Общество 
8.06.2019

Азат Гайнутдинов: «Не пора ли начать экономить на зэках?»

Общественный деятель уверен, что заключенным, отсидевшим больше половины срока, можно смягчать меру пресечения на принудительные работы

«Труд осужденных к принудительным работам в исправительных центрах более полезен и продуктивен во всех смыслах для страны, общества и самого осужденного», — уверен руководитель центра социальной реабилитации и адаптации, член Общественной палаты РТ Азат Гайнутдинов. В своем материале для «БИЗНЕС Online» он объясняет, почему государству надо активнее использовать альтернативные меры наказания и как это сделать наиболее грамотно, минимизируя возможные издержки.

Азат Гайнутдинов объясняет, почему государству надо активнее использовать альтернативные меры наказания и как это сделать наиболее грамотно, минимизируя возможные издержки

САМОЕ ГЛАВНОЕ И ПОЛЕЗНОЕ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ — ЭТО ОТСУТСТВИЕ СТРОГОЙ ИЗОЛЯЦИИ ОСУЖДЕННОГО ОТ СЕМЬИ

За последние годы уголовно-исполнительная политика государства проявляет гибкость и все больше уводит нас от тех недавних времен, когда количество сидельцев переваливало за миллион. Все шире применяются альтернативные лишению свободы меры уголовного наказания — и это позволяет сделать вывод о том, что гуманизация законодательства не декларируется, а реализуется на практике. Конечно, мнение обывателя и точка зрения государственных институтов не всегда совпадают, но мрачный период ГУЛАГа еще долго будет нести свою печальную ауру при упоминании о местах лишения свободы.

Исходя из анализа работы нашей автономной некоммерческой организации «ЦРА» можно отметить, что, несмотря на значительный прогресс в этом деле, в стране есть резервы, которые требуют к себе пристального внимания и изучения со стороны всех ветвей власти. Хотел бы остановиться на одном, на мой взгляд, наиболее перспективном и интересном виде наказания — принудительных работах. Конечно, если изучить порядок и условия исполнения данного вида наказания, видно, что влияние такой «популярной» в 80-е годы уголовной кары, в народе называемой «химия», весьма заметно. Тогда были спецкомендатуры, где содержались условно освобожденные из мест лишения свободы и условно осужденные, теперь это исправительные центры. Причем самое главное и полезное с точки зрения ресоциализации — отсутствие строгой изоляции осужденного от семьи и возможность общения с близкими. Одно, но главное требование — не нарушать порядок и условия проживания в исправительном центре, и тогда через определенный период появится возможность проживания уже по месту жительства. Однако в существующей системе есть ряд недоработок.

За последние годы уголовно-исполнительная политика государства проявляет гибкость и все больше уводит нас от тех недавних времен, когда количество сидельцев переваливало за миллион

ЛЮДИ, ОТСИДЕВШИЕ СВЫШЕ 10 ЛЕТ, ПРАКТИЧЕСКИ НЕ СОВЕРШАЮТ РЕЦИДИВОВ

Во-первых, в Республике Татарстан, в частности в Казани, открыт лишь один такой исправительный центр. Лимит его наполнения — до 200 человек. И этот показатель уже превышен, причем подавляющее большинство — осужденные из других регионов России. Также следует сказать, что Казанский исправительный центр — один из самых крупных в стране. Однако мы считаем, что в Татарстане, где отбывают наказание в местах лишения свободы свыше 10 тыс. человек, в исправительных центрах должны содержаться не менее 2 тыс. осужденных, то есть 20% от общего числа заключенных. Вместо того чтобы впустую просиживать свои сроки, эти люди смогут принести пользу государству и обществу, платить налоги, возмещать ущерб потерпевшей стороне.

Во-вторых, исправительные центры каждого региона должны работать лишь с местными осужденными. Если вернуться к Казанскому исправительному центру, то стоит отметить, что там из 200 содержащихся там заключенных более половины — из других регионов. С этим и связана еще одна проблема. Их невозможно заочно «фильтровать». То есть как мы можем понять, действительно ли человек хочет исправиться или просто решил улучшить условия содержания? Ведь суды принимают решение об изменении меры пресечения исходя из справок и характеристик от исправительного учреждения, в котором содержится претендент на принудительные работы. На первый взгляд этого и достаточно, ведь у осужденного отличная характеристика, он работал в колонии, психологи положительно его оценивают, однако на практике того же Казанского исправительного центра около 20% осужденных, эпатированных из других регионов, в первый же месяц совершили правонарушения, в том числе и побеги, воспользовавшись послаблением режима. Далее проводятся разыскные мероприятия, опять суд и возвращение обратно в исправительное учреждение своего региона.

Стоит ли говорить о том, что это также и дополнительные расходы, которые ложатся на плечи государства. Начинаешь разбираться, почему так произошло, и выясняется, что осужденный — заядлый пьяница или наркоман, он живет по принципу «украл, выпил — в тюрьму».  Как можно этого избежать? АНО «ЦРА» уже сталкивалось с подобным в конце 2017 года в ходе реализации проекта по замене реального срока заключения исправительными работами. Мы убедились в том, что некоторые из осужденных просто не были готовы к свободе. Их там никто не ждал, им незачем было работать над собой, стараться исправиться. Даже несмотря на тщательно проводимый отбор осужденных вместе со специалистами УФСИН РФ по РТ по таким критериям, как отсутствие нарушений, наличие трудоустройства, рекомендации администраций колоний, рекомендации психологов и личное собеседование, был упущен наиболее важный критерий — общение с родственниками. Выяснилось, что именно поддержка осужденного со стороны родственников на пути к исправлению играет большую роль. Хорошо, что мы вовремя распознали эту ошибку и исправили ее. И сейчас общение с родственниками осужденного является одним из основных критериев оценки. Поэтому и тут при работе с осужденными, которые претендуют на замену реального срока заключения принудительными работами, мы рекомендуем уделить особое внимание работе с родственниками. Создание специальной комиссии, в которой будут уполномоченный по правам человека в РТ, члены Общественной палаты РТ и общественно-наблюдательной комиссии, а также представители духовенства РПЦ и ДУМ РТ, было бы лучшим решением этой проблемы.

В-третьих, к принудительным работам чаще всего допускают осужденных, которые имеют относительно небольшие сроки заключения (3–5 лет). Что мы получаем на практике? Очень часто они совершают рецидивы и заезжают обратно в колонию, как в отпуск, зачастую у них «легкие» статьи: кража, хулиганство, драки. Причем почти всегда эти преступления совершаются в алкогольном или наркотическом опьянении. Что дальше? Человек получает небольшой срок, выходит, снова совершает преступление, снова скамья подсудимых, затем тюрьма. Так может продолжаться довольно долго. Был у нас один подопечный, который в сумме провел за решеткой 42 года, это был больной и озлобленный старик, который не может и не хочет работать... А с чего бы? В тюрьме его кормили, одевали, он привык быть иждивенцем. Другое дело — «тяжеловесы», люди с большими сроками (более 10 лет). Зачастую они уже давно осознали тяжесть своих преступлений, раскаялись и морально готовы к свободе. Как показывает наша статистика, люди, отсидевшие свыше 10 лет, практически не совершают рецидивов. Они уже «насиделись». Готовы жить другой, нормальной, жизнью, им просто надо дать этот шанс. Стоит ли говорить о том, что, сидя в колонии, они не платят налогов и не могут компенсировать нанесенный ими ущерб? Если таким людям дать возможность смягчить меру пресечения на принудительные работы, я уверен, они еще смогут принести пользу нашему государству и обществу.

 К принудительным работам чаще всего допускают осужденных, которые имеют относительно небольшие сроки заключения (3–5 лет)

Есть еще один важный аргумент: при нарушениях режима содержания эта категория заключенных будет возвращена обратно в исправительные учреждения, уже без возможности претендовать на УДО и исправительные работы. Отличный механизм регулирования, который позволит действительно исправившимся осужденным плавно подготовиться к свободе, при этом работать, приносить пользу обществу, платить налоги и компенсировать причиненный ущерб потерпевшей стороне.

В-четвертых, существенным плюсом будет и то, что осужденные, которым назначены принудительные работы, получат рабочие специальности. Это позволит им в дальнейшем, после окончания срока их заключения, стать востребованными специалистами. Тут можно вспомнить одного из наших подопечных: отсидев свыше 18 лет, он получил возможность смягчить режим содержания на исправительные работы. Поработав около года с нами, он освоил строительную специальность. Сейчас руководит бригадой из нескольких человек, исправно платит налоги, у него большая семья, он с надеждой смотрит в будущее. Это ли не есть апробация, когда человеку дали шанс, помогли ему подготовиться к свободе и получили полноценного члена общества?!

В-пятых, средний возраст осужденных на длительные сроки заключения — мужчины от 25 до 45 лет, а ведь это самый трудоспособный возраст. Есть среди них и люди с высшим образованием, и хорошие специалисты. Многие из них однажды совершили ошибку, но это не значит, что на них нужно ставить крест. А если им дать второй шанс? Как раз сейчас, когда идет строительный бум, эта рабочая сила была бы очень востребована. Вспомним времена СССР, когда силами заключенных было построено большинство крупных промышленных и транспортных объектов страны: Байкало-Амурская магистраль (БАМ), Трансполярная магистраль, Печорская магистраль, автострады Москва – Минск, Москва – Киев, десятки ГЭС: Сталинградская (ныне Волжская), Жигулевская, Угличская, Рыбинская, Куйбышевская, Нижнетуломская, Усть-Каменогорская, Цимлянская и др. Помимо этого, силами осужденных строились города — Комсомольск-на-Амуре, Дудинка, Воркута, Ухта, Инта, Печора, подмосковная Дубна, Находка, Волжский, а также промышленные предприятия, среди которых — Норильский и Нижнетагильский металлургические комбинаты, «Североникель» на Кольском полуострове, «Амурсталь» в Хабаровском крае, «Печенганикель» под Мурманском и др.

МЫ ГОТОВЫ ОБУЧИТЬ И ТРУДОУСТРОИТЬ ОСУЖДЕННЫХ

Есть еще один момент, о котором я хотел бы сказать: в соответствии с законом, осужденные к принудительным работам трудоустраиваются самостоятельно либо по договору с предпринимателем, однако на деле далеко не каждый согласен иметь дело с работником, имеющим действующую судимость. АНО «ЦРА» имеет успешный опыт трудоустройства заключенных на предприятия города. Это значит, что мы готовы обучить и трудоустроить осужденных, которые готовы изменить свою жизнь в лучшую сторону.

АНО «ЦРА» в течение последних четырех лет выходило с инициативой в Госсовет РТ, Госдуму РФ, генеральную прокуратуру РФ и другие государственные органы с тем, чтобы внести изменения в закон о исправительных работах. В частности, мы просили:

1) увеличить максимальный срок исправительных работ с 2 до 3 лет;

2) исключить возможность, при которой освобожденный по исправительным работам нарушает условия отбывания наказания, судом возвращается обратно в места лишения свободы, но при этом практически остается безнаказанным, отбывая лишь незначительный остаток срока наказания (всего 30%). К счастью, закон о применении принудительных работ, принятый еще в далеком 2011 году, запуск которого переносили несколько раз по ряду причин, в основном из-за отсутствия финансирования, наконец-то был запущен. Закон о принудительных работах исключал недоработки, имевшиеся в законе об исправительных работах, о которых упоминалось ранее.

Это новое направление в уголовно-исполнительной системе ФСИН необходимо расширять. Актуальность и востребованность в исправительных центрах ощущается по всей стране. Во всяком случае, участки колоний-поселений при исправительных колониях перепрофилировать и использовать в качестве исправительных центров тоже проблематично. «Химия» — огромные нефтехимические комплексы (откуда и название) — была сильна тем, что выделялись  общежития для условно осужденных, они работали на различных тяжелых производствах, решалась проблема рабочей силы. В Казани было 25 спецкомендатур, а  в Нижнекамске и того больше. Сейчас ситуация в корне изменилась. А может, стоит тряхнуть стариной и обязать флагманы химической индустрии построить хотя бы по одному общежитию? За счет сокращения тюремной братии в целом по стране. Об экономической составляющей тем более никак не стоит забывать в нашей Отчизне.

Еще раз напомню, что содержание одного осужденного в среднем по РФ при огромной амплитуде затрат в разных регионах — от Сахалина до Калининграда — обходится в год в 350 тыс. рублей. Впечатляющая сумма. Это наши с вами бюджетные деньги. Да, разумеется, ставшая аксиомой в России фраза, что вор должен сидеть в тюрьме, глубоко проникла в сознание правоохранителей, но времена меняются. Может, стоит дать ей новое звучание — и в исправительном центре тоже?..

Буквально несколько слов о производстве в местах лишения свободы. Институты гражданского общества, защитники прав человека, долго и настоятельно заявляли, что подневольный труд — это грубейшее нарушение человеческого достоинства и его прав. Произошло то, что иногда случается в жизни, — с водой выплеснули и ребенка. В итоге на этапе реформирования уголовно исполнительной системы исправительно-трудовые колонии потеряли очень важное слово — «трудовые». А как исправлять человека без труда? Годами отбывая срок, заключенные не только не компенсируют государству затраты на свое содержание, но, освобождаясь, превращаются в источник повышенной опасности для общества, поскольку отвыкли зарабатывать трудом. Профилактику преступности с такими гражданами не улучшишь. Разумеется, возврата к временам, когда ГУЛАГ и УИТУ были четвертой по мощности экономикой страны, нет.

Но главная проблема — трудозанятость осужденных — остается весьма актуальной и трудноразрешимой в исправительных колониях. Необходимость модернизации производства весьма и весьма затратна. А может, и не стоит ставить перед УФСИН задачу по наращиванию серьезного производства? Оставим это столпам промышленной индустрии? В конце концов, места лишения свободы призваны исправлять человека, здесь нет противоречий с вышесказанным. Труд осужденных к принудительным работам в исправительных центрах более полезен и продуктивен во всех смыслах для страны, общества и самого осужденного.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (29) Обновить комментарииОбновить комментарии
Азат Д
8.06.2019 10:21


Кстати да, если нет замечаний от администрации, то можно переводить. А отказ от труда это тоже замечание.
А если он по понятиям на зоне живет, зачем его к людям отпускать.

  • Анонимно
    8.06.2019 09:57

    Это государство может так начать экономить, что в скором времени появятся ГУЛАГи.

  • Анонимно
    8.06.2019 10:08

    Нечего есть на дармовщинку и не надо их жалеть, пусть вкалывают. Труд - лучший воспитатель. Отвлекает от мыслей, а по выходу уже есть привычка работать.

    • Азат Д
      8.06.2019 10:21


      Кстати да, если нет замечаний от администрации, то можно переводить. А отказ от труда это тоже замечание.
      А если он по понятиям на зоне живет, зачем его к людям отпускать.

  • Анонимно
    8.06.2019 10:13

    Хорошая статья

  • Анонимно
    8.06.2019 10:18

    Молодцы ребята, правильное дело делают!!!

  • Анонимно
    8.06.2019 10:22

    Хорошая идея главное мелочи доработать и подумать , чтобы зеки не могли забить на всех и остались в ежовых рукавицах

    • Анонимно
      8.06.2019 11:02

      Правильно, поддерживаю!!!, труд лучшее исправление...

    • Анонимно
      8.06.2019 11:10

      Тут и над законами надо подумать, так как сейчас система выстроена так, что люди вынуждены признать вину, иначе в три раза больше срок получат и без вины виноватых треть заключённых.

  • Анонимно
    8.06.2019 10:35

    Все правильно

  • Анонимно
    8.06.2019 11:10

    Копеечная экономия выходит всегда боком. Гораздо разумнее установить зоны оседлости для бывших зеков чтоб освободить наши города от людей с уголовным прошлым.Страна у нас большая.Северов и дальних востоков на всех хватит.А вот там пусть они трудом и добывают своё пропитание.А за хороший и ударный труд должна быть разработана система отпусков и постепенного переселения ближе к цивилизации.

  • Анонимно
    8.06.2019 11:14

    Если тюрьмы освобождаются власть находит кого туда посадить. Скоро уже вся страна будет осуждённых. Наркотики подкинуть или бизнес отжать для наших силовиков особого труда не составляет.

  • Анонимно
    8.06.2019 11:24

    Блатные там не работают, у них с воли дачки, а бедолаги как и на воле батрачат

    • Булгарин
      8.06.2019 13:07

      Вообще-то есть некий мировой опыт, когда человеку, совершившему повторно преступление, давали максимально возможные сроки и ужесточали содержание в тюрьме. А вот третье преступление приводило к тому, что человек оказывался наподобие, да чего уж там, именно в концлагере с очень урезанным пайком, с невозможностью общения с волей и в довольно суровом краю, откуда и побег практически невозможен и охрана состоит только из военных. Это как режимный объект, где заключенные выполняют работу, например, по складированию радиоактивных отходов. Из этого заключения никто на волю и не выходит. Вот тогда думаю, общество забудет и про воров в законе, да и про организованные преступные группы. Ведь все они скорее всего и окажутся в той, третьей зоне, откуда выхода не будет.

      А все рассуждения тут приведенные, во-первых, ничего такого существенного для экономики не дадут, но помогут скоротать время заключения. Хотя для тех, кто совершил преступление впервые и не очень тяжкие, такой подход вполне допустим. Но тут есть опасность скатится в то, что уже государство будет эту тему интенсивно эксплуатировать в ущерб самому понятию наказания за преступление. Как-то не очень давно просмотрел по немецкому ТВ фильм о Черном Дельфине, о наказании за совершение особо тяжких преступлений. Были интервью с человеком, который убивал и съедал свои жертвы. Сейчас там работает в свинарнике, выращивает свиней, режет их, себя тоже мясом балует, и для других работает. Улыбается, в общем доволен жизнью там. И очень уж так плотоядно на камеру рассказывает как он готовил из человечины себе блюда на свободе, да и как ими угощал там своих собутыльников. Вот и думаешь, а наказание ли для них такое содержание?

      • Анонимно
        8.06.2019 17:14

        Булгарин, на чёрном дельфине нет пожизненников работающих на свиноферме. Просто нет и всё, я ездил

        • Анонимно
          8.06.2019 18:50

          Я не узнал "Черный дельфин". Да, маленькие фонтаны в виде дельфинчиков при входе в корпус "смертников" те же ( отсюда и пошло название), и красный корпус стоит на том же месте. Но внутри! На полу кафель. Светлые стены. Новенькие двери в камеры. Все сияет чистотой. И на первом, и на втором этаже. Евроремонт, да и только. И никакого тюремного запаха. Те, кто бывал в этих заведениях, помнят смесь пота, гуталина и людского горя. Начальнику колонии Сергею Балдину есть чем гордиться. Но на третьем этаже до боли знакомая синяя краска и тяжелый дух неволи.

          - Это мы специально по указанию начальства все оставили как было, - говорит начальник. - Историческая часть. В назидание потомкам.

          Подъем у "полосатиков" (так их называют еще из-за робы со светоотражающими полосками) ровно в 6.00. В камерах по двое - четверо. Только людоед Николаев сидит один. Да еще один грузинский вор в законе. Утренний туалет, заправка коек. Матрас складывается втрое, так, что получается этакий "гробик". Чтобы не было соблазна прилечь. Потом завтрак в камере. Обычно пшенная каша и чай. Потом в подвал, на работу. УФСИН трудоустроило 400 осужденных. Шьют форму и симпатичные домашние тапочки. Как увидите изображение дельфинчика, знайте, откуда.

          Обед ровно в час. При мне в термосах повезли солянку и сосиски с перловкой. Ну и компот. Причем каждый "полосатик" может заказывать в тюремном ларьке продукты по вкусу. Были бы деньги на счету.

          Зарабатывают они мало. 2 - 3 тысячи в месяц. 30 процентов идет на погашение судебного иска. Кто-то отсылает деньги домой. А кому-то, наоборот, старушка-мать шлет из своей пенсии, чтобы сынок не оголодал. Специально узнавал, сколько государство тратит на одного осужденного на особый режим. 19 тысяч рублей в месяц. Нехило.

          Рабочий день ровно 8 часов. Потом прогулка и в камеру. Если родственники купили телевизор, то просмотр специально отобранных программ по кабелю. "Полосатики" могут смотреть "ящик" ровно 4 часа 15 минут в день. Администрация включает в программу новости Первого и России 1, Пятый канал, какой-нибудь сериал без насилия и даже Матч-ТВ. Рекламу, между прочим, вырезают.

          За просмотром программ можно почитать книгу (библиотека насчитывает 12,5 тысячи томов. Есть и Довлатов с "Зоной", и Солженицын, и О. Генри, и вся русская классика), поиграть в шашки (шахматы и домино запрещены. Осужденные могут проглотить и поранить пищевод. А шашка легко выйдет в дамки), написать письмо домой или жалобу прокурору. Затем ужин в камере и отбой ровно в 22.00. Спать можно в любой позе. Осужденным особого режима полагается 4 свидания в год. Два краткосрочных по 3 часа и два трехдневных. Работающие строго по КЗОТу уходят в ежегодный отпуск. 12 дней они живут в соседнем корпусе, играют в настольный теннис и смотрят эфирное телевидение.
          Кстати, те, кто судом помещен за решетку до конца жизни, активно... учатся. Пятеро в свободное время отвечают на тесты, которые приходят по почте. В прошлом году один "полосатик" заочно закончил Московскую юридическую академию с красным дипломом. Им гордится вся колония...

          Меня проводили в спецкамеру с клеткой и компьютером. Скоро проведут Интернет и вместо телефонных звонков осужденному можно будет общаться с родными по скайпу. А рядом художник-"смертник" расписывал фресками камеру-храм. Рисовал он не выходя из клетки. В характеристике указано, что он склонен к побегу. Невероятно, но факт: оказавшись в "Черном дельфине", многие мусульмане приняли православие. Храм откроется к 7 января. Конечно, конвою прибавится хлопот, но свобода вероисповедания превыше всего.

          Зашел в лечебный корпус. Оборудование здесь получше, чем в Соль-Илецкой районной больнице. Правда, к рентгенаппарату и операционным столам умельцами приварены скобы для наручников - местная специфика. Интересуюсь ситуацией с туберкулезом.

          - На 738 человек, приговоренных к особому режиму содержания, всего 18 заболеваний, - рапортует начмед.

          - А сколько смертей за год?

          - Пять. Два человека скончались от онкологии. Трое от сердечно-сосудистых заболеваний.

          - А чем болеют осужденные?

          - Характерное заболевание тромбофлебит. От подъема до отбоя они на ногах. Можно только присесть на прикрученную к полу табуретку. Вот и результат.

          Кстати, на особом режиме никто не курит. Берегут здоровье, которое, как им кажется, пригодится на воле.
          Честно говоря, я обалдел от перемен за последние 12 лет. "Ласточкой" никто не стоит. Просто поднимают руки. Даже собаки лают не так грозно. Что происходит?
          Фото: depositphotos.com
          В Пятигорске организаторы теракта получили пожизненный срок

          А происходит то, что в "Черный дельфин" наведываются всевозможные правозащитные комиссии из Евросоюза. Последняя из "Международной амнистии" потребовала, чтобы осужденные передвигались по корпусу без наручников. А то это так антигуманно! Поговорили бы они о гуманизме с родными изнасилованных и убитых детей. Так и хочется послать их к... Брейвику!

          - Наручники - это наша безопасность, - говорит мне один из надзирателей. - Вот представьте, кинется какой-нибудь людоед и откусит сотруднику нос. Ведь ему уже ничего не сделаешь. Вышку-то не дашь...

    • Анонимно
      8.06.2019 13:21

      Это точно. Пока там блатные шашлыки делают и видео в сеть выкладывает ничего путного не получится.

  • Анонимно
    8.06.2019 11:25

    не экономить, а зарабатывать на них

  • Анонимно
    8.06.2019 11:49

    Все по кругу. Труд заключённых не эффективен и ГУЛАГ это подтвердил, как и история рабства, феодализма. А ребятам не хватает хорошего образования.

    • Азат Д
      8.06.2019 14:07


      Там немного другое было, сажали чтобы рабсила была, а тут попался, значит искупляй трудом вину.

  • Анонимно
    8.06.2019 11:54

    А почему нельзя как Гулаг?

  • Анонимно
    8.06.2019 15:29

    Очень правильные предложения в статье. Главное, чтобы на уровне государства поддержали.

  • Анонимно
    8.06.2019 16:11

    и должников туда же а то гуляет человек денег назанимал и нечем платить пусть тоже отрабатывает

  • Анонимно
    8.06.2019 16:39

    Хахаха очень интересная утопия,а почему бы не ввести сухой закон в стране как в 1914,и тюрьмы опустеют сразу на половину,треть вообще закрыть придеться за ненадобностью!Хотя бы кто нибудь изучает статистику сколько в тюрьмах сидит,кто папал по пьяне,или был наркаманом и на дозу не хватило???Да большиство пападает туда по пьянству!Не проще бы с прафилактической целью убрать причину,т.е.алкаголь в стране!Ведь проще и дешевле прафилактировать болезнь ,чем ее лечить(сожать людей,разграбляя бюджет страны)!

  • Анонимно
    8.06.2019 17:34

    Как «прАфилактировать и сОжать»? Раньше было «держать и не пущать», товарищ Шариков ;-)

  • Анонимно
    8.06.2019 17:35

    90% преступлений совершают в алкогольном опьянении

  • Рафаил
    13.06.2019 21:48

    нужная статья, кто понимает...

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль