Общество 
14.04.2019

Сергей Румянцев. Из детдома в «космические» ректоры

Директор КАИ позже создал и возглавил Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы

12 апреля страна отмечала День космонавтики. Интересно, что специалистов с высшим образованием для космоса в Казани начали готовить на три года раньше, чем в Москве. В мае 1945-го в Казанском авиационном институте была создана кафедра реактивных двигателей. «БИЗНЕС Online» предлагает вниманию рассказ и материалы музея истории КНИТУ-КАИ об инициаторе ее создания — в то время декане факультета, а затем и директоре института Сергее Румянцеве.

Сергей Румянцев Сергей Румянцев Фото: Мусаэльян Владимир/Фотохроника ТАСС

НА КАФЕДРЕ В КАИ ПРЕПОДАВАЛИ ГЛУШКО И КОРОЛЕВ

В конце Великой Отечественной войны стало очевидно, что в ближайшие годы ракетная техника станет основой военного потенциала СССР. «Вопрос подготовки кадров для промышленности требовал немедленного решения, — сообщает сайт. — Благоприятные условия для подготовки кадров сложились в Казани, где на моторостроительном заводе №16 (сегодня это Казанское моторостроительное производственное объединение — прим. ред.) в тесном сотрудничестве с КАИ успешно работали крупные специалисты по ракетным двигателям». 1 мая 1945 года народный комиссариат авиационной промышленности выпускает приказ об организации в КАИ первой в стране кафедры ракетных двигателей. Первый дипломный проект по жидкостным ракетным двигателям был защищен в июне 1946-го, в декабре того же года состоялся первый выпуск молодых специалистов для новой отрасли двигателестроения. Первым ее руководителем был назначен Валентин Петрович Глушко, вместе с ним преподавателем здесь работал Сергей Павлович Королев (во время войны оба легендарных конструктора трудились в качестве заключенных в особом конструкторском бюро тюремного типа, в так называемой шарашке, которая работала в те годы на том же казанском 16-м заводе, — прим. ред.). С 1945 года кафедра подготовила свыше 2500 инженеров, более 130 кандидатов наук и 26 докторов наук. Многие стали академиками, удостоены высоких государственных наград и званий. Выпускники кафедры направлялись для работы на ракетно-космические предприятия Советского Союза в такие города, как Красноярск, Томск, Екатеринбург, Златоуст, Миасс, Нижняя Салда, Воткинск, Пермь, Горький, Казань, Днепропетровск, Воронеж, Москва, Загорск. Они играли ведущую роль и занимали высокие посты на предприятиях оборонной промышленности этих городов.

А инициатива создания первой «космической» кафедры принадлежала в то время декану моторостроительного факультета КАИ, а затем и директору института Сергею Васильевичу Румянцеву. Его судьба — это судьба человека, родившегося в простой рабочей семье и ставшего доктором технических наук, профессором, заслуженным деятелем науки и техники, занимавшего посты директора КАИ, ректора Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, заместителя министра высшего образования СССР.

ДЕТДОМ, РАБФАК, ИНСТИТУТ

 «Сергей Васильевич Румянцев — известный ученый в области авиационного двигателестроения, крупный организатор высшего профессионального образования в стране, первопроходец, талантливый, трудолюбивый, простой и отзывчивый человек, прекрасный организатор государственного масштаба, инженер в лучших российских традициях, — пишет о своем первом ректоре „Вестник РУДН“. — Он родился 18 июля 1913 года в Костроме. Рано остался без родителей и с 6 до 15 лет жил в детском доме. Окончив в 15 лет школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ), Сергей Васильевич работал слесарем на костромской текстильной фабрике, одновременно учился на рабфаке. Рабфак — образовательное учреждение системы народного образования, которое в постановлении Народного комиссариата просвещения (Наркомпроса) РСФСР было определено как „автономное учебно-вспомогательное учреждение для подготовки в кратчайшие сроки рабочих и крестьян для поступления в высшие учебные заведения“».

В декабре 1931 года Сергей Васильевич успешно сдает экзамены и поступает в Московский авиационный институт. Как он сам писал в своей автобиографии, для него заканчивается первый период жизни, в котором происходит преобразование обычного для того времени беспризорника в квалифицированного рабочего-слесаря, ставшего на втором году самостоятельной работы бригадиром.

Действительно, это было удивительное время — «лапотная» Россия трудом наших дедов и прадедов превращалась в индустриальную державу. Авиационная промышленность в предвоенные годы бурно развивалась, это было время, когда не нужно было придумывать национальную идею: молодые люди «болели» авиацией, вступали в Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (ОСОАВИАХИМ) — общественно-политическую оборонную организацию, существовавшую в 1927–1948 годах, предшественницу ДОСААФ. На Московском авиационном заводе №22 имени 10-летия Октября в Филях (ныне Машиностроительный завод им. Хруничева) по инициативе осоавиахимовской и комсомольской организаций была создана первая в стране общественная школа, готовившая летчиков и других авиационных специалистов без отрыва от производства. В ней имелось 6 секций: летная, планерная, авиамоторная, парашютная, глиссерная, авиамодельная и группа проектирования и постройки спортивных самолетов. Но стране нужны были и научно-педагогические кадры высшей квалификации.

«СНАЧАЛА БЫЛ КАРЕТНЫЙ САРАЙ ДИРЕКТОРА ГИМНАЗИИ»

В 1937 году Сергей Васильевич с отличием оканчивает МАИ по специальности «авиационные двигатели», ему предлагают остаться в институте и поступить в аспирантуру, однако, как он сам говорил, ему хотелось испытать свои силы на производстве. Его направляют на молодой Казанский авиационный завод имени Серго Орджоникикдзе (сегодня это Казанский авиационный завод имени Горубнова — прим. ред.), где он работает старшим мастером. Несмотря на большие трудности, связанные с новостройкой, как говорил сам Сергей Васильевич, «работалось хорошо и интересно». В 1938 году вместе с другими однокурсниками-двигателистами его переводят на работу в Казанский авиационный институт.

В тот период в КАИ реализовали стратегический план развития института. Одной из составных частей этого плана было приглашение в КАИ специалистов по двигателям и создание моторного факультета.

«Вот поэтому Румянцев и был переведен в КАИ, — отмечается в специальном материале, написанном для музея истории КАИ академиком Борисом Виноградовым. — 13 августа 1938 года он приступил к работе. Нужно было создавать кафедру авиадвигателей и моторную лабораторию.

Начало весьма прозаичное: был каретный сарай, в котором в дореволюционные времена директор первой мужской гимназии держал своих лошадей и экипажи; коллектив состоял из нескольких человек, весьма отдаленно представлявших, что такое авиационный двигатель, имелось в наличии три небольших стационарных „движка“, из которых работал только один, а до начала учебного года оставалось 18 дней. К счастью, имелось еще большое желание коллектива создать кафедру, лабораторию, факультет. Была молодость и тот эмоциональный подъем, которым славились энтузиасты тридцатых годов…

Сейчас, оглядываясь назад, отчетливо видишь ту немногочисленную группу разных по возрасту, по специальности и по характеру людей, объединенных одной общей идеей, людей, проводивших дни и ночи в каретном сарае за ремонтом старых „движков“ и приспособлением их для простейших опытов. Эта группа и явилась тем родником, из которого взяла свое начало широкая и могучая река — факультет двигателей летательных аппаратов».

Кафедра была создана. Занятия начались. Моторная лаборатория заработала. В начале 1939 года приказом всесоюзного комитета по делам высшей школы при Совнаркоме СССР в КАИ был открыт моторный факультет. Сергей Васильевич очень много сделал для его создания и организации. «Совершенно естественно, — вспоминает сам Румянцев, — что постановка учебного процесса на новом факультете должна была опираться на уже сложившиеся традиции института, а это означало, что копирование уже работающих факультетов других авиаинститутов было неприемлемо».

Но, пожалуй, самая острая проблема — отсутствие преподавательских кадров. Было очевидно, что данный вопрос может быть решен только за счет отбора, начиная с младших курсов, талантливой молодежи и выращивания ее для поступления в аспирантуру, а также для ведения научной работы на кафедрах с перспективой выполнения кандидатской диссертации.

«ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА»

Кафедра авиадвигателей вела не только учебные занятия. В 1939–1940 годах начались научные исследования в содружестве с промышленностью. Была, например, установлена возможность использования промышленных отходов завода синтетического каучука в качестве мототоплива. Результаты этих исследований принесли очень большую пользу во время Великой Отечественной войны, дав тыловому автотранспорту взамен бензина, который требовался для фронта, топливо из промышленных отходов.

Лаборатория строит принципиально новую экспериментальную установку для исследования двигателя с бесклапанным газораспределением. Во время войны кафедра проводила большие научные разработки совместно с Танковым полигоном, а также с Научно-исследовательским институтом Гражданского воздушного флота и с Институтом химической физики АН СССР. Разработки относились к усовершенствованию танковых и авиационных двигателей и их систем запуска.

С ноября 1941 года кафедра совместно с ОКБ главного конструктора Колосова по заданию государственного комитета обороны ведет разработку авиационного двигателя с особой системой зажигания. Такая система давала двойной выигрыш: во-первых, можно было форсировать двигатель, повышая его мощность на номинальном и максимальном режимах, во-вторых, существенно снизить удельный расход топлива на крейсерских режимах. Первое улучшало взлетные качества самолета, его скороподъемность и боевую маневренность, второе увеличивало экономичность, а следовательно, и дальность полета.

Сергей Васильевич — основатель и первый заведующий кафедрой теории двигателей, которой руководил с 1938 по 1953 год, до отъезда из Казани. Как вспоминал сам Румянцев, тот факт, что его в 25 лет назначили руководить кафедрой в вузе (но прежде ее надо было создать!), дает наглядное представление о голоде в инженерных и научных кадрах, который испытывала авиационная промышленность нашей страны в 1930-е годы.

В 1943-м он защитил первую в истории КАИ кандидатскую диссертацию по авиационным двигателям. Ему было в это время 30 лет, защите предшествовала не рафинированная аспирантская деятельность, а участие в интенсивной работе по созданию лабораторной базы кафедры, организации факультета авиационных двигателей, созданию экспериментального конструкторского бюро КАИ. Одновременно с заведованием кафедрой в 1942–1953 годах он был заместителем директора по научной и учебной работе, с 1944 по 1946 год — деканом моторостроительного факультета. В годы, проведенные в КАИ, Сергей Васильевич сотрудничал с выдающимися учеными нашей страны. В период с 1941 по 1943 год в стенах КАИ работали ведущие ученые-аэродинамики страны во главе с будущим президентом АН СССР Мстиславом Келдышем.

ПЕРВАЯ В СТРАНЕ «КОСМИЧЕСКАЯ» КАФЕДРА

В 1944 году директор института Каменков поручил Румянцеву подготовить предложение и учебную документацию для открытия в КАИ новой специальности «реактивные двигатели». «Это был смелый шаг: реактивная техника только зарождалась, еще трудно было определить пути ее развития. Чтобы в этих условиях разработать учебные планы для данной специальности, нужно было пойти на определенный риск, — продолжает Виноградов. — В мае 1945 года приказом наркома авиационной промышленности эта специальность была закреплена за КАИ. Сергей Васильевич оказал большую помощь в организации новых кафедр — реактивных двигателей и турбомашин. Много усилий он приложил к тому, чтобы привлечь к работе в институте Валентина Петровича Глушко и Сергея Павловича Королева, известных нам сейчас как основоположников ракетно-космической техники. Приказом по институту №187 от 14 мая 1945 года была открыта кафедра реактивных двигателей, которую возглавил Глушко.

4 октября 1949 года Разумов был назначен директором (так тогда называлась ректорская должность — прим. ред.) КАИ. И теперь кафедральные вопросы составляли лишь небольшую часть той нагрузки, которую приходилось нести Румянцеву: бóльшую ее часть составляли заботы директорские.

В то время наша авиация переживала период перестройки: она переходила на реактивные двигатели, на сверхзвуковые самолеты и на принципиально новое навигационное оборудования. Внедрялась радиолокация. В этой обстановке необходимо было не только реорганизовать учебный процесс по летательным аппаратам и двигателям, но и вновь организовать подготовку специалистов по приборам и радиооборудованию. Естественно, что основная тяжесть снова легла на плечи директора».

КАК МОЛОТОВ КАИ ПОМОГАЛ

В декабре 1951 года было принято решение об организации в КАИ приборостроительного факультета, а в феврале 1952-го вышло постановление ЦК ВКП(б) об организации в данном учебном заведении радиотехнического факультета. Были поставлены очень жесткие сроки — через два-три года институт уже должен был поставить промышленности молодых специалистов. Усложнение в послевоенные годы приборного оборудования самолетов и автоматизация управления и контроля, а также бурное развитие радиотехники и электроники, открытие таких перспективных сфер их применения, как радиолокация, радионавигация, радиоуправление, привели к необходимости создания в институте этих новых факультетов во время директорства Румянцевым. Трудности в их создании значительно усугублялись еще и тем, что в институте не было никакой материальной базы для этих факультетов.

В то время большую поддержку и конкретную помощь Румянцеву оказали секретари Татарского обкома КПСС Зиннат Муратов и Салих Батыев. «Тов. Батыев, — вспоминал Румянцев, — настолько хорошо знал и разбирался во всех вопросах организации и постановки учебного процесса и воспитания сложного взрослого коллектива студентов-ускоренников, что мы этому постоянно удивлялись. Все его указания были конкретны и действенны…»

О том, как решались проблемы инженерного образования в тот период, говорит следующий факт: для радиотехнического факультета институту было передано здание бывшего юридического института, причем официально решение было принято на заседании Совета министров СССР. Председательствующий на заседании Вячеслав Молотов в ходе обсуждения вопроса, узнав о существовании в Казани юридического института, созданного на базе юридического факультета Казанского государственного университета, приказал немедленно закрыть юридический институт, вернуть его студентов и преподавателей в лоно университета, а освободившееся помещение передать КАИ. Таким образом институт получил здание на площади Свободы. Это был четырехэтажный когда-то надстроенный дом, большой и безобразный, своим видом портящий архитектуру главной площади города. Здание было быстренько реконструировано внутри и снаружи. Благодаря появлению новых факультетов институт к середине 1950-х годов превратился в крупное учебное заведение.

Румянцев БЫЛ ЗНАКОМ С НЕРУ, ФИДЕЛЕМ, РОБСОНОМ

Сергей Васильевич поступает в докторантуру и переезжает в Москву, где защищает докторскую диссертацию, становится профессором, затем заместителем министра высшего образования СССР. Румянцев был не только талантливым организатором, но и крупным ученым. Он создатель научных направлений по управлению процессами горения в поршневых и реактивных авиационных двигателях, оптимальному управлению двигателями в полете с учетом характеристик самолета и программы полета, по системному проектированию авиационных двигателей. Под его руководством подготовлено 12 кандидатов и докторов технических наук в период работы в КАИ, УДН и МАИ.

В связи с созданием Университета дружбы народов, призванного оказывать бескорыстную помощь странам Азии, Африки, Латинской Америки в подготовке национальных высококвалифицированных специалистов, в 1960 году Сергей Васильевич как опытный организатор и видный ученый был назначен ректором университета, которым он руководил в течение 10 лет. На этом посту Румянцев благодаря своим знаниям и опыту фактически создал высшее учебное заведение нового типа. Руководя университетом, Сергей Васильевич был лично знаком со многими деятелями политики и культуры из различных стран мира. Среди них были премьер-министр Индии Джавахарлал Неру, президент Всемирного совета мира физик Джон Бернал, председатель революционного правительства Кубы Фидель Кастро Рус, американский певец Поль Робсон, датский художник-карикатурист Херлуф Бидструп, норвежский путешественник Тур Хейердал и многие другие.

С 1970 года Румянцев — профессор кафедры теории воздушно-реактивных двигателей Московского авиационного института. В этот период своей жизни он отдается учебно-методической работе, ставит новые лекционные курсы, создает молодежную научную группу по САПР, работает с аспирантами…

Умер Сергей Васильевич в Москве в 1990 году.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (12) Обновить комментарииОбновить комментарии
NIYAZ
14.04.2019 11:35

Интересно и познавательно.
Из детдома с рабочих профессий в руководители - это раньше было в порядке вещей.
Сегодня вон не могут найти пути выхода «из зоны комфорта».

  • Анонимно
    14.04.2019 09:59

    Очень интересно! Спасибо!

    • NIYAZ
      14.04.2019 11:35

      Интересно и познавательно.
      Из детдома с рабочих профессий в руководители - это раньше было в порядке вещей.
      Сегодня вон не могут найти пути выхода «из зоны комфорта».

  • Анонимно
    14.04.2019 10:35

    "В то время большую поддержку и конкретную помощь Румянцеву оказали секретари Татарского обкома КПСС Зиннат Муратов и Салих Батыев. «Тов. Батыев, — вспоминал Румянцев, — настолько хорошо знал и разбирался во всех вопросах организации и постановки учебного процесса и воспитания сложного взрослого коллектива студентов-ускоренников, что мы этому постоянно удивлялись. Все его указания были конкретны и действенны…»"

    Господи, Алла сокласын столкнуться с этими "умными" указаниями власти.
    Ничего не понимают, все время чтото там указуют, но дела хорошие делаются вопреки их указаниям...

  • Анонимно
    14.04.2019 10:51

    Борис Васильевич Виноградов - профессор 21-ой кафедры КАИ, кандидат технических наук, звания академика никогда не удостаивался

  • Анонимно
    14.04.2019 11:26

    всегда с интересом читаю материалы о бывших детдомовцах, спасибо. многие считают, что из их ничего путного не выходит, им стоит обратить внимание на эти истории, которые опровергают их наследственные теории

  • Анонимно
    14.04.2019 14:35

    Спасибо за публикацию о таких выдающихся людях Казани и КАИ.

  • Анонимно
    14.04.2019 15:46

    На одном дыхании прочёл. Интересно очень. Зур рәхмәт!

  • Анонимно
    14.04.2019 19:37

    Мало мы знаем об истории развития образования и науки в Казани.
    Спасибо автору и БО за интересные статьи.

  • Анонимно
    14.04.2019 22:04

    Очень полезная и познавательная статья не только для молодых, но и в возрасте. Карабай

  • Анонимно
    14.04.2019 23:48

    "Да, были люди в наше время!..."
    Как же жаль нынешнюю молодежь, у которой только деньги в голове, редко встретить искру искреннего интереса в чему-то(((

  • Анонимно
    15.04.2019 12:28

    Автору - респект.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
Загрузка...
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль