Казанский оптико-механический завод (КОМЗ), контролируемый концерном Николая Колесова, получил небывалый за всю постсоветскую историю разовый госзаказ на гражданские биноклиКазанский оптико-механический завод (КОМЗ), контролируемый концерном Николая Колесова, получил небывалый за всю постсоветскую историю разовый госзаказ на гражданские биноклиФото: president.tatarstan.ru

возвращение к истокам: комз получил госзаказ на 10 тыс. биноклей

Небывалый за всю постсоветскую историю разовый госзаказ на гражданские бинокли получил Казанский оптико-механический завод (КОМЗ) — примерно на 10 тыс. штук, и изготовить их требуется срочно, сообщил источник «БИЗНЕС Online» в промышленных кругах Татарстана. Предположительно, речь идет об одной из относительно массовых моделей стоимостью в районе 6 тыс. рублей. Собеседник отметил, что конкурентов на заказ у казанцев не было: КОМЗ — единственное в России предприятие, сохранившее производство «цивильных» биноклей.

Мы предложили руководству КОМЗа прокомментировать данные нашего источника. На заводе факт заказа отрицать не стали, но, сославшись на его особый статус, обсуждать какие-либо подробности отказались. Однако небезынтересной оказалась предоставленная в распоряжение «БИЗНЕС Online» информация о, как выяснилось, идущем уже примерно год радикальном обновлении оптического производства на предприятии.

В последние годы КОМЗ ассоциируется не с оптикой, а с электроникой спецназначения, которая в стоимостном выражении, предположительно, занимает до 50% продукции завода. Дело в том, что в 2011-м генеральный директор концерна «Радиоэлектронные технологии» Николай Колесов (близкие к нему структуры владеют 72% акций КОМЗа) завел на предприятие тему радиоэлектронной борьбы — производство и установку на бронетранспортеры аппаратуры «Ртуть», а также выпуск комплексов РЭБ «Рычаг».

Но первой массовой продукцией КОМЗа были именно бинокли. Когда началась Великая Отечественная война, на только отстраивавшееся казанское предприятие эвакуировали ленинградский ГОМЗ, и уже в октябре 1941 года завод дал фронту первую продукцию — 5 тыс. биноклей из деталей незавершенного гомзовского производства. Это была первая в СССР массовая партия таких приборов — до войны приоритет отдавали кино- и фотоаппаратуре, но фронту понадобились именно бинокли. За годы ВОВ в Казани их выпустили 700 тысяч.

В последние годы КОМЗ ассоциируется не с оптикой, а с электроникой спецназначения, которая в стоимостном выражении предположительно занимает до 50% продукции заводаВ последние годы КОМЗ ассоциируется не с оптикой, а с электроникой спецназначения, которая в стоимостном выражении предположительно занимает до 50% продукции заводаФото: president.tatarstan.ru

как выжил «АВТОМАТ КАЛАШНИКОВА В МИРЕ оптики»

До развала СССР в Казани производили по 350 тыс. биноклей в год. Помимо внутреннего рынка, они шли в десятки стран мира. В постсоветские годы завод подкосила волна дешевой китайской оптики, в том числе скопированной с комзовской. «Гражданские бинокли у нас и сейчас на грани рентабельности, потому что китайцы делают копии (включая паспорт и коробку) и продают по бросовым ценам», — рассказал «БИЗНЕС Online» генеральный директор КОМЗа Вадим Максимов, пришедший на этот пост летом 2018 года. Кстати, по данным наших источников, развитие оптического сегмента стало одной из главных задач, поставленных перед ним при назначении

Еще одна задача — борьба с подделками, которых на рынке немало. Китайцы содрали даже фирменное комзовское название оптики. Контрафактная продукция заметно ниже по качеству, достаточно сказать, что зачастую у нее пластмассовые корпуса и стекла. В России для этих подделок поставили заградительный барьер на таможне, но их можно легко купить в других странах. 

Как бы то ни было, в России КОМЗ занимает биноклевую нишу очень прочно. Причина во многом в том, что конкуренты (а при СССР такие приборы выпускали в Салавате, Загорске, Новосибирске, Свердловске) в трудные времена ушли из нее, а некоторые предприятия и вовсе обанкротились. «Сегодня внутри России конкурировать в области производства биноклей почти невозможно — это очень узкий сегмент рынка, где нескольким производителям будет тесно, — объясняет Максимов. — Да, бинокли есть у красногорского „Зенита“ и еще нескольких заводов, но — только спецназначения. Кстати, на выставках к нам постоянно подходят и с удивлением говорят: „А мы думали, что вы погибли в перестройку“».

Сегодня КОМЗ производит в год 12–18 тыс. биноклей всех модификаций. Из гражданских моделей это 7×30, 8×30, 10×40, 12×45, 15×50 и так далее, у каждой — несколько обликов. Их основа — советские разработки. Главные покупатели — военные, интернет-магазины, оптовики в СНГ и за границей. Много покупателей —  из Армении, Казахстана, Северной Кореи, Болгарии, Вьетнама, Ирана и ОАЭ — берут небольшими партиями, но постоянно. Ежегодно продажи биноклей растут примерно на 3%.

«Примечательно, что клеймо КОМЗ до сих пор считается знаком качества у людей, которые ранее сталкивались с оптикой», — заверяет Максимов. Некоторые уточнения в эту характеристику в беседе с «БИЗНЕС Online» внесли менеджеры казанского магазина военного и тактического снаряжения «Джамп»: «Основные наши покупатели комзовских биноклей — за рубежом: регулярно спрашивают в Германии, несколько раз брали в Швейцарию, в последний раз отправляли в ОАЭ. Мы интересовались у иностранных покупателей, почему именно КОМЗ, ведь ведущие зарубежные производители ушли вперед, например по качеству корпусов, дизайну, да и цена казанской продукции выше среднего (самый ходовой  — 10×42 — продается примерно за 300 долларов), хотя, конечно, Zeiss намного дороже. Отвечают, что ценят, так скажем, за советское прошлое. Это простая конструкция, хорошая оптика, надежность — эдакий автомат Калашникова в мире биноклей».

«Примечательно, что клеймо КОМЗ до сих пор считается знаком качества у людей, которые ранее сталкивались с оптикой», — заверяет гендиректор завода Николай Максимов«Примечательно, что клеймо КОМЗ до сих пор считается знаком качества у людей, которые ранее сталкивались с оптикой», — заверяет гендиректор завода Вадим МаксимовФото: «БИЗНЕС Online»

Назад в СССР: смена бренда с оглядкой на ностальгию колесова?

Сейчас у КОМЗа главное на повестке дня по биноклям — улучшение корпусов, покрытий, регулировки, эргономики. «А сами оптические схемы настолько выверены, что менять их нет никакого смысла», — рассказывает Максимов. Так что будущее биноклей КОМЗа сильно зависит и от поставщиков — насколько успешно они смогут сделать новые стекла и металл. Например, Лыткаринский завод оптического стекла сегодня выводит на рынок продукцию с уникальными характеристиками по прозрачности, светопропусканию, однородности и так далее. «Конечно, в самих биноклях надо что-то менять, ведь время не стоит на месте, — согласны в „Джампе“. — У КОМЗа конструкция с советских времен не менялась. Модели все старые. Я уже не говорю про технологичные вещи типа ночных биноклей, которые часто спрашивают охотники».

Помимо технологических новаций, на КОМЗе решили еще и сменить бренд. Родившийся в одно время с Конституцией Татарстана суббренд с национальным колоритом «Байгыш» («сова»), которым сейчас клеймятся казанские бинокли, уйдет в прошлое, а фирменным знаком вновь станет «КОМЗ» — как в советское время. Кто знает, может, сыграли роль ностальгические воспоминания Колесова, который в 1977 году начинал на этом заводе рабочим.

«Если речь идет о брендировании для мирового рынка, то важно, какими буквами — латиницей или кириллицей — собираются писать новое название, — оценил эти планы предприятия в беседе с „БИЗНЕС Online“ директор рекламного агентства „Пи Арт“ Павел Савицкий. — Если кириллицей, то для зарубежных потребителей это бессмысленные иероглифы — им будет непонятна буква „З“. Если собираются использовать латиницу — тоже неясно: как расшифровывать аббревиатуру KOMZ? Ведь по-английски завод — factory, и как тут понимать букву Z? А вот для российского рынка название „КОМЗ“ вполне подходит, потому что это достаточно известное предприятие. Кстати, название „Байгыш“ мне всегда казалось странным, ведь большинство просто не знает, что это слово означает, к тому же оно неблагозвучно для нетюркоговорящих. Словом, для российского рынка переименование мне видится целесообразным».

Любопытно, что прежнее название на рынке так и не прижилось. «Выставляя товар, мы указываем не „Байгыш“, а КОМЗ — это название более узнаваемо, — говорят в „Джампе“. — „Байгыш“ — вообще непонятно. Впрочем, что еще могли придумать в 90-е?»

Возрождением советских брендов дело не ограничивается. В планах КОМЗа — и производство новых моделейФото: Сергей Елагин

«подключенный» комзовский БИНОКЛЬ МОЖЕТ СТОИТЬ 200 ТЫС. РУБЛЕЙ

Впрочем, возрождением советских брендов дело не ограничивается. В планах КОМЗа — и производство новых моделей. Из относительно близких новинок стоит отметить две.

КОМЗ модернизировал стандартный военный бинокль Б10×42. Раньше он выпускался с порро-призмой, при использовании которой получается всем нам хорошо знакомый бинокль «с переходом», у которого оси объектива и окуляра разные. Теперь КОМЗ будет делать прибор с призмой Пехана, без перехода, прямой. Такой бинокль сложнее в изготовлении, в два раза дороже, но у него выше массо-габаритные характеристики, надежнее герметизация. Новый бинокль уже опробовали в Сирии, и он получил положительную оценку.

На базе этого военного бинокля на КОМЗе разработали гражданский вариант. «Если у минобороны особо строгие требования по температурной, радиационной устойчивости, ударопрочности и так далее, то с гражданским можно „поиграть“, побороться за внешний вид», — говорит Максимов. Сейчас разработка доводится до серийного производства.

Второй проект — бинокль с фото- и видеофиксацией. Он также предназначен не только для военных. «Смысл в том, что все увиденное, например, разведчиком записывается, — объясняет Максимов. — Для чего? Скажем, боец обнаружил объект неприятеля, но распознать его не может. Он записал координаты и передал фото и видео на командный пункт. В общем, у командиров появляется дополнительная возможность оперативной оценки обстановки». Картинка с бинокля не только фиксируется в накопителе, но и передается по защищенному радиоканалу. Также ее можно передавать через встроенный в бинокль wi-fi-модуль.

На основе этого военного прибора также планируют сделать гражданский. Единственное его отличие по функционалу — отсутствие возможности передачи по радиоканалу, только через wi-fi. Такой бинокль на рынке уже есть — например от Sony. Но, как говорит Максимов, принципиальное отличие комзовского изделия — наличие прямого оптического канала, поэтому биноклем можно пользоваться даже при севших аккумуляторах, на импортных приборах такого не предусмотрено. Стоимость такого аппарата, конечно, зависит от масштаба серии, но в любом случае это немалые деньги, к примеру, японский «подключенный» бинокль продается примерно за 200 тыс. рублей.

Есть и несколько экзотические планы, например, возродить линейку фотообъективов «Юпитер», которую в советское время выпускали для всех моделей фотоаппарата «Зенит»Есть и несколько экзотические планы, например возродить линейку фотообъективов «Юпитер», которую в советское время выпускали для всех моделей фотоаппарата «Зенит»Фото: «БИЗНЕС Online»

советские фотообъективы будут продвигать через YouTube и соцсети

Эти проекты и другие планы на будущее потребовали радикальной модернизации оптического производства в Казани, которое чуть ли не с 1960-х годов обновлялось лишь точечно, а, по некоторым данным, в цехах, где делают перископы для подложек, до сих пор работают трофейные немецкие станки. Модернизированные оптические линии намерены запустить к Новому году, то есть почти перед самым 80-летием завода (февраль 2020-го). Сумма инвестиций в обновление не называется. Во время торжественных мероприятий презентуют ряд новых изделий, с которыми связывают серьезный рост продаж в следующем году.

Это не только бинокли. «Большие усилия прилагаем для разработки промышленных приборов — микроскопов, рефрактометров, зрительных труб, спектрометров — ищем по всем отраслям, где применяют оптику», — говорит Максимов. Из радикально нового — выпуск оборудования для офтальмологических кабинетов.

Есть и несколько экзотические планы, например возродить линейку фотообъективов «Юпитер», которую в советское время выпускали для всех моделей фотоаппарата «Зенит». Остается надеяться, что будет учтен опыт опять-таки колесовского завода «Элекон», который пару лет назад думал возобновить на новом уровне производство проигрывателей виниловых пластинок, аналоговых усилителей и акустических колонок. По данным наших источников, от этой идеи отказались: в ходе проработки проекта выяснили, что в России попросту не осталось производства необходимых комплектующих. Впрочем, с оптикой и механикой, насколько можно понять, дела обстоят получше.

О крупносерийных продажах мечтать, конечно, не приходится, поэтому надо брать ассортиментом, отмечают на заводе. По сути, речь идет о возрождении на новом уровне многообразия оптической продукции времен СССР. 

Это потребует модернизации способов продаж. «Притом что у России есть собственные неплохие бинокли, отечественный потребитель выбирает китайские дешевки с пластмассовыми стеклами! — констатируют в „Джампе“. — Но дело не только в цене. Объясняем это и неповоротливостью комзовского маркетинга. Очень сложно с ним работать. Пытались оптовые заявки делать — нет, не могут поставить нужного количества. Сайт вот только недавно починили — все лето не работал. Или приходит нам заказ из-за границы, звонишь на КОМЗ, отвечают, что данной модели нет в наличии, будет через два месяца. Для производителя это ненормально! Надо склад иметь, они ведь деньги теряют».

КОМЗу надо выполнять указания президента России Владимира Путина, который предписал оборонке в ближайшие годы довести долю гражданской продукции до 35%КОМЗу надо выполнять указания президента России Владимира Путина, который предписал оборонке в ближайшие годы довести долю гражданской продукции до 35%Фото: kremlin.ru

Как говорит Максимов, в бюджет предприятия на 2020 год заложили немало средств на рекламу и продукции, и самого завода через YouTube, соцсети, торговые интернет-площадки — это новшество в маркетинге компании. КОМЗ остро нуждается в привлечении молодых потребителей своей продукции, и без формирования нового имиджа при этом не обойтись. И, наконец, КОМЗу надо выполнять указания президента России Владимира Путина, который предписал оборонке в ближайшие годы довести долю гражданской продукции до 35%. Сегодня у казанского завода всего 3% гражданки.