Бизнес 
3.10.2019

«...И признаки рейдерства». Борис Титов вступится за акционера Казанского завода дверей

Общественный центр «Бизнес против коррупции» публично рассмотрел в Москве казанский случай «уголовно-корпоративной» практики

Бизнес-омбудсмен РФ Борис Титов получит от своих коллег ходатайство за акционера Казанского завода стальных дверей Руслана Мухитдинова, который через суд пытался вернуть свою долю предприятия, но получил обвинение в мошенничестве. Как узнал корреспондент «БИЗНЕС Online», эксперты ЦОП «Бизнес против коррупции» единогласно поддержали бизнесмена, при этом переживая о своей репутации из-за казанского эксперта по делу Элика Абдрашитова, обвиняемого во взятке.

Борис Титов получит от своих коллег ходатайство за акционера Казанского завода стальных дверей Руслана Мухитдинова, который через суд пытался вернуть свою долю предприятия, но получил обвинение в мошенничестве Борис Титов получит от своих коллег ходатайство за акционера Казанского завода стальных дверей Руслана Мухитдинова, который через суд пытался вернуть свою долю предприятия, но получил обвинение в мошенничестве

ДЕЛО МУХИТДИНОВА ОТДАЛИ МОСКОВСКОМУ ЭКСПЕРТУ

На незаконное уголовное преследование пожаловался бизнес-омбудсмену РФ Борису Титову сопредседатель Казанского завода стальных дверей (КЗСД) Руслан Мухитдинов. Его обращение рассмотрел накануне в Москве центр общественных процедур «Бизнес против коррупции» (ЦОП).

Напомним, в 2018 году предпринимателя обвинили в покушении на мошенничество — якобы он пытался похитить доли в ООО путем подачи иска в Арбитражный суд РТ. В мае этого года он написал обращение Тимуру Нагуманову (тогдашнему бизнес-омбудсмену РТ) — пожаловался на незаконное уголовное преследование. Тот передал обращение казанскому ЦОП «Бизнес против коррупции» (его возглавляет Гульнара Сергеева). Экспертное заключение по этому делу она попросила подготовить адвоката адвокатского кабинета «Барристер» Элика Абдрашитова, который сотрудничал с ЦОПом на условиях pro bono (бесплатно). Тот пришел к выводу, что преследование предпринимателя не имеет юридических оснований. Но в итоге самого адвоката в июле этого года задержали — обвинили в получении взятки в 1,5 млн рублей. По версии следствия, 26 июня защитник вышел на связь с заявителями на Мухитдинова и сообщил, что может повлиять на ход уголовного дела. Руководство КЗСД обратилось в полицию, и Абдрашитова задержали будто бы при передаче оговоренной суммы.

Так что первое заключение эксперта по делу в расчет уже не брали. Вторую экспертизу поручили делать председателю московской коллегии адвокатов «Солдаткин, Зеленая и партнеры» Дмитрию Солдаткину. Сам он накануне явиться на заседание ЦОПа не смог, отправив зачитать свое заключение коллегу Ксению Михайличенко. Та коротко изложила фабулу дела. Напомним подробности этой истории, которая, по сути, началась еще в 1990-е годы, когда выходец из Альметьевска Салават Мухитдинов (отец Руслана) и Игорь Седов удачно вложились в приватизацию саратовского госпредприятия «Тора». К нему они присоединили свою компанию ПКФ «Комцерус» и тем самым получили преимущество перед другими собственниками созданного ТОО «Торэкс». В итоге Седов стал директором завода, а Мухитдинов — его заместителем. Если доля первого в компании составила 42,3%, то второму досталось 33,9%. Также в составе учредителей значились Сергей Ионов и несколько миноритариев. В начале 2000-х Седов увеличил свою долю до 51,4%, скупив доли миноритариев и 2,5% у Мухитдинова. Тем временем ТОО «Торэкс» превратилось в одного из крупнейших производителей железных дверей, заняв 22% рынка России.

В январе 2010 года в столице РТ учредили ООО «Завод противопожарных дверей Торэкс-Казань» (позднее переименовано в Казанский завод стальных дверей). В то время в городе как раз обанкротилась одна из компаний по производству дверей — и «Торэкс» занял освободившиеся помещения, перевезя туда оборудование с саратовского завода, на который поставили новое. Мухитдинов-младший рассказывал, что казанское предприятие поделили между детьми основателей бизнеса. Так, у Владимира и Дмитрия Седовых оказалось по 30%, у Мухитдинова-младшего и Антона Ионова — по 20% в капитале казанского завода. В 2015 году идиллия закончилась, когда возник конфликт между Мухитдиновыми и Седовым. Последний потребовал у компаньона продать свою долю за 70–80 млн рублей, тогда как тот соглашался лишь на 660 млн, исходя из балансовой стоимости компании. В итоге дошло до возбуждения уголовного дела в отношении Мухитдинова-старшего, которого компаньон обвинял в том, что тот в 1990-е годы мошенничал при распределении долей «Торэкса», а на самом деле ему принадлежит не более 9%. На этом фоне у предпринимателя случилось несколько инфарктов, и в 2016 году он умер. Однако его сын Руслан доказал в судах невиновность отца и добился выдачи исполнительного листа на 411 млн рублей. Однако денег он не получил, но стал обвиняемым по уголовному делу.

Поводом для его возбуждения послужило то, что Мухитдинов-младший пытался в Арбитражном суде РТ признать недействительным протокол №1 общего собрания учредителей ООО «КЗСД» от 6 декабря 2012 года об увеличении уставного капитала компании и включении в нее нового учредителя — Седова-старшего. Внеся в уставной капитал 200 тыс. рублей, тот стал владельцем 80% активов компании, тогда как доля оценивалась, по словам Мухитдинова, в 224,17 миллиона. При этом доли остальных учредителей заметно сократились, в том числе у Мухитдинова она уменьшилась с 20% до 4%. Он заверял, что в том заседании не участвовал и подпись свою не ставил, а об изменении своей доли узнал лишь 29 апреля 2016 года во время очередного общего собрания, однако Арбитражный суд РТ отклонил его иск, посчитав, что тот все-таки знал об изменении состава учредителей и пропустил срок исковой давности. Именно эта попытка Мухитдинова через Арбитражный суд РТ оспорить документ и вернуть свои потерянные 16% и была расценена руководством завода, а затем и сотрудниками МВД по РТ как мошенничество, правда, не доведенное до конца.

По словам Михайличенко, Солдаткин в своем экспертном заключении пришел к выводу, что в данном случае есть корпоративный конфликт, а также неправомерность уголовного преследования Мухитдинов По словам Михайличенко, Солдаткин в своем экспертном заключении пришел к выводу, что в данном случае есть корпоративный конфликт, а также неправомерность уголовного преследования Мухитдинова

«ИМЕЮТСЯ ПРИЗНАКИ РЕЙДЕРСКИХ ДЕЙСТВИЙ В ОТНОШЕНИИ ЗАЯВИТЕЛЯ»

«Следователь указывает, что если бы суд признал недействительным решение общего собрания, которое Мухитдинов оспаривал, то тот стал бы владельцем 20 процентов доли уставного капитала и получил возможность распоряжаться имуществом общества не в том размере, которым он обладал — 4 процента, а не 20. Соответственно, 16 процентов было бы им получено незаконно, похищено путем обмана и введением суда в заблуждение. Таким образом, поскольку суд отказал в удовлетворении требований, преступные действия Мухитдинова якобы были не доведены до конца не по его инициативе, поэтому квалифицируются как покушение на мошенничество», — описала ситуацию Михайличенко.

По ее словам, Солдаткин в своем экспертном заключении пришел к выводу, что в данном случае есть корпоративный конфликт, а также неправомерность уголовного преследования Мухитдинова. «Мы делаем вывод о том, что имеются признаки рейдерских действий в отношении заявителя. Во-первых, ситуация с размыванием доли Мухитдинова с 20 процентов до 4. Также на протяжении этих лет идет попытка исключить его из числа участников компании. Три арбитражных процесса было им выиграно, сейчас идет четвертый. Также наслаивается активность другой стороны в попытках привлечь к уголовной ответственности отца заявителя, причем были неоднократные прекращения дел. Кроме того, мы увидели вывод активов предприятия другой стороной, причем как из компании „Торэкс“, так и из КЗСД», — заявила Михайличенко. Она подчеркнула, что позицию стороны Седова они также исследовали, но не нашли ничего, кроме личностных характеристик Мухитдинова, оценивать которые в их компетенцию не входило.

Нина Ткач коротко рассказала о тех выводах, к которым в своем отзыве пришла бизнес-омбудсмен по РТ Венера Камалова Нина Ткач коротко рассказала о тех выводах, к которым в своем отзыве пришла и. о. бизнес-омбудсмена по РТ Венера Камалова

«Таким образом, мы можем сказать, что, по сути, обращаясь в суд, Мухитдинов воспользовался своим правом на судебную защиту, однако это же право привело к возбуждению уголовного дела и привлечению его в качестве обвиняемого. Мы считаем, что тут однозначно есть перевод гражданско-правового спора в уголовно-правовую плоскость, игнорирование следствием всех ходатайств защиты. В связи с чем обращение заявителя необходимо взять в работу, чтобы посодействовать, помочь ему с обращением в федеральную прокуратуру на предмет обоснованности уголовного преследования», — подытожила адвокат.

Следом юрист Нина Ткач коротко рассказала о тех выводах, к которым в своем отзыве пришла и. о. бизнес-омбудсмена по РТ Венера Камалова. Так, в частности, в письме последняя указала, что по делу невозможно установить пострадавшее лицо, непонятна фабула его возбуждения, а также отметила, что следствие необоснованно отказывает стороне защиты в проведении экспертиз.

Олег Володичев: «Вымышленные истории были заложены в возбуждение уголовного дела, что в отношении отца в Саратове, что потом в Казани в отношении сына» Олег Володичев: «Вымышленные истории были заложены в возбуждение уголовного дела, что в отношении отца в Саратове, что потом в Казани в отношении сына»

«Вымышленные истории были заложены в возбуждение уголовного дела, что в отношении отца в Саратове, что потом в Казани в отношении сына, — еще раз подтвердил свою позицию адвокат Мухитдинова Олег Володичев. — Когда возник корпоративный конфликт, господином Седовым была озвучена такая формулировка: „Ты ничего не получишь, а твоего сына я посажу“. Эти слова, описывая конфликт, мне еще при жизни сказал Мухитдинов-старший, к сожалению, уже покойный». Защитник снова подчеркнул: его доверитель продолжает настаивать на том, что не подписывал протокол, который был основанием для внесения изменений в ЕГРЮЛ об изменении доли с 20% до 4%. «На основании этого якобы Мухитдинов становится мошенником, который не имел никакого права обращаться за судебной защитой. Нонсенс какой-то! — развел руками Володичев. — Они говорят, что тем самым он пытался похитить долю в уставном капитале завода в размере 16 процентов. Но заявитель пытался восстановить свою собственную долю, никаких признаков хищения тут нет и быть не может, а у нас это заложено в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого».

 «Мухитдинову вменяется то, что он обратился в суд за защитой своих прав», — согласился с ним еще один адвокат — Эдуард Перешитов.

Эдуард Перешитов: «Мухитдинову вменяется то, что он обратился в суд за защитой своих прав» Эдуард Перешитов: «Мухитдинову вменяется то, что он обратился в суд за защитой своих прав»

«МЫ СЧИТАЕМ, ЧТО ЭТО БЫЛО ПОПЫТКОЙ МОШЕННИЧЕСТВА»

Естественно, противоположная сторона все отрицала. Сидевший по другую сторону длинного стола представитель Седова Алексей Баранов всячески заверял, что поводом для возбуждения дела не было обращение Мухитдинова в арбитраж. «Он обвинил наших представителей, что они сфальсифицировали документы. Причем мы уверены, что заявитель присутствовал на том собрании. Для нас это факт. Мухитдинов был на том собрании. Его отец и дети — тоже. Все это происходило в Саратове вместе со всеми родителями и детьми», — утверждал он.

Уже после заседания Володичев в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» рассказывал, что у противоположной стороны нет никаких документов, подтверждающих, что заявитель на том собрании действительно находился. При этом следователь по делу отказывается истребовать, к примеру, детализацию телефонных переговоров с биллингом, чтобы подтвердить, что Мухитдинов в тот день не присутствовал в офисе «Торэкса» в Саратове. «Мы приносим документы, подтверждая, что он был в Питере, следователь игнорирует. В период 2011–2012 года заявитель ни разу не находился на заводе, потому что проживал в Питере. Он не мог на собрании физически быть. В „Торэкс“ Мухитдинов устроился в августе 2013-го. Только с того момента он начал появляться там каждый день», — утверждал адвокат, уверенный, что у этого дела лишь одна цель — «отъем бизнеса».

Алексей Баранов стоял на своем — на том, что Мухитдинов давным-давно знал о истинном размере своей доли Алексей Баранов стоял на своем: Мухитдинов давным-давно знал об истинном размере собственной доли

Тем не менее Баранов стоял на своем: Мухитдинов давным-давно знал об истинном размере собственной доли. «Он, зная, что ему принадлежит 4 процента, идет и пишет заявление о фальсификации и обращается в суд. Именно это было поводом для нашего обращения в правоохранительные органы. Они подобное расценивают пока так же, как мы. Мы считаем, что это было попыткой мошенничества. Бизнесмен знал, что ему не принадлежит 16 процентов», — подчеркнул представитель Седова. Более того, он сказал, что заявитель и вовсе никакого отношения к заводу никогда не имел: на производстве не появлялся, а только получал дивиденды. «Предприниматели вкладывают свою душу, рискуют, развивают свой бизнес, а Мухитдинов никакого отношения к заводу до начала корпоративного конфликта в Саратове не имел физически, то есть он не участвовал, там ни разу не был, просто получал дивиденды», — указал Баранов.

Тут же его слова подтвердил директор КЗСД Роман Клочков. «За 2014–2015 год, согласно протоколу общего собрания, Мухитдинов получал дивиденды, равные 4 процентам его доли, поэтому о них знал с 2012-го», — кивал он.

Роман Клочков: «За 2014–2015 год, согласно протоколу общего собрания, Мухитдинов получал дивиденды, равные 4% его доли. Поэтому о 4% он знал с 2012 года» Роман Клочков: «За 2014–2015 год, согласно протоколу общего собрания, Мухитдинов получал дивиденды, равные 4 процентам его доли, поэтому о них знал с 2012-го»

«ЕСЛИ ФАКТ ВЫМОГАТЕЛЬСТВА ЕСТЬ, ТО НАДО ВОЗБУЖДАТЬ ДЕЛО»

Впрочем, на участников заседания слова представителей Седова эффекта не произвели. «Повторяя ваши слова: поводом для дела было обращение Мухитдинова в АС на самом деле. Это ваша логика, вы ее сейчас подтвердили», — указал им исполнительный сопредседатель ЦОПа Виктор Звагельский.

Следом адвокат Владислав Гриб пытался разобраться, откуда в письменных пояснениях представителей Седова взялись слова о коррупции в татарстанском ЦОПе. «Раз вы сюда пришли, то у вас есть доверие к ЦОПу? Но вы в своей позиции написали, что местный ЦОП вас шантажирует и хочет с вас деньги получить. Это уже вступившее в законную силу решение суда?» — уточнил он. Тут как раз всплыла история с Абдрашитовым, о которой участники вчерашнего заседания в Москве были, судя по всему, не в курсе.

Адвокат Владислав Гриб пытался разобраться, откуда в письменных пояснениях представителей Седова взялись слова о коррупции в татарстанском ЦОП Адвокат Владислав Гриб пытался разобраться, откуда в письменных пояснениях представителей Седова взялись слова о коррупции в татарстанском ЦОПе

«У вас позиция такая — опорочить ЦОП? У вас нет правовых аргументов? И вы это направили нам… Коррупционеры, деньги… Можете пояснить?» — не унимался Гриб. На это Баранов уточнил, что первого эксперта по делу им представили в Татарстане. «К сожалению, он представил такую позицию, что за вознаграждение готов решить все в нашу пользу. Было возбуждено уголовное дело. Насколько я знаю, оно сейчас находится на утверждении обвинительного заключения прокуратурой», — пояснил представитель Седова. Зал возмущенно загалдел. «Эксперт нам предложил!» — еще раз подчеркнул он для ясности.

Но, кажется, не все до конца правильно его поняли. «Если факт вымогательства есть, то надо возбуждать дело. Наши сотрудники требуют деньги. Или это клевета, и надо возбуждать дело в отношении персонально вас, тех, кто писал, либо в отношении них. Так не делается! У нас есть репутация!» — возмущался адвокат Всеволод Сазонов. Но коллеги его быстро успокоили — дело уже возбуждено.

Виктор Звагельский: «Мы поддерживаем Мухитдинова. Думаю, возражений ни у кого не будет» Виктор Звагельский: «Мы поддерживаем Мухитдинова. Думаю, возражений ни у кого не будет»

«ОЖИДАЕМО, ПОТОМУ ЧТО ВСЕ КУПЛЕНО»

По итогу рассмотрения обращения Мухитдинова члены ЦОПа решили заявителя поддержать. «Считаю, что необходимо поддержать обращение с точки зрения перевода гражданских отношений в уголовные и взять в работу для предотвращения незаконного уголовного преследования», — первым предложил адвокат Лев Лялин. Ольга Натапова добавила, что тут еще стоило бы поставить вопрос о привлечении к ответственности заодно и следователя.  

«Значит, мы предпринимаем все действия по защите бизнесмена, обращаемся к уполномоченному, чтобы он направил все письма в соответствующие органы. Мы поддерживаем Мухитдинова. Думаю, возражений ни у кого не будет», — подвел итог Звагельский.

Таким решением защитники предпринимателя остались довольны. «Очевидно, что вникли в тему, эксперт четко дал пояснения и подтвердил все, что мы думали: там нет, не было и не будет состава преступления, как бы его ни придумывали в правоохранительных органах и противоположная сторона», — заявил нашему корреспонденту Володичев.

— Ожидаемо, — мрачно прокомментировал итоги Баранов.

— Ожидаемо, — согласился Клочков и внезапно выпалил. — Потому что все куплено!

— Нет, нет! — поспешил поправить его Баранов. — Ожидаемо по тем событиям, которые произошли в республике. Там предполагали, здесь такое же решение. Но будем бороться за справедливость. Нас, к сожалению, не услышали. Напали все.

Тем временем следствие по делу Мухитдинова закончилось, идет ознакомление с материалами, после чего они будут переданы в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    3.10.2019 08:27

    Дело в рамках такой же “уголовно-административной” практики по ооо Тафлекс нужно Титову тоже передать.

    • Буре
      3.10.2019 10:11

      А про Герасимова почему молчит Титов

    • Анонимно
      3.10.2019 20:31

      А следователь по делу не один и тот же случайно ?)

      • Анонимно
        4.10.2019 10:36

        Следователь здесь один и тот же что и с делом по Тафлекс, только в статье фамилия не указана.
        И снова речь о незаконном уголовном преследовании. Совпадение?

  • Анонимно
    3.10.2019 08:37

    Молодцы ! Надо до логического конца довести дело: почему следователь возбудил дело , а прокуратура поддержала возбуждение? После этого сделать выводы о профпригодности сотрудников этих ведомств и вынести решения соответствующие.

  • Анонимно
    3.10.2019 08:53

    Следуя логике участвующих в собрании и многих будущих комментаторов, мошенничество под видом предпринимательства не является таковым.
    Тогда ответьте на вопрос, что делать пострадавшей стороне?
    Суды не считаются, так как взять с проигравший стороны, как правило, нечего.

    • Анонимно
      3.10.2019 09:29

      Следовать логике событий нужно, экспертизы назначать по доводам обеих сторон, а не как сейчас, тебе верю, а тебе не верю, хотя прав в суде у обоих сторон одинаковый объем.

      • Анонимно
        3.10.2019 17:59

        Читайте внимательнее. Экспертиза учитывала доводы обоих сторон.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль