Итоги 2018 года 
31.12.2018

Борис Кагарлицкий: «Кремль исходит из того, что идет последний срок Путина»

Известный левый публицист о том, почему власть решила начать «стричь» население и как номенклатура играет на «падающих рынках»

До 2020 года Путин нужен элите для увеличения пенсионного возраста, повышения налогов и перераспределения ресурсов от населения к олигархии, а потом он может уйти в отставку, считает политолог и социолог Борис Кагарлицкий. О том, почему пенсионная реформа больнее ударила по молодым, как Кремль устроил показательную порку регионам, которые в сентябре не выбрали «Единую Россию», и чем «желтые жилеты» напоминают о Великой французской революции, Кагарлицкий рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

«Если следовать формальной логике, отсюда предполагается, что Путин будет править по крайней мере в ближайшие 150-300 лет» «Если следовать формальной логике, отсюда предполагается, что Путин будет править по крайней мере в ближайшие 150–300 лет» Фото: putin.kremlin.ru

«НАЧАТЬ «СТРИЧЬ» НАСЕЛЕНИЕ, КОГДА ОНО ОПРАВИТСЯ ОТ 90-Х, ВЛАСТЬ ПЛАНИРОВАЛА С 2005 ГОДА»

— Борис Юльевич, подводя итоги минувшего 2018 года, нельзя не заметить, что едва ли не «главным пострадавшим» за этот период стал рейтинг Владимира Путина. Стартовав с 76 процентов, полученных Путиным на мартовских президентских выборах, он значительно упал после пенсионной реформы и повышения налогов.

— В действительности рейтинг Владимира Путина планомерно падал еще на протяжении всего 2017 года, просто от нас это скрывали. И даже не то чтобы скрывали… Помните, случались такие чудесные истории вроде того, что у «Левада-Центра» вдруг понизился рейтинг Путина, после чего «Левада-Центр» оперативно объявили иностранным агентом. Причем в дальнейшем рейтинг российского президента сразу чудесным образом повысился до каких-то феерических уровней — чуть ли не до 80 с чем-то процентов. Что об этом можно сказать? То, что называется рейтингом Путина, — это некая такая абстракция, которая имеет очень мало общего с реальным общественным мнением. Почему? Потому что, во-первых, результат опроса в значительной мере зависит от того, какие вопросы вы задаете. Я даже не говорю о выборке — это не главная проблема. Важнее формулировка и понимание вопроса. Во-вторых, дело в том, что, когда замеряют рейтинг Путина, на самом деле не совсем понятно, что именно замеряют. Замеряют ли, например, отношение к Путину как к политику или, допустим, человеческие эмоции по отношению к Путину? Или же замеряют просто уважение к институтам российского государства. Я думаю, что на самом деле замеряют исключительно последнее. Рейтинг Путина не отражает ничего другого, кроме как степень уважения граждан к государству как таковому. То есть, если вы просто вместо Путина указали бы в опросе слово «государство», результат был бы ровно один в один таким же.

Чтобы замерить отношение непосредственно к Путину, нужны совсем другие технологические инструменты. Тем не менее надо признать: власти действительно удалось закрепить в общественном сознании одну очень важную вещь, а именно — создать в массовом сознании тождество между Путиным и вообще государством. При этом Путин воспринимается не как человек, не как политик и даже не как лидер государства, а просто как некий элемент пейзажа. В свое время гениально об этом проговорился певец Филипп Киркоров. Помнится, он хотел что-то или кого-то похвалить и произнес примерно такую фразу: «Это навсегда, как новогодняя елка, Путин и салат оливье». То есть предполагается, что Путин и салат оливье — примерно одно и то же. Это некие элементы пейзажа, которые абсолютно обезличены и просто являются частью традиции.

Кстати, если следовать формальной логике, отсюда предполагается, что Путин будет править по крайней мере в ближайшие 150–300 лет. Люди не отдают себе отчета в том, что они думают именно так. Они полагают, что и их праправнуки тоже будут жить при Путине. И это не потому, что они придерживаются такого идиотского мнения, а потому, что такие выводы напрашиваются из логики их собственного мышления. Российские граждане просто не отдают себе отчета в том, что они думают. Если бы они сформулировали эту мысль, они сами бы ужаснулись ей. Но, поскольку за них все формулируют, они думают не формулируя, как мыслят, например, животные. Примерно так же думает население России о политике — при том, что о других вещах оно мыслит вполне рационально. Надо понимать, что рационального мышления о политике в российском обществе — по крайней мере до пенсионной реформы — в принципе не было. Поэтому никакого рейтинга Путина также не существовало до пенсионной реформы. Снижался не путинский рейтинг — постепенно снижалось доверие к государству. Но социология пыталась это как-то «замотать», скрыть проблему. Или же социологи сами не осознавали, что замеряют. Это видно по очень странным результатам: колебания от 45 до 80 процентов. Я несколько раз наблюдал такой интересный разрыв в 2017 году. В зависимости от того, какой вы задаете вопрос, рейтинг первого лица колебался от 45 до 80 процентов. Но этого не может быть! Это не какая-то математическая погрешность, это просто означает, что вы замеряете что-то другое, а не то, что вы декларируете.

Возвращаясь к мартовским выборам 2018 года — зачем они были вообще нужны? Все просто: они были нужны для обеспечения нескольких давно запланированных, но постоянно откладывающихся мероприятий. Во-первых, для повышения пенсионного возраста, во-вторых, для резкого повышения налогов, а также для перераспределения ресурсов от населения к олигархии и в перспективе, видимо, для сдачи Донбасса в той или иной форме. Для этого нужен Путин в 2018-м, 2019-м и 2020-м годах. Когда эти задачи будут решены, Путина отправят в отставку — домой, на дачу или еще куда-то. Он нужен ровно на это время. В этом смысле все делается очень четко, правильно и в соответствии с планами российской элиты. Но чего они, возможно, не просчитали в полной мере? Того, что население вдруг начнет понимать, что происходит, — причем немножко раньше, чем это заложено в программу. Может произойти некоторый сбой, который сейчас в программе уже виден. Кстати говоря, пока он все еще не критичен. Пока все идет более или менее по плану.

— Маленькая ремарка: неужели настолько все равно, какое имя написано на фасаде государства? Когда было написано «Ельцин», отношение к государственным институтам было совершенно иным.

— Борис Ельцин отражал другой этап развития российского капитализма. В тот период задача самой же власти заключалась в дискредитации государства. Нужно было разделить государственную собственность, распилить ее между олигархами. Это была максимальная дискредитация государственных институтов, доставшихся в наследство от советского времени. После 2000 года, когда в основном распил был завершен, была поставлена новая задача, тоже органически вытекающая из логики капитализма. Если основные фонды уже поделены, значит, задача теперь состоит в том, чтобы повысить капитализацию. Соответственно, в этот момент нужна стабильность и традиционные ценности, ведь они тоже — фактор капитализации.

Простейший пример: когда в 1990-е годы захватывали предприятия, то говорили, что это какая-то дурацкая советская контора, от которой никакого прока нет. И что вы должны просто на коленях благодарить человека, который готов вот это безобразие, вот этот ужасный, чудовищный груз взять на себя, приобретя эту собственность. Если кто-нибудь захватывает завод, даже за бесценок, мы еще должны ему в ножки кланяться, потому что от советского завода все равно ничего хорошего быть не может. Отчасти, следуя этой логике, недавно рассуждал и Анатолий Чубайс — в своих выступлениях и интервью. Правда, он немножко ошибся эпохой. Тезисы, которые работали в 1990-е годы, Чубайс вдруг начал высказывать в 2018-м, что производило довольно дикое впечатление. Когда он то же самое говорил, допустим, в 1994 году, люди к этому относились совершенно спокойно.

Итак, в 1990-е годы те, кто скупал предприятия, говорили, что они ничего не стоят, и брать их за бесценок — это нормально. Зато теперь нам заявляют: «Это предприятие с огромными традициями, оно работает с тысяча девятьсот лохматого года…» То, что ничего не стоило, на наших глазах превратилось в бренд. Почти то же самое произошло с государством. Дискредитировать его больше нет необходимости — наоборот, нужны стабилизация институтов и их укрепление, создание у государства позитивной репутации. Это все является частью капитализации российского бизнеса — нового, уже олигархического. Это неотделимые друг от друга вещи — поэтому здесь все абсолютно логично.

Не совсем логично, пожалуй, другое. План — начать «стричь» население, когда оно немножко оправится от 1990-х, правящие круги сформулировали уже где-то примерно с 2005 года. Тогда под данную задачу было сформировано правительство Михаила Фрадкова (был премьер-министром РФ с 2004 по 2007 год — прим. ред.). Но начались массовые протесты, а потом по конъюнктурным и политическим соображениям они очень долго откладывали его реализацию и сильно затянули процесс. Чего они не могли рассчитать, так это того, что момент претворения плана в жизнь совпадет не только с глобальным кризисом либерального капитализма, но и с конкретной конфронтацией между Россией и Западом. Затяжка процесса привела к тому, что и психологическое восприятие событий стало несколько иным. План, который сорвался в 2005 году, должен был быть реализован уже к 2007 или 2010 годам. Разница в 8 лет — это немаловажная вещь для общественного сознания. Ситуация в 2018-м уже не та, что была в 2007-м или 2010-м. Здесь действительно возникают политические и психологические проблемы, что чревато очень серьезными последствиями для власти, да и вообще для государственной и экономической систем. Но это уже проблема для 2019-го или 2020 года.

«Как ни парадоксально, но пенсионная реформа больнее ударит не по людям 50+, а по их детям» «Как ни парадоксально, но пенсионная реформа больнее ударит не по людям 50+, а по их детям» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА ПРОЛИЛА ЛЮДЯМ СВЕТ НА ИХ РЕАЛЬНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС И КЛАССОВУЮ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ»

— Пенсионная реформа, на ваш взгляд, не создала в России нового класса униженных, оскорбленных и отверженных, который может выступить против власти?

— Ни в коем случае. Пенсионная реформа вообще не создала ничего нового. Она лишь проявила, актуализировала то, что было раньше. Прежде российское население в значительной мере жило иллюзиями о том, что можно вернуться в состояние, условно говоря, на 2007 год, то есть в докризисное время. Власть эти иллюзии поддерживала. Отчасти они были обоснованы, потому что после 2009–2010 годов по многим параметрам ситуация стабилизировалась. Отсюда возникло ощущение, что, во-первых, все может стабилизироваться еще в большей степени, а во-вторых, что удастся не просто остановить развитие кризиса, но и вернуться к докризисному благополучию. На уровне бытовом, обывательском это не выглядело таким уж абсурдным. Если мы наблюдали некоторое восстановление, возрождение после 2011–2012 годов, то почему бы не предположить, что этот процесс будет развиваться и продолжаться. На уровне бытового сознания здесь нет ничего невероятного.

Но самое любопытное заключается в том, что уровень понимания ситуации у правящего класса оказался не намного более высоким, чем у среднего обывателя, которого они вроде бы презирают и которому любят морочить голову. Возможно, они именно потому так хорошо морочат голову обывателям, что сами недалеко от них ушли. По этому поводу можно вспомнить знаменитую формулу французского философа Жана-Поля Сартра о манипуляторах, которые так запутались в своих манипуляциях, что манипулируют уже сами собой. Так и российский правящий класс: им кажется, что они манипулируют обществом, а на самом деле они манипулируют собой. В советское время был такой термин: самоотравление пропагандой — здесь как раз уместно его вспомнить. Так или иначе, но российское общество примерно с 2011 до 2018 года жило в состоянии некоторых иллюзий, ключевая из которых — что качественно ничего не изменилось, хотя на самом деле и изменилось, и продолжает меняться. Люди этих перемен не замечали, что, кстати, нормально для человеческого сознания, потому что мы, в принципе, не замечаем перемены или недооцениваем их, если эти перемены не очень драматичные и резкие. Поэтому — чем была значима пенсионная реформа? Она пролила свет людям на их реальное положение — в том числе на социальный статус, экономическое положение, классовую принадлежность и так далее. Было ощущение, что люди проснулись. Они спали, потом проснулись, огляделись вокруг себя — опаньки, а в холодильнике ничего нет, а мне почему-то думалось, что он набит; я думал, что в кошельке куча денег, а все уже потрачено две недели назад. Это ощущения человека, который проснулся то ли после большой пьянки, то ли после длинных каникул. Огляделся вокруг себя — и вдруг обнаружил ту реальность, в которой он находился и раньше, просто он этого не замечал. Вот в чем значение пенсионной реформы.

— То есть эта реформа никак не изменила классовой структуры общества и не выделила людей в возрасте 50+?

— Люди 50+ — как раз не та проблема. Знаете, в чем беда? Как ни парадоксально, но пенсионная реформа больнее ударит не по людям 50+, а по их детям. Потому что ситуация 50+ сводится к очень простым вещам: до реформы я работал и одновременно получал пенсию, а теперь я работаю и не получаю пенсию. Никто ведь на самом деле не выходил на пенсию ни в 55, ни в 60 лет. Все рассчитывали лишь на то, что с какого-то возраста благодаря пенсионным выплатам у них появится немножко свободных денег, на которые можно что-то себе позволить, например помочь детям. Или, допустим, если мы говорим о женщинах, то, действительно, какое-то количество женщин выходили на пенсию, как правило, не уходя совсем с работы, но сокращая себе трудовую нагрузку. Соответственно, у них высвобождалось время для того, чтобы, допустим, посидеть с внуками. Я к чему это говорю? К тому, что главный удар пришелся все-таки на молодое поколение. Старшее поколение как работало, так и будет работать, просто у них окажется меньше денег.

— Та же каста военных всегда уходила на пенсию в соответствии с возрастом.

— Но военные — вообще другая история. Их пенсионная реформа в открытом виде и не касается. И госслужащих определенных рангов, кстати говоря, тоже не касается. А я говорю о нормальных, трудящихся людях. Когда нам рассказывают о количестве пенсионеров, то все время «впаривают» суммарные цифры, приписывая сюда и военнослужащих, и госслужащих, и инвалидов, которые находятся вне системы пенсионного фонда. В этом смысле суммарное количество пенсионеров в результате реформы радикально не сократится. Уменьшится лишь число людей, получающих деньги от пенсионного фонда.

— Почему же, очнувшись, общество отреагировало на пенсионную реформу достаточно вяло?

— Как отреагировало общество? Для начала общество отреагировало тем, что осознало враждебность между интересами большинства населения и элитой, что, в свою очередь, отразилось на том, что мы называем рейтингом Путина. Причем если бы мы действительно изучали реальный рейтинг Путина, то он бы в эти дни тоже пошатнулся, особенно после телевыступления российского президента, в котором он оправдал пенсионную реформу. Слова «Прошу вас отнестись к этому с пониманием» очень сильно ударили по самому Владимиру Владимировичу. Так или иначе, возникла очень интересная ситуация, когда люди склонны к протесту, примерно 80 процентов населения недовольны, но поднять протестную волну им мешают два очень важных обстоятельства. Во-первых, российские граждане не привыкли к солидарному действию, к стихийной организации — в отличие от тех же французов. У них нет представления о том, как это делать, и мало соответствующего опыта. Либо этот опыт, как ни странно, негативный, судя по 1990-м годам, когда люди что-то делали сами, но из этого ничего хорошего не вышло. Поэтому теперь мы даже к самим себе относимся с большим подозрением.

Во-вторых, есть очень сильное, просто буквально зашитое в массовом сознании убеждение, что нужно все-таки действовать в пределах допустимого, в рамках того, что власть выставляет в качестве правил, даже если кажется, что эти правила несправедливые и нечестные. И опять-таки — очень глубоко сидящий в подсознании страх перед насилием. В совокупности все это привело к тому, что люди вышли на уличные митинги, но они оказались неэффективными. По сути, власть сказала: «Мы на легальные, законные, мирные (по правилам) протесты реагировать не будем». Таким образом, месседж власти здесь заключался в следующем: «Если вы будете прибегать к насилию, к хулиганским и агрессивным действиям, мы, наверное, будем реагировать, но еще неизвестно как. Возможно, даже стрелять начнем в вас. А мирные и законные протесты просто будем игнорировать».

Люди в свою очередь, с одной стороны, готовы протестовать, но боятся. Причем боятся не полиции, не Росгвардии, не ОМОНа, а себя самих. Любой русский мужик имеет некоторый жизненный опыт относительно того, что он может натворить, когда сорвется. Все это переносится на массовые действия и на массовое сознание, потому что коррелируется с собственным жизненным опытом, а отчасти исходит из неких исторических мифов про кровавые бунты, «бессмысленные и беспощадные». Плюс нам еще предлагают посмотреть на Майдан и на соседнюю Украину. Это, кстати, работающая часть пропаганды — мне кажется, она довольно эффективна. Причем она эффективна именно потому, что ложится на наш жизненный опыт. Вы можете какую-то фигню сказать —и люди не поверят, а потом другую фигню сказать — люди поверят. Почему? Потому что первая фигня с нашим жизненным опытом не коррелирует, а вторая — очень даже наоборот. Даже если и то и другое — неправда. Так что в любом случае легальное, мирное сопротивление оказалось неэффективным. Ну а к каким-то насильственным, агрессивным действиям люди не готовы, даже на уровне перекрытия улиц, транспортной блокады и так далее. Соответственно, возникает известная проблема — а что делать?

«Не знаю, случайное ли это совпадение, но сентябрьские выборы пришлись ровно на пик народного раздражения» «Не знаю, случайное ли это совпадение, но сентябрьские выборы пришлись ровно на пик народного раздражения» Фото: «БИЗНЕС Online»

«МОСКВА РЕШИЛА УСТРОИТЬ ОБРАЗЦОВО-ПОКАЗАТЕЛЬНУЮ ПОРКУ РЕГИОНАМ, КОТОРЫЕ «НЕПРАВИЛЬНО» ПРОГОЛОСОВАЛИ»

— Но ведь было еще и протестное голосование на губернаторских выборах 2018 года, которое, если не напугало Кремль, то создало ему определенные проблемы.

— Совершенно верно: единый день голосования 9 сентября случился как раз вовремя. Не знаю, случайное ли это совпадение, но сентябрьские выборы пришлись ровно на пик народного раздражения. Конечно, граждане России — раздробленные, атомизированные. А как протестовать «атомизированному» человеку? Лучше всего пойти одному в кабинку и опустить бюллетень с неправильно (с точки зрения власти) поставленным крестиком — это для российского индивидуалиста просто идеальная форма протеста. И 9 сентября все просто блестяще сошлось. Люди пришли в избирательные кабинки и сразу же все усвоили — там, где был хоть какой-то шанс повлиять на ход событий, — что и как им делать. (Кстати, народ очень неплохо это вычисляет — вдруг проснулись аналитические способности, и там, где была возможность эффективно проголосовать против власти, это и произошло). Когда «Единая Россия», оправдывая свое поражение, ссылается на то, что у них есть куча других регионов, где все нормально, и победили «правильные» кандидаты, — это лукавство. Просто там все было настолько зачищено, что у населения даже не имелось такой опции — проголосовать по-другому. Полной статистики на этот счет нет, но можно заметить, что там, где итоги голосования были не протестными, показатели явки во многих случаях оказались значительно ниже. Люди просто проголосовали ногами. Если же у избирателей было хотя бы ощущение, что с помощью голосования можно показать кукиш, причем даже не совсем в кармане, они это сделали. Ну а результатом в том числе стали эти четыре знаменитых вторых тура — в Приморье, Хакасии, Хабаровском крае и Владимирской области. В трех случаях из четырех дело кончилось победой легальной думской оппозиции, а в четвертом, в Приморье, власть просто принципиально уперлась. Мне кажется, их волновала не столько судьба Приморья, сколько психологическая ситуация: дескать, если еще и Приморье сдадут, то тогда и население, и местная элита получат очень нехороший сигнал — о том, что в стране может что-то измениться. А в массовом сознании должно быть четко «зацементировано», что в стране, что бы мы ни делали, ничего измениться не может.

Между прочим, культивирование беспомощности является важным фактором. Надо культивировать сознание, буквально вшитое в матрицу поведения — о том, что вы абсолютно беспомощны и от вас ничего не зависит. Причем, это надо культивировать не только у рядовых граждан, но и у элиты, у чиновников, у бизнесменов, у олигархов (которые, кстати, сами для себя это тоже культивируют). В этом контексте ситуация с Приморьем оказалась очень важной для власти — нужно было вытравить из людей ощущение, что в стране что-то начинает меняться. Кремль как бы говорит: ничего изменить невозможно — по крайней мере, в ближайшие 300 лет. И поэтому на Приморье были брошены все силы, вся мощь государственного аппарата. И даже не для того, чтобы не допустить избрания Андрея Ищенко (кандидат в губернаторы Приморского края от КПРФ, в первом туре набрал 24,63% голосов, во втором — 48,06% — прим. ред.), которого они сбили с самого начала, а чтобы предотвратить любой незапланированный властью исход этой истории. Есть и еще один любопытный штрих: Олег Кожемяко был назначен в Приморье специально еще и потому, что он непопулярен в регионе. На самом деле предыдущий врио Андрей Тарасенко имел рейтинг выше, чем у его преемника. И это тоже очень важно с точки зрения того, что жителей Приморья нужно было, что называется, опустить. Не просто навязать им кремлевского ставленника, а обязательно такого ставленника, которого они все решительно не хотели. Им как бы сказали: все равно вы его получите, никуда не денетесь (Кожемяко победил во втором туре губернаторских выборов, состоявшемся 16 декабря, с результатом 61,88% — прим. ред.).

— При этом целый город Хабаровск принесли в жертву, лишив его статуса столицы ДФО, — в пользу Владивостока.

— Хабаровск — это отдельная история. В жертву принесли даже не город, а целый край. Между прочим, здесь особенно интересная ситуация. Если сопоставить Хабаровский край с Хакасией и Владимирской областью, можно понять разницу: сравните ВВП, территорию (третье место по площади среди субъектов РФ — прим. ред.), население (свыше 1 млн 300 тыс. — прим. ред.)… И становится понятно, насколько Хабаровск важнее.

С Хабаровском сейчас ставится очень любопытный эксперимент — здесь, на мой взгляд, Кремль попадает в собственную очень серьезную ловушку. Мы прекрасно понимаем, что ни Валентин Коновалов (избранный руководитель Республики Хакасия, выдвинут КПРФ — прим. ред.), ни Сергей Фургал (избранный глава Хабаровского края, экс-депутат ГД от ЛДПР — прим. ред.), ни Владимир Сипягин (избранный губернатор Владимирской области, выдвинут ЛДПР — прим. ред.) не являются какими-то врагами власти. Это лояльные люди. Они не просто настроены на сотрудничество с Кремлем, они хотят всячески доказать Кремлю свою лояльность. Кстати говоря, это не только потому, что они такие осторожные. Если посмотрите на ситуацию в других субъектах РФ, то увидите, что глава региона, каких бы взглядов он не придерживался, старается не портить отношения с Кремлем. А тут еще на всех трех регионах, о которых мы говорим, висят долги и довольно серьезные обязательства.

В общем, во всех трех случая губернаторы враждовать с администрацией президента, правительством и Кремлем не собираются. Тем не менее кажется, что Москва решила устроить такую образцово-показательную порку, причем в первую очередь не самим губернаторам, а жителям, которые «неправильно» проголосовали. Кремль это воспринял на уровне личной обиды. И с Хабаровском это особенно заметно на примере демонстративной акции по лишению города статуса столицы Дальнего Востока. Плюс явное нежелание президентской администрации коммуницировать с Фургалом, несмотря на то, что он изо всех сил старается наладить с ней контакты. Вдобавок против нового главы ведется медийная кампания — с разных сторон и с большим количеством калибров. Проблема не в том, хорош Фургал или плох, а в том — и мы это прекрасно понимаем, — что есть много других губернаторов, на которых тоже можно кучу всего накопать. Тем не менее никто их не трогает. А эти три фигуры настолько занимают кремлевское воображение, что по прогнозам, растиражированным Znak.com, через год-другой их все равно снимут и заменят на путинских «технократов». На мой взгляд, тем самым власть делает очень большую ошибку: она создает кризисные точки там, где их, по большому счету, не то чтобы нет, а где можно было, выпустив пар с помощью протестного голосования, разрядить кризис. Если эти губернаторы окажутся более или менее дееспособными, это, с одной стороны, плохо для власти, которая вынуждена будет признать, что не только единороссы умеют управлять, а с другой — пар все-таки будет выпущен. Но есть вещи закономерные, которые укладываются в логику событий, а есть вещи, которые диктуются логикой человеческих отношений и человеческого поведения. И в случае с так называемыми случайными губернаторами свою роль наверняка сыграла большая обида на регионы, которые «неправильным» голосованием очень сильно испортили настроение конкретным людям в президентской администрации, и теперь виновных следует наказать. А то, что этих виновных несколько миллионов… Ну что ж, тем более их надо наказать!

— Вы упомянули о том, что 80 процентов населения РФ недовольно. Это ощущение или это социология?

— Это ощущение, опирающееся на социологию. Мы видели данные по отношению людей к пенсионной реформе. Они продемонстрировали, что 75–80 процентов граждан РФ не согласны с этой новацией. Если же провести замеры по другим острым вопросам, то я думаю, что вы получите примерно похожую картину. По Курильским островам данных не публикуют, но думаю, что там то же самое. По НДС, по ценам на бензин — то же самое. Ну, покажите мне людей, которые радостными кликами встречают повышение цен на бензин, кроме тех, кто владеет заправками (да и то не всех)! Совершенно ясно, что есть ряд позиций, по которым недовольство не может не быть массовым. Поэтому я полагаю, что суммарный итог протестных настроений — примерно как у французских «желтых жилетов», но «желтые жилеты» — на улицах, а россияне — у телевизоров. В этом отличие нашего менталитета от французского.

«Обрушение «Единой России» возможно. Возможен и демонтаж — наверняка власть попытается сделать его управляемым, но он может выйти из-под контроля» «Обрушение «Единой России» возможно. Возможен и демонтаж — наверняка власть попытается сделать его управляемым, но он может выйти из-под контроля» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ОНИ МОГУТ СПОКОЙНО РАСПУСТИТЬ «ЕДИНУЮ РОССИЮ» И СОЗДАТЬ «ТРИЕДИНУЮ РОССИЮ»

 — Неужели у Фургала, Коновалова и Сипягина нет никакой надежды встроиться в систему и они неизбежно будут отодвинуты на политическую обочину?

 — Встроиться в систему проблематично по одной простой причине: сама система находится в стадии разложения и кризиса. Она не даст в себя встроиться никому, поскольку там все время будут происходить процессы разрушения. Не потому, что все так плохо, — просто накапливаются противоречия, которые годами никто не пытался разрешить. Мы же понимаем, что придем к очередному единому дню голосования 2019 года (выборы разных уровней пройдут в РФ 8 сентября 2019 года. В РТ, к примеру, будут переизбирать Госсовет — прим. ред.) с негативным опытом последней избирательной компании. Можно, конечно, снова проводить выборы по образцу Приморья, когда вы одновременно снимаете всех мало-мальски хоть на что-то претендующих кандидатов, но все равно вынуждены прибегать к фальсификациям. Само по себе это убийственно: допустим, вы можете снимать кандидатов, но тогда остальную игру после зачистки нужно доводить по правилам, по-честному. Или же вы играете с более или менее серьезным противником, но оставляете за собой право подправить результат в случае, если итог вам не понравится. Но когда вы делаете и то и другое сразу, вы демонстрируете предельную беспомощность и признаете, что не можете выиграть ни по тем ни по другим правилам. Поэтому возникает забавная дилемма: либо выборы пойдут по приморскому сценарию, который предполагает признание властью неспособности выиграть по-честному (причем признание публичное), либо Кремлю придется к осени отступить и провести выборы с соблюдением хоть каких-то приличий, как это было 9 сентября. Но тогда власть получит волну поражений гораздо более масштабную и более содержательную, чем ту, которая уже была. В первый раз все-таки был элемент неожиданности для всех, включая самих победителей. А в этот раз может получиться так, что хотя бы часть победителей будет побеждать сознательно. Соответственно, вести себя они будут уже по-другому.

Возвращаясь к Фургалу и другим «случайным» губернаторам. Сергей Фургал среди них мне наиболее интересен — у него в руках крупный регион с большими возможностями, да и сам новый глава обладает на данный момент 70-процентным ресурсом популярности. Эта популярность не столько самого Фургала, сколько Фургала как альтернативы, как человека, который заместил в сознании местных избирателей Вячеслава Шпорта (являлся губернатором Хабаровского края с 2009 по 2018 годприм. ред.) и центральную власть как таковую. При правильном ведении дел этот кредит доверия можно конвертировать и даже установить собственные правила игры. Если у Фургала это получится сделать на позитиве, то, как ни странно, некоторые шансы на выживание появятся и у Сипягина, и у Коновалова — просто потому, что есть некий флагман, на который можно ориентироваться. Если же у Фургала не получится, то всем троим будет очень плохо. Но мне кажется, что у Сергея Ивановича может получиться по той причине, что, скорее всего, хуже, чем при предыдущей администрации, при нем не будет. И не потому, что предыдущая администрация была такая хорошая или плохая, а просто потому, что Фургал первое время все равно будет работать со старыми чиновниками. Что было при прежней администрации, то и останется. Если же появятся некие здравые инициативы что-то улучшить и подправить, то это только добавит плюсов новому губернатору.

Хабаровский край — регион богатый и большой, и власть делает большую ошибку, привлекая к нему внимание. Потому что если они привлекают внимание к Фургалу, а у того вдруг начнет получаться, то атака власти против него в центральных СМИ будет работать на Сергея Ивановича, а не против него. Люди будут говорить: «Смотрите, у нас такой хороший мужик при власти, а Москва его не любит». И это привлечет к Фургалу дополнительный кредит доверия. Что касается Сипягина, то у него и область гораздо более тяжелая, и сам он, конечно, совсем уж случайный персонаж. Коновалов немного более сложный, и регион у него не такой проблематичный, как у Сипягина. К тому же Коновалов при хорошем ведении дел всегда может найти опору в тех же структурах КПРФ. Вы знаете, что я не высокого мнения о КПРФ, но здесь Коновалов способен хоть на что-то опереться и найти хоть какие-то связи. КПРФ — это партия, где очень много бывших управленцев и чиновников, бывших советских функционеров на пенсии. По крайней мере, можно даже привлечь стариков из советского времени, которые хоть что-то знают и помнят. Таким образом, определенный ресурс у Коновалова есть. Если он не будет делать откровенных глупостей, то людей, которые захотят ему помочь, будет достаточно много.

— Прогнозируете ли вы в ближайшей перспективе радикальные изменения в ландшафте власти, например, как некоторые осторожно предсказывают, обрушение проекта «Единая Россия»?

 — Кремль исходит из той парадигмы, что идет последний срок Путина, а значит, можно реализовать почти все непопулярные меры, которые планировались провести на протяжении последней четверти века. Потому количество негатива, который еще обрушится на наши головы, будет совершенно грандиозным. Ну, а зачем заботиться о рейтинге и репутации Путина, если он все равно планирует на выход после 2024 года...

 — Но вы сами сказали, что Путин равно государственный фасад. В таком случае что же получается: опять идет дискредитация государственного фасада?

 — Да, но в данном случае это, на мой взгляд, вынужденная мера, К примеру, если рынки падают — куда вы денетесь?.. А на падающих рынках вы будете работать так, как полагается работать на «медвежьих» рынках: то есть играть на понижение. Как на «быкующих» рынках они играли на повышение в 2000-е годы, так сейчас играют на понижение (наименование «быки» и «медведи» принято на фондовых биржах — прим. ред.). И с государством они теперь играют точно так же, как действуют обычно на «медвежьем» рынке. Поскольку на падении рынка тоже можно кое-что заработать, получить и приобрести. Вопрос лишь в том, удастся ли потом из этого пике выйти. Если выйдут — значит, у них все получилось. Но они могут и не выйти. Тем более что опыта в подобном деле у них и нет. Опыт 1990-х годов уже неприменим, потому что население и страна уже совершенно другие. Поэтому обрушение «Единой России» возможно. Возможен и демонтаж — наверняка власть попытается сделать его управляемым, но он может выйти из-под контроля.

В Кремле не понимают одной фундаментальной вещи: общественный запрос реально существует, он не может быть просто придуман. А они пытаются придумать запросы, уловив, возможно, какие-то флюиды общественного мнения. Что они могут делать? Могут сказать: «Давайте устроим левый поворот!» А какой у них будет левый поворот? Например: «Мы сменим риторику патриотически-имперскую на патриотически-левую». Но общественные запросы нуждаются не в риторике, а в реальных переменах на практике. А именно этого они как раз и не хотят, кроме тех перемен, которые и так уже осуществляют в рамках собственных стратегий.

Могут быть придуманы и новые партии. Теоретически все можно — что им мешает? Скажем, завтра придет Вячеслав Володин и скажет: «Единая Россия» распускается!» И тут же все разойдутся по домам. Это дело 15 минут. Это даже не будет вариантом роспуска КПСС. Там все-таки были старики, которые сохраняли партбилеты в ящиках письменного стола, потому что с ними было связано нечто большее, чем просто сама корочка. А у этих — нет ничего. Поэтому они могут спокойно распустить «Единую Россию», создать «Триединую Россию» или, например, «Единую Евразию». Проблема в том, что они не смогут сообщить новым партийным брендам нормального содержания, которое удовлетворило бы электорат. Поэтому реконструкция может привести к обрушению. Но обрушение случится не стихийно, а, возможно, как раз в процессе реконструкции. Это как тот плохой инженер, который взялся ремонтировать здание, а оно просто сложилось и грохнулось.

«Желтые жилеты» — это, прежде всего, возврат к классовой политике. Теперь самая насущная повестка для французских левых — они должны снова стать левыми» «Желтые жилеты» — это прежде всего возврат к классовой политике. Теперь самая насущная повестка для французских левых — они должны снова стать левыми» Фото: ©Ирина Калашникова, РИА «Новости»

«ВО ФРАНЦИИ УЖЕ ВСПОМИНАЮТ ПРО ГИЛЬОТИНУ»

— Немного о движении «желтых жилетов» во Франции. Это действительно левый протест? Если да, то почему среди требований, озвученных протестами, можно найти тот же призыв ограничить миграцию, что является скорее принадлежностью правого протеста?

— Однозначно это левый протест — в том числе по социальному содержанию. Если бы те же самые требования прочитал французский левый в каком-нибудь, условно говоря, 1965 году, то он наверняка подписался бы под каждой фразой, кроме требования разукрупнения банков. А пункты, касающиеся миграции, выхода из НАТО и Евросоюза, не вызвали бы у него никакого отторжения.

Проблема в том, что современные западные левые не просто отошли от своих первоначальных принципов, но зачастую исповедуют идеи прямо противоположные тем, что их предшественники защищали в течение предыдущего столетия. Строго говоря, нынешние либеральные левые являются на самом деле такими посткоммунистическими правыми. Они используют левую риторику и символику просто в силу некоей традиции — скорее семейной и личной. Но как таковые они левыми уже не являются. И это как раз одна из причин того, почему левые партии в той же Франции тотально дискредитированы.

Если взять то, что говорила Марин Ле Пен во время предвыборной президентской кампании 2017 года, и сравнить с программой Французской коммунистической партии, допустим, образца 1970-х годов, то вы увидите, что текст совпадает один в один. И это не случайное совпадение — все было просто тупо списано. И не самой Марин Ле Пен, а ее идеологом Флорианом Филиппо, выходцем из движения левых социалистов. Вероятно, он просто брал старые партийные документы коммунистов и составлял на их основе программу для «Национального фронта». Никто не заметил разницы.

А «желтые жилеты» — это прежде всего возврат к классовой политике. Теперь самая насущная повестка для французских левых — они должны снова стать левыми. Для того, чтобы получить доверие «желтых жилетов», они должны вернуться к своим изначальным идеям. Однако для многих это уже невозможно, потому что они полностью обуржуазились, полностью восприняли весь комплекс либеральных ценностей. Единственный, у кого есть определенный шанс, — это, пожалуй, Жан-Люк Меланшон (депутат Национального собрания Франции, занял четвертое место на президентских выборах 2017 года — прим. ред.). Он всегда был в рядах еретиков — в том числе потому, что, вместо того, чтобы приветствовать миграцию, он твердил, что миграцию нужно ограничивать. Его также обвиняли в том, что у него есть тайные связи с «Национальным фронтом». Именно это свидетельствует, что Меланшон более или менее адекватен ситуации. Если посмотрите на то, что сейчас происходит, вы увидите, что единственный политик, который во Франции набирает очки, — это Меланшон. Марин Ле Пен пока что остается при своем, а Меланшон медленно растет. Медленно, потому что люди в принципе не доверяют политикам.

— Меланшон может оказаться преемником Макрона?

— Если Эммануэля Макрона удастся свалить, то Франция вынуждена будет вступить на путь новых президентских выборов. Это очень неприятная для французского истеблишмента ситуация как раз потому, потому что она дает шанс прорваться Меланшону. По данным соцопросов накануне выборов 2017 года, он занимал третье место и, если бы набрал на два процента больше… Эти два процента у него фактически украли ультралевые, иначе он бы мог обойти Макрона и быть во втором туре с Марин Ле Пен. Соответственно, тот козырь, который работал на Макрона, мог бы сработать и в пользу Меланшона. Я имею в виду, что часть французов за «Национальный фронт» не проголосуют ни при каких обстоятельствах — они будут голосовать за любого другого кандидата, которого не зовут Марин Ле Пен.

Безусловно, шансы на какой-то своеобразный левый поворот во Франции появляются. Если же в фаворитах окажется «Национальный фронт» Марин Ле Пен, ситуация тоже будет очень интересной, поскольку левым придется постоянно оглядываться на эту, условно говоря, патриотическую повестку. Вообще, все очень похоже на Великую французскую революцию.

— Даже не на французский 1968 год?

— Нет, с 1968 годом ничего общего. По этому поводу есть очень хорошая статья координатора «Левого фронта» Алексея Сахнина «1968 год наоборот». В каком-то смысле Франция сейчас наконец-то порвала с наследием 1968 года. Что символизирует тот временной рубеж во французской истории? Он перевел классовые противоречия в культурные. А 2018-й год, напротив, смещает культурные противоречия обратно к классовым.

— Меланшон ведь как-то связан с Россией. Его даже видели марширующим в «Бессмертном полку» в Москве.

— Ну да, он даже ездил обниматься с Сергеем Удальцовым. Но Меланшон вряд ли много знает про Россию, кроме того, что Советский Союз помогал Франции освободиться от нацистской оккупации. Мы традиционно полагаем, что на Западе все только и думают о России, но на самом деле — нет. Даже если мы наблюдаем эту русофобскую истерию в западной прессе, надо понимать, что она продиктована не страхом перед Россией, а тем, что это выгодные темы, чтобы отвлечь внимание от каких-то более серьезных проблем. Дескать, давайте поговорим о «злом Путине» — хороший вариант. Но российская повестка — где-то на самом дне приоритетов.

— «Желтые жилеты» — кто они по социальному и национальному составу? Среди них редко встретишь цветного парижанина…

— Нет, там есть некоторое количество цветных. Основная масса протестантов в «желтых жилетах» — это люди работающие, то есть не маргиналы. Это как раз все те, кого раньше почти невозможно было затащить на протест. И это очень важно — меняется лицо протеста. Если раньше мы видели на улицах какую-то студенческую молодежь, маргиналов либо безработных молодых людей в эмигрантских кварталах, то сейчас на улицы выходят люди среднего возраста, обремененные семьями и детьми, как правило — работающие. То есть основная масса французов. Кстати говоря, выяснилась одна очень интересная вещь — что основная масса французов как раз белые. Нам кажется, когда мы гуляем по улицам Парижа, что там белых практически не осталось, но самом деле это не так. Белые как раз основная масса: примерно 80 процентов.

— То есть мы наконец-то увидели «белый» Париж?

— Да. Он вообще всегда таким и был, просто это меньше бросалось в глаза. Пока, например, какие-то несчастные безработные чернокожие бродят по улицам, белые французы сидят на работе и вкалывают. Даже не имеет большого значения, кто они по цвету кожи: среди «желтых жилетов» есть и арабы, и черные. Но опять-таки — какие арабы и черные? Такие же точно: среднего возраста, которые работают, вкалывают с утра до вечера, и от белых уже никак не отличаются ни по культуре, ни по образу жизни, ни по проблемам.

С другой стороны, в движении «желтых жилетов» соединились три компонента, очень четких и при этом очень традиционных именно для Великой французской революции. Первое — это классический пролетариат, индустриальный, или же частично постиндустриальный, но именно классический пролетариат, работающий по найму, полный рабочий день. Второй компонент — это мелкая буржуазия: лавочники и фермеры, совсем мелкие предприниматели или ремесленники. Во Франции, кстати, очень много ремесленного производства, притом очень качественного. Третий компонент — это, условно говоря, провинциальная средняя буржуазия, которая работает на внутренний рынок, то есть предприниматели средней руки. У нас, правда, «предпринимателями средней руки» считаются Петров и Боширов, но во Франции это настоящие средние предприниматели.

— Национальная буржуазия?

— Да, работающая на внутренний рынок. Когда у человека есть небольшой заводик, он поставляет продукцию на местный, региональный рынок. На предприятии у него может быть от 20 до 50 рабочих, иногда 100, но вряд ли больше. У него и продукции ровно столько, чтобы покрыть рынок в своем департаменте, ну в двух-трех. Что видят эти люди? Они видят, что пропадает покупатель, то есть что у них убивают спрос. Поэтому они, естественно, тоже «надевают желтые жилеты». Это такая неоголлистская патриотическая буржуазия. И это как раз все те компоненты, которые впервые соединились в Великой французской революции. Они, кстати, были и в Сопротивлении, и вообще во всех французских революциях так или иначе себя проявляют. Причем очень важно, что Великая французская революция была революцией против аристократии. Но что представляла собой аристократия того времени? Во Франции во времена Людовика XVI это было объединение потомственного политического класса с финансовой олигархией. Отсюда вполне понято, что Макрона ассоциируют с Людовиком XIV или с Людовиком XVI, а та элита, против которой бунтуют «желтые жилеты», очень четко ассоциируется с аристократией XVIII века.

— Я надеюсь, у них судьба будет не такой, как у Людовика Капета?

— Знаете, про гильотину там уже вспоминают.

— Мне кажется, что история Франции начиная с XVIII века — это история непрекращающейся, перманентной революции. Вот земля, где осуществилась мечта Льва Троцкого.

— Тем не менее были периоды, когда Франция очень неплохо стабилизировалась. Голлистский режим был очень стабильным, что, собственно говоря, и взбесило студентов. Слишком спокойно и хорошо стали жить их родители.

— Это типичный левый протест в таком случае.

— Скорее подростковый.

— Вопрос по Донбассу. Вы сказали, что его могут сдать. Но о том, что его сдадут, говорят, в принципе, очень давно. Тем не менее ДНР и ЛНР пока держатся, хотя на границах непризнанных республик очень неспокойно.

— Сдать Донбасс — это ведь не обязательно означает, что его сдадут в военном отношении. А в политическом его сдают постепенно уже на протяжении длительного времени, практически с 2014 года. Первый акт сдачи Донбасса состоял в том, что его просто не приняли в состав России. Почему — это другое дело. Я не говорю, что это нужно было сделать, я просто фиксирую. Второй акт — что не дали состояться государству «Новороссия». Опять-таки, это была осознанная московская политика, поскольку «Новороссия» могла оказаться живым упреком и для России, и для Украины, и вообще начать жить по своим собственным правилам.

Дальше — когда начали отстранять и убирать со всех позиций людей, связанных с «Русской весной». В общем, принимали все меры для фактического подавления революционного импульса. Сейчас там осталась, по сути, пустая оболочка — ее как раз и могут снять. Да, о сдаче Донбасса мы слышим, говорим и рассуждаем с 2014 года. Но это не значит, что этого никогда не случится. Та же самая история с Курилами — не очевидно, конечно, что их сдадут на самом деле. Но то, что такая опция рассматривается — безусловно. Может обсуждаться и опция, допустим, сдачи Донбасса в обмен на облегчение и смягчение антироссийских санкций. Пойдут ли в Москве на это, и будет ли этого достаточно для того, чтобы как-то успокоить и обрадовать Запад, — это уже другой вопрос.

Борис Юльевич Кагарлицкий (родился 29 августа 1958 года в Москве) — главный редактор журнала «Рабкор.ру», директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО), историк и социолог.

С 1977 года — левый диссидент, участвовал в издании самиздатовских журналов «Варианты», «Левый поворот» (потом «Социализм и будущее»). В 1979 году стал кандидатом в члены КПСС. В 1980 году после отлично сданного госэкзамена по доносу Асафа Фараджева и Андрея Караулова (позднее ставшего ведущим телепередачи «Момент истины») был допрошен в КГБ, исключен из ГИТИСа и из кандидатов в члены партии «за антиобщественную деятельность». Работал почтальоном.

В апреле 1982 года арестован по «делу молодых социалистов», и год с небольшим провел в Лефортовской тюрьме по обвинению в антисоветской пропаганде. В апреле 1983 года был освобожден в порядке помилования.

С 1983 по 1988 год Кагарлицкий работал лифтером, писал книги и статьи, публиковавшиеся на Западе, а с началом перестройки — и в СССР. В 1988 году восстановлен в ГИТИСе и окончил его. В том же году его книга «Мыслящий тростник», вышедшая на английском в Лондоне, получила в Великобритании Дойчеровскую мемориальную премию. С 1989 по 1991 год был обозревателем агентства «ИМА-пресс».

В 1992–1994 годах работал обозревателем газеты московской федерации профсоюзов «Солидарность», с марта 1993 по 1994 год — экспертом федерации независимых профсоюзов России

С 1994 по 2002 год Кагарлицкий работал старшим научным сотрудником Института сравнительной политологии РАН (ИСП РАН), где защитил кандидатскую диссертацию. В апреле 2002 года стал директором Института проблем глобализации, после его разделения в 2006 году возглавил Институт глобализации и социальных движений (ИГСО). Председатель редакционного совета журнала «Левая политика». Параллельно вел активную журналистскую работу в ряде изданий — The Moscow Times, «Новая газета», «Век», «Взгляд.ру», а также читал лекции в университетах России и США. Член научного сообщества транснационального института (TNI, Амстердам) с 2000 года.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (35) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
31.12.2018 13:18

Чушь пишите то ли по глупости то ли специально
Я вот например не сижу ни в "либеральных" ни в прокремлевских СМИ но вижу как за последние 5 лет мой уровень жизни значительно снизился тк выросли цены на все, налоги, тарифы и появился еще ряд скрытых налогов типа увеличенных штрафов.
При этом зарплата выросла но значительно меньше а с учетом упавшего рубля и тем более!
А какой реальности тогда Вы говорите?
Что улучшилось в реальности??
Построили парк со скамейками за бюджет в который 2 парка можно сделать??

Я не вижу улучшений в качестве и благосостоянии обычного человека в России никаких!

  • О последнем сроке заговорили только потому, что нефть , что нефть устойчиво пошла вниз и российскую экономику, которая так и не нашла себя, вероятнее всего, ждут более сильные потрясения.
    А нефть пошла резко вниз под новый год искусственно. Эта искусственность в отношении страны-деградантки - России. Авторы этой искусственности США и Китай.

    • Не заметил, как в вышеприведенном комментарии набрал словосочетание "страна-изгой", а подсказчик исправил на "страна-деградантка". Может быть подсказчик прав?

    • М.К.
      1.01.2019 18:02

      Нефть скоро пойдёт вверх, причём достаточно уверенно. К весне будет 65-70

    • Анонимно
      1.01.2019 22:38

      Какие США и Китай. Мы проговорились, что наша добыча и отгрузка нефти растет. И правительство радо под шумок ронять рубль, чтобы исполнить рублёво-копеечные "соцобязательства"

  • Анонимно
    31.12.2018 10:39

    Вся беда в том что после союза в стране началась жизнь по понятиям а большие мужики решили понятия распространить и на международные отношения.А мир так не живёт уже давно.Вернее мир живёт по понятиям но сами понятия устанавливают не наши братки.В результате оказалось что сколько миллиардов ни укради и какой дворец не купи в Лондоне тебя всё равно не пустят на порог а после Крыма и вообще могут всё арестовать навечно.А это не комфортно для богатых людей.Не для того они тут заводы прихватизировали чтоб радоваться новым ракетам и торпедам и говиться к полёту в рай.А так как богатые уже всё что можно из страны увезли то в распоряжении государства остался только простой народ а много ли с него возьмёшь.Люди и на картошке проживут поэтому они и не бегут на улицы а спокойно смотрят телевизор.А вот богатые чешут репу.Им санкции как серпом по яйцам.НЕ такую они жизнь для себя рисовали.А раз так то надо просто сидеть и смотреть телевизор.Удивительные новости не за горами.

    • Анонимно
      31.12.2018 11:17

      10.39.
      Сидеть и смотреть телевизор и ждать чудесных новостей, которые изменят мир? Может начинать меняться самим? Хот на малость, чуть-чуть? Говорить правду себе и окружающим, не заискивать перед чиновниками всех рангов, гаишниками и врачами? Начинать ощущать себя человеком! И мир начнёт меняться! Попробуйте! Всех с наступающим Новым годом! Счастья, спокойствия здоровья, финансового благополучия, семейного счастья и трезвого ума! Ленар.

      • Анонимно
        31.12.2018 11:37

        11.17 Попробуйте не сидеть на либеральных зомбосми и мир покажется Вам с другой стороны, возможно даже начнет меняться в сторону реальности.. И с Новым годом..

        • Анонимно
          31.12.2018 13:18

          Чушь пишите то ли по глупости то ли специально
          Я вот например не сижу ни в "либеральных" ни в прокремлевских СМИ но вижу как за последние 5 лет мой уровень жизни значительно снизился тк выросли цены на все, налоги, тарифы и появился еще ряд скрытых налогов типа увеличенных штрафов.
          При этом зарплата выросла но значительно меньше а с учетом упавшего рубля и тем более!
          А какой реальности тогда Вы говорите?
          Что улучшилось в реальности??
          Построили парк со скамейками за бюджет в который 2 парка можно сделать??

          Я не вижу улучшений в качестве и благосостоянии обычного человека в России никаких!

        • Анонимно
          31.12.2018 13:19

          Как точно изложил. Браво! С Новым годом!

    • Анонимно
      31.12.2018 12:16

      Отлично сказал! Короче сидим на пороге и ждем когда труп врага (или врагов)))) пронесут мимо

    • Анонимно
      31.12.2018 18:17

      Вся беда .... понимание сути происходящих процессов у автора этого этого комента на уровне студента младших курсов.
      Он все написал правильно - есть такое дело но... Это просто один из множества процессов. Важный но не главный. И не лежащий в основе больинства негативных процессов.

      Пример. У человека рак а доктор пишет что причина его плохого самочувствия больной зуб.
      Вроде все верно и зуб больной и боль от зуба пока забивает другие негативные процессы НО!
      Все таки больной зуб не ВСЯ беда. И не главная.

      • Фидарис
        1.01.2019 10:53

        А в чем главная беда?

        • Анонимно
          2.01.2019 14:19

          Там п-мерная матрешка.
          Причем зацикленная.
          Это сложно.

          Другой простой пример(аналогия модель). Некоторое количество колец из веревок перепутали в клубок, причем некоторые нити (веревок) принадлежат разным кольцам.
          Вопрос о распутывании такого клубка стоит так. Сколько минимальное количество разрезов придется сделать что бы распутать за приемлемое время.

          • Фидарис
            3.01.2019 00:34

            Понятно -все сложно. По вашему, получается так: главная беда - в невозможности описать систему?

            Наверно, действительно непросто определить "сложно сплетенные кольца" (нелинейные связи) в системе отношений между субъектами, о которых упомянул ваш визави.

            Мне кажется, он недалек от правды: ворованное бабло , оказавшись "там", подпадает под понятия тамошних братков, и "за базар с Крымом и ракетами" , возможно, придется отвечать этими бабками. Возможно, как вы пишите, все устроено гораздо сложнее, но важен итоговый результат.

    • Анонимно
      2.01.2019 00:48

      Новости делаем мы,сами.

  • Анонимно
    31.12.2018 11:40

    Интересно, есть ли люди которые дочитали это до конца?

    • Анонимно
      31.12.2018 20:39

      От начала до конца и еще сохранил - потом еще раз перечитаю.
      В школе с удовольствием Войну и Мир полностью прочитал раза три подряд. И Американскую трагедию и Сагу о Форсайтах (тяжело) полные собрания сочинений десятка писателей.
      А потом в универ поступил по личному приглашению ректора.
      Вот такой я неправильный.
      И таких у нас было пол группы. Студенческой.
      Половина от этой половины в Америку уехала.
      не жалуются.
      И я не жалуюсь. Директор крупной фирмы.
      Хотя если честно задолбался до упора.

  • Анонимно
    31.12.2018 11:55

    Тов. Каргалицкий все благоприятное впечатление от статьи испортил темой Донбаса. (Если не ошибаюсь, последний 16 пунк соглашения о прекращении огня говорит, что территории непризнаных республик ЛНР и ДНР являются Украинской территорией, на которых должны быть (кажись в 2016 или 2017г) проведены выборы властей по законодательству Украины. Хотя может специально про Донбас вставил, для отвлечения от основной мысли ). Жаль, только никто не знает ответа на главный вопрос - "Что (БУДЕМ МЫ) делать ?"

  • Анонимно
    31.12.2018 12:04

    2018 год показал как реализуется лозунг медведа что люди - новая нефть. После того как у государственных чиновников не осталось возможности получать средства для своего обогащения в результате давления и санкций, они сделали упор на возможно полнейшую эксплатацию человеческогно ресурса населения. В принципе следующий шаг - налог на воздух...

  • Галеев Зуфар
    31.12.2018 12:29

    Так называемые "хозяева" не торопятся. Выход президента в отставку при нынешнем раскладе просто не возможен. Поскольку то кому (или чему) не дают уйти (тем более, что сам актор не хочет) не уходит.

  • Булгарин
    31.12.2018 13:12

    Товарищ все правильно объяснил с точки зрения социолога. Рассказал, что рейтинг, т.е. популярность Путина, надутый. Социология такая вещь, которую можно как угодно натянуть на глобус. Никто Путина как силу не воспринимает, а скорее как фасад государства. Россия сегодня есть Путин, а Путин и есть Россия. И сам Путин тоже в этом убежден. Хотя российская элита поставила уже на нем большой крест и только занята, чтобы все плохое на него спихнуть, пока еще он у власти, чтобы потом на него все и повесить, если что. Но и сама элита пока не знает что делать, единственная цель - сохранить статус-кво. Сохранить то, что успели прихватить у государства, успеть распихать куда по надежней. Вот скорее и все из этого очень длинного интервью.

    Хотя нет, не все. А ведь самая важная мысль осталась закамуфлированной. Это про народ. Все проблемы этой страны в его народе. Это ими можно манипулировать до одури, а они как бараны готовы послушно идти за пастухом на убой или, как им объяснили, в рай. Они живут с чувством уверенности, что у них холодильники забиты продуктами, кошельки полные, а они еще полны сил и могут работать по 10-12 часов до 70-75 лет на благо «российской элиты», которая откровенно смеется им в лицо и просто плюет на них. Это тоже есть в интервью. Не зря же, как бы некая противоположная тема, поднята о «желтых» жилетах во Франции. Почему-то им дела нет до величия их государства, они там озаботились тем, что цены на топливо подняли на 15-20% за год.

  • VasiliyTerzi
    31.12.2018 13:39

    Все эти политические итоги и прогнозы -только отвлечение россиян от основной мировой Повестки дня, связанной с новой мировой технологической революцией, коллаборацией, человеко-машинного супер-разума.

  • Анонимно
    31.12.2018 16:22

    люди не недовольны, а раздражены властью....

  • Анонимно
    31.12.2018 17:08

    Не имеют возможности удащливые тупо успокоиться и смотреть ящик, как бедные. У удащливых избыточная недвижимость и прислуга требует содержания, жены и дети требуют спонсирования на заграницы и кембриджи. Так что удащливые по неволе вынуждены придумывать способы выжимания денег из "новой нефти". Тут намедни один очень возмущался возможности половинных штрафов за нарушения ПДД. Другие знаков запрета остановки на окраинах понаставили. Завтра еще чёнить придумают. О том, что они агонизируют и конец близок, они подумают только когда уже поздно станет.

  • Анонимно
    31.12.2018 17:59

    Отличная статья.

  • Анонимно
    1.01.2019 08:47

    Прав и Кагарлицкий, и комментатор Булгарин, когда говорят про людей.
    Люди у нас стали мелкодушными, боязливыми, разобщенными. Их не то что с французами сравнивать, они даже о своей гражданской позиции заявить боятся. Как это случилось с народом? Как за 20 лет был полностью реализован план давнишнего директора ЦРУ Алена Даллеса, обещавшего покорить Россию и ее самый непокорный народ? Да все так, как он и планировал, через жадность и предательство элит. Наприватизировали собствености на родственников, через офшоры, а управлять толком не умеют, на международном рынке их удащливость ни в грош не ценится, как не пыжатся - все в убыток. Вот и закрываются их банки, адонисы, спартаки, заводы в коме. Народу работать негде. Чтобы не сократили и не оставили семью без средств к существованию на какую только подлость, на какое только преступление по приказу начальства не пойдет работник? (Пример, врачи уморили неоказанием помощи новорожденному ребенку, чтобы у начальства статистика не испортилась). Примеров полно. Да в тех же силовых структурах, что творится. В общем, хотим мы это признавать, или нет, но по факту план Даллеса реализован. И реализовал его кто? Кто попустительствовал? Безмолвный народ виноват? Что дальше? Левый разворот или правая нищета на задворках гейвропы под предводительством вечного с закручиванием гаек на крышке чайника? С огромной преступностью - а куда еще податься голодным сокращенным молодым полным сил сокращенным людям? Все как в девяностые. Будем посмотреть, как сказал папа очень-очень успешных талантливых бизнесменов...

    • Анонимно
      2.01.2019 14:33

      Если бы вы внимательно читали и поняли что написал КБ то не написали что народ трусливый и мелкодушные и пассивный.. Это не так.
      Дел в другом.
      Представим что произошла революция и этих скинули или убили. Пришли новые люди и ..... лет через 10 -20 все будет по прежнему. Засилие бюрократии.

      Революцию 17 делали вроде бы народные революционеры прошло 10 лет и обюрократились народные вожди в чистую. В 37 Сталин немного почистил ( не очень удачно) на войну хватило а потом только умер и все понеслось.
      Кстати весь мировой опыт на сотнях примерах говорит о том же. Революцию делают герои а ее плодами пользуются подонки.
      Пока народ не увидит ясную и понятную перспективу - дергаться сильно не будет. И правильно.

  • Анонимно
    1.01.2019 10:51

    Наше страна сама себя разрушает, она подвергнута изнутри коррозии. Если мы этого не поймём нам грозит распыление по земле.

  • Анонимно
    1.01.2019 12:49

    Посмотрел традиционные новогодние поздравления - никаких чувств, кроме раздражения оно у меня не вызвало. Далеки они от народа, как пришельцы из далекого космоса. О каком единении они говорят "все твое наше"?
    Особо раздражает ложь, то, что трубищу материнского капитала подключили к Пенсионному фонду, а не к бюджету, как бы следовало - фонд то для пенсий, а не для стимулирования рождаемости. А на денежки из бюджета, изъятые по бюджетному правилу, вместо спонсирования рождаемости и развития родной экономики, спонсируют производство натовского ВПК, скупая валюту и гособязательства "заклятых партнеров". Т.е. Деньги от продажи недр идут на производство вражеских ракет, которые будут направлены на уничтожение моей Родины, меня и моих близких!
    И еще мне говорят, что денег в Пенсионном фонде нет, якобы, народ плохо работает, производительность труда никакая - вот поэтому, мол, вынуждены поднять пенсионный возраст. Что? Разве это не манипуляция, разве это не трубища виновата, которую подключили не к тому карману? Как можно уважать того, кто считает тебя неумным и говорит откровенную неправду, а потом еще говорит, мы вместе ответственны за судьбу страны? Они сами то в адеквате, или на службе у врагов моей Родины? Правильно Аллен Даллес сказал, мало кто будет понимать, что будет происходить на самом деле, а тех, кто будет понимать изведут, сделают изгоями.

  • Анонимно
    1.01.2019 14:00

    Колос на глинянных ногах продолжается.

  • Анонимно
    1.01.2019 14:46

    Я думаю УТОПИЯ,выбирать президентом одного и того же человека несколько раз подряд,какой бы хороший он небыл!Так как ПРАВИТЕЛЬСТВО и БИЗНЕС,начинают СРАСТАТЬСЯ,и чем больше человек находится у руля,тем больше происходить данное СРАЩИВАНИЕ!Вот и получается,что законы начинают писатся под определеную КАГОРТУ ЛИЦ
    ,не обращая внимание или вплоть до абсалютного игноририрования на конкретные потребности и нужды большинства народонаселения страны!Где в бизнесе устанавливается строгая монополия,блогодаря связям,и в этот бизнес прорваться очень трудно,или практический невозможно!Вспомните историю экономики ,что случилось в США ,когда Ракфелер стал монополистом в нефтегазовой промышлености и начал устанавливать самолично цены на бензин игнорируя общество в целом,что бы получить сверхприбыль и в америке разрозился кризис невиданый за всю историю данной страны!Но страшно еще, не то что олигархмафия устанавливает самолично цены на бензин и газ в стране,прикрываясь и замалчивая свои сверхприбыли,а то что данная олигархструктура,начинает дифферинцировать свой партфель,в другие самые лакомые кусочки бизнеса,играя ценами на рынке(намерено занижают цены,чтоб выгодно было развиватся только крупному бизнесу),не дают,развиваться частныму и среднему бизнесу(гипермаркеты,супермаркеты и т.д.)!Тем самым мы попадаем в феодальный строй,где феодалы правят чернью,то есть большенством народонаселением страны!Кто вам сказал в нашей стране демократия с четко отложеной совершеной конкуренцией на рынке,бред чистой воды!!!Но пружину безпредела нельзя сжимать до бесконечности,иначе будут бунты,так как чем меньше среднего класса в стране,тем больше хаоса,и если смотреть через историческую призму реальности неизбежно ведет к революции или перевороту!

    • Анонимно
      1.01.2019 22:47

      Дык не зря человечество выработало принцип двух сроков.

      • Анонимно
        2.01.2019 20:06

        у нас как всегда особый путь от всего человечества, поэтому не надо обольщаться. Северокореизация идет полным ходом.

  • Анонимно
    2.01.2019 19:59

    Дорога к Счастью

    С Новым Годом поздравляю!
    Скачком цен всех одаряю
    Рост налогов, НДС
    Ждет нас пенсионный стресс
    Государству подарили
    Пенсию мы, что копили
    Эти долгие года
    Не увидеть никогда
    Пятилетних накоплений
    Зато много «достижений»
    В росте сборов и налогов
    И с соседями раздоров
    Но у нас ведь есть ракеты
    Миру грозные приветы
    Мы теперь все время шлем
    И врагов всех разобьем
    В Сирии, на Украине
    И в горах и на равнине
    Наше правящее племя
    Это сильно занимает
    Не беда, что в это время
    Быстро свой народ нищает
    И доходы и работу
    Он стремительно теряет
    Мы покажем всем заботу
    Детям Сирии, Донбасса
    А ребят, скажем, Кузбасса
    Мы зимой не сбережем
    От огня их не спасем
    Как же так? У нас водитель
    Врач, рабочий и учитель
    Получают меньше всех?
    Почему Вас ждем успех
    Если Вы в Друзьях у власти?
    И откуда столько страсти
    С помпой Праздники творить?
    Триллионы в них вложить?
    Почему у нас чиновник
    Не ученый, не полковник
    Миллионы получает
    А народ, меж тем, страдает
    Денег мало получает
    Влез в кредиты и долги
    А ему ТВ внушает
    «Виноват лишь только Ты!»
    Что же. Мы-то точно знаем
    Почему теперь теряем
    Массу фабрик, школ, больниц
    Знаем эту группу лиц
    Что нам голову морочит
    И уйти никак не хочет
    Их понять, конечно, можно
    Это ведь совсем не сложно
    Нравится им здесь, в стране
    Есть недвижимость и вне
    Здесь работать – там купить
    Отчего же так не жить?
    Все течет. И мы прозрели
    Корень бед своих узрели
    Вот он – Истины момент!
    Подкосился монумент
    На котором Ложь держалась
    Сказка Правдой отражалась
    Ждет нас год тяжелый, трудный
    Пусть он Радость принесет
    И народ наш мудрый, умный
    К Счастью путь себе пробьет!!!

    А.В.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль