Тарифная кампания-2020 по теплу в Татарстане традиционно проходит с боями. Ключевые сражения развертываются на втором этаже госкомитета по тарифам на заседаниях согласительных комиссийТарифная кампания – 2020 по теплу в Татарстане традиционно проходит с боями. Ключевые сражения развертываются на втором этаже госкомитета по тарифам на заседаниях согласительных комиссийФото: «БИЗНЕС Online»

«предпринимательская прибыль — это то, что уходит акционерам»

Тарифная кампания – 2020 по теплу в Татарстане традиционно проходит с боями. Ключевые сражения развертываются на втором этаже госкомитета по тарифам на заседаниях согласительных комиссий. Свои цены на тепловую энергию в прошлую пятницу отстаивал ТАИФ, а в начале недели за оптимальную тарификацию боролись «Татэнерго» и Нижнекамская ТЭЦ «Татнефти». Пока еще тарифы на 100% не утверждены, но обсуждаются. Судя по прогнозу госкомитета, среднегодовой тариф на отпуск тепловой энергии с коллектора может вырасти у всех татарстанских генераций, кроме Заинской ГРЭС, которая планирует снизить тариф на 2%. Причем если у казанских ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, принадлежащих «Татэнерго», стоимость тепла, как ожидается, увеличивается на 4%, то КТЭЦ-3 и Нижнекамская ТЭЦ в орбите ТГК-16 планируют повысить тарифы на 10% и 17% соответственно, причем цена на тепло ТЭЦ-3, позиционирующейся как энергоэффективная, вплотную подбирается к стоимости тепла, например, на котельной «Савиново». А Нижнекамская ТЭЦ «Татнефти» хочет поднять тариф на 15%.  

Стоит отметить, что, во-первых, этот тариф не напрямую сказывается на конечном потребителе — его еще сглаживает тариф на транспортировку тепла. Во-вторых, комитет пожелания компаний может и подрезать.      

Но, если дискуссия о росте тарифов уже стала обыденностью, гораздо большей неожиданностью оказалась инициатива госкомитета по тарифам впервые в этом году установить компаниям предпринимательскую прибыль. Данный механизм введен правительством России в 2015-м, но раньше в Татарстане энергокомпаниями не применялся. Она формируется как 5% от себестоимости производства тепла за вычетом затрат на топливо. Раньше эти деньги в обязательном порядке тратились на инвестиции, а теперь по предложению госкомитета компании смогут оставлять предпринимательскую прибыль себе.  

Вроде хорошо: организации получат деньги, которыми смогут распоряжаться безо всякой отчетности, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что не все этим довольны. Первый заместитель гендиректора «Татэнерго» Айрат Сабирзанов дал понять, что не время создавать такой соблазн для акционеров — как у государства, так и у частников. «У меня одна просьба: не устанавливать прибыль ни нам, ни нашим коллегам, — намекнул он на ТАИФ. — Объясню почему: предпринимательская прибыль — это то, что уходит акционерам, то, что неподконтрольно. За последние годы мы инвестировали в сети более 1,5 миллиарда рублей. 250 миллионов тратим на это ежегодно: всю ту прибыль, которую зарабатываем. Подобное говорит о том, что нет в системе теплоснабжения возможности у потребителей оплачивать тариф, включающий предпринимательскую прибыль. В противном случае получится, что мы свою прибыль потратим на тепловые сети, но у отдельных компаний она останется. Мы, к сожалению, не дошли до уровня, когда можем рассчитывать на прибыль. Сети в очень тяжелом состоянии». По его мнению, нужно, наоборот, заставлять компании инвестировать. 

Айрат Сабирзанов: «Мы к сожалению, не дошли до уровня, когда можем рассчитывать на прибыль. Сети в очень тяжелом состоянии»Айрат Сабирзанов: «Мы, к сожалению, не дошли до уровня, когда можем рассчитывать на прибыль. Сети в очень тяжелом состоянии»Фото: «БИЗНЕС Online»

Айрат Яруллович привел в качестве примера недавний порыв тепловода, сопоставимый по своим масштабам со случаем в Пензе, где автомобиль провалился под асфальт в кипяток и погибли два человека. «Нужны огромные вливания в сети, и мы просим всю ту разницу, которая образуется между тарифом и производством, формировать в виде инвестиций, где мы будем четко по каждому рублю отчитываться о проделанной работе», — заключил он и предоставил руководителю госкомитета по тарифам Александру Груничеву график роста тарифов на тепло с 2013-го. «У меня вопрос: почему 2013 год?» — поинтересовался тот, изучая бумаги. Сабирзанов пояснил, что в 2013-м было ликвидировано перекрестное субсидирование, тогда тарифы считались по-другому.    

В ответ на основной вопрос Груничев сообщил, что появление предпринимательской прибыли — это решение федерального законодательства с 2015 года, которое Татарстан просто начинает исполнять. «На основное замечание: у вас есть совет директоров, который следит за вашими расходами. Я думаю, расчетную предпринимательскую прибыль (РПП), если будет выделена, они проконтролируют. Чтобы средства шли в сети не только у вас, но и у других, — отметил он. — А теперь перейдем к более конкретным цифрам: сколько вам недодали и что вы хотите? Или остановимся на нашем варианте?»

Сабирзанов повторил, что единственное пожелание по формированию тарифа — исключить РПП. Тогда зампредседателя межотраслевого совета потребителей по вопросам деятельности субъектов естественных монополий при президенте РТ Тимур Халиков тоже высказался за то, что предпринимательскую прибыль необходимо исключить. «Аргументация по Казани имеет место, потому что сегодня в тарифе на тепло инвестиции закладываются целенаправленно и отдельно прибыль давать двум компаниям, действующим на одном рынке, будет не совсем корректно, в том числе и с точки зрения целевых расходов. Получается, что прибыль даем просто „на жизнь“, когда есть моменты, требующие вложений в виде инвестиций. Мы сторонники того, чтобы отказать в РПП и „Татэнерго“, и ТГК-16», — заявил он. Глава комитета же предложил провести еще раз уточненные расчеты, перепроверить все цифры и принять окончательное решение. 

Тимур Халиков: «Получается, что прибыль даем просто «на жизнь», когда есть моменты, требующие вложений в виде инвестиций»Тимур Халиков: «Получается, что прибыль даем просто «на жизнь», когда есть моменты, требующие вложений в виде инвестиций»Фото: «БИЗНЕС Online»

«АО „Татэнерго“ является ЕТО, и крайне важно рассматривать тарифы всех участников, так как конечный тариф для потребителя определяется по совокупности принимаемых решений по всем участникам рынка тепла. Революционное предложение комитета в 2019 году — раздать компаниям предпринимательскую прибыль. Эти деньги неподконтрольны никому и с большой долей вероятности будут либо съедены компанией, либо переданы акционерам в виде дивидендов», — объяснил Сабирзанов свою позицию «БИЗНЕС Online».

По его словам, предпринимательская прибыль в «Татэнерго» составила бы в 2020 году порядка 100 млн рублей. «Но мы, даже если и получим эти деньги в тарифе на производство, все равно их направим на инвестиции в тепловые сети, так как они настолько ветхие, что эксплуатировать их становится просто опасно, и необходимо все ресурсы направлять туда. Я надеюсь, что наши аргументы были услышаны, потому что иначе создастся довольно опасный прецедент и ситуация на рынке тепла может усложниться. Сфера теплоснабжения в республике еще не дошла до того уровня, чтобы в ней формировать прибыль. Мы за то, чтобы источники были целевые и за них компании отчитывались», — подчеркнул он. 

«Если у нас вычитать 48 миллионов, то нужно какие-то еще резервы искать»

А следом за тарифы начала бороться Нижнекамская ТЭЦ «Татнефти». В ответ начальник отдела инвестиционных программ госкомитета Татьяна Чуклина сообщила, что рост тарифов НТЭЦ оказывает большое влияние на тарифы для конечного потребителя и они экономически обоснованны. «Тарифы у ТЭЦ-2 влияют на тарифы конечника, рост для конечного потребителя составляет 109,6 процента. Поэтому госкомитетом принято решение об ограничении тарифа для Нижнекамской ТЭЦ, установить тарифы в первом полугодии со снижением на 7 процентов, во втором — с ростом на 6,3 процента. Во втором случае будет возможно установить тарифы для конечного потребителя Нижнекамской ТЭЦ с ростом на 103,9 процента. Да, это приводит к выпадающим доходам в размере 48 миллионов», — сказала она.

— Какая численность [сотрудников] у вас? — спросил Груничев. 

— 210 человек, — ответила вместо компании Чуклина.

— Сколько объем производства?

— В 2017 году было 3 540 (тысяч гигакалорий прим. ред.), на 2020-й заложено 2 840.

— То есть падение объемов у вас? — удивился глава комитета. — А с чем связано?

Александр Груничев сообщил, что появление предпринимательской прибыли — это решение федерального законодательства с 2015 года, которое Татарстан просто начинает исполнятьАлександр Груничев сообщил, что появление предпринимательской прибыли — это решение федерального законодательства с 2015 года, которое Татарстан просто начинает исполнятьФото: «БИЗНЕС Online»

Заместитель директора по экономике и финансам Валерий Антонов пояснил, что подводит Нижнекамскую ТЭЦ химкомбинат («Нижнекамскнефтехим»): если в 2018 году он потреблял почти 1 млн Гкал, то сейчас в схеме заявляет 700 тыс. Гкал, а по факту расходует 450 тыс. гигакалорий. При этом у компании отмечается некоторый рост объема поставок на ТАНЕКО, но он связан с вводом новых производств, с пусконаладкой, и, когда они перейдут в базовый режим, принципиально сильнее потреблять не будут.

— Но «Татнефть» это же компенсирует? Вы два источника компенсации хотите сделать, что ли?

— «Татнефть» нам ничего не компенсирует, — возмутился Антонов. 

— Я не готов сейчас комментировать, но у вас есть источники компенсации, — обнаружил свою осведомленность Груничев и предложил присутствующим высказаться по этому поводу. Возможностью воспользовался только Халиков, который еще раз повторил, что против введения РПП в 2020 году.

— Я так понимаю, что вам нужно показать, откуда можно взять 48 миллионов, — сказал глава комитета и отправил на доработку тарифный план. — Только не говорите потом, что мы больше нашли.

— Ни в коем случае! С нашими убытками найти больше… сами знаете, — вздохнул Антонов. Он посетовал на несправедливую схему теплоснабжения Нижнекамска, по которой его ТЭЦ обеспечивает теплом только 40% города, хотя у первой ТЭЦ (принадлежащей ТГК-16) цена выше. 

«Мы свои расходы полностью обосновали. Если у нас вычитать 48 миллионов, то нужно какие-то еще резервы искать, а у нас их уже нет, у нас и так все по минимуму. При этом наши обоснования не принимают. Получается, что мы дешевая станция, с дешевым тарифом и объемы нам тоже не дают», — объяснил суть претензий Антонов. 

Ожидается, что окончательно тарифы будут установлены до конца года.