Старая элита 
1.06.2019

Владимир Лушников: фиаско грозило ему утерей не только партбилета

29 мая исполнилось 105 лет со дня рождения первого директора Казанского завода органического синтеза

Владимир Петрович Лушников свое директорство начал в 18 лет с сельской школы, куда был направлен партией. «БИЗНЕС Online» предлагает узнать из воспоминаний его сослуживцев и прочих публикаций, почему в Японии он месяц изучал нефтехимию в паре с лидером Казанского горкома КПСС, за жильем шли именно «к Лушникову» и как казанский завод вместе с ярославской комиссией «умыли умников» из союзной Академии наук.

«КОСМИЧЕСКИЕ ВЫСОТЫ НА ОКРАИНЕ КАЗАНИ»

 «Сегодня на „Казаньоргсинтезе“ мало что напоминает ту первую промплощадку 60-х: появились новые заводы и новая продукция мирового уровня, на смену старым советским печам пришли современные химические установки. Однако на предприятии по-прежнему помнят и чтут тех, кто начинал здесь строить производство полиэтилена с нуля, в чистом поле», — так игриво начинается одна из газетных публикаций-воспоминаний о первых днях предприятия и его первом руководителе. Из приведенного выше можно абсолютно согласиться разве что с двумя утверждениями: насчет «чистого поля» и того, что «помнят и чтут». Что же касается «старых советских печей» и появлению только сегодня «продукции мирового уровня», то давайте приглядимся к этим журналистским ретро-изыскам повнимательнее.

«Оргсинтез» затеяли в Казани еще в конце 1950-х, в эпоху хрущевских совнархозов. «В мае 1958 года пленум ЦК КПСС принял решение об ускорении развития химической промышленности, в рамках которого предусмотрели строительство крупного предприятия в Казани. 14 июля 1958 года Совет министров РСФСР утвердил дирекцию Казанского химического завода (таково было первое название „Казаньоргсинтеза“ – прим. ред.). В августе 1958 года решением Татарского совнархоза первым директором этого завода был назначен Владимир Петрович Лушников», — читаем историческую справку на официальном сайте предприятия. То есть Казанский химический завод сразу задумывался как нечто неоднозначное и неординарное, которое пресса тут же окрестила первенцем нефтехимии Татарии и страны. При стремлении к космическим высотам, которое было характерно для советского государства тех лет, здесь, на окраине столицы Татарии (вспомним про «чистое поле» в районе нынешнего микрорайона Жилплощадка), прицел тоже был таков, чтобы сразу захватить первенство не только в области масштабов производства, но и его уровня в смысле технологий, оснащенности и, соответственно, качества продукции.

Так что в 1961-м, когда еще только шло строительство промышленных объектов первой очереди завода, а до выпуска первой его продукции оставалось целых два года, Владимир Лушников в компании с Рашидом Мусиновичем Мусиным, который тоже недавно стал руководителем казанского горкома партии, отправляется на целый месяц в Японию. «Они там весь их производственный цикл изучили, — рассказывала корреспонденту „БИЗНЕС Online“ Земфира Рашидовна Мусина, дочь 1-го секретаря Казанского горкома КПСС. — И когда завод строили, у папы на „Оргсинтезе“, в какой-то подсобке, была своя раскладушка. То есть он там буквально дневал и ночевал. Ведь это было его детище. А Лушников стал на долгие годы директором завода. И Героем соцтруда. Но он-то был химиком, человеком со специальным образованием, а папа — энергетиком».

Кстати сказать, Мусин отнюдь не рвался побывать за казенный счет в некоей престижной загранице просто как любопытствующий функционер, пусть и соответственного ранга. Он ездил туда исключительно по делу: это было его партийное задание. Но почему оно досталось именно ему? Да потому, что он был талантливым и одновременно опытнейшим, высокообразованным управленцем-технократом, да еще с огромными полномочиями, которыми в то время располагал первый секретарь горкома партии почти миллионного советского мегаполиса. Ему не надо было согласовывать «наверху» каждый чих, каждое рискованное решение, которыми всегда изобилует неизвестное, масштабное, а потому — ответственное начинание. Которое, между прочим, в случае фиаско грозило утерей не только партбилета…

И еще о роли Мусина в истории создания «Казаньоргсинтеза». Выше не зря были упомянуты хрущевские совнархозы: решение о возведении в Казани нового нефтехимического монстра принималось на самом верху, на пленуме ЦК КПСС. Что касается уровня республиканского, то проект этот проходил как раз через Татсовнархоз, где именно в те годы — с 1957-го по 1961-й — Рашид Мусинович был сначала секретарем его парторганизации, а затем и первым заместителем председателя. Так что решение по Казхимзаводу и все вытекающие из него оргвопросы проходили и исполнялись не просто на мусинских глазах, а с его активнейшим участием. Не исключено, что кандидатура Лушникова как первого директора предприятия возникла именно с его подачи. А уж если взялся за этот гуж, то тяни его и дальше, но уже в ранге лидера казанских коммунистов. Вот он и тянул. На пару со своей креатурой — Володей Лушниковым…

На японском «обмене опытом» сложнейшие задания по возведению Казхимзавода, в том числе связанные с дальними загранкомандировками, для них не закончились. Мусин опять же с Лушниковым едет в США, где они закупают новейшее оборудование для будущего химического гиганта, — и в результате завод долгое время держит пальму первенства в стране по производству полиэтилена, фенола и ацетона (подробнее на «БИЗНЕС Online» — прим. ред.).

«С ЧУВСТВОМ, С ТОЛКОМ, С РАССТАНОВКОЙ»

Первому экономическому рывку предшествовала вдумчивая, неторопливая и планомерная подготовка. Под строительство нового предприятия в феврале 1958 года Казгорсоветом было выделено 200 га земли, через год здесь началось возведение завода. Совнархоз республики выделил на эти цели более 100 млн рублей. На основе сжиженного нефтяного газа и бензола планировалось организовать производство этилена, пропилена, изопропилбензола, фенола, ацетона и других синтетических продуктов. «Возведение завода внесли в список всесоюзных комсомольских строек, — читаем в газете „Республика Татарстан“. — Сюда съехались две с половиной тысячи добровольцев со всего Советского Союза. Немалая часть из них впоследствии осталась работать на заводе и составила костяк коллектива молодого предприятия».

1960 год: был открыт административный корпус завода. Началось строительство коммуникаций: дороги от жилых районов до площадки предприятия, железнодорожной ветки, теплотрассы от ТЭЦ-2, линии электропередачи. При заводе создается техническое училище №11 (сегодня это государственное автономное профессиональное образовательное учреждение «Казанский нефтехимический колледж им. Лушникова» прим. ред.), в котором началась подготовка специалистов среднего звена. На завод начали приходить выпускники училища, Казанского химико-технологического института и профильные специалисты с других предприятий страны. «Подбору кадров Владимир Лушников всегда уделял первостепенное внимание, — продолжает газета „РТ“. — В начале 1960-х годов он лично съездил в Орск на первое предприятие по газоразделению, затем побывал в Грозном на заводе, где впервые в Советском Союзе была запущена установка по производству фенола. С этих предприятий он привлекал наиболее ценные и квалифицированные кадры профессионалов, которые должны были обеспечить качественный рывок в работе казанского завода». 1961-й: Казанский химический завод переименован в Казанский завод органического синтеза. Построены первые здания цехов основного производства, а также технического училища, первой проходной, пожарного депо.

13 июля 1963 года была получена первая партия продукции — фенола и ацетона. Именно эта дата стала официальным днем рождения предприятия. Из строящегося завода «Оргсинтез» превратился в действующий. Мощность первого производства составила 45 тыс. тонн по фенолу и 27,5 тыс. тонн по ацетону. К этому времени открывается центральная заводская лаборатория.

Затем было основано производство собственного изопропилбензола мощностью 84 тыс. тонн в год, введен в эксплуатацию продуктопровод «Миннибаево — Казань» протяженностью 288 км, сдано в промышленную эксплуатацию производство этилена 1-й очереди мощностью 62,4 тыс. тонн в год по этилену и 16,5 тыс. тонн по пропилену. А в декабре 1965 года была получена первая продукция на производстве полиэтилена высокого давления (ПЭВД). И, наконец, в 1966 году продукция «Казаньоргсинтеза» впервые стала поставляться на экспорт: в Швейцарию, Чехословакию, Венгрию, Японию. Предприятие вышло на лидирующие позиции не только в Союзе, но и в Европе. Словом, дело показало, что с лидером промашки не было…

ДИРЕКТОР ШКОЛЫ В 18 ЛЕТ

Владимир Лушников родился 29 мая 1914 года в Казани в семье рабочего-железнодорожника. В 1930 году 16-летний член ВЛКСМ по призыву партии был направлен в Пестречинский район Татарской АССР учителем начальной школы. Через два года он эту школу возглавил.

К 18 годам новоиспеченному директору показалось маловато и своих знаний: он решил продолжить образование. Как раз к этому времени в молодой Стране Советов встает новая задача — борьба за индустриализацию, социалистическое переустройство сельского хозяйства, за овладение наукой и техникой. Комсомол объявил поход молодежи в науку: в 1928–1929 годах по комсомольским путевкам пошли учиться на рабочие факультеты (рабфаки) 15 тыс. человек, на курсы по подготовке в вузы — 20 тыс., в техникумы — 30 тысяч. На волне этих «тысячников комсомола» Лушников в 1932 году поступил в Казанский химико-технологический институт, который через пять лет окончил с отличием по специальности «инженер-технолог». Владимир поступил на строящийся завод кинопленки (в будущем акционерное общество «Тасма» — прим. ред.). Начав со сменного мастера, он быстро дослужился до должности главного инженера.

Во время Великой Отечественной войны фронт остро нуждался в кинопленке, которая требовалась для авиационной разведки. Ее выпуском в те годы и занимался казанский завод, на котором все технические проблемы решал Лушников. За успешную деятельность в годы войны он был награжден орденом Красной Звезды. За освоение таких сложных на тот момент изделий, как цветные и рентгеновские пленки, Лушников позднее был удостоен ордена «Знак Почета». В 1953 году он возглавил Казанский фотожелатиновый завод (в народе — «Желатинка», а в недалеком будущем — завод «Полимерфото» — прим. ред.), уже через пять лет он был назначен первым директором существующего пока только на бумаге Казанского химического завода (будущего флагмана отечественной нефтехимии «Казаньоргсинтез») с 30 штатными работниками. По сведениям официального сайта предприятия, за 24 года директорства он окупил строительство завода 9 раз…

«ПОЧЕМУ НОГАМИ ТОПАЛ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕР СССР?»

Лушников не боялся выдвигать на руководящие позиции тех, в ком видел перспективу, вплоть до простых рабочих. Примером может служить карьерный рост с его подачи Малика Габутдинова, который пришел на завод лишь начальником смены. «Именно на Казанском заводе органического синтеза и произошло становление Малика Салиховича как рационализатора и изобретателя, талантливого инженера, ученого, руководителя, — вспоминал Владислав Фельдблюм, доктор химических наук, профессор из Ярославля. — Он прошел путь от начальника смены до главного инженера — первого заместителя генерального директора. В этой трудной и ответственной должности он проработал 17 лет. Габутдинову была присуждена ученая степень доктора технических наук, у него накопилось около 100 авторских свидетельств и патентов. Кроме того, Малик Салихович без отрыва от основной работы преподавал в качестве профессора кафедры технологии КГТУ. Я сохранил теплые воспоминания о сотрудничестве с Маликом Салиховичем и Владимиром Петровичем [Лушниковым] в 1980-е годы… Начало этому сотрудничеству было положено при драматических обстоятельствах. На заводе осваивалась новая промышленная установка димеризации этилена в бутен-1. Это вещество является важным компонентом при производстве полиэтиленовых труб. Установка не хотела работать, производство бутена-1 задерживалось, и это, в свою очередь сдерживало запланированный пуск в работу крупного завода по производству полиэтилена.

Высокое московское начальство рвало и метало. Руководство завода обвиняли в безграмотности и безответственности. Как обычно в таких случаях, крайним оказалось именно оно. Лаборатория в ярославском НИИМСК, которой я руководил в те годы, получила срочное задание из Москвы от самого Леонида Аркадьевича Костандова, заместителя председателя Совета министров СССР. Мне было приказано сформировать и возглавить группу специалистов, срочно выехать на завод в Казань, разобраться в положении дел, проинформировать оттуда Костандова и дать ему предложения по выправлению сложившейся ситуации. В Казани выяснилось, что сбои в работе установки димеризации этилена происходят не по вине заводчан, а из-за недоработок технологии ее авторами из института Академии наук СССР. О чем мы немедленно и проинформировали лично Костандова телеграммой с завода. Затем началась творческая работа совместно с заводчанами по усовершенствованию технологии димеризации этилена. Она завершилась совместным изобретением, которое позволило нормализовать ситуацию и обеспечить непрерывную и надежную работу установки. Я до сих пор бережно храню это наше общее авторское свидетельство СССР…»

НЕГЛАСНЫЙ, НО РЕЗУЛЬТАТИВНЫЙ ТАНДЕМ МУСИН–ЛУШНИКОВ

Иль Айтуганов, в прошлом заместитель директора по кадрам и режиму, в день 105-летия со дня рождения Лушникова, когда почтить его память на улице его имени собрались те, кто когда-то работал вместе с ним, отметил, что «во время руководства Лушникова не было ни одного года, когда бы в работу не запускался новый цех или новое производство. Лушников никогда не останавливался на достигнутом и всегда стремился к новым целям. Прекратить этот процесс означало для него остановку в развитии. Сейчас предприятие продолжает заложенную ранее традицию и ежегодно вводит как новые производственные мощности, так и инфраструктурные объекты…»

Жилье, которое строилось для работников «Оргсинтеза», часто становилось главной причиной при их выборе профессии и места службы. Когда Лушников вышел на пенсию, оказалось, что предприятие построило в столице Татарии более 200 тыс. квадратных метров жилья. Многие ветераны предприятия констатировали, что «у Лушникова» жильем можно было обеспечить себя и семью гораздо быстрее, чем на любом другом казанском заводе. Значительная часть современного Московского района Казани (от улицы Серова до Шамиля Усманова) была построена по инициативе Лушникова. Благодаря ему в Казани открыли первый бассейн на проспекте Ямашева, рядом с ним — Дворец культуры химиков, а также больницу, профилакторий, школы, известный в свое время, один из лучших в республике пионерский лагерь «Солнечный», что на Лебяжьем озере. Владимир Петрович добился того, что трамвай соединил центральный железнодорожный вокзал и Соцгород через Московский район. Позже были пущены автобус, троллейбусная линия. На карте города появились новые улицы: Беломорская, Тэцевская, дорога через поселок Левченко. Вполне очевидно, что пусть и негласно, но зато результативно продолжал работу тандем Мусин–Лушников, прошедший через японо-американские испытания…

«ЗАВОДОТЕРАПИЯ» ПОЗВОЛИЛА ЕМУ ПУСТЬ НЕДОЛГО, НО ПРОДЕРЖАТЬСЯ

Лушникова несколько раз приглашали в Москву на место замминистра, он всегда отказывался без малейшего колебания, так как знал, что гораздо большую пользу принесет на родном предприятии. Но в 1982 году Владимир Петрович из-за болезни ушел на пенсию, хотя уж кто-кто, а именно Лушников не представлял себе жизни без завода. Даже будучи смертельно больным, «теребил» своих бывших подчиненных расспросами о делах производственных, те докладывали ему со всей полнотой ответственности, хорошо осознавая, что эти доклады значат для угасающего шефа. Но даже такая своеобразная «заводотерапия» позволила продержаться первому директору КОСа недолго. Прожив на пенсии не более трех лет, он умер в 1985 году. В память о первом директоре «Казаньоргсинтеза» одна из улиц в Московском районе носит его имя. В 2016 году на доме №113, расположенном на улице Декабристов, на пересечении с улицей Лушникова, как раз вблизи и даже в прямой видимости от ДК химиков, была установлена мемориальная доска в честь Владимира Петровича…

ПОСТСКРИПТУМ

Буквально на следующий день после того, как в Казани появилась мемориальная доска Лушникову, в редакцию корпоративной газеты «Синтез» пришел работник цеха КИПиА Евгений Лядков и принес письмо, которое передала его мать Нигматуллина Тамара Александровна, всю жизнь проработавшая на заводе. Редакция газеты не смогла оставить без внимания послание ветерана КОС и опубликовала ее письмо.

Спасибо Лушникову

По комсомольской путевке на ударную стройку Большой химии, мы — это две группы слесарей КИП из ТУ-12 — пришли на завод 5 мая 1962 года. Директор завода встретил нас, как долгожданных гостей. Улыбаясь, он привел нас к котловану и сказал: «Здесь будет ваш цех КИП». А пока здания нашего не было, нас распределили кого куда. Я попала на фенол и ацетон в 403-й цех. Перед пуском цеха КИП нас на 2 месяца послали в город Грозный на стажировку. Со временем я вышла замуж. Появились дети, жить было негде. Я записалась на прием к В.П. Лушникову. Он меня внимательно выслушал и спросил:

— А как с мужем живете?

— Дружно живем…

— А в кино ходите?

— Редко, Владимир Петрович.

— Ходите в кино, обязательно ходите!

И вот мы уже 53 года с мужем ходим. А после этого приема у директора нашего предприятия, через 8 месяцев я получила двухкомнатную квартиру на Жилплощадке. Огромное спасибо Владимиру Петровичу. Я всю жизнь помню его доброту и заботу о работниках завода. Царствие ему небесное.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (24) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
1.06.2019 10:03

8,5 тысяч человек работает на предприятии, и еще в два раза больше в организациях, чья деятельность связана с косом. если пересчитать на семьи - это больше 50 тысяч человек. это вы им скажите, кто кого убивает. или жителем салават купере, которых водой полностью кос снабжает, а не город. и кстати вода в салават купере гораздо лучше, чем в других районах, потому что не хлором очищают, а экологичным гипохлоритом.

  • Анонимно
    1.06.2019 09:09

    Казанский завод Органического синтеза строили всем СССР - специалисты приезжали не только из Ярославля и Москвы, но и из Ленинграда, Нижнего Новгорода, Новосибирска и др.
    И таким же образом - "всем советским миром" - была построена вся нефтехимическая и машиностроительная промышленность ТАССР.
    Люди посвящали всю свою жизнь новым промышленным предприятиям Красной Татарии, ныне переродившейся в Зелёный Татарстан.

    • Булгарин
      1.06.2019 11:20

      Ага, также строили и то, что работает и в Москве и в Сибири. И что из этого? Многие были сосланы из Татарстана в лагеря тоже, там они тоже работали. Но самое главное то вы тут и не поняли. Люди тут вам открытым текстом пишут, что ездили в Японию "обмениваться опытом"! То есть мы им свой опыт и они нам свои технологии, а затем в США за оборудованием, без которого бы вряд ли завод заработал. А вот потом из того, что поступало из Минибаево в Казань делали полиэтилен, который шел на экспорт, а вот за эту валюту и рассчитывались за все поставки. Так что можете еще сюда приписать и японцев с американцами.

      • Булгарин
        1.06.2019 13:59

        Минусы накидали, попробую еще раз объяснить. Тот комментарий, на который ответил, по смыслу очень прост. Мы тут к вам приехали и такой вот завод построили, а вы тут сидели и ничего не делали. если бы не мы из других регионов России, то и не видать бы вам таких заводов, которые вы сейчас прибрали к рукам. Вот примерно такова логика таких комментариев. Я же ответил, что в те времена татары из Татарии тоже строили и работали на многих других стройках той еще страны. И не мало чего сделали. Потому и не надо подходить с такой позиции, что вы там чего то нам тут наделали, а потому и прав на них особых не имеете. Потому и хочу сказать, что все что сделано здесь по праву принадлежало республике, а не федералам. Потому и приватизация прошла по законам республики, а не по законам Абрамовичей, Чубайсов и Сечиных. Им своего там хватает, и не малые куши. И никто тут на их добро не покушается. Хотя вы тоже можете пойти и купить акции, станете совладельцем и того же КОС. И никто из "Зеленого Татарстана" вам не будет ставить препятствий. Это ваши придумки. Хотя можете про это и для остальной России напомнить, что и их месторождения нефти и газа осваивали и те, кто туда ездил по вахте, да и сейчас туда ездят.

        • Анонимно
          1.06.2019 14:37

          Вопрос в том, что предприятие было куплено по явно заниженной стоимости, а вы сейчас предлагаете покупать акции по рыночной стоимости - это по-вашему справедливо?
          И при этом собственники КОСа, даже получив такой лакомый актив за малую стоимость от реальной рыночной, очень мало участвуют в социальной политике города и улучшению жизни горожан.

          • Анонимно
            1.06.2019 16:07

            Простите, а что все предприятия России были приватизированы по рыночной цене? Или это только тут в Татарстане по заниженной кому-то достались. Не думаю, что работники того же КОС обижены были при приватизации. Многие даже смогли существенно улучшить свои жилищные условия за счет продажи этих акций.

            • Анонимно
              1.06.2019 16:53

              При чем тут другие регионы и предприятия? И даже если там что-то не так, это повод поступать так же?

              • Анонимно
                1.06.2019 18:25

                В данном случае мы живем по одним экономическим законам. То вы тут против того, чтобы поступали как-то по своему, а тут хотите, чтобы иначе чем в России. Определитесь!

                • Анонимно
                  1.06.2019 23:36

                  Если экономические законы одни - то следовательно и политика одна. Суверенная приватизация прибыли как минимум вызывает серьезные вопросы.

  • Анонимно
    1.06.2019 09:54

    КОС убивает людей своими выбросами.

    • Анонимно
      1.06.2019 10:00

      началось, сколько людей убил, какимы выбросами? где конкретика?

    • Анонимно
      1.06.2019 10:03

      8,5 тысяч человек работает на предприятии, и еще в два раза больше в организациях, чья деятельность связана с косом. если пересчитать на семьи - это больше 50 тысяч человек. это вы им скажите, кто кого убивает. или жителем салават купере, которых водой полностью кос снабжает, а не город. и кстати вода в салават купере гораздо лучше, чем в других районах, потому что не хлором очищают, а экологичным гипохлоритом.

    • Анонимно
      1.06.2019 10:05

      кричать на углах все горазды, а факты слабо изучить? тут была публикация про замеры гринписа в Казани: за забором оргсинтеза воздух оказался чище, чем на проспекте ямашева. и кто кого убивает? в г8ороде загазованность страшнейшая от машин: 80 загрязнения - выхлопы. надо деревья сажать, а у нас весь зеленый каркас вырубают. не там проблему ищите

      • Анонимно
        1.06.2019 13:50

        Где можно ознакомится с замерами Гринписа, о которых Вы пишите?

  • Анонимно
    1.06.2019 12:42

    Обратил внимание: ранее КОС строил жилье для работников, обеспечил строительство общественного транспорта до предприятия, построил дороги, построил санаторий и десткий лагерь.
    Что сейчас? Прибрали к рукам лагерь Волга, лес около этого лагеря. Дорога у КОСа разбита, жилье не строят (2% в ГЖФ не в счет, это за счет работников).
    Как то так.

    • Анонимно
      1.06.2019 13:45

      как то так, а выше комментаторы утверждают, что КОС это ангелы, воздух не отравляют и воду улучшают людям.

      • Анонимно
        1.06.2019 14:02

        КОС это огромное химическое предприятие в черте города. Не знаю, насколько это представляет опасность, и в силу определенных причин в данный момент получить достоверную информацию об этом невозможно, но то что КОС обязан нести большую социальную нагрузку почему-то никого не волнует.
        А я не понимаю, почему.
        Собственники КОСа получают миллиарды рублей прибыли, входя в сотню богатейших людей мира, а на подъезде к КОСу разбитый грузовиками, отгружающими продукцию асфальт! Неужели сложно заделать ямы, господа долларовые миллиардеры?
        Сотни работников КОСа ежедневно стоят в пробках дорог авиастроительного района, что бы добраться на работу, а потом паркуют свои авто на платных парковках около КОСа. Почему собственники ИКЕА готовы построить станцию метро около своего магазина, а собственники КОСа (получающие прибыль больше в сотни раз) даже не думают об этом. КОС обязан построить станцию метро и протянуть ветку до своего предприятия, я так считаю.


        • Анонимно
          1.06.2019 15:24

          они не хотят заниматься социалкой их задача набить карманы миллиардами долларов, не соблюдать экологические нормы и травить народ.

        • Анонимно
          3.06.2019 00:32

          Про разбитые дороги - враньё. Вчера только ездил. В хорошем состоянии всё дороги - и с севера на Новониколаевку, и по тэцевской на осиново, и даже объездная между косом и ТЭЦ-3.

  • Анонимно
    1.06.2019 14:47

    Как мне нравятся эти влсторженно хвалебные тексты про старых директоров. Самое главное: любую фамилию подставь, и можно писать тоже самое: все для людей, строил дома, детсады, дороги... Товарищи, окститесь. Причём тут Лушников, а был бы Плушников, не было бы домов? А при вертолётном не было дорог или детсадов? Не директора были хорошие, а система распределения средств была таковой. Все бабки вбухивались в тяжелую промышленность и военку. А уже оттуда крсжилась социалка. А вот в швейную не вбухивались, и не было у них садиков. Любой завод мог получить средства в разы быстрее и больше, чем муниципалитет, поэтому они и обрастали социалкой, а не потому что тогда были хорошие директора, а сейчас плохие.

    • Анонимно
      1.06.2019 23:26

      У швейной фабрики №2 (ныне банкротный Адонис) было и общежитие, и садик и даже база отдыха на о. Лебяжье. Обувная фабрика "Спартак" вообще своё жильё строила до середины 90-х.

  • Анонимно
    1.06.2019 14:53

    Продолжу для особо наивных: не завод строил жилье, садики, стадионы, а через завод распределялись , как сейчас говорят, федеральные средства. А КОС это был, капо или квз - неважно. Принцип был один. А сейчас предприятия тратят на это свои деньги, а не федеральные. Поэтому и жилья мало у коса строится, а остальные вообще не строят. Потому что у коса прибыль есть, а остальные - на ладан дышат.

    • Анонимно
      1.06.2019 19:16

      Чистая прибыль КОСа за 2018 год 19,9 миллиарда рублей.
      Почему бы не пустить часть прибыли на улучшение уровня жизни горожан, работников КОСа?
      Что мешает построить станцию метро у завода на жилплощадке?

      • Анонимно
        1.06.2019 19:32

        Вы для нескольких тысяч работников КОСа ветку метро собираетесь тянуть?

        • Анонимно
          1.06.2019 21:17

          Для жителей жилплощадки. А так же далее для жителей салават купере, причем от жилплощадки можно и не под землей

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль