Общество 
1.11.2019

«Надо развивать речную инфраструктуру как социальную сферу»

Опрос недели: Достойны ли Челны своего названия и герба, не имея даже пристани?

На этой неделе на странице администрации города во «ВКонтакте» один из пользователей вызвал дискуссию, предложив отказаться от названия и герба Набережных Челнов и ссылаясь на то, что у нас не осталось ни водного транспорта, ни портов. Стоит ли всерьез задуматься о замене? Почему акватория близ Челнов осталась без судов и можно ли вернуть их на реку? На вопросы «БИЗНЕС Online» отвечают Юрий Петрушин, Дамира Тазиева, Альберт Петров и другие.

Дамира Тазиева — гендиректор ООО «Туристская компания «Салам» Дамира Тазиева гендиректор ООО «Туристская компания –Салам»
— Название и герб отражают исторический бренд нашего города, который складывался веками. Название «Челны» происходит не от слова «челн», а от татарского «чал», то есть «камень». Яр Чаллы: яр — берег, чал — камень, который добывали по берегам рек для строительства крепостей и городов. Название «Челны» свойственно не только нашему городу, но и нескольким населенным пунктам в Татарстане. Было даже некое Чаллинское княжество — оно располагалось на реке Меше по пути к Казани. Герб абсолютно не противоречит бренду нашего города, но я надеюсь, что сейчас просто переломная эпоха и речная инфраструктура не зачахнет. Ведь на Каме мы все-таки остались.

В 1980-е, когда название города заменили на Брежнев, жители все равно вернули историческое имя через пять лет. Герб до нынешнего тоже был другой — бык, упирающийся рогами в землю. Он символизировал приезжих, построивших город. Мне кажется, нынешний герб вполне соответствует. Он вызывает чувство легкости, даже вдохновляет.

Дай бог, чтобы еще пристань заработала, это задача номер один. У нас на воде можно проводить спортивные мероприятия высокого уровня, потому что такой богатой акваторией никто не может похвастаться. У Челнов акватория больше, чем у Елабуги и Нижнекамска. Чтобы круизные теплоходы не проплывали мимо, нужны и пристань, и туристический причал. В Елабуге и Нижнекамске речные порты успешно функционируют: в них вложились, а теперь они приносят доход.
Юрий Петрушин — председатель правления ТПП Набережных Челнов Юрий Петрушин председатель правления ТПП Набережных Челнов
— Переименовывать ничего нельзя, а для развития речного транспорта необходимо предпринять усилия. Насколько я знаю, у руководства города на этот счет есть программа. Нужно сделать пристань и начать развивать транспорт хотя бы местного значения. Прогулочным кораблям и теплоходам надо обеспечить спрос. В Елабугу же пристают почему-то десятки туристических пароходов? Значит, и нам нужно уделять больше внимания этой проблеме. Ведь раньше останавливались экскурсионные корабли, ракеты и метеоры ходили.

Думаю, тут дело не в бизнесе. Здесь целый клубок вопросов: надо и водохранилищем заниматься, поднимать воду до следующей отметки, и обустройством городских набережных… Просто пустить пароходы недостаточно.
Михаил Борисов — руководитель Клуба водных походов Михаил Борисов руководитель клуба водных походов
— Конечно, наш герб и название не отражают нынешнего содержания города, ведь наша администрация — антиводники. Ни пристани, ни даже прогулочных катеров. Но герб нормальный, и город в старину был судоходным, это историческое наследие.
Думаю, развитие водной инфраструктуры зависит не от денег. К примеру, возле поселка Чаллы Яр строится набережная — кому она нужна в стороне? Народ ведь там не ходит, а деньги тратятся. Значит, они есть, просто вкладываются не туда. А насчет экономики речного транспорта не соглашусь. Яхтами и лодками, например, люди интересуются, потому что видят их. У города прежде всего нет безопасного причала для пассажирских перевозок, чтобы эти яхты могли подходить для посадки. По генплану в Новом городе не только причал, а полноценный речной вокзал хотели построить, но уровень Камы так и не поднялся до проектной отметки. И дебаркадер был — его могли бы использовать, но его всегда хотели убрать и в конце концов сожгли.
На сотни пассажиров Челнам, может быть, и не стоит рассчитывать, но по 10–12 человек на рейс вполне можно набирать. Ко мне на берегу нередко люди подходят, спрашивают, не катаю ли. Свадьбы, например, желают на воде справлять. Да и просто на гребных лодках по Каме хотят кататься, а ничего подобного нет. Можно было бы и с гребных начать — многие, думаю, хотели бы и свою лодочку иметь, да держать негде. В других странах каяки, байдарки очень популярны, а нам их просто хранить негде. Дело не в рентабельности — надо просто начать развивать инфраструктуру как социальную сферу. Посмотрите, какую популярность приобрели велосипеды, как только проложили велодорожки — сразу и спрос появился. С речным транспортом так же.
Анатолий Рябов — председатель историко-краеведческого клуба «Нижняя Кама» Анатолий Рябов председатель историко-краеведческого клуба «Нижняя Кама»
— Мы с 1626 года носим имя Бережные Челны, Набережные Челны. Это старинное название, и ладья на гербе не зря — на ней приплыли основатели нашего города во главе с Поповым. О смене названия разговора, конечно, быть не может, а речная инфраструктура заброшена из-за недальновидности местных руководителей.

У нас были и речные трамвайчики для туристов, и судов класса «море – река» в речном порту останавливалось по 60 в год. Сейчас этого нет. В Нижнекамске, к примеру, в этом году 58 теплоходов причалило — раньше они причаливали у нас, а теперь никому ничего не надо, люди живут одним днем. Что и говорить — варяги пришли…

Чтобы отрасль развивать, я думаю, нужно начинать с причала — нашей визитной карточки, с которой и начинался город. Сейчас причал в частных руках, его пытаются продать, и наша первая задача — не позволить, не дать увезти его из Челнов. Затем нужно делать современный пирс, а потом заключать договора с турфирмами. И малым турагентствам нужно помогать, а не палки в колеса вставлять.
Татьяна Гурьева — лидер челнинского отделения партии «Коммунисты России» Татьяна Гурьева лидер челнинского отделения партии «Коммунисты России»
— Это историческое название города, и менять его никакому здравомыслящему человеку в голову не придет. Мы сейчас просто вымираем, а тут новая дурь. Город имеет вековое название, а Брежневым побыл недолго — короткий срок после смерти генсека. Советская власть нечасто меняла названия городов, в основном после революции. Само название Набережные Челны — это достижение советской власти, без которой не было бы и города.

Смена названий вообще возможна разве что в период революции, в память о человеке, например, который отдал свою жизнь ради нашей. Мы, к примеру, боремся за установку в парке Победы бюста Сталину, ведь это главное имя Победы. Наш Сталинград знают во всем мире, и стоит напомнить о нем за границей, как все приходят в ужас. Так что это Волгограду следует вернуть себе прежнее название, а Челнам надо оставаться Челнами.

Герб, я знаю, кому-то не нравится — ну что ж, у всех свои вкусы. Для того, чтобы герб стал достоин полумиллионного города, он должен быть плодом коллективного труда, а у нас, к сожалению, все не так. В советское время архитекторы собирались и принимали решение, а сегодня кто заплатил — тот и решает.

Речной транспорт, разумеется, нужно развивать. В моем детстве были и теплоходы, и трамвайчики, и метеоры. Люди на них катались, как на автобусах — и по округе, и на дальние расстояния. Но власть в этом не заинтересована, а население довели до ручки — люди уже и в магазины не ходят. Надо развивать речное судостроение, а горожанам обеспечить нормальное благосостояние, чтобы на этих судах кататься.
Петров Альберт — гендиректор ООО УКС «Камгэсэнергострой», член топонимической комиссии Набережных Челнов Альберт Петров гендиректор ООО УКС «Камгэсэнергострой», член топонимической комиссии Набережных Челнов
— Правильно парень заметил. Челны — единственный крупный город в бассейне Камы и Волги, который не имеет пристани. Недавно разговаривали с директором ДК «Энергетик» Гульзадой Мухаметовной Рзаевой, и она сказала, что нынче 160 лет исполняется нашей пристани, но уже лет 10, как ее не существует. В свое время мэру Рашиту Хамадееву объясняли: мол, туристы в город приезжают, надо навести порядок. Он ответил, что нам не нужно никаких туристов, а пристань необходимо закрыть. Вот так мы и остались без пристани.

Но герб у нас нормальный. Пристани нет, но Кама-то есть, а речная инфраструктура во всей стране не развита. В моем детстве реку было сложно переплыть на лодке из-за сплошных барж, буксиров, катеров… Теперь хорошо, если раз в неделю теплоход пройдет, да еще баржи с гравием остались. Это все последствия любимой перестройки, хотя во всем мире речной транспорт остается самым дешевым и активно используется.

Наши реки стоят мертвыми, потому что, во-первых, никто не занимается развитием речного транспорта, а во-вторых, советские суда доживают последние дни — либо тонут, либо идут на металлолом. Новых никто не заказывает, потому что владельцы судов приватизировали то, что осталось, за бесценок, а вкладываться не хотят. У нас бизнес такой: сегодня я выжму все из того, что досталось, а завтра хоть трава не расти. На государственном уровне тоже никто не заинтересован, и это огромная глупость.

 

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (4) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    1.11.2019 19:23

    Когда все деньги вкладывают в Казань так и будет продолжаться. Ау, республика!! У вас не только Казань. Есть и челны и Нижнекамск, и другие города .

  • Анонимно
    1.11.2019 21:42

    Исключить вас!

  • Анонимно
    1.11.2019 23:13

    почему нет речного порта в Челнах это было бы приемлемо

  • Анонимно
    3.11.2019 10:18

    Получается слово "ОТЧАЛИВАЙ" татарского происхождения

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль