Общество 
19.05.2019

«В секретариате Сталина работала одна татарка, она и подложила мою книгу…»

Построить писательский дом в Казани Гумеру Баширову помог его депутатский значок

В мае 2019-го исполнилось 20 лет со дня смерти писателя Гумера Баширова. «БИЗНЕС Online» предлагает узнать из рассказа сына литератора и ряда публикаций о том, почему Сталин «номинировал» главный роман Баширова на премию своего имени, как писатель «строил» дом для коллег по перу, о дружбе и контактах с Назибом Жигановым, Хасаном Туфаном, Леонидом Соболевым и другими известными людьми творчества страны и республики.

Гумер Баширов и Назиб Жиганов, декабрь 1986 г. Гумер Баширов и Назиб Жиганов, декабрь 1986 года Фото: Владимир Зотов

«ДАЙТЕ ЕМУ ПРЕМИЮ ИМЕНИ МЕНЯ!»

«Однажды секретарю Татарского обкома ВКП(б) Хаджи Рахматуллину в два часа ночи позвонил Иосиф Сталин. Была осень 1950 года. Хаджи лихорадочно схватил со стола сводки о ходе уборочных работ, полагая, что речь пойдет об этом. В трубке раздался неторопливый, чуть хрипловатый голос.

— Здравствуйте…

Рахматуллин невольно вытянулся по стойке смирно.

— Здравствуйте, Иосиф Виссарионович!

— Как ваше фамилия?

Секретарь до того разволновался, что с трудом выдавил:

— Рах… Рах… Рахматуллин.

— Вы, товарищ Рахматуллин, читали роман Гумера Баширова «Честь»?

К счастью, Рахматуллин читал роман, о чем и сообщил вождю.

— Ну и как, по-вашему, что это за произведение?

— По-моему, неплохое произведение, Иосиф Виссарионович!

Но Сталин этим ответом не удовлетворился.

— Неплохое или хорошее?

— Хорошее, хорошее! — тут же согласился Рахматуллин.

— А если так, то почему вы не выдвигаете этот роман на Сталинскую премию?

Рахматуллин совсем растерялся. Но вспомнил, что роман уже получил одну премию от союза писателей, и сообщил об этом Сталину.

— Мы думали, что этого достаточно…

Сталин долго молчал и был явно недоволен таким ответом.

— А вы все-таки еще раз подумайте, товарищ Рахматуллин… Крепко подумайте! До свидания».

Этот содержательный диалог приводит журнал «Татарстан», завершая его комментарием самого писателя: «Чего у Сталина не отнимешь — он много читал. Каждый вечер ему оставляли пачку новых книг — штук 10–15. Книг всегда издавалось много, так что дело зависело еще и от отбора. В то время в секретариате работала одна татарка, она и подложила мою книгу в эту пачку…» Так началось триумфальное шествие романа — главной визитной карточки писателя.

«МНЕ НЕ НАДО БЫЛО ВЫДУМЫВАТЬ ГЕРОЕВ СВОЕЙ КНИГИ»

Задумка написать роман возникла в одночасье, в одну из журналистских командировок Баширова. Вот как он описывает этот момент в начале самого произведения:

«Шел второй год войны. Закончив свои дела в одном из районов на Каме, я возвращался на пристань… Мы шагали с пожилой попутчицей по дороге среди зреющих хлебов, и она тихо рассказывала мне, как они живут, как работают, кто из односельчан получил бумагу с «черной печатью»… Я слушал ее, а в уме писал очерк для радио. Вдруг она как-то сникла, даже всплакнула и поведала о большом несчастье, которое взбудоражило всю окрестность. Одна молодая женщина в их деревне получила похоронку о муже. Его родители не хотели с ней расстаться и по старому обычаю уговорили ее выйти замуж за своего младшего сына. Но тут неожиданно из госпиталя на побывку приехал первый муж, и молодая невестка не в силах вынести такого, как она считала, позора покончила с собой.

Этот трагический случай глубоко тронул меня, и я решил написать о нем рассказ… Прохаживаясь по тропинке на горе над пристанью, я поначалу обдумывал рассказ, навеянный встречей с попутчицей. Но меня все что-то не удовлетворяло. Наконец я понял, что меня волнует не только и не столько этот трагический случай, как все то, что происходит сейчас на фронтах, и то небывалое героическое усилие, с каким народ трудится в тылу, помогая защитникам Родины. А это не могло уложиться в рамки небольшого рассказа. Чем больше я углублялся в размышления, тем шире раздвигались передо мной горизонты: появились другие образы, картины иного масштаба, людские характеры сталкивались в событиях более значительных и важных. Рождалось, видимо, новое, более серьезное произведение, и оно захватило меня целиком.

Домой я вернулся, уже наметив канву моей будущей книги, окрыленным и взбудораженным. Весь день с утра и до вечера я работал на радио, а ночью при тусклом свете крохотной лампешки писал и писал… Мне не надо было выдумывать героев своей книги». 

«ПЕРЕВЕДЕН БОЛЕЕ ЧЕМ На 40 ЯЗЫКОВ»

На татарском языке произведение впервые опубликовано в 1948 году. Роман «Честь» стал невероятно популярным не только у татар, он был переведен более чем на 40 языков и считался самым читаемым советским произведением за рубежом в течение долгих лет. В 1951-м, менее чем через год после памятного телефонного звонка вождя в Татарский обком партии, его автор становится-таки лауреатом Сталинской премии второй степени, как мы уже знаем, по инициативе человека, давшего высшей государственной премии Советского Союза того времени собственное имя.

— Да, отец говорил мне об этом звонке Сталина, — рассказывает корреспонденту «БИЗНЕС Online» сын писателя Зуфар Баширов. — А вообще, существует два источника, в которых он описывает те события. Первый — это его дневники, второй — книга его воспоминаний.

— Они опубликованы?

— Да, и это было единственным моим «вмешательством» в его творчество. Вообще, отец в этом отношении никогда ни в какой помощи не нуждался. Когда ему что-то нужно было узнать, он обращался к специалисту, к первоисточнику: крестьянину, геологу, биологу и так далее. Ну а в последние годы мне все-таки пришлось заняться его творчеством, и вот в каком плане. Он писал свой последний, как оказалось, в жизни роман, который так и не смог закончить. «Гыйбрәт» («Уроки жизни») — это роман о 1920-х годах. После Гражданской войны домой возвращается молодой еще человек, начинает учительствовать — и тут начинается его эпопея: ему встречаются на пути люди с разной судьбой и разными взглядами. Тут описываются не только их судьбы, но и судьба самой татарской деревни в эти годы.

— Роман автобиографичен? Ведь Гумер Баширович тоже работал в молодые годы учителем в татарской деревне.

— В какой-то степени. Да, отец всю жизнь считал себя человеком деревенским, хотя большинство своих лет он провел в городе, но его видел чем-то связанным больше со своей работой, то есть чем-то вроде долгосрочной командировки.

Так вот. После его кончины мне пришлось собрать воедино все рукописи, скомпоновать, самому вручную отпечатать все на машинке — от первой до последней страницы. Потому что отец просил меня издать этот роман. И не только. Он оставил дневники, которые вел с 1934 по 1999 год, — множество толстых тетрадей — и тоже завещал мне их издать. Сил и времени на это ушло немало, к публикации их приняли не сразу, что-то пришлось пробивать, чего-то добиваться. Но дневники вышли — в 2011 году, в Татарском книжном издательстве.

«ЧТО НАМ СТОИТ ДОМ ПОСТРОИТЬ?»

— А чего пришлось добиваться самому писателю при жизни?

— Одним из главных своих дел он считал… дом в Казани, на улице Маяковского, где поселились его собратья по перу — татарские писатели.

Как отец деньги для этого дома выбивал — целая эпопея. Приходилось просить у местных властей (у правительства республики) и ездить в Москву с данным вопросом. Он обращался в союз писателей СССР, при нем существовал тогда литературный фонд, и там как раз изыскали средства специально для этого строительства. А еще очень помогло отцу в данном вопросе то, что он был депутатом Верховного Совета СССР. Без этих полномочий ничего бы не добился.

— Важен результат!

— И желательно положительный. В 1958 году мы уже в этот дом заселились. К тому времени он был готов, построен. Вообще-то изначально здание принадлежало железнодорожникам. Но когда искали место для писателей, то выбрали такой вариант: возвести пристрой к этому уже существующему «железнодорожному» дому. Так и сделали — пристроили к нему крыло, в котором писатели получили 8 квартир. Сегодня на стенах дома четыре мемориальные доски: здесь, кроме Гумера Баширова, жили Абдурахман Абсалямов, Мирсай Амир, Афзал Шамов и другие.

— Насколько известно, на этом «строительные подвиги» писателя Баширова не закончились…

— Отец добился также выделения недалеко от озер Лебяжье и Малое Глубокое участка и строительства дач для писателей. Сначала возводили финские типовые коттеджи, потом наступила очередь домиков бревенчатых. Всего их 6–8, со всеми удобствами, с отоплением и мебелью. Они принадлежали союзу писателей республики, и каждый год семьям литераторов выдавались путевки на все лето. Здесь отдыхали и творили Хасан Туфан, Сибгат Хаким, Наби Даули и другие.

— Баширов с ними дружил, общался?

— Кроме дачных дел, у четверки друзей была такая многолетняя традиция: они всегда вчетвером собирались на дне рождения у каждого из них по порядку появления на свет. Помимо отца, были еще писатель Туфан, поэт Шайхи Маннур и фольклорист Ярми (Ярмухаметов Хамит Хуснутдинович — прим. ред.). Помню, все начиналось с Туфана — у него у первого в году были именины, ну и далее по списку. Когда же собирались у отца, в нашем доме, то я этим аксакалам за столом вроде как прислуживал, а они отпускали на данный счет шуточки. Весело было!

— Кто близок был ему из российских писателей?

— Когда отец возглавлял республиканский союз писателей (председатель правления СП Татарии с 1949 по 1953 год — прим. ред.), как раз в эти годы, кроме союзного, образовался также союз писателей РСФСР, и отец был активным участником его создания. Первым председателем российского союза был Леонид Соболев — тоже известный писатель военных лет. Поэтому у отца с ним были очень хорошие отношения — как деловые, так и дружеские. Помню, и он в Москве у него бывал неоднократно, и Соболев в Казань тоже приезжал. Они с ним очень хорошо контачили, находили общий язык. При организации российского союза было такое положение: в его правление должны были входить представители с мест. И вот одним из таких представителей стал Гумер Баширов. Он отвечал за связи союза с национальными литературами (секретарь СП РСФСР по национальным литературам с 1950 по 1958 год — прим. ред.).

В ЧЕМ СЕКРЕТ ЕГО ДОЛГОЛЕТИЯ?

— В 1950 году композитор Назиб Жиганов написал на основе романа «Намус» одноименную оперу. Как к этому отнесся Баширов? Какое мнение было у него о произведении и его авторе?

— О композиторе Жиганове, его творчестве и о том, как они общались, отец подробно описывает в своих дневниках. По тем временам, надо честно сказать, опера эта носила несколько заказной характер, но многие песни, арии из нее отцу понравились. Однако в своих воспоминаниях и дневниках он пишет, что ему очень нравился жигановский «Кырлай», об этом можете особо упомянуть (симфоническая поэма «Кырлай», 1946 год — прим. ред.). Ее отец особо ценил и с восторгом писал, высказался в том ключе, что она как-то особо подчеркивает дух татарского народа. А насчет оперы «Намус», повторюсь, что-то не помню каких-то особых высказываний отца.

И еще: когда он был главой республиканского союза писателей, параллельно с ним Жиганов возглавлял республиканский союз композиторов. Ну и они поэтому были в контакте, что называется, по служебным надобностям, часто встречались на совещаниях, разговаривали. И вот в этом отношении отцу пришлось убедиться не только в творческих, но и в организаторских способностях композитора.

— Гумер Баширов прожил 98 лет, и жизнь эта была далеко не из легких. Он не делился с вами секретом долголетия?

— Я уже как-то говорил об этом вашим коллегам, но не грех и повториться на данный счет. Существует по меньшей мере два секрета его долголетия. Первый связан с участием в Гражданской войне, когда он в 17 лет вместе с другими бойцами по украинским степям проходил по 50–60 верст в день при полной амуниции, с винтовкой. Это его закалило физически. А второй секрет гораздо весомее и важнее. Часами прогуливаясь с отцом в саду «Эрмитаж», я как-то услышал от него фразу, которую запомнил сразу и навсегда: «Я так долго жил потому, что никогда никому не завидовал». Это просто сказать, но не так просто исполнить. А у отца получилось.

Гумер Баширович Баширов — народный писатель Татарской АССР.

Родился 7 января 1901 года в деревне Янга-Сала Арской волости Казанского уезда Казанской губернии Российской империи в семье крестьянина-середняка.

1907–1914 — учился у муэдзина, затем в деревенской школе, летом помогал родителям.

1919–1920 — работал учителем в школе 1-й ступени.

1920–1924 — мобилизован в РККА и участвовал в боях за Перекоп и с махновскими бандами.

1924 — демобилизован.

1925–1929 — служил в органах рабоче-крестьянской милиции, был народным судьей.

1928 год — вступил в ВКП(б).

1929–1932 — работал в органах юстиции в сельских районах Автономной Татарской Советской Социалистической Республики.

1932 — назначен редактором районной газеты, а затем работал литературным сотрудником и заведующим отделом областной газеты «Кызыл Татарстан» («Красный Татарстан»).

1934 — окончил Институт марксизма-ленинизма.

1936–1944 — на редакторской работе в журнале «Советская литература» (на татарском языке), в Татгосиздате и радиокомитете Татарской АССР.

1944–1948 — редактор Таткнигоиздата.

1951–1955 — депутат Верховного Совета Татарской АССР.

1953–1962 — депутат Верховного Совета СССР.

1953–1958 — председатель правления союза писателей Татарской АССР.

Умер 7 мая 1999 года. Похоронен на Татарском кладбище в Ново-Татарской слободе Казани.

Автор ряда романов, повестей, рассказов и песен; собиратель татарского фольклора.

Лауреат Сталинской премии второй степени (1951), государственной премии Республики Татарстан им. Тукая (1996).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (31) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
19.05.2019 11:37

Кто из авторов книги «Бандитская Казань» татарин? Максим Беляев или Андрей Шептицкий?

  • Анонимно
    19.05.2019 09:16

    Интересно было бы понаблюдать за человеком которому среди ночи позвонил вождь.

    • Анонимно
      19.05.2019 09:33

      Дык, вождь и и обожал звонить по ночам. Потом все начальники были вынуждены спать до обеда.

      • Анонимно
        19.05.2019 12:33

        Дык, они не спали после звонка такого и мелодия другая была на телефоне))). Воронок ждали, до конца дней своих, чтоб Вы знали. Статьи в то время легко всем вешали, особенно 58-ю. В прочем как и сейчас.

        • Анонимно
          19.05.2019 13:18

          А кому сейчас эту статью навесили? Или просто для рифмы?

        • Анонимно
          19.05.2019 15:12

          глупость свою показывать свою невежество и не знание истории вам нравится?

    • Анонимно
      19.05.2019 10:39

      09:16. Врядли история с ночным звонком отца народов имела место быть. После такой персональной рекомендации вручили бы Сталинскую Премию l степени!

      • Анонимно
        19.05.2019 10:48

        Ну почему же? И Виктору Некрасову за "В окопах Сталинграда", и Анатолию Рыбакову за повесть "Водители", в будущем ярым антисталинистам, Сталинскую премию присудили именно по настоянию её автора, как они сами это признавали.

      • Анонимно
        19.05.2019 13:58

        Слышал от ветеранов,что звонок был, но по поводу романа Наджми "Весенние ветры" о революционном движении в Баку, где главный герой ,имел реального прототипа, рабочего нефтепромысла, татарина, общавшегося с Кобой. Сталин потом,письменно подтвердил,что знал его по революционной работе.Одако, это не спасло прототипа, ставшего крупным партийным работником ТАССР, от расстрела в период большого террора.

        • Анонимно
          19.05.2019 16:37

          Это и поспособствовало расстрелу! Сталин уничтожил всех тех, с кем сталкивался в молодости и кто хорошо изучил его прошлое.

  • Анонимно
    19.05.2019 09:19

    Интересно, позновательно и поучительно
    Спасибо.

  • Анонимно
    19.05.2019 09:32

    Было время, когда секретари читали романы

    • Анонимно
      19.05.2019 09:52

      В статье подчёркнуто, что, к "счастью", Хаджи Рахматуллин прочитал роман. Но, возможно, это и помешало ему в его дальнейшей карьере: "шибко грамотных" в партийных кругах в СССР никогда не любили - от Троцкого до Бухарина.

  • Анонимно
    19.05.2019 09:54

    Времена изменились, сейчас татарские писатели пишут «Бандитскую Казань»

    • Анонимно
      19.05.2019 10:23

      Не только! При всём уважении к Г. Баширову, его "Честь" не была столь популярной в стране, в которой тиражи книг определяла КПСС, а не рынок, как сейчас "Зулейха" Г. Яхиной.

      • Анонимно
        19.05.2019 11:11

        "Зулейха" не имеет никакого отношения к художественной прозе.
        И "популярность" искусственная, создается пропагандой

        • Анонимно
          19.05.2019 11:24

          Деточка, сейчас жестокий рынок в стране, и никто не будет из частных издателей-капиталистов печатать Малую Землю или Возрождение, которые население, у которого денег на выплату кредитов не хватает, покупать не будет. Пропаганда же в стране, уже лет 10-15 как раз за Сталина, а не против него, как в обоих романах Яхиной.

        • Анонимно
          19.05.2019 11:25

          Хорошо, что вы в курсе и пишите об этом.
          Жаль, что пропаганда делает-таки своё дело.

        • Анонимно
          19.05.2019 11:49

          Знаком с несколькими покупателями "Зулейхи"-люди далекие от литературы, поддавшиеся стадному чувству, не более.

          • Анонимно
            19.05.2019 11:55

            Знаком с несколькими противниками Яхиной: все они бесталанны и жутко ей завидуют.

      • Анонимно
        19.05.2019 12:54

        Зулейха это как лада веста в автомобильном мире. Много рекламы. Если человеку долго говорить что он идиот, то он поверит в это

        • Анонимно
          19.05.2019 13:05

          Да большинству населения в нашей стороне это и говорить не надо, но вот только они как раз книжки Яхиной не читают, но очень тоскуют по Сталину.

    • Анонимно
      19.05.2019 11:37

      Кто из авторов книги «Бандитская Казань» татарин? Максим Беляев или Андрей Шептицкий?

      • Анонимно
        19.05.2019 11:42

        Как Вы рискуете! Все успешные люди в Казани и её окрестностях имеют татарские корни. А вот успешные в Москве Хаматова и Яхина - безродные космополиты.

      • Анонимно
        19.05.2019 11:51

        И Беляев, и Шептицкий имеют татарские корни

    • Анонимно
      19.05.2019 13:43

      Вначале сами лично ловят (или создают впечатление) всех бандитов, а затем, с красивой фотографией издают мемуары......

      • Анонимно
        19.05.2019 16:41

        Ладно хоть признали, что фотография красивая ;-))) Ужас, как завидуют таланту!

  • Анонимно
    19.05.2019 10:19

    с 14 по 19 год что он делал?

    • Анонимно
      19.05.2019 10:28

      Статью плохо читали - со слов сына - "он в 17 лет вместе с другими бойцами по украинским степям проходил по 50–60 верст в день при полной амуниции, с винтовкой."
      Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/424342

  • Анонимно
    19.05.2019 12:49

    Лично знал Баширов и Жиганова.С первым познакомил мой друг Махмут, писатель - публицист, часто общавашиися с ним, второго знал по работе. Очерк правильно передет атмосферу времени ,жизнь обоих корифеев, несмотря на то,что не были обделены знаками внимания властей,а композитор стал первым и единственным, деятелем культуры республиким удостенном звания Героем Социалитического труда, была нелегкой. Особенно у Жиганова, которого в последние годы жизни буквальн травили узколобые нацики и завистливые, околомузыкальные бездарности. Несколько деталей: 1.Вокруг звонка Сталина много,версий.Наиболее правдоподобная,что звонил он по поводу романа Наджми, где есть сюжет и о его подпольной работе в Баку.Звонок был не ночной, а вечерний, посмеиввлись что Рахматуллин взяв трубку и узнав с кем говорит, встал по стойке смирно, а после разговора сел от волнения не на стул, а на пол.2.Баширов пользовался большим уважением Игнатьева,1 секретаря обкома ,который планировал его на должность председателя президиума ВС ТАССР,и как первый шаг к этому , сделал членом бюро но не успел.Со слов Баширова,узнал, что Игнатьев очень много сделавший для татарской школы и культуры в целом,и нередко цитировавший Тукая, сказал ,что во всех уважающих себя республиках есть премии имени выдаюихся писатеоей,и обком подерит ходатайство союза писателей об учрежеии премии имени великого поэта. Показательно,что первым председатлем комссии по присуждению премии, стал ближайший соратник Инатьева, секретарь обкома по идеологии Фасеев.

  • Булгарин
    19.05.2019 15:22

    Вот этот диалог со Сталиным выбить бы на стене к каждого начальника, мечтающего о приходе Сталина и ставящему ему памятники. Там бы еще и про штаны написать, которые, наверняка обмочил товарищ, услышав голос небожителя.

    • Анонимно
      19.05.2019 17:41

      58 статью ныне отменили, но реакция некоторых подчинённых на звонок сверху осталась даже в КФУ:
      "У нас был предыдущий директор — Латыпов. И когда ему Гафуров звонил по телефону во время заседаний ученого совета, он даже вставал. Серьёзно."
      Бывший зав. кафедрой КФУ Ренат Беккин.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль