• $74.25-0.95
  • 90.26-0.93
  • 49.030.32
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 122 в закладки

    Роман Шаронов: «Хотелось бы поговорить с Бердыевым как ученику с учителем»

    Эксклюзивное интервью тренера «Рубина» о том, неизбежны ли были поражения, критике болельщиков и знаменитых видео из раздевалки

    «Будучи игроком, я всегда говорил, что не буду тренером. Я просто не знал, каково это, поэтому так говорил», — вспоминает тренер «Рубина» Роман Шаронов о своем пути в профессию. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, как воспринял респект от Сергея Галицкого, как оценивает нынешний состав игроков и чего не хватает команде, чтобы вернуться на победную траекторию.

    Роман Шаронов, который формально занимает в футбольном клубе «Рубин» должность помощника Эдуардо Докампо, подвел итог четырех месяцев своей работы тренером Роман Шаронов, который формально занимает в футбольном клубе «Рубин» должность помощника Эдуардо Докампо, подвел итог четырех месяцев своей работы тренером Фото: «БИЗНЕС Online»

    «ПОСЛЕ ПОБЕД НА СТАРТЕ СЕЗОНА В «РУБИНЕ» БЫЛА САМОУСПОКОЕННОСТЬ»

    Роман Шаронов перед матчем против «Спартака» дал эксклюзивное интервью «БИЗНЕС Online». Формально тренер без лицензии Pro пока занимает в клубе должность помощника Эдуардо Докампо, поэтому не на все вопросы нам удалось получить ответы — молодой наставник ранее был оштрафован РФС за то, что демонстративно позиционировал себя главным тренером. Тем не менее Шаронов принял нас на клубной базе, чтобы подвести итог четырех месяцев своей работы во взрослом футболе. Он рассказал, чем занимается в основной команде после перехода из молодежки, почему «Рубин» после удачного старта начал проигрывать и какие задачи теперь ставят перед тренерским штабом.

    — Роман Сергеевич, на старте сезона «Рубин» хвалили, обсуждали речи из раздевалки. Как это сказывалось на команде?

    — Неизвестно, что больше оказывает на тебя давление: когда ты побеждаешь или когда проигрываешь. Вроде бы в начале сезона давления не было, но на самом деле ведь то, что происходило вокруг «Рубина», — это тоже давление. Вокруг нас возник ажиотаж. Думаю, подобное и повлияло. Может быть, мы оказались в зоне комфорта, до конца не осознавая. Это давление, с которым мы не справились. 

    Мы никогда не гадаем, как начнем, сколько очков наберем... это невозможно. Если проанализировать все игры, то они могли сложиться по-разному. Отрезками мы превосходили соперника, отрезками — нас. Если взять 0:5 от «Зенита», то первый час игры не предвещал такого исхода. «Зенит» ничего нового не показал, мы были готовы к матчу с петербуржцами, к их взаимодействиям, в первом тайме достаточно качественно играли и не сидели, старались выжимать соперника. Повлияло то, как мы среагировали на первый пропущенный гол. 

    — Есть мнение, что никто не ожидал от вас такой игры, но потом вас изучили и стало сложнее. Согласны?

    — Не думаю, что это на 100 процентов так, потому что все могло сложиться иначе и тогда вы говорили бы по-другому. Да, команда однозначно новая, осталось не так много игроков с прошлого сезона. Сейчас идет стройка коллектива.

    Не оправдание, а факт: мы потеряли игроков центральной линии — Могилевца и Подберезкина. Когда они были, мы держали определенный уровень игры. Пытались выступать без них так же, спортсмены делали все, что могли, но, к сожалению, мы не смогли компенсировать потери указанных футболистов. Они выдавали чуть больше качества по определенным факторам.

    «Мы с Рустемом Саймановым часто говорим о футболе, он нас очень хорошо направляет. Именно направляет — это для нас очень важно» «Мы с Рустемом Саймановым часто говорим о футболе, он нас очень хорошо направляет. Именно направляет — это для нас очень важно» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — В переходной сезон, когда клуб забанен в еврокубках, перед вашим штабом не ставили задач?

    — Нет, конкретного места в таблице от нас не просили.

    — Какие требования поставили перед сезоном?

    — У клуба есть направление. Мы с Рустемом Саймановым часто говорим о футболе, он нас очень хорошо направляет. Именно направляет — это для нас очень важно. Мы все без слов понимаем, что «Рубин» должен побеждать и быть наверху. Наш штаб и команда нацелены только на это.

    — В штабе обсуждали, что проблема может быть в том, что в период данной серии вы не перестраивали свой футбол?

    — Нет, нужно понимать, что шарахаться не будем. Мы выбрали путь и следуем ему. Постоянно что-то меняем, но не ключевые принципы. Конечно, мы всегда хотим улучшить игру, изучаем проблемы и ищем их решение. Тренеры не враги сами себе. Надо всегда быть в поиске и стабилизировать то, что получается, но точно не шарахаться.

    — Какой был разбор после «Зенита»? После таких поражений нужно что-то разбирать?

    — Я показал 20 минут нашей игры в атаке и столько же — в обороне, то, как можем выступать, а второй тайм — только моментами. Продемонстрировал, что до перерыва у нас была совершенно другая команда: мы достаточно высоко выступали, старались отодвинуть игру от ворот.

    Мы не можем винить игроков, потому что подобное будет неправильно. И в то же время не нужно брать всю ответственность на себя. Это комплексно. Нет такого, что тренерский штаб все сказал футболистам, а они проиграли — такого нет и быть не может. 

    — Обращали внимание на критику, которая сопровождала эту серию поражений?

    — Нет, потому что писать и говорить можно что угодно. Когда мы побеждаем, то нам говорят в лицо одно, когда проигрываем — другое. Подобное от нас не зависит. И в такие периоды очень важно верить в то, что ты делаешь. И на этом был основан наш тренировочный процесс. 

    «К болельщикам я отношусь очень хорошо и здорово, когда они нас поддерживают. Но когда они футбол превращают в ненависть, то я с этим не согласен» «К фанатам я отношусь очень хорошо. Здорово, когда они нас поддерживают. Но когда они футбол превращают в ненависть, то я с этим не согласен» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — Слышали, как кричат гадости с трибун? 

    — Это выбор болельщиков. Может быть, кто-то таким образом выплескивает свои эмоции. Кто-то приходит с негативными чувствами, кто-то — с положительными. 

    То, что на нашу игру с «Тамбовом» пришли 2 тысячи зрителей, — реакция на наш футбол и положение дел. Болельщики дали нам понять, что их такое не устраивает, они имеют на подобное полное право. Мы можем их вернуть на трибуны только за счет того результата, который показывали в начале сезона. Мы должны это принять и сделать выводы. Хотя хочется, чтобы каждый болельщик поддерживал наших игроков. Но не всем интересно, как мы продвигаем мяч, они хотят увидеть решающий удар, голы — имеют право. Кто-то приходит увидеть, как строим нашу игру — они тоже имеют на это право. Болельщик разный, мы на него влиять не можем. 

     Вы перестали ходить к фан-сектору. Почему?

    — К фанатам я отношусь очень хорошо. Здорово, когда они нас поддерживают. Для меня футбол — это игра, которая приносит эмоции. Они могут быть разными, но футбол не может нести ненависть. Это же не война. Когда мы играли против «Тоттенхэм Хотспур», то чувствовали реакцию болельщиков на любое действие. Но там такой выбор у фанатов, а у наших свое представление о том, как поддерживать и реагировать на события матча. Но когда они футбол превращают в ненависть, то я с этим не согласен. 

    «Мне было интересно смотреть, как он [Курбан Бердыев] работает, учиться у него. Я приходил на его тренировки и смотрел не только упражнения, а то, как он управляет командой — это важно» «Мне было интересно смотреть, как он [Курбан Бердыев] работает, учиться у него. Я приходил на его тренировки и наблюдал не только за упражнениями, но и за тем, как он управляет командой, — это важно» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «БЫЛО ИНТЕРЕСНО СМОТРЕТЬ ЗА БЕРДЫЕВЫМ И УЧИТЬСЯ У НЕГО»

    — Расскажите о вашем назначении в штаб.

    — Тогда я находился в отпуске с семьей. Сезон закончился, у меня был продуман план сборов молодежной команды, а через два дня мне поступил звонок — и я прилетел обратно.

    — После ухода из «Рубина» Курбана Бердыева вы общались? 

    — Нет, но мне очень интересно поговорить с Курбаном Бекиевичем на футбольные темы. К сожалению, даже когда я работал в дубле, это не всегда получалось. Понимаю, что у него просто не имелось времени. Мне было очень интересно с ним поговорить, потому что я у него играл и являлся игроком, а сейчас, когда стал наставником, голова работает по-другому. И мне интересно с ним поговорить уже как тренеру, как ученику с учителем. Он очень многое знает, и эта информация стала бы полезной. Мне было интересно смотреть, как он работает, учиться у него. Я приходил на его тренировки и наблюдал не только за упражнениями, но и за тем, как он управляет командой, — это важно.

    — Насколько ваша жизнь поменялась после того, как вы начали работу с основой «Рубина»?

    — Кардинально только в том, что я стал работать на уровне выше, хотя ментально перестроился к тренерской работе еще в академии. 

    — Как это происходило?

    — Сначала я просто не понимал, как вообще тренировать. Для меня это было необычно. Имелись сомнения. Хотелось попробовать, но я не знал, как это будет, потому отталкивал подобное от себя и говорил, что не хочу быть тренером. Сейчас понимаю, что уже тогда готовился: смотрел футбол со стороны, много тренировок в академии разных возрастов. Второй шаг — выход на тренировку, подготовка к ней. Важно знать то, как ее провести, организацию процесса, цель упражнений.

    «Будучи игроком я всегда говорил, что не буду тренером. Я просто не знал, каково это, поэтому так говорил» «Будучи игроком, я всегда говорил, что не буду тренером. Я просто не знал, каково это, поэтому так говорил» Фото: © Максим Богодвид, РИА «Новости». Роман Шаронов в матче против «Интера» (Италия) группового этапа Лиги Европы УЕФА 2012/13

    — У вас была важная стажировка в «Атлетик» Бильбао и встреча с психологом Марией. Расскажите о ней.

    — Мне было очень интересно узнать что-то новое со стороны, то, как работают в Европе. Появилась возможность поехать в «Вильярреал» и Бильбао. «Вильярреал» игроков находил отовсюду за счет селекции, а Бильбао рассчитывал только на басков. Мне было интересно увидеть, как в таких условиях они обучают игроков. Там я познакомился с Марией — психологом, которая работала в клубе. Она помогла мне преодолеть преграду — переключиться с игрока на тренера. Мария очень тонко чувствовала мое внутреннее состояние. Как она разбирается в людях! 

    — Тогда вы игрока в себе не убили?

    — Нет! Я по-прежнему хотел играть! В беседах с ней это и отмечал. Будучи игроком, я всегда говорил, что не буду тренером. Я просто не знал, каково это, поэтому так говорил.

    — Сейчас вы играете в футбол на базе? 

    — Да, но иногда, чтобы переключиться от тренерской работы, посмотреть футбол изнутри. И с сыном периодически играю около 18-й школы, направляю его. Это интересно: руководить тренерским процессом внутри в игре.

    — Когда тумблер переключился и вы стали тренером?

    — Думаю, этот процесс продолжается. 

    «С Кузьминым (справа) мы вместе работаем над стандартами. Докампо и я — основные упражнения» «С Кузьминым (справа) мы вместе работаем над стандартами. Докампо (слева) и я — основные упражнения» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «НА ПЕРВОМ МЕСТЕ ДЛЯ НАС ОРГАНИЗАЦИЯ ИГРЫ «РУБИНА»

    — Какие принципы игры «Рубина» важны для вашего штаба?

    — На первом месте — организация игры. При обороне для нас важна компактность, чтобы мяч был как можно дальше от наших ворот, для нас первый защитник — это нападающий. В атаке — структура, продвижение мяча к воротам противника. Важно, чтобы у владеющего мячом было как можно больше вариантов для передач вперед. Переход из обороны в атаку — вылет в контратаку. Из атаки в оборону — быстрый отбор и возврат игроков на свои позиции.

    Но у каждого тренера свои принципы игры. Для меня нет хорошего или плохого футбола.

    — «Рубин» в матчах с «Краснодаром» и тульским «Арсеналом» перестраивался на 4-4-2. С какой целью? 

    — Да, мы перестраивались: заменами реагировали на события матча, создавая преимущество на определенных участках поля. С «Краснодаром» это не сработало, а с «Арсеналом» забили гол. Самое важное — позиции игроков, а не схема.

    «Важно знать, как провести тренировку, организацию процесса, цель упражнений» «Важно знать, как провести тренировку, организацию процесса, цель упражнений» Фото: rubin-kazan.ru

    — То, что в команде нет чистого опорника, — проблема?

    — Да, мы знаем, что нам нужно усиление на эту позицию, но нашим полузащитникам необходимо прибавлять в оборонительных действиях.

    — Как проходят теории в «Рубине»? 

    — В ходе недели перед матчем мы показываем видео по сопернику, чтобы у спортсменов было представление о его игре. Исходя из этого, выстраиваем тренировочный процесс, не отходя от принципов. Затем передаем игрокам видео с тренировок. У нас есть чат в WhatsApp, где я делаю рассылку. Игроки получают фидбэк — что они делали на занятиях. Монтирую видео в программе iMovie либо стоп-кадром в обычном редакторе. 

    Иногда бывают личные нарезки по игроку, иногда — командные. Например, после поражения 0:3 от «Химок» у нас была теория на полтора часа. Мы показали футболистам, что в основном играли назад.

    — А обычно? 

    — 30–45 минут, но на той теории я показывал спортсменам, как часто мы играли назад.

    — Вы снимаете все тренировки с квадрокоптеров. Почему и у кого заимствовали это?

    — При таких съемках картинка объемнее, обзор просто лучше.

    — Как в вашем штабе распределены обязанности?

    — С Кузьминым мы вместе работаем над стандартами. Докампо и я — основные упражнения. Хави — физподготовка. Козко — вратари. Мы не работаем только на своих участках, это все единое целое. 

    — Почему у «Рубина» так мало голов со стандартов? 

    — Мы трудимся над этим. В игре иногда не удается подача, порой маневр под подачу.

    «Мы говорили, чтобы наши игроки к Дзюбе не приклеивались, потому что для него комфортнее всего, когда он чувствует соперника. Не надо играть с ним плотно» «Мы говорили, чтобы наши игроки к Дзюбе не приклеивались, потому что для него комфортнее всего, когда он чувствует соперника. Не надо играть с ним плотно» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — Сколько вариантов угловых у вас есть? Правда, что существует заготовка, которая называется «Челси»?

    — Около пяти, но важнее довести их до автоматизма. Да, у нас есть такой угловой — он позаимствован у «Челси», когда команду тренировал Маурицио Сарри. 

    — Расскажите пример установки по сопернику? Что вы говорите, на что обращаете внимание? 

    — По «Зениту»: мы знали, что под Дзюбу будут подборы. Мы говорили, чтобы наши игроки к Артему не приклеивались, потому что для него комфортнее всего, когда он чувствует соперника. Не надо играть с ним плотно. Мы знали, что Ракицкий обладает хорошим первым пасом левой ногой, старались его максимально закрыть. Он не так много проникающих передач отдал, но все равно начинал атаки.

    — Насколько тяжело готовиться к «Спартаку», где новый тренер и непонятно, как будет играть команда?

    — Да, мы не знаем до конца, что они будут делать с новым тренером. У нас минимум информации о них. 

    — Почему у вас в штабе нет аналитика? 

    — Надо понимать, что из себя представляет современный аналитик. К примеру, анализ по противнику: лучше, когда аналитик вживую едет и смотрит игру, разбирает ее досконально, делает отчет. По нашей игре тоже. Нужны не просто цифры, надо понимать контекст. Необходимо, чтобы тренерский штаб и аналитики мыслили в одном направлении. Как они расценивают владение мячом? Какая передачи конструктивная? Все это относительно.

    «С «Краснодаром» Юра [Дюпин] ошибся, действительно. Но как важно было отреагировать? Если бы он остался в воротах, то Игнатьев бы ничего не сделал. Но Дюпин эмоционально выбежал» «С «Краснодаром» Юра [Дюпин] ошибся, действительно. Но как важно было отреагировать? Если бы он остался в воротах, то Игнатьев бы ничего не сделал. Но Дюпин эмоционально выбежал» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «ЕСЛИ СОРОКИН ГОЛОВОЙ УЖЕ В «КРАСНОДАРЕ», ТО ДЕЛАЕТ ХУЖЕ СЕБЕ» 

    — Кажется, у вратаря Дюпина в последних матчах было слишком много потерь и «привозов». 

    — С «Краснодаром» Юра ошибся, действительно. Но как важно было отреагировать? Если бы он остался в воротах, то Игнатьев бы ничего не сделал. Но Дюпин эмоционально выбежал, хотя защитники хорошо среагировали — Сорокин и Уремович накрывали соперника. Важна позиция для перехода: не надо просто смотреть футбол, нужно создавать условия для партнеров и быть готовым.

    — Почему пока в чемпионате играет только Дюпин? 

    — Дело не в Юре. Важно, как игроки реагируют на то, что они играют или нет. Это конкуренция с самим собой, а не с партнером. От футболиста зависит только то, как он сыграет, когда выйдет, а не то, как выступит его конкурент.

    Мы иногда приводим примеры из топ-клубов мира. Понятно, что подобное может вызывать скепсис: где мы и где «Ливерпуль»? Ван Дейк говорил: «Кто не принимает ротацию, тому не место в „Ливерпуле“». Думаю, у них создана правильная атмосфера в команде. У них есть спортсмены, которые всегда играют, а есть те, которые под ротацией... и как они выходят на замену! 

    — Тренер «Краснодара» Мурад Мусаев высказался о ситуации с Сорокиным, которого вы перестали ставить в состав после трансфера. Можете объяснить, почему он не играет?

    — Переход Сорокина в «Краснодар» никак не связан с тем, что он не попадает в основу. Мы выбираем состав, исходя из готовности футболистов, потому что видим их в недельном цикле, а также тактики на игру. Егор меняется. Но ему мешало то, что происходило вокруг. 

    Сейчас он игрок «Краснодара» по контракту, но по факту наш. Если головой он уже там, то сделает хуже только себе в первую очередь. Если есть системные ошибки, то нужно на них реагировать. Егору надо оценивать себя более реально. 

    «Переход Сорокина в «Краснодар» никак не связан с тем, что он не попадает в основу. Сейчас он игрок «Краснодара» по контракту, но по факту наш игрок» «Переход Сорокина в «Краснодар» никак не связан с тем, что он не попадает в основу. Сейчас он игрок «Краснодара» по контракту, но по факту наш» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — Новичок Старфельт практически не играет. Что с ним? 

    — Он хорошо работает, но, к сожалению, у него какие-то нелепые травмы. На ровном месте опять получил повреждение. 

    — Что происходит с Бегичем? 

    — Бывает такое в футболе. У него специфическое повреждение голеностопа, он получил удар. У него боли из-за особенности стопы в том числе. Мы ждем, когда Бегич вернется. Рассчитывали на него, конечно.

    — Опытных игроков в составе вам хватает?

    — Мы видим определенных спортсменов, которые могут быть лидерами. Это не тот, кто только «пихает». Кевин де Брейне — для меня лидер. Мы показывали ребятам, как он выступает без мяча и фотографирует пространство, расположение игроков соперника. В матче с «Тоттенхэм Хотспур» он трижды посмотрел, где находятся спортсмены противника, затем получил мяч и отдал голевой пас.

    — В «Рубине» есть футболисты, способные так оценивать ситуацию на поле?

    — Мы работаем над этим и видим положительный отклик от игроков, что они понимают и стараются реализовать. 

    — Какой у Зурико и Хвичи потенциал? 

    — Им нужно улучшить игру без мяча. В плане техники у них нет ограничений, им нужно только понимать, какие решения необходимы, видеть поле. Талант — это относительно. Зурико и Квара могут играть на более высоком уровне, но работы еще очень много. 

    «Мы видим определенных игроков, кто может быть лидерами. Это не тот, кто только «пихает». Кевин Де Брейне — для меня он лидер» «Мы видим определенных спортсменов, которые могут быть лидерами. Это не тот, кто только «пихает». Кевин Де Брейне — для меня лидер» Фото: © Виталий Белоусов, РИА «Новости»

    «ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ В РАЗДЕВАЛКЕ, НЕЛЬЗЯ ПРЕВРАЩАТЬ В ШОУ»

    — Речи в раздевалке стали фишкой «Рубина», потому что редко можно увидеть такие видео. Как это возникло? 

    — Мы понимаем, что раздевалка — важное место. То, что там происходит, нельзя превращать в шоу. Мы футбольная команда в первую очередь. Важно понимать: то, что на видео... я говорил это не на камеру, а игрокам.

    — Эти речи мы еще увидим?

    — Все должно быть в меру. 

    — Похвала Галицкого — самый громкий отклик на вашу работу в «Рубине». Потом общались с ним? 

    — Я был с ним знаком до этого, когда мы играли против молодежки «Краснодара». Я высказал ему слова благодарности за то, что он делает для развития футбола. Для меня «Краснодар» — это пример, там проделана очень большая работа. 

    — Сергей Семак после разгрома «Рубина» похвалил команду. После матча он приходил к вам в раздевалку?

    — Нет, мы не разговаривали после игры. 

    «Когда он [Сергей Семак - слева] работал в «Уфе», мы разговаривали про футбол немного больше. Я тогда только начинал, он работал — мы были на связи чуть больше» «Когда он [Сергей Семак (слева)] работал в «Уфе», мы разговаривали про футбол немного больше. Я тогда только начинал, он работал — мы были на связи чуть больше» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — Известно, что вы с Семаком друзья еще со времен игры в «Рубине». Как часто общаетесь?

    — Сейчас общаемся меньше из-за занятости. Когда он работал в «Уфе», мы разговаривали про футбол немного больше. Я тогда только начинал, он работал — мы были на связи чуть больше.

    — Какая ситуация с вашим обучением на лицензию Pro?

    — Я подал документы на поступление. Окончил обучение на A, это было в 2018 году. Осенью состоялся набор на Pro, но у меня должен был пройти год с того момента, как я окончил учиться на категорию А. В этом заключается вся сложность. Теперь жду и буду поступать летом.

    — Стажировки еще планируете? 

    — Она должна быть информативной. Если была бы возможность окунуться в процесс, тогда такое интересно. И если бы можно было так поехать, то это, конечно, «Ливерпуль», «Манчестер Сити», «Арсенал», «Ювентус». Мне больше интересны чемпионат Англии и тренеры этих клубов.

    «Люди, которые всегда тебя будут поддерживать — это семья. Никто больше» «Люди, которые всегда тебя будут поддерживать, — это семья. Никто больше» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «РОК — ЭТО ПРОСТО МУЗЫКА. ФУТБОЛ ДЛЯ МЕНЯ ВАЖНЕЕ» 

    — Какой последний сериал посмотрели?

    — «Чернобыль» — мне очень понравилось. Произвело впечатление. Я сразу начал проецировать на себя происходящее, это ведь 1986 год. Думаю, события были максимально приближены. Но когда случилась катастрофа, то никто этого не воспринимал всерьез. Над подобным смеялись — дразнили друг друга: «Ты что, из Чернобыля?» Когда я посмотрел сериал, то сразу вспомнил, насколько наша страна была закрытая, что это превратили в смех. Серьезность того, что произошло, никто не осознавал.

    Еще смотрел «Острые козырьки», «Клан Сопрано» — нравятся эти сериалы.

    — Что-нибудь читаете?

    — Читал Ремарка — роман «Три товарища» мне понравился. Читал биографию Гвардиолы. Больше запомнилась книга Анчелотти — он очень много правильных вещей говорит: игроки оценивают то, кем ты был, кто ты есть и что ты даешь.

    — У вас до сих пор футболка с изображением семьи под олимпийкой?

    — Да. Для меня такое важно. Люди, которые всегда тебя будут поддерживать, — это семья. Никто больше.

     — Какие сайты вы чаще всего посещаете?

    — Sports.ru, «Rambler Новости» и спортивный сайт «БИЗНЕС Online».


     — Чаще всего в планшете какое приложение вы используете?

    — Давайте посмотрим: iMovie, на втором месте — фоторедактор, тренерское приложение Effmatch Pro, затем — «Телеграм».

      На какие каналы подписаны?

    — «Ненобель», «Инсайдлар», «СБГ Аналитика» и другие статистические, канал новостей по «Ливерпулю». Он самый интересный для меня: там много информации о том, что говорят игроки, как реагирует «Энфилд» на гол — вот как надо болеть.

    — Вас называют главным рокером РПЛ. Как к подобному относитесь? 

    — Для меня рок — это просто музыка, которая мне нравится, не более. Я люблю посещать концерты, слушать музыку. У всех есть увлечения: кто-то в театр ходит, кто-то — в музеи. Но нужно понимать, что музыка для меня не так важна, как для Хетфилда и Кирка. Для них она значит столько же, настолько для меня важен футбол, — это приоритет. Моя цель — с точки зрения футбола становиться лучше.

    Роман Шаронов

    Дата рождения: 8 сентября 1976 года.

    Место рождения: Москва.

    Карьера игрока: «Локомотив» (Москва) — 1993–1996, «Фуабей» (Китай) — 1997, «Металлург» (Красноярск) — 1997–1999, «Рубин» (Казань) — 1999–2004, «Терек» (Грозный) — 2005–2006, «Шинник» (Ярославь) — 2007, «Рубин» (Казань) — 2008–2014.

    Карьера тренера: академия «Рубина» — 2014–2017, молодежная команда «Рубин» — 2017–2019, первая команда «Рубина» — с июня 2019 года по настоящее время.

    Владислав Зимагулов
    Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»
    Видео: Динар Ахметзянов
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 122

    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут.
    Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария.
    Правила модерирования.