Интернет-конференция 
18.09.2019

Ильнур Закарин: «Когда ты в Челнах на желтом Mercedes, то тебе респект. В Европе не так»

Двукратный чемпион России по велогонкам о планах на Олимпиаду в Токио, допинге и зарплате гонщика

«В России тяжело организовать необходимые тренировки, у нас и зимы длинные, и сезон дождей — тоже, поэтому я живу и тренируюсь на Кипре, за городом ни одной машины не встречаю, спокойно катаюсь, ни о чем не переживаю, а у нас ездить небезопасно, это заставляет нервничать», — поделился на интернет-конференции в «БИЗНЕС Online» челнинец, капитан команды Team Katusha – Alpecin, победитель этапов европейских гранд-туров и участник топ-50 героев татарского мира по версии нашего издания.

Ильнур Закарин: «Я живу и тренируюсь на Кипре, за городом ни одной машины не встречаю, спокойно катаюсь, ни о чем не переживаю, а у нас ездить небезопасно, это заставляет нервничать» Ильнур Закарин: «Я живу и тренируюсь на Кипре, за городом ни одной машины не встречаю, спокойно катаюсь, ни о чем не переживаю, а у нас ездить небезопасно, это заставляет нервничать» Фото: Олег Спиридонов

«НА ОЛИМПИАДУ В ТОКИО НАДО ОТОБРАТЬСЯ, И Я ОЧЕНЬ НА ЭТО НАДЕЮСЬ»

— Ильнур, в 2020 году вы будете представлять польскую команду CCC Pro Team, с которой подписали контракт на два года. Почему покинули Katusha-Alpecin, которую возглавляли в течение пяти лет? Ранее сообщалось, что эта команда лишилась спонсора. Распалась ли она после этого?

— Нет, команда Katusha-Alpecin не распалась, она в поиске нового спонсора и планирует продолжить свое выступление. Я на 90 процентов уверен, что команда сохранится. Перед тем как уйти в CCC Pro Team, встретился и поговорил с владельцем Katusha Игорем Викторовичем Макаровым. Почти 7 лет выступал в его команде, он многое сделал для меня, я ему очень благодарен. Мне было важно его мнение, и мы хорошо расстались.

— Почему все-таки решили уйти? Вас что-то не устраивало?

— 7 лет на одном месте работать тяжело. Это и психологи подтверждают. Я решил поменять обстановку, команду.


— Языковой барьер вас не смущает? Как быстро думаете адаптироваться в новой команде?

— Katusha, как вы знаете, уже не российская, а швейцарская команда, причем сегодня она интернациональная. Из 21 спортсмена — четверо русских, есть велогонщики из Африки, Европы. В команде мы общаемся на английском, все установки, собрания также на этом языке. В польской команде, думаю, тоже не будет языкового барьера. Возможно, первое время появится адаптация к новому персоналу, гонщикам. Обычно это тяжело.

— Вы в каком качестве приходите в польскую команду? И что она из себя представляет?

— Есть договоренность, что я также приду лидером. На определенные гонки мне будут давать помощников. Команда также интернациональная, полный состав еще не объявлен, сейчас трансферное окно — покупают гонщиков. Вообще, сегодня в велоспорте нет мононациональных команд. То есть, как и в других видах спорта, смотрят только на то, какой игрок.

— А есть страны, которые больше всего велогонщиков поставляют?

— Да, в разные годы лидируют различные страны и национальности. В 90–2000-х все старались брать русских спортсменов, они тогда действительно сильные были. Сейчас предпочитают колумбийцев, потому что они живут в горах, на высоте 2–3 тысяч метров над уровнем моря, и, спускаясь вниз, показывают хорошие результаты. Поэтому сегодня в каждой команде есть по два-три таких гонщика.

— Вы пока тренируетесь в Katusha?

— Пока да. Новую форму я надену с 1 января 2020 года.

— Будете ли менять место жительства в связи с переходом в польскую команду?

— Зиму, весну я живу на Кипре — там погода всегда хорошая и инфраструктура, подходящая для тренировок. В России зимой не покатаешь. Летом и осенью много гонок, а в перерывах я приезжаю к родным в Челны. Нам, велогонщикам, можно жить в любой стране, мы не съезжаемся всей командой на длительные сборы, как это принято в спортивных федерациях биатлонистов или легкоатлетов, к примеру. Перед гонкой нам покупают билеты, мы прилетаем, показываем результат и уезжаем обратно. В конце года они (владельцы команды — прим. ред.) смотрят, чем ты смог помочь команде, подводят итоги. А так мы, как профессионалы, полностью отвечаем сами за себя: за соблюдение диеты, тренировки и конечный результат.

— В Челнах как долго бываете, тренируетесь ли здесь?

— Часть сентября и октября тут буду. В Челнах в мои тренировки входит в основном бег.

— Готовитесь к Олимпиаде в Токио?

— На Олимпиаду сначала надо отобраться, и я очень на это надеюсь. На соревнованиях в Токио будут две дисциплины — разделка и групповая. Я бы хотел выступить в групповой, насчет разделки пока не знаю. К выступлению обычно готовятся за пару месяцев, распределяя тренировки — у нас пик формы два раза в году может быть. Поэтому я хочу весной съездить на тренировочные сборы.

— Уже знаете, какой стратегии будете придерживаться во время гонки?

— Когда пройдем отбор, там станет понятно, кому из спортсменов сборной будем помогать.

Ильнур Закарин — капитан команды Team Katusha – Alpecin, победитель этапов европейских гранд-туров и участник топ-50 героев татарского мира по версии нашего изданияФото: Gian Mattia D'Alberto/Lapresse/ТАСС

«Я ПОСТОЯННО ЗАПОЛНЯЮ БУМАГИ, ГДЕ НОЧУЮ»

— Летом стало известно, что 45 российских спортсменов вошли в пул допинг-тестирования международного союза велосипедистов (UСI). Вы также есть в этом списке. Как относитесь к тестированию? Насколько остро стоит проблема допинга в велоспорте?

— В этом пуле я уже более 10 лет нахожусь и регулярно прохожу тестирование. Постоянно заполняю бумаги, где ночую, поскольку проверяющие могут приехать в указанный ими час и взять пробу. И если тебя три раза не окажется на месте, то это будет означать дисквалификацию на два года. В 2015-м, когда я начал показывать результаты на мировой арене, то за 21 день гонки «Джиро д’Италия» 18 раз успешно прошел допинг-контроль! Такая система тестирования должна полностью искоренить проблему допинга, но, к сожалению, до сих пор встречаются желающие ее испытать.

— В 2009 году сообщалось о вашей положительной пробе на допинг. Но, наверное, вы и не предполагали, что за этим последует дисквалификация спустя много лет и ваш вылет на Олимпиаду в Рио в 2016 году будет отменен? Какие эмоции испытали тогда — не было мыслей закончить спортивную карьеру?

— Нет, таких мыслей не было. Тем более за день до Олимпиады мою кандидатуру все же одобрили, но я не смог полететь.

— Почему? Некоторые болельщики упрекали вас в этом…

— Я изначально готовился к этой Олимпиаде, шел пятым на «Джиро д’Италия», на 19-м этапе упал, сломал ключицу, лопатку. Меня прооперировали в Германии. Но уже через две недели снова сел на велосипед — это достаточно быстро. Стартовал в «Тур де Франс», выиграл этап, был в хорошей форме и ждал вылета в Рио. В аэропорту Испании, когда ехал последнюю гонку перед Олимпиадой, мне написали, что, скорее всего, я не поеду в Рио, попросили вернуться в Россию и ждать решения. Был в Челнах, тренировался. И за день до старта мне сообщили о допуске. Чтобы добраться до Рио, мне нужно было сначала вылететь в Москву, потом с пересадкой до Рио, я бы в лучшем случае приехал за час до старта, это был нереальный вариант. Игорь Викторович (владелец Katusha прим. ред.) предложил полететь на его самолете, но, чтобы получить разрешение на полет над Атлантикой, также нужно было время. Я не успевал к старту. Тогда кто-то упрекал меня в том, что не поехал. Но я целый год готовился, жертвовал всем — здоровьем, семьей, отдыхом. Сделал максимум, что смог. Первое время очень расстраивался, жалел, что не поехал, но потом понял, что на этом жизнь не останавливается. У меня есть шанс показать себя на других соревнованиях, следующей Олимпиаде. Я ведь еще не такой старый — мне 30 лет. (Улыбается.)

— А какой предельный возраст для карьеры велогонщика?

— Есть спортсмены, которые успешно выступают и в 39 лет. Но обычно заканчивают карьеру в 35–36 лет.

— Уходят на тренерскую работу?

— Нет, у нас, как правило, становятся спортивными директорами, отвечают за тактику гонки. Тренерская работа — совсем другая. Сильный гонщик редко становится хорошим наставником, а вот из слабых спортсменов иногда отличные тренеры получаются.

— В 2012-м американского велогонщика Лэнса Армстронга пожизненно дисквалифицировали за применение допинга и лишили всех спортивных титулов, полученных с 1998 года. Как вы считаете, это не слишком суровое наказание для спортсменов?

— Это был единичный случай в истории велоспорта. Он же в итоге сам признался в допинге и согласился с наказанием. Об этой истории даже снят фильм «Допинг», в котором ирландский журналист разоблачает Армстронга.

«У взрослого спортсмена профессиональный велосипед стоит дорого — от 10 тыс.евро плюс расходы на колеса. Но я никогда не покупал себе велосипеды — их всегда давала команда за счет спонсоров» «У взрослого спортсмена профессиональный велосипед стоит дорого — от 10 тысяч евро плюс расходы на колеса. Но я никогда не покупал себе велосипеды — их всегда давала команда за счет спонсоров» Фото: Олег Спиридонов

«В ТАКИЕ МОМЕНТЫ ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ВЕЛОСПОРТ В РОССИИ ВСЕ-ТАКИ ЕСТЬ»

— В последнее время вы выбыли из мирового топ-5. С чем это связываете и какую планку ставите для себя на будущее?

— Винить тут можно только себя, но не могу сказать, с чем конкретно связаны мои последние результаты. Я также тренируюсь, запал есть. У всех спортсменов бывают спады, невозможно всегда показывать лучший результат. В сентябре еду на тренировку и стану работать над своими слабыми местами. Уверен, что буду в хорошей форме. В этом году я проехал 77 гонок. Цель — хорошо выступить на трех гранд-турах. В ноябре мы соберемся с новой командой, состоящей из 21 гонщика, и решим, кто и на какие соревнования едет. На «Джиро д’Италия» 100 процентов поедем.

— По сравнению с другими видами спорта велогонки все же не так популярны, как могли бы быть (по крайней мере, у зрителей в России, не все смотрят трансляции). Почему, на ваш взгляд, так происходит? И где в мире велоспорт наиболее популярен?

— В Европе в целом, я думаю, велоспорт на втором месте по популярности после футбола. Наша федерация велоспорта старается популяризировать его в России, проводит много соревнований, в том числе по Садовому кольцу в Москве. Во многих городах появился прокат велосипедов — особенно удачно, на мой взгляд, это реализовано в Альметьевске. Но в целом велогонки в России не так популярны, как хоккей или футбол например. Наверное, это связано с менталитетом. Вот буквально недавно ехал тренировку в Челнах — каждый второй водитель автомобиля пытался меня подрезать, крикнуть что-то. Они не воспринимают этот вид спорта. А когда ты едешь на желтом Mercedes, то все тебе показывают большой палец вверх. В Европе, наоборот, высказывают респект тому, кто на велосипеде — это же здоровый образ жизни, экологически чистый вид транспорта! У каждого велогонщика в Европе есть свои фан-клубы, ко мне приезжают поклонники с того же Кипра. Они арендуют бары, болеют, скандируют с флагами на соревнованиях. Российские болельщики массово не ездят на гонки, в лучшем случае посмотрят их по телевизору. Думаю, мне и остальным российским велогонщикам надо показывать результат, тогда престиж этого вида спорта все же будет расти. Просто нужно время. Например, когда в 2017 году я хорошо ехал гонку, на соревнованиях разворачивалась интрига, то мне скинули видео, как в России сняли бары и болели за меня. Потом приглашали в Москву на встречу с болельщиками. В такие моменты ты понимаешь, что велоспорт в России все-таки есть. Но когда тебя водители на дороге в Челнах пытаются сбить, это расстраивает, конечно.


— А для тренировок обязательно ездить по автодорогам? Может, нужны какие-то специальные трассы за городом?

— Езда по городу — нормальная практика. Мне нужно проезжать 200 километров, по какой-то поляне за городом я столько не накатаю. Да и рельеф необходим другой. Я понимаю, что в России тяжело организовать необходимые тренировки, у нас и зимы длинные, и сезон дождей тоже. Поэтому живу и тренируюсь на Кипре, за городом ни одной машины не встречаю, спокойно катаюсь, ни о чем не переживаю, а у нас ездить небезопасно, это заставляет нервничать.

— Что входит в программу вашей тренировки, помимо езды на велосипеде?

— У каждого спортсмена есть свой тренер, который присылает план упражнений, которых тебе не хватает. Весной и зимой, помимо велосипеда, я много времени провожу в тренажерных залах — делаю упражнения на ноги, пресс, спину, растяжки. Можно взять рюкзак с утяжелителем и ходить по горам, спину качать. Плавание и бег — чуть-чуть не мое. Из-за плавания с ушами проблемы начинаются, а долгие пробежки беспокоят больные колени.

— Насколько велоспорт травмоопасен, например по сравнению с боксом?

— Очень. По статистике по травмоопасности среди других видов спорта — на третьем месте. Я несколько раз попадал в завалы, или падал вместе с другими упавшими гонщиками, или из-за затора ждал, терял время. Фактор удачи в любом виде спорта тоже есть.

«В 90–2000-х годах все старались брать русских спортсменов, они тогда действительно сильные были. Сейчас предпочитают колумбийцев, потому что они живут в горах»Фото: Pier Maulini/ТАСС

«НИКОГДА НЕ ПОКУПАЛ СЕБЕ ВЕЛОСИПЕДЫ»

— Как оцениваете сегодняшнюю велошколу, велосипедное движение и велоинфраструктуру в Челнах, Татарстане, России?

— Популярность велосипедного движения растет. Я бы особо выделил соревнования Вадима Янгирова Timerman, которые поддерживает министр спорта РТ Владимир Леонов. Меня приглашали на соревнования в Альметьевск, и мне очень понравилась их организация. Timerman стал мощным, тянет триатлон — бег, плавание, велосипед. Что касается Челнов, то велоинфраструктуры здесь практически нет. Зато дороги шикарные! Но я думаю, что развитие велоинфраструктуры в городе будет.

— Насколько дорогой вид спорта велогонки? Сколько сегодня стоит профессиональный велосипед для взрослого спортсмена, для ребенка?

— В спортшколе «Яр Чаллы» секция велоспорта для детей с 10 лет бесплатная. Так что затраты минимальны. Помню, что мне и велосипед выдавали. То есть главные расходы — это форма для ребенка. Первое время и в трико катаешься. Занимаешься год-два, понимаешь, что это твое, потом уже другие вложения будут. У взрослого спортсмена профессиональный велосипед стоит дорого — от 10 тысяч евро плюс расходы на колеса. Но я никогда не покупал себе велосипеды — их всегда давала команда за счет спонсоров. В год мы меняем по 5–6 велосипедов — такой износ. Один у нас основной, два запасных — на крыше машин техподдержки — и два домашних для тренировок. Для разделки специальные велосипеды дают.

— Как поддерживать себя в форме любителю велосипеда, не профессионалу?

— Мне кажется, для любителя достаточно два раза в неделю по 1–2 часа покататься.

— Как относитесь к горным велосипедам и маунтинбайку?

— На горных не катаюсь, ни трек, ни маунтинбайк меня не привлекают. Мне хватает шоссе.

— Кому принадлежит идея проводить первенство Татарстана по велоспорту на шоссе на Кубок Ильнура Закарина? Будут ли и дальше проходить соревнования?

— Идею провести соревнования мне предложил начальник городского управления физкультуры и спорта Роман Насрединов. Я профинансировал гонку, а оргвопросами занимался мой брат, поскольку я не мог приехать в город в тот момент. Мне сказали, что соревнования прошли хорошо, было около 200 детей- участников, много зрителей. Победителям вручались именной кубок, браслеты и денежные призы — отдельно девочкам и мальчикам за первые три места по 15, 10 и 5 тысяч рублей. Я думаю и дальше поддерживать эти соревнования. Помню, как сам в 14 лет выиграл соревнования и получил в подарок бытовую технику. Когда я принес ее домой, родители реально были счастливы за меня. Хотел бы, чтобы и родители юных велогонщиков тоже гордились ими. Мне кажется, это здорово — заработать в 12–14 лет такие деньги.

«Главное — дать ребенку возможность найти себя, занять его, чтобы у него была правильная компания. Выбор кружков и секций сейчас безграничен! Важно не держать ребенка дома, не злоупотреблять гаджетами» «Главное — дать ребенку возможность найти себя, занять его, чтобы у него была правильная компания. Выбор кружков и секций сейчас безграничен! Важно не держать ребенка дома, не злоупотреблять гаджетами» Фото: Олег Спиридонов

«В СЕКЦИЮ НЕ ПОПАЛ, И МЕНЯ НАСТОЛЬКО ЭТО РАЗОЗЛИЛО, ЧТО Я НАЧАЛ КАЖДОЕ УТРО БЕГАТЬ»

— А кто сыграл ключевую роль в вашей биографии? Как вы пришли в велоспорт?

— В первую очередь Гумар Закарович Нуруллин, который тренировал меня с детства и помогает до сих пор. Первый тренер всегда запоминается, он особенно ценен, потому что именно он дал возможность полюбить этот вид спорта, передал знания, опыт, наработанные за всю жизнь. Потом я работал с Морозовым Николаем Григорьевичем, который взял меня в команду Itera-Katusha, показал, что такое профессиональный спорт.

— Как вы попали именно в велоспорт?

— Я сначала занимался и другими видами спорта. Помню, как пришел на бокс, меня побили в первый же день, и я ушел. (Смеется.) Даже петь пробовал. Когда мне было 12 лет, к нам в школу однажды пришла дочка моего будущего наставника Гумара Закаровича (она тоже тренер) и пригласила всех в популярную тогда секцию велоспорта. И мы целым классом пошли! Так как желающих было очень много, организовали отбор — на стадионе «Строитель» нужно было пробежать круг за определенное время. Я это испытание не прошел и в секцию не попал. Меня настолько это разозлило, что начал каждое утро перед уроками в школе бегать в лесопарке, заниматься на турниках. Потом быстро принимал душ и шел на занятия. Три месяца упорных тренировок принесли свои результаты — я стал представлять школу на соревнованиях по бегу и даже занял призовое место и получил денежный приз — 20 рублей! Потом без проблем был принят в секцию велоспорта.

— Вы миллионер или миллиардер уже? Какая зарплата у велогонщиков? (Алина.)

— Пока не миллиардер (улыбается), но денег мне более чем хватает. Минимальная зарплата профессионала в нашем виде спорта — от 50 тысяч евро в год.

— Время на хобби остается?

— Так получилось, что велогонки стали и работой, и хобби, за которое мне платят. (Улыбается.) На что-то другое времени почти нет, свободные дни провожу с семьей, у меня двое детей. Ходим с ними в театры, на балет, концерты — в основном на Кипре. Старшая дочка посещает английский детсад и язык уже, наверное, лучше меня знает. (Улыбается.) Еще занимается гимнастикой. А сыну один год, но в нем столько энергии, что ее обязательно нужно будет направить на что-то полезное (смеется), для начала — отдадим его в садик. Вообще, на Кипре в садик берут с двух месяцев, женщины в декретном отпуске столько не находятся, как у нас: им дается только три месяца — один до родов и два — после.

— Ваша жена ранее открывала студию одежды в Челнах. Сейчас она занята детьми или еще и бизнесом?

— Когда у нас был только один ребенок, она работала со своим бизнесом — студией одежды. Сейчас у нас двое детей, и супруга полностью занимается дочкой и сыном, на бизнес времени не остается.

«Что касается велоспорта, то была идея открыть в Челнах велошколу и назвать моим именем. Но это серьезный, сложный в организационном плане проект, поэтому он пока в мечтах»Фото: Gian Mattia D'Alberto/Lapresse/ТАСС

«БЫЛА ИДЕЯ ОТКРЫТЬ В ЧЕЛНАХ ВЕЛОШКОЛУ И НАЗВАТЬ МОИМ ИМЕНЕМ»

— В прошлом году ваш брат, который раньше также был профессиональным велогонщиком, открыл в жилом доме Челнов пивбар, что вызвало возмущение жителей. Потом стало известно о ваших совместных планах открыть футбольный манеж…

— Да, он открывал бар, потом его попросили закрыть заведение. Он абсолютно нормально это принял и так сделал. Сейчас мы с ним планируем начать строительство футбольного манежа в Челнах.

— Почему именно такой спортобъект? Во сколько обошелся проект?

— Мы как-то встретились с начальником городского управления физкультуры и спорта, и он предложил мне открыть футбольный манеж, поскольку Челнам не хватает таких объектов. Мы с братом решили построить его, чтобы люди проводили время с пользой. И вот с ноября занимались оформлением документов по смене целевого назначения моего участка в районе федерального казначейства в поселке ЗЯБ, разрешения на строительство и других бумаг. Площадь территории составляет 2850 квадратных метров. Это будет красивый круглогодичный манеж ангарного типа с тентом, искусственным газоном, теплыми помещениями — душевыми, раздевалками, туалетом. Предусмотрена также парковка. Я занялся этим проектом не из-за денег, у меня даже нет бизнес-плана, во сколько он мне в итоге обойдется и окупится ли. Пока мои вложения составляют 20 миллионов рублей. В планах открыть футбольную школу. Но это будет делать мой брат Айдар, поскольку у меня нет времени — бизнесом, возможно, займусь после завершения спортивной карьеры. По нашей задумке, в манеже будут бесплатно заниматься школы, дети-инвалиды. Кроме того, челнинцы смогут арендовать манеж с друзьями, чтобы поиграть, весело и с пользой для здоровья провести время. Строительство вот-вот начнется, и я надеюсь, что успеем завершить его в этом году. Манежи такого типа возводятся быстро — 30 дней изготавливают и столько же монтируют.

— То есть это не проект государственно-частного партнерства?

— Нет, проект полностью реализуется на мои деньги. Не люблю быть кому-то должен.

— На ваш взгляд, каких спортобъектов Челнам не хватает? Что необходимо сделать для развития велоспорта?

— За все виды спорта не могу сказать. Что касается велоспорта, то была идея открыть в Челнах велошколу и назвать моим именем. Но это серьезный, сложный в организационном плане проект, поэтому он пока в мечтах.

— Со школой в «Яр Чаллы» поддерживаете отношения?

— Да, раз в год стараюсь приезжать, общаться с воспитанниками.

— Что бы вы посоветовали родителям, которые планируют отдать детей в велоспорт?

— Посоветовал бы прислушиваться к тому, что хочет ребенок, а не родитель. Пусть это будет не обязательно велоспорт, главное — дать ребенку возможность найти себя, занять его, чтобы у него была правильная компания. Выбор кружков и секций сейчас безграничен! Важно не держать ребенка дома, не злоупотреблять гаджетами. Моей дочке три года, и она смотрит мультики по телевизору только полчаса в день. Гаджеты у нас под запретом.

— Есть ли у вас в планах по завершению спортивной карьеры совершить кругосветное путешествие на велосипеде? (Радий.)

— В кругосветное путешествие на велосипеде не собираюсь. Но год назад один молодой человек попросил у меня велосипедную форму для такого вояжа. Я передал и спросил, сколько ему времени потребуется на такое путешествие. Он сказал, что 3–5 лет. Я сильно удивился.

— Читаете ли вы «БИЗНЕС Online»? Какие пожелания есть к нашему изданию?

— Да, читаю. Мне интересно, что происходит в Татарстане, Закамье. Вы единственный портал, где я узнаю про жизнь в республике.

— То есть мы можем похвастаться, что у нас есть читатели и на Кипре?

— По крайней мере, один точно есть. (Улыбается.)

 

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (16) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
18.09.2019 08:51

Интересное интервью!
Успехов и высоких достижений!
Спасибо, что не забываете про Челны!

  • Анонимно
    18.09.2019 08:47

    красавчик!

  • Анонимно
    18.09.2019 08:51

    Интересное интервью!
    Успехов и высоких достижений!
    Спасибо, что не забываете про Челны!

  • Анонимно
    18.09.2019 08:55

    Челны вперед! Желаю Ильнуру попасть на Олимпиаду и выиграть!

  • Анонимно
    18.09.2019 09:34

    Но когда тебя водители на дороге в Челнах пытаются сбить, это расстраивает, конечно.
    Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/439217
    Это не только для Челнов характерно. В Казани такое же происходит. Культуры вождения и соблюдения ПДД у нас отсутствуют.

    • Анонимно
      18.09.2019 10:25

      Да потому что он типа крутую тачку купил и все ему должны. В Европе за тобой машины будут ехать и даже никто не посигналит. Подумайте сами почему.

      • Анонимно
        18.09.2019 15:56

        Культура обучения в автошколах не рассчитана на уважение окружающих. Плюс большое самомнение по молодости у каждого из нас. Остаётся добавить только снисходительное отношение, независимо от возраста, но в зависимости от положения в социальной иерархии общества. Что-то ещё?

        • Анонимно
          18.09.2019 23:53

          Уважение к окружением невозможно привить в автошколе. Это вопрос воспитания, в семье в первую очередь.

  • Анонимно
    18.09.2019 10:13

    Раньше в Челнах была сильная школа велоспорта,а вот в Казани ее не стало.. Велогонщики на наших дорогах это красиво и эстетично!

  • Анонимно
    18.09.2019 10:23

    Ильнур - гордость Челнов, Татарстана и всей России. Обычный парень. Всего добился сам. Пример для подрастающего поколения. А за водителей Челнов конечно стыдно. Да во всех городах наверное такая ситуация. Ильнур все правильно сказал. И про желтый мерседес и про совсем другое отношение к велосипедистам в Европе. Дикари одним словом. А Ильнуру удачи и новых побед.

  • ПанАлекс
    18.09.2019 10:24

    Уже который год слежу за Ильнуром и считаю его главной звездой спорта Челнов. И грустно было видеть закат команды Катюша - ведь чтобы тот же Закарин мог побеждать на этапах гранд-туров и входить в призеры нужна работа сильной команды. Одиночки больше не побеждают. Фрум без звездных грэгори не стал бы Фрумом!
    Надеюсь в новой команде Ильнур снова выйдет в топ.

  • Анонимно
    18.09.2019 10:48

    МОЛОДЕЦ!!!

  • Анонимно
    18.09.2019 13:46

    Ильнур, молодец! Почему не участвовал на Вуэльте?

  • ПанАлекс
    18.09.2019 13:52

    Несколько раз видел Ильнура на трассе, включая М7 и сетовал, что рискует сильно он. уж больно много любителей обгонять справа и по обочине...

  • Анонимно
    19.09.2019 10:15

    Человек сам себя создаёт, идёт к успеху. Все получится

  • Анонимно
    21.09.2019 14:47

    Ильнур молодец, знаю лично его. не пафосный, очень скромный парень, всегда старается помочь, для наших челнинских детей такой праздник устроил, подарил свой кубок и призы! На таких надо равняться, настоящий герой!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль