то время песня «Новая волна». Мы решили: раз у нас пошла новая волна, так и назовемся.  

— Союз пятерых к тому времени уже распался?

— Да. Такая связка у нас была до 1996 года, а потом я немного поругался с тестем и создал свою компанию «ВариантА».

— В ваших взаимоотношениях тоже все было непросто?

— Он меня постоянно учил. Благодаря или вопреки этому я двигался вперед…

— Он вас опекал — и это казалось ему нормальным. А вам порой было тяжко?

— Да. Я ему постоянно что-то доказывал, и у меня, в принципе, получалось. Он мне диктовал: «Надо делать вот так». А я говорил, что я прав, и делал по-своему.

Тестя не стало в 1999 году. Это для меня был тяжелый удар: прежде мне было на кого опереться. Он был очень известным человеком не только в Альметьевске — в Татарстане. Один из основателей предпринимательства в нашем городе. Все предприниматели тогда рождались с его благословения. Мне легко было влиться в предпринимательскую среду. В свое время мне очень сильно помогал также Фоат Комаров. Они вместе с моим тестем практически и сделали из меня предпринимателя…

«В 2004 году меня даже приняли в члены союза дизайнеров России. Сюда приезжал его руководитель Юрий Назаров»Фото предоставлено Радиком Аглямовым

— Такого наставника, как тесть, вы больше не встретили?

— У меня потом появился учитель в художественном плане — Алмаз Ахтямович Идрисов, который до 2013 года занимал у нас в городе должность главного архитектора. Он не был ни учредителем в моей компании, ни кем-то еще. Но в творческом плане очень помогал в то время. Идрисов, кстати, только пару месяцев назад как ушел из главных архитекторов Набережных Челнов.

— Что сейчас представляет из себя ваш бизнес?

— Он многосторонний, многогранный. Это разработка дизайна, наружная реклама, полиграфия, сувениры, строительство. У нас сейчас группа компаний.

— Сколько предприятий в нее входит?

— С учетом новой компании, которая открылась с 1 октября в Казани, семь.

— Какой вид деятельности у вас основной?

— У нас, в принципе, все основное. И работаем мы не только в Татарстане. Это и Уфа, и Челябинск, а сейчас еще и Подмосковье. У нас очень много разных объектов. Сейчас мыслишь уже совсем по-другому. И разнообразной литературы больше появилось, и возможностей. Это связано и с оборудованием, и с новыми направлениями. Мы постоянно расширяем линейку услуг.

«Честно скажу: я на кризисе «попадал» несколько раз» «Честно скажу: я на кризисе «попадал» несколько раз» Фото: Сергей Елагин

— Почему вы вышли в другие регионы?

— Мы участвуем в тендерах, в том числе известных больших компаний. К примеру, «Транснефти». Здесь, в Альметьевске, проигрываем, в других городах выигрываем. Почему распыляемся по всей России? Мы работаем с сетевиками. Это такие компании, как, скажем, «Бристоль». Им удобнее взаимодействовать с одним поставщиком.

Мы изготавливаем рекламную продукцию у нас, потом ездим и монтируем ее по всему региону. Мы брали такой охват: чертили круг в районе тысячи километров от Альметьевска, куда мы можем приехать смонтировать. Свыше будет уже нерентабельно, потому что есть еще и гарантийное обслуживание.

«МЕСТНЫЕ РЕКАМОДАТЕЛИ ПРИВЫКЛИ РАЗМЕЩАТЬСЯ ПОЛУБЕСПЛАТНО»

— И все же в чем вы наиболее сильны?   

— У нас самый большой парк оборудования среди всех компаний юго-востока. Производственная база занимает около 2 тысяч квадратных метров.

— А какое направление дает больше отдачи?   

— Самое беспроблемное — это, наверное, сдача в аренду рекламных поверхностей или еврощитов.

— Принял заказ и разместил?

— Да, думать особо не надо. В Альметьевске по этому направлению мы номер один.  

«После того, как соорудили велодорожки и освещенные пешеходные дорожки, стоимость жилья рядом с водохранилищем сразу выросла раза в три» «После того как соорудили велодорожки и освещенные пешеходные дорожки, стоимость жилья рядом с водохранилищем сразу выросла раза в три» Фото предоставлено разработчиками проекта

— Монополисты?

— Нет, ваши казанские после первых торгов по наружной рекламе в столице РТ в 2013 году, лишившись небольшого куска пирога, влезли на наш рынок и нам все подпортили.  

— Те, кто проиграл там, пришли к вам?

— Нет, это все те же игроки, что и у вас: Larisa-city и так далее.

— И много они у вас отобрали?

— Нисколько. Я тогда только приобрел: если до торгов у нас было 12–13 конструкций, то после них стало 60. Мы боролись, с казанскими — тоже. А вот ребят, которые до того были лидерами, к сожалению, уже нет на рынке.

— Торги прошли для вас достаточно успешно. За счет чего удалось выиграть?

— За счет цены. Мы потратили тогда на установку и выкуп всех этих мест более чем 15 миллионов рублей, или около полумиллиона долларов. Тогда нам это казалось интересным. Мы же думали, что доллар будет стоить 30 рублей. (Смеется.) Я не уверен, что эти вложения окупятся за пять лет. Хотя при нормальном бизнес-плане они должны были отбиться за два-три года.  

Раньше у нас был определенный ценник. Мы думали, что после торгов по наружной рекламе, особенно с участием казанских компаний, он поднимется раза в два.  

— То есть вы по стоимости услуг хотели догнать своих столичных коллег?

— Хотели, но, к сожалению, у нас не получилось. Казанцы забрали у нас очень много сетевиков. За счет того, что охватывают практически весь рынок, они и цены диктуют. У нас остались местные рекламодатели и несколько сетевых компаний, которые привыкли с нами работать. Но местные привыкли размещаться практически полубесплатно.    

«В клубе есть снегоходчики, летчики, квадроциклисты, те, кто гоняет на гидроциклах…» «В клубе есть снегоходчики, летчики, квадроциклисты, те, кто гоняет на гидроциклах…» Фото предоставлено Радиком Аглямовым

— Сейчас пошла такая мода: не обычные баннеры клеят или движущиеся шторки устанавливают, а так называемые медиафасады. Вы их еще не освоили?

— У нас в Альметьевске самый большой экран был установлен напротив центрального гипермаркета «Панорама».

— Ваш?

— Нет, «Панорамы». Наш в свое время находился прямо на здании администрации. Но, к сожалению, в нашем городе рекламодатели ни в какую не хотят размещаться на этих медиафасадах. Почему-то они их не привлекают. Сколько кто ни пытался, не пошло. А сейчас у нас на тех местах, где можно установить эти экраны, работают художники из всех стран мира. Хотя не исключаю, что со временем ситуация может измениться.

В следующем году вновь состоятся торги. Я не думаю, что ряд мест под щитовую рекламу на центральной улице продастся еще на 5 или 10 лет. Их, скорее всего, уберут, количество еврощитов сократится, тогда, может быть, возникнет нужда в медиаэкранах.

— Вы сказали, что Альметьевск пережил нашествие не только казанских, но еще и московских и питерских компаний.

— Это в основном не наши конкуренты. Они создают на бумаге прекрасные проекты по обустройству общественных пространств: начиная от заборов и скамеек и заканчивая объемными буквами, которые устанавливают, например, при входе в парки. Но, к сожалению, потом все это почему-то заказывают у каких-то неместных производителей за очень немалые деньги: без тендеров, без ничего. Я выражал сожаление, что нам не отдают эти объемы.

«Нам повезло, что в Альметьевске есть такие люди, которые болеют за свой город» «Нам повезло, что в Альметьевске есть такие люди, которые болеют за свой город» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Это делается на средства муниципалитета?  

— Есть какая-то часть республиканских средств, какую-то часть выделяет сама «Татнефть». Это все проходит через фонд при администрации города. Или вот заказы на Новый год. Раньше на это практически не выделялось никаких средств, а сейчас тратится очень много.

— Опять же муниципалитетом?

— То, что Альметьевск с каждым годом становится на Новый год все краше, в основном заслуга «Татнефти» и прежде всего Наиля Ульфатовича Маганова. Наш город несколько лет подряд признается самым лучшим по оформлению в республике. Я думаю, он один из лучших и в России. Новогодние объемы работ тоже могли бы выполнять местные компании... и, я уверен, сделали бы их гораздо дешевле.  

— А побороться за них не получается, тендеры не объявляют?

— Объявляют, но судят по дизайну независимо от цены.

— Вы признавали, что московские и питерские компании в этом плане посильнее вас.

— Да. Они выигрывают в основном за счет единой концепции, которую к тому же умеют хорошо донести.

«Стоит задача создать туристически привлекательный проект со спортивным центром технических экстремальных видов спорта, которые сейчас популярны среди молодежи и бизнесменов» «Стоит задача создать туристически привлекательный проект со спортивным центром технических экстремальных видов спорта, которые сейчас популярны среди молодежи и бизнесменов» Фото предоставлено разработчиками проекта

«КАК ГОВОРИТСЯ, ГДЕ РОДИЛСЯ, ТАМ И ПРИГОДИЛСЯ»

— Обустройство общественных пространств — это тоже заслуга нефтяной компании?   

— Да. На водохранилище еще года два назад было жалко смотреть. Рыба на нем плавала кверху пузом, на островах вокруг было много грязи, бутылок. Сейчас очень большие деньги выделены на очистку этого водоема и его благоустройство. Около него соорудили велодорожки и освещенные пешеходные дорожки. Стоимость жилья рядом с водохранилищем сразу выросла раза в три. (Смеется.)

У нас есть такая проблема: те, кто уехал из нашего города, скажем, на учебу в ту же Казань, не хотят возвращаться обратно. Если у нас организуют определенные развлечения и будет где учиться, я думаю, что в Альметьевске будут и рабочие места, никто не станет уезжать. Наоборот, только к нам будут стремиться. Кстати, это один из немногих городов, где идет естественный прирост населения.

— Вы патриот своего города?

— Конечно, я же здесь родился.

— И не сбежали?  

— Честно говоря, многие мои друзья уехали в ту же самую Казань. Я, хотя и была в свое время такая возможность (у нас в столице был филиал, там у меня много друзей-знакомых), не последовал их примеру: родина мне ближе. Я не хочу никуда уезжать из Альметьевска — ни в настоящем, ни в будущем. Как говорится, где родился, там и пригодился.

— Мы уже рассказывали об одном из ваших проектов благоустройства водохранилища с яблоневым садом, вертолетными площадками и островом влюбленных стоимостью не менее миллиарда рублей. Вы утверждаете, что он для вас не коммерческий?   

— Нет-нет. Все началось с того, что у нас в Альметьевске каждый год проходит чемпионат России по кроссу на снегоходах, гонки на квадроциклах и так далее. У нас, кстати, живет многократный чемпион России, призер чемпионата мира Вячеслав Колотовкин.

Мы изначально создали проект экстрим-парка, захватив небольшой кусок прибрежной зоны водохранилища. Все это, безусловно, красиво, но не привлечет в Альметьевск туристов. 

— У вас была задача сделать туристически привлекательный проект. Что на это направлено?

— Да, стоит задача создать туристически привлекательный проект со спортивным центром технических экстремальных видов спорта, которые сейчас популярны среди молодежи и бизнесменов. Альметьевск сейчас, по сути, является центром экстрима. Во-первых, это аквайбайк, снегоходы, парусный спорт — те вещи, которые есть не в каждом городе. Мы сами, когда у нас не было водоема, ездили тренироваться в другие города. Если будет тренировочная база, к нам смогут приезжать тренироваться и отдыхать спортсмены вместе со своими близкими. Сейчас в Альметьевск туристов в зимнее время привлекает, наверное, только горнолыжный комплекс «Ян».  

В позапрошлом году на День нефтяника к нам приезжали летчики-космонавты. Их пригласили потом к нам отдохнуть. Они приехали с семьями, покатались на горных лыжах, снегоходах. У них в программе все было: и рыбалка, и охота. Они прекрасно отдохнули, хотя могли поехать в те же самые Альпы или на берег моря. Моя идея заключалась как раз в том, чтобы все эти проекты работали на приток людей. Ради того чтобы показаться на снегоходах, квадро- или гидроциклах, люди, в принципе, могут приехать и увидеть, какой у нас хороший и красивый город.

— На данный момент уже есть положительное решение по вашему проекту?

— Мы предложили свое видение. Наш проект, конечно, привлек внимание общества, но это только один из вариантов. Решение принимают непосредственно глава города и гендиректор «Татнефти» Наиль Маганов. Нам повезло, что в Альметьевске есть такие люди, которые болеют за свой город.

Знакомая рассказала, что случайно встретила Наиля Ульфатовича на празднике по случаю Дня учителя. Говорит ему: «Вы не ответили на мое письмо по поводу мастерских». Он удивился: «Какое письмо? Я его не получал». И посоветовал ей: «Напишите: „в продолжение нашего разговора“, чтобы до меня точно дошло». Она мне потом звонит радостная: «Представляешь?! Нам дали денег на снос старых мастерских в школе СУ-2. Там будут построены новые мастерские и зал для хореографии».

«На чемпионате России по аквабайку в Геленджике сын Руслан завоевал две медали. Он среди взрослых, где его никто не ожидал видеть, стал третьим: ему еще только 16 лет» «На чемпионате России по аквабайку в Геленджике сын Руслан завоевал две медали. Он среди взрослых, где его никто не ожидал видеть, стал третьим: ему еще только 16 лет» Фото предоставлено Радиком Аглямовым

«СМОЖЕМ СДЕЛАТЬ ИЗ МЕТАЛЛА ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ»

— На что вы делаете ставку в своем развитии?  

— Раньше у нас была дизайнерско-рекламная компания.  Сейчас мы везде пишем: реклама и строительство, так как мы больше уже производственники.

Я лично сейчас курирую строительное направление. Это быстровозводимые здания из сэндвич-панелей, металлоконструкции: те же самые торговые павильоны, магазины, автосалоны, большие производственные цеха, въездные стелы для городов, для АЗС, входные группы. Кроме того, мы обшиваем здания композитными панелями, изготавливаем различные заборы, мемориальные комплексы. На нашем счету уже больше 60 различных памятников: ветеранов ВОВ, военных действий и так далее.

Хочется развиваться в этом направлении. Как-никак первое образование у меня строительное. У меня и отец был строителем, работал в СУ-2. Это была альметьевская компания, но он постоянно мотался по командировкам, строил нефтепроводы: знаменитый Уренгой – Помары – Ужгород, нефтепровод «Дружба». Был руководителем колонны, главным инженером.

— Он всю жизнь этим занимался?

— Не всю жизнь. К великому сожалению, его уже в 33 года не стало…

Я думал, что мы самые крутые и навороченные на юго-востоке. Но в августе я съездил в Минск в компанию VDS Production и понял, что у нас не хватает очень много оборудования. У них действительно мощное производство, оно занимает больше 20 тысяч квадратных метров. И работают они масштабно, по всей России.

«Если уж вошел в семью предпринимателя, самому пришлось становится предпринимателем…» «Если уж вошел в семью предпринимателя, самому пришлось становится предпринимателем…» Фото: Сергей Елагин

— Ближе Беларуси никого не нашлось для изучения?

— Нужно учиться у лидеров, перенимать самый передовой опыт. Во-первых, такого оборудования, как у VDS, я нигде в Татарстане не видел. И дизайнерские проекты у них на очень высоком уровне. В конструкторском бюро трудятся человек 50. Например, они создали великолепный мост в Астане.  

Мы заразились их идеей, поэтому сейчас расширяем производственные мощности — один из учредителей выделил нам около тысячи «квадратов». Приобретаем похожее оборудование. Оно поступит ближе к Новому году. Тогда мы сможем сделать из металла практически все.

— У вас уже давно сложились партнерские отношения с Китаем. Это оборудование тоже там приобретено?

— Да. Первые контейнеры из Поднебесной мы получили году в 2011-м. Потом пытались закупать оборудование не только для себя — для всей страны. Делали очень интересные ценники: раза в три дешевле, чем москвичи. Если столичные компании накручивали процентов 400, то мы — процентов 30–40, максимум 50. Наша ошибка заключалась в том, что мы давали очень большую гарантию, а китайские станки, как известно, работают не очень хорошо. С учетом того, что потом надо было ездить обслуживать их по гарантии, мы на этом рынке немного потеряли. Одним словом, либо надо было установить не очень высокие цены и не давать гарантию, либо ценник поднять повыше, чтобы потом было выгодно это дело ремонтировать.

— Поэтому вы отказались от этой идеи? Просто сил не хватило?

— Да. Мы человека-то из Москвы, который занимался поставками этого оборудования, переманили, а вот создать систему логистики нам так и не удалось. Он, кстати, живет у нас до сих пор. Ему хватает работы и по постгарантийному обслуживанию станков: ездит по всему Закамью.

«Мы начали проект с экстрим-парка, захватив небольшой кусок прибрежной зоны водохранилища» «Мы начали проект с экстрим-парка, захватив небольшой кусок прибрежной зоны водохранилища» Фото предоставлено Радиком Аглямовым

«ДЕСЯТКИ КОМПАНИЙ СОЗДАВАЛИСЬ И УХОДИЛИ В НИКУДА»

— Со временем конкуренция выросла. Как вам удавалось удерживать позиции на рынке?

— Любым делом, если ты предприниматель, нужно заниматься постоянно, а не так, что поработал с 8:00 до 17:00, а потом я уже не предприниматель. У тех, кто открыл свое дело, практически нет выходных. Лично я даже на отдыхе смотрю на те же самые вывески или конструкции: не как красиво это сделано, а из чего.

На моей памяти многие предприятия, которые не были заинтересованы в своем развитии, поднимались до определенного уровня, а потом начинали скатываться вниз. Таких за 24 года, что я занимаюсь рекламным бизнесом, было очень много: десятки компаний уходили в никуда.

— Конкуренция жесткая?

— Сейчас у нас нет такой острой борьбы за место под солнцем, какая была первое время. Со многими из нынешних игроков мы совместно работаем и даже дружим. Раньше я просто горел: «Появился конкурент, надо его во что бы то ни стало уничтожить». Сейчас же я считаю так: если конкуренты появляются, значит, я плохо работаю.  

— Не закрыл какой-то объем работ, оставил другим?

— Да. Поэтому новые игроки возникают только во благо — чтобы подстегивать меня.

— Вы всецело посвятили себя любимой работе?

— Мне, кстати, и супруга говорила: «Ты женат на работе».

— Поэтому вы и расстались?

— Да. Она поставила мне ультиматум: Выбирай: «Или я, или работа». Я говорю ей: «Как ты думаешь, кого я выберу? Конечно, работу». (Смеется.) Потому что с работой я кто-то, а без работы никто…

— Сейчас вы входите на казанский рынок.  

— Мы про него и не забывали. В вашем городе мы тоже работаем, вешаем вывески. Казанские вешают у нас, мы — в Казани. (Смеется.)

«На нашем счету уже больше 60 различных памятников…» «На нашем счету уже больше 60 различных памятников…» Фото предоставлено Радиком Аглямовым

— Чем в первую очередь будет заниматься казанский филиал?

— Пока только наружной рекламой: различные вывески, таблички и так далее. У нас скопилось очень много оборудования, которое некуда девать. Мы же практически каждый год обновляем его парк, поэтому решили сделать бизнес в Казани. Когда у нас там раньше был филиал, было проще работать по той же самой гарантии и изготовлению и намного оперативнее, поэтому заказы в столице и близлежащих городах будет брать на себя казанская фирма.  

Мы думали и о еврощитаах. У вас же торги недавно прошли. Но, во-первых, казанский рынок и так забит. Плюс на него посягают крупные игроки — транснациональные компании из Москвы. С ними тягаться очень тяжело. А во-вторых, чтобы быть сколько-нибудь весомым игроком, надо иметь конструкций 50. Но финансово это кажется мне невыгодным.

— Кто возглавил филиал? Сын?  

— Нет, он еще молодой. Я поставил руководить друга. Он как раз освободился: закрыл свою фирму по изготовлению натяжных потолков. Мой старший сын будет ему помогать. Он закончил учебу (сейчас у него два высших образования: техническое и иностранные языки) и так и обосновался в Казани — ему тоже надо чем-то заняться. Я, конечно, пытался перетащить его в Альметьевск, но это тяжело сделать.

Вообще, у меня четверо сыновей от двух браков (одна из бывших жен живет в Казани, другая — в Челнах). Второй сын учится в КФЭИ. Третий — лицеист, живет со мной в Альметьевске. Ваша газета, кстати, о нем недавно писала. На чемпионате России по аквабайку в Геленджике команда «Динамо-Татарстан» завоевала 7 медалей. Лично сын — две. Он среди взрослых, где его никто не ожидал видеть, стал третьим: ему еще только 16 лет. Почему я все эти проекты продвигаю? Потому что у меня сын занимается снегоходами и аквабайком. (Смеется.)

Младший, четвертый, сын — школьник, живет в Челнах. Он тоже спортивный: занимается плаванием, футболом. Когда-то был чемпионом по танцам.

— Вам и самому не чужд экстрим?

— Я один из членов альметьевского клуба активного отдыха «Ультиматум». Он широко известен в России. Мы с парнями зимой практически каждые выходные катаемся на снегоходах. Совместно с одноклубниками из других городов совершаем броски в 100, а то и 200 километров. Такая мужская у нас дружба. В клубе есть снегоходчики, летчики, квадроциклисты, те, кто гоняет на гидроциклах… Всеми этими экстремальными видами спорта занимаются не меньше 300 человек.

— Какой бы вы хотели видеть свою компанию лет через пять?  

— Хочу, чтобы уже через года два у нас минимум в два раза поднялся оборот. А что будет через пять лет, с учетом постоянно растущих в нашей стране налогов загадывать сложно.

— И традиционный вопрос рубрики «Персона»: ваши три секрета успеха в бизнесе?

— Первое — это трудолюбие. Если ты не будешь трудиться, ничего не добьешься. Второе — честность в бизнесе, только тогда он у тебя будет развиваться. Ну и третье — хорошие партнеры, хорошая команда.

Визитная карточка компании

Группа компаний «Новая волна»

Год создания — 2010.

Направления работы — наружная реклама, полиграфия, строительство.

Количество сотрудников — cвыше 75.

Учредители — управляющая компания «ВариантА» (100% УК).

Оборот — 120 млн рублей (2017).

Визитная карточка руководителя (учредителя)

Аглямов Радик Алимович — заместитель директора.

Родился 16 августа 1970 года в Альметьевске.

Образование

Окончил факультет промышленного и гражданского строительства Альметьевского строительного техникума по специальности «техник-строитель» (1989), Московский институт нефтехимической и газовой промышленности по специальности «горный инженер» (1997), Казанский национальный исследовательский технический университет им. Туполева по специальности «менеджмент», квалификация «Бакалавр» (2018).

С 2003 года — член союза дизайнеров России.

Трудовая деятельность

1991–1992 — строительное управление №2, плотник, мастер.

1992–1995 — альметьевское районное нефтепроводное управление (АРНУ), оператор.

1994–1995 — рекламное агентство «Реклама-Консул», директор.

1995–1996 — телекомпания «Луч», руководитель отдела. 

1996–1997 — ООО «Эссент», директор.

1997–2003 — ООО РА «ВариантА», директор.

2003–2005 — исполнительный комитет Альметьевска, заместитель главного архитектора.  

2005–2012 — ООО РА «ВариантА», директор.

2013–2015 — МБУ «Департамент рекламы и информации», Альметьевск.

С 2015 года по настоящее время — УК «Варианта А», директор, ООО ГК «Новая волна», заместитель директора.

Семейное положение — холост, четверо сыновей.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (21) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
12.11.2018 09:41

"Это произошло в 1994 году при полной инициативе моего тестя Роберта Фатыховича Гатина. А он тогда руководил союзом промышленников и предпринимателей Альметьевска, торгово-промышленной палатой юго-востока. Идея пришла к нему буквально, можно сказать, на свадьбе, когда я женился на его дочери".

После этих слов дальше и не читал. Спасибо, хоть честно, а не банальное "я всего добился сам"

  • Анонимно
    12.11.2018 08:46

    Удачи и процветания!!!

    • Анонимно
      12.11.2018 10:04

      Сленг этого товарища напомнил мне Альметьевск 90-х годов.

  • Анонимно
    12.11.2018 09:41

    "Это произошло в 1994 году при полной инициативе моего тестя Роберта Фатыховича Гатина. А он тогда руководил союзом промышленников и предпринимателей Альметьевска, торгово-промышленной палатой юго-востока. Идея пришла к нему буквально, можно сказать, на свадьбе, когда я женился на его дочери".

    После этих слов дальше и не читал. Спасибо, хоть честно, а не банальное "я всего добился сам"

    • Анонимно
      12.11.2018 10:42

      Cразу видно, что писал "наш", советский человек: "Не читал, но осуждаю".

  • Анонимно
    12.11.2018 10:04

    Сам про себя и написал что всегда был на кормушке администрации города,плюмбум !

  • Анонимно
    12.11.2018 10:06

    Очень смешное интервью. Спасибо, БО, теперь будут знать к кому обращаться не стоит точно.

  • Анонимно
    12.11.2018 10:20

    Хороший парень, честный предприниматель - мало таких сейчас

  • Анонимно
    12.11.2018 10:36

    Ладно вам, народ, не злорадствуйте. Да, всем все понятно, но давайте будем добрее)

  • Анонимно
    12.11.2018 11:23

    Парень конечно молодец, сколько в свое время его администрация перешвыряла по новому году, а сейчас когда деньги появились все заказывают в питере , а он все надеется и верит и по проекту водохранилища тоже швыранут , удивительно как он еще держиться, ну а так удачи ему хороший парень.

  • Анонимно
    12.11.2018 11:25

    БО который день юморит,то Мусин,то вот этот кадр.Родился и вырос в Альметьевске,про главного персонажа статьи,ничего и никогда не слышал,это для нашей деревни нонсенс))

  • Анонимно
    12.11.2018 12:14

    Честно и откровенно, даже непривычно как-то)

  • Анонимно
    12.11.2018 14:56

    Хороший парень , пусть все будет хорошо у него

  • Анонимно
    12.11.2018 15:38

    В отличие от некоторых хоть как-то пытается развить свою страну

  • Анонимно
    12.11.2018 16:32

    Хорошая фирма, много раз уходил к другим, пытаясь более выгодно и оперативно сделать вывески, но всегда возвращался, потому что частники исчезали и не выполняли своих обязательств, а Вариант А вечный там есть и гарантия и качество, да и цены ниже других.

  • Анонимно
    12.11.2018 16:39

    Процветание ему и его фирме!

  • Анонимно
    12.11.2018 16:41

    Более 5 лет работаю с этой фирмой проблем никогда не возникало и радует, что можно заказать все в одном месте от визитки до вывески, цены значительно ниже чем в других фирмах.

  • Анонимно
    12.11.2018 17:03

    Работал в 2001-2004, очень инициативный и активный человек.

  • Анонимно
    12.11.2018 18:07

    Инициативный и активный, наглый как танк.

  • Анонимно
    12.11.2018 21:19

    Знаю его как человека и как руководителя, положительный , ответственный , с чувством юмора !

  • Анонимно
    13.11.2018 01:57

    Радик молодец !!Наб Челны приезжай

  • Анонимно
    14.11.2018 01:20

    Все что рассказал про себя в интервью Правда. Знаю его с 90 годов по совместной работе в АРНУ. С тех пор много лет прошло,а он не изменился. Все такой же веселый и отзывчивый товарищ. По рекламным заказам тоже, никогда и не разу не подводил, все делается вовремя,в оговоренные сроки и самое главное по совершенно приемлимым ценам. Опыт заказов у меня к нему большой , аж с 2002 года.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль