Политика 
18.08.2011

Ли Куан Ю: «Нам не нужны их деньги или их проповедники. Наша форма ислама не обращается к прошлому»

«ОТЕЦ СИНГАПУРСКОГО ЧУДА» О ТОМ, ЧТО МЫ СТАЛКИВАЕМСЯ С НОВОЙ СИТУАЦИЕЙ, КАКОЙ НЕ БЫЛО В ИСТОРИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ: ЕСТЬ ГРУППА ЛЮДЕЙ, ГОТОВЫХ УНИЧТОЖИТЬ СЕБЯ, ЧТОБЫ НАВРЕДИТЬ ДРУГИМ. ЧАСТЬ 8-Я

«БИЗНЕС Online» продолжает публиковать серию интервью из книги Ли Куан Ю «Суровые истины во имя движения Сингапура вперед», которую президент Татарстана Рустам Минниханов порекомендовал прочитать членам своей команды нынешним летом. Экс-премьер-министр Сингапура - об исламе о ваххабитском исламе; о том, что «мусульмане не вызывают никаких проблем в обществе, но они существуют отдельно и обособленно»; об американской трагедии 11 сентября и о пакистанском солдате, который верит, что на небесах его ждут 72 девственницы…

НЕ ХОЧУ ОБИЖАТЬ МУСУЛЬМАНСКОЕ СООБЩЕСТВО

- Ваши взгляды на многонационализм были краеугольным камнем развития Сингапура в последние 45 лет. В день обретения Сингапуром независимости 9 августа 1965 года вы заявили по телевидению, что Сингапур не будет малайским, китайским или индийским государством. Оглядываясь назад, как бы вы оценили продвижение Сингапура по пути многонационализма?

- Я должен говорить откровенно, чтобы мои слова имели смысл, но я не хочу обижать мусульманское сообщество. Я думаю, мы продвигались очень хорошо, пока не поднялась волна ислама. Если вас интересуют мои наблюдения, то я могу сказать, что в других сообществах интеграция происходит легче - дружба, смешанные браки и т.д., индийцы с китайцами, китайцы с индийцами, но не у мусульман. Это результат волны, идущей от арабских государств.

Если хочешь жениться на мусульманке, должен стать мусульманином, что для многих немусульман - серьезный шаг. Я имею в виду, что меняется образ жизни. Придется ходить в мечеть, изучать арабский язык, молитвы, посты, - все меняется, и я думаю, что это барьер, который трудно будет преодолеть.

Я принял идеалистические обещания Раджаратнама в то время, когда твердо знал, что этого не произойдет в течение многих десятилетий, это был медленный процесс, пока не возникла эта волны. Сегодня я могу сказать, что мы можем интегрировать все религии и народы, кроме ислама.

- Вы хотите сказать, что существование мусульман в Сингапуре является главным препятствием к многонациональной гармонии?

- Нет, я этого не говорил. Я думаю, что мусульмане не вызывают никаких проблем в обществе, но они существуют отдельно и обособленно.

Поколение, которое работало со мной - Осман Вок, Рахим Исхак - было до волны, которая смела их; то поколение было хорошо интегрировано. Мы пили пиво, ездили по избирательным округам, вместе ели.

Теперь они спрашивают: «Тарелки чистые?» Я отвечаю: «Такая же посудомоечная машина, как у вас». Халяль, не халяль и т.д. Я хочу сказать, что все это разделяет. Все это отделяет одного человека от другого: «Я верующий, а ты нет». В этом все дело. Никто не возражает против гигиены. Но это не имеет отношения к гигиене, это имеет отношение к религиозному убеждению, что что-то нельзя делать.

- Так что же мусульманам нужно делать, чтобы интегрироваться?

- Быть не такими строгими в соблюдении ислама и сказать: «Давайте, я буду есть с вами».

- Но, наверное, есть другие способы интегрироваться, кроме еды?

- Я покажу вам реакцию немалайца, немусульманина.

Премьер-министр давал прощальный обед для всех членов парламента, уходящих на пенсию. Был приглашен Осман Вок - член парламента на пенсии. Он сидел за моим столом. И я заметил, что ему приносят особую еду. Я сказал: «Осман, ты заказывал особую еду?» Он ответил: «Нет». Я подозвал официанта и спросил: «Почему вы принесли ему другую еду? Почему он не может есть то же, что и я? Там нет свинины». Он ответил: «Господин, сейчас действует правило, по которому все мусульмане получают мусульманскую еду, иначе произойдет много несчастий».

- Вас обидело то, что он получил особую еду?

- Нет, просто я почувствовал, что мир изменился, мой друг изменился. Это тот же старый друг многих десятилетий, но тот Осман Вок, с которым мы ездили на предвыборные кампании в 1950-е и 60-е и 70-е, изменился. Это факт жизни. Я не говорю, что это хорошо или плохо. Я просто говорю, что раз он мусульманин, ему приходится на публике действовать, как мусульманин.

Я ходил в английскую школу Телок Курау, у меня было много друзей-малайцев, также и в институте Раффлз. Некоторые из моих друзей-малайцев из школы Телок Курау также учились в Раффлз, и все это время мы дружили. Мы вместе ели малайские блюда: нази-лемак и нази-горинг, купленные у женщин, которые их делали и продавали на улице возле школы.

В те дни в школах не было буфетов, так что мы покупали нази-лемак на два цента и съедали. Еще там были торговцы рисовой лапшой - куай теоу и т.д. А теперь ты ходишь в школу вместе с малайцами и китайцами, и там есть отделение халяль и не халяль, и то же самое в университетах. Они и сидят отдельно, чтобы не заразиться. Все это разделяет общество. Я не говорю, что это хорошо или плохо. Я только хочу сказать, что это требования религий, но последствия - это барьер в обществе, и, думаю, это делается намеренно. Ислам стремится отделиться.

МИГРАЦИЯ ЗНАЧИТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ РОЖДАЕМОСТИ

- Но обязательно ли это будет препятствием для развития государства?

- В вооруженных силах Сингапура пришлось ввести две диеты. Вы идете в битву, но вы разделены едой, когда вокруг пролетают пули. Но мы справляемся. Посмотрите, вы задаете мне вопросы, теоретические вопросы. Я управлял этой системой, и я вижу, что молодому поколению придется справляться с еще большими проблемами и привычками. Например, два стола, два - того, два - сего. Это жизнь.

Посмотрите на иммигрантов. Малайцы или индонезийцы не приезжают или почти не приезжают к нам, потому что считают нас неисламским государством. Также они не получают особых привилегий. Поэтому мы пытаемся привлекать арабов, но арабы - богатые. Некоторые женятся на малайках, родившихся у нас, и переезжают к нам, но таких очень мало.

В результате численность индийского населения приближается к численности малайского: их было 7%, а теперь 9%. Малайцев было 14%, а теперь 15%.

- Даже при более высоком уровне рождаемости среди сингапурских малайцев?

- Миграция значит больше, чем этот высокий уровень рождаемости, потому что у нас теперь индийцы высокого уровня. Это не те старые индийцы с юга, которые были рабочими, теперь это высокообразованные люди из лучших институтов и университетов. И это нам нужно понимать и с этим работать. И мы с этим прекрасно справляемся.

- Является ли серьезным фактором то, что Сингапур окружен мусульманскими странами?

- Взаимоотношения мусульман региона и наших мусульман — это реальность. Они встречаются, они смотрят телевизор. Платок становится проблемой в школах, потому что они видят, что малайки-полицейские также носят платок, и индонезийцы постепенно начинают его носить. Не все. Я думаю, некоторые лидеры отказываются это делать.

Поэтому нам пришлось твердо стоять на своем. Я сказал: «Это не школьная форма, и если вы хотите быть среди лучших учеников, соблюдайте школьную форму. Если хотите носить платок, вы не будете среди лучших». Мы приспосабливаемся, как только можем, но мы должны соблюдать форму, показываясь на публике и перед гостями со всего мира.

Мы говорим: нет, если вы хотите выполнять эту работу, носите то же, что и другие. Хотите носить другое, закрывайтесь в кабинете и работайте только на компьютере. Да, таких огромных проблем раньше не существовало. Почему? Ну, они говорят, это потому, что теперь они все знают. Сотни лет ислам привозили сюда арабские торговцы на суденышках. Это занимало у них три или четыре месяца. Потом они оставляли свои привычки и поступали, как местные.

КИТАЙ НАС СКОРО ДОГОНИТ

- Считаете ли вы, что когда-нибудь нужно будет отказаться от тех административных мер, которые ввело правительство, например, национальные квоты на заселение, избирательные округа с групповым представительством?

- Когда закончится нефтяной век. Я не могу сказать вам, что будет через 10 или 20 лет. Но я не думаю, что так будет.

- Думали ли вы о том, как на наше общество повлияет приток иностранцев, которые в основном являются китайцами и индийцами, и изменения в национальном составе общества в последние несколько лет?

- Да, меня очень беспокоят эти изменения. Меня не беспокоят китайцы, потому что наше местное население быстро сокращается. Поэтому иммигранты просто восполняют его. Приезжает много высококвалифицированных индийцев, от которых мы не можем отказаться. Глупо от них отказываться - это специалисты в информационных технологиях, в банковском деле. У них будут способные дети.

Их сейчас около 9%. Раньше их было 7%. Я не могу сказать, как долго продлится эта тенденция. Мне кажется, что она продлится много лет, потому что Индия не догонит Сингапур еще много лет.

Китай нас скоро догонит. Через 20, 30 лет прибрежные города Китая догонят Сингапур, и иммигрантов станет гораздо меньше, потому что зачем приезжать в Сингапур, если будут такие же возможности, такое же качество жизни. Это происходит не сразу, но изменения уже видны. У нас больше иммигрантов из Сычуани, Хунани, Хубэя, Ляонина и более бедных провинций. Но не из прибрежных городов, потому что там у людей больше денег. И когда человек там получает документ об окончании школы или международную степень бакалавра, он уезжает в Америку.

Поэтому меня беспокоит, что приток китайцев уменьшится с прогрессом Китая. Приток индийцев не уменьшится, потому что, хотя индийские города развиваются, они захотят использовать наши возможности, остаться в Сингапуре и завести здесь семьи. Поэтому мы можем оказаться в ситуации, когда индийцев будет 12%, и малайцам станет некомфортно. Но мы стараемся привлечь мусульман из стран Залива - некоторых, но не многих, потому что они богаты. Немногие приедут из Малайзии и Индонезии. Есть некоторое количество браков между сингапурцами и малайцами, сингапурцами и индонезийцами. Но в процентном отношении это ничтожное количество.

- С геополитической точки зрения лучше сохранить пропорцию на нынешнем уровне или иметь меньший процент малайского населения?

- Нет, я считаю, что с геополитической точки зрения мы должны сохранить значительный процент малайцев, чтобы не забывать, что это важная составляющая нашей жизни и важная составляющая в нашем регионе. Предположим, что малайцев будет 5%, тогда сингапурцы могут сказать: ладно, дадим этим 5% малайцев все, что они хотят, и не будем о них думать, - это будет неправильно.

Сейчас проблема в том, что если мы хотим привлечь низкоквалифицированных рабочих, то это можно сделать в любой момент, но мы завозим их навсегда. А нам нужны профессионалы, менеджеры, руководители и технари - люди с высшим образованием, но все лучшие из них, даже и не совсем лучшие, получают стипендии или гранты в Малайзии. Они не хотят приезжать к нам, если только женятся на малайке из Сингапура. Мы могли бы привлечь больше индонезийцев, потому что индонезийские профессионалы не так быстро делают карьеру. Страна у них больше, рост медленнее, так что у них меньше возможностей реализовать свой потенциал. Кроме Джакарты, города у них не очень хорошие. И даже в Джакарте бывают наводнения, много проблем, транспортные пробки. Мы привлекаем иммигрантов из региона, которые могут принести пользу Сингапуру, но мы не хотим тех, кто принесет нам лишние проблемы.

У НИХ ЕСТЬ ДЕНЬГИ, И ОНИ СТРОЯТ МЕЧЕТИ ПО ВСЕМУ МИРУ

- Вы высказывали очень жесткие взгляды на ислам и мусульман, и говорили, что мы можем принять все религии и национальности, кроме ислама.

- Потому что они неспособны взаимодействовать в обществе без ограничений. Например, не могут взять еду у соседа. И смешанные браки очень затруднены, потому что приходится менять религию и т.д.

- Был ли поворотный момент, который определил ваши взгляды на ислам? Возможно, теракт 11 сентября в Америке?

- Нет, нет, нет. Я видел, что это начинается с подъемом нефтяных держав и экспортом их формы ислама, особенно из Саудовской Аравии, ваххабитского ислама, потому что у них есть деньги и они строят мечети по всему миру.

Поэтому, когда к нам приезжал премьер-министр республики Маврикий и встречался с тогдашним премьер-министром Го Чок Тонгом, он спросил: «Есть ли какие-то изменения среди ваших мусульман?» Чок Тонг спросил: «Почему Вы спрашиваете?» Тот ответил: «Потому что теперь наши мусульмане не смешиваются с остальным обществом. Они все ходят в свои мечети, у них своя социальная и культурная деятельность, и они начинают отличаться от других граждан, - китайцев, французов, креолов, африканцев и т.д.»

Тогда Чок Тонг объяснил, что у нас это тоже происходит. В то время стояла проблема ношения платков в школах, и мы сказали «нет», все должны носить униформу, будь то в государственном учреждении или в школе. Все, кто работают с людьми, должны носить форму. Если хотите носить платок, работайте только в задних комнатах. Нас уже беспокоил этот всемирный феномен. Это не имеет отношения к 11 сентября. Это волна ваххабизма и финансирующих его нефтяных денег.

Саудийцы строят мечети по всему мусульманскому миру и в каждую мечеть посылают проповедников. У нас мы сами строим мечети, и нам не нужны их проповедники. А наша ситуация не такая сложная. Если они пришлют проповедников, они будут проповедовать ваххабизм, а он отделяет себя от всех остальных и отбрасывает назад, в VII век.

Исламскому религиозному совету Сингапура («Миус») пришлось согласиться: никаких зарубежных проповедников. Это всегда беспокоит, но они могут поехать в Батам или Джохор Бахру и послушать все эти вдохновенные речи мулл. Некоторые до сих пор ездят учиться в Медину. Если они едут в Иорданию, это не так уж плохо, потому что это больше соответствует современному миру. Иорданцы хотят, чтобы их мусульмане были частью современного мира.

Саудийцы хотят, чтобы их мусульмане были частью исконного ислама. Поэтому и королевская семья до сих пор у власти. Существует соглашение между королем Саудом и лидерами ваххабитов, что он будет поддерживать их и их деятельность, а они будут поддерживать династию. На сегодняшний день это соглашение о разделе власти. Семья Сауди контролирует богатства. Теперь мы слышим о демократии, о женщинах за рулем, о модернизации, о перераспределении денег и миграции населения. В конечном итоге это произойдет, потому что они хотят дать своим людям образование.

Поэтому у них есть Университет науки и технологии имени короля Абдуллы, на территории которого не действуют общие правила. В долгосрочной перспективе это согласуется с сохранением старого порядка. Но с течением времени саудийские студенты будут выезжать учиться за рубеж, даже в Сингапур, они будут возвращаться и пытаться приспособиться, потому что иначе они не получат работу. Они будут знать, как устроены другие общества, хотя в них тоже есть мусульмане. Это может произойти в течение одного или двух поколений или пока не кончится нефтяное богатство, когда-то это произойдет. А пока распространение всех этих мечетей и финансирование проповедников будет продолжаться.

После нефтяного кризиса 1973 года, когда поднялись цены на нефть, или чуть раньше, Ливия посылала людей на Филиппины для разрешения конфликта на Южных Филиппинах между моро и филиппинцами. Это было вмешательством в дела других стран и попыткой распространения ислама с помощью нефтяных денег. Но когда Саудия стала продвигать ваххабизм, мы, к счастью, не пустили их к нам, начав строить

свои мечети.

Нам не нужны их деньги или их проповедники. Наша форма ислама не обращается к прошлому, как в Малайзии.

50 000 МЕДРЕСЕ, КОТОРЫЕ ГОТОВЯТ СМЕРТНИКОВ ДЛЯ ДЖИХАДА

- Вас беспокоит то, что происходит в Малайзии и Индонезии?

- Да, конечно, потому что это неизбежно затронет нас. Не говоря уже о том, что люди ездят туда и обратно, сингапурцы смотрят их телепередачи, они смотрят наши. Кроме родственников по всему региону, которые ездят туда-сюда, наши пенсионеры, построившие или купившие дома в окрестностях Джохор Бахру, приезжают в сингапурские больницы. Так что происходят постоянные контакты, и они не закончатся. Поскольку наших малайцев стало меньше, чем представителей остальных национальностей, будет великое влияние Малайзии. Мы должны принять это, как факт жизни, и справляться с этим, пока ситуация не переменится, что, я уверен, произойдет, потому что, если противиться модернизации, то окажешься в отсталом обществе. Это неизбежно.

Иранцы пытаются быть и мусульманами, и современными, потому что хотят воспринимать науку и технологии. Но теперь они столкнулись с проблемами политической структуры из-за стремления получить больше свободы, больше прав для женщин. Я не был в Иране, но Чок Тонг был, он рассказывал, что женщины в Иране носят небольшую накидку, больше из-за моды, тонкие прозрачные платки. Они просто делают вид, что соблюдают исламский дресс-код. Они надевают чадру, но приходя домой, снимают ее, а под ней - красивое платье из Парижа и туфли в тон. Это двойной стандарт: на людях - одно, а дома - другое. Это говорит о том, что если дать женщинам образование, а в Саудовской Аравии этого не делают, то нельзя запретить им хотеть, чтобы страна стала современной. Можно оставаться исламской страной и быть современной, но нельзя быть современной и жить по законам VII века. Это делают айа-толлы. Сколько еще им удастся это поддерживать?

- Но вернемся к Сингапуру.

-  Вы хотите знать, почему я ввел такие взгляды. Это не имеет отношение к 11 сентября. Это относится к нефтяному кризису и возрастающему международному влиянию, которое оплачивают нефтяные державы. Все наши мусульманские лидеры были в Саудовской Аравии и Иране, оплачивали участие в конференциях. Они говорят: наш ислам настоящий. Ваш ислам был испорчен. Ислам пришел в Юго-Восточную Азию на торговых суденышках. Путь занимал много месяцев, учитывая муссоны. Поэтому ислам развивался совершенно по-другому.

- Сингапурские мусульмане не могут вступать в браки с сингапурцами других религий, но утверждаете ли вы, что они не могут жить в гармонии с другими национальностями и быть такими же сингапурцами, что и другие национальности?

- Нет, я этого не утверждаю. Я не говорю, что они не могут быть мирными, добропорядочными гражданами. Я только утверждаю, что они будут отдельной частью нашего общества.

У нас могут быть новые индийцы или китайцы, не являющиеся частью нашего сообщества, но их дети определенно станут его частью. Вы не сможете отличить пловчиху Тао Ли от урожденного сингапурца. Она приехала сюда в возрасте четырех или пяти лет. Она говорит на сингапурском мандаринском диалекте и на сингапурском английском. Она является частью Сингапура.

Для меня одним из самых показательных случаев был тот, когда, после и сентября, один из наших мусульман пакистанского происхождения поехал в Карачи и вступил в партию Талибан, чтобы сражаться с американцами. Он был схвачен Северным альянсом, и американцы прислали запрос, является ли он нашим гражданином. В то же время пакистанец того же возраста, родившийся и выросший в Бирмингеме, также пошел сражаться за Талибан.

Поэтому у индийцев бесконечные проблемы с пакистанскими террористами. Президент Мушарраф хотел урегулировать обстановку в Кашмире. Он не мог этого сделать из-за мусульманских экстремистов. У них 50000 медресе, которые готовят смертников для джихада, этого достаточно, чтобы бесконечно снабжать ими Кашмир. Для индийского спецназа это неравная битва, потому что они хотят выжить и вернуться к своим семьям.

Индия посылает прекрасно подготовленных, хорошо обученных спецназовцев, но у них есть семьи, которые зависят от своих отцов. Поэтому, если убивают солдата, страдает вся семья. А с пакистанской стороны, если погибает солдат, то он верит, что попадет на небеса, где его ждут 72 девственницы.

- Но это небольшое меньшинство.

- Одна бомба на станции метро может вызвать хаос; это не только страх смерти, но и подозрения и беспокойство, которые возникнут между мусульманскими и немусульманским сообществами, как в Лондоне. Даже в автобусе лондонцы отодвигаются от мусульман. Они боятся, что у тех может быть бомба. Если он пустит ее в ход, вы умрете. Люди реагируют таким образом.

ОДНА БОЛЬШАЯ БОМБА, И МЫ УЖЕ НЕ СМОЖЕМ ОСТАНОВИТЬ РЕАКЦИЮ

- Вы говорите об этом барьере между мусульманами и немусульманами. Я думаю, что большинство мусульман, которых я знаю, жили с убеждением, что они могут быть и в полной мере сингапурцами, и в полной мере мусульманами, и они верят в тот Сингапур, образ которого вы нарисовали своим гражданам. А теперь они слышат, что между мусульманами и немусульманами есть барьер. И я хочу спросить вас: неужели мусульмане обманывали сами себя, веря в то, что их примут в это общество?

- Нет, это разные типы мусульман. Когда возникла Ассоциация мусульман-специалистов, они были в оппозиции к Исламскому религиозному совету Сингапура («Миус») и к нашему малайскому руководству ПНД. Они возникли как оппозиция. Они считали, что могут принести больше пользы малайцам. Поэтому мы дали им финансовую поддержку. Потом они поняли, что не могут сделать больше, чем «Мендаки» (группа взаимопомощи малайцев-мусульман) или «Миус». Постепенно они поменяли свои убеждения, потому что поняли, что «Мендаки» и «Миус» хорошо работают.

Мы не утверждаем, что такая позиция безнадежна. Остаются люди, находящиеся под влиянием сторонников арабского джихада. Один-два человека могут испортить все взаимоотношения. Одна большая бомба, и мы уже не сможем остановить реакцию. Я имею в виду, что начнется после взрыва, скажем, в Анг Мо Кио или Танджонг Пагар, где очень мало мусульман, или даже там, где живут мусульмане, например, в Раффлз Сити. Отношения мусульман и немусульман изменятся кардинально, как это произошло в Британии.

Британцы чувствовали себя уверенно, у них были советы. Но британская разведка объявила, что они наблюдают за 2000 потенциальными сторонниками джихада. 2000. Где они нашли столько сотрудников разведки, чтобы наблюдать за 2000 человек? Они делают это через интернет и технические средства наблюдения.

Мы еще не дошли до этого. Но отдельный террорист может проникнуть из Батама с поясом смертника. Нам нужно быть внимательными. Мы не можем гарантировать, что кто-то не проскользнет, не проникнет на станцию метро и не взорвет себя, или, того хуже, не сделает это в туннеле. Тогда начнется очень опасная спасательная операция, с пожаром в туннеле, а не просто на станции, где есть средства пожаротушения. Поэтому наши службы учатся справляться с такими ситуациями. Это чрезвычайная ситуация, но если она случится, мы не можем просто оставить гореть поезд с тысячей пассажиров. Даже если возможно спасти только часть из них, нужно постараться это сделать.

Это не шутки. Мы сталкиваемся с новой ситуацией, такого не было никогда в истории цивилизации. Перед нами группа людей, готовых уничтожить себя, чтобы навредить другим. Раньше такими были только «Тамильские тигры». Но они сражались за осязаемый результат, за тамильские земли в Шри-Ланке. Теперь это битва за ислам, это причина, проистекающая из религиозных убеждений.

По своей искаженной точке зрения, мусульмане убеждены, что каждый, кто сотрудничает с правительством неверных, - это плохой мусульманин, и точка. Если мы не проведем это различие, то у нас не будет ни одного малайца в правительстве, на государственной службе, либо в службах безопасности. Нужно провести это различие, потому что мы имеем дело с совершенно разными группами. И одна вредоносная группа может разрушить межнациональную, межрелигиозную гармонию.

Мы послали в Лондон группу для изучения их опыта. У них есть разные группы мусульман, которые не могут объединиться. Из-за их законов о свободе слова они позволяют любым фанатичным проповедникам произносить взрывоопасные проповеди в британских мечетях. Теперь они стали ограничивать фанатиков. Они берут Совет мусульман, идут в Верховный Суд и борются за права человека и свободу слова. В конце концов, судьи разрешили правительству выдворять их. Если бы мы принимали саудийские деньги для строительства мечетей, у нас бы были саудийские проповедники. К счастью, мы предотвратили это, основав Фонд строительства мечетей, так что нам не нужны их деньги.

ПЕРВОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ МНОГОНАЦИОНАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА
ДОЛЖНА БЫТЬ ВЫСОКАЯ СТЕПЕНЬ ТОЛЕРАНТНОСТИ

- Но не опасаетесь ли вы, что ваши взгляды могут быть неправильно поняты молодым поколением руководителей, которые не прошли через то, через что прошли вы? Вы знаете мусульман и малайцев, и знаете, как с ними справляться, но не может ли среди молодых руководителей начаться слишком бурная реакция, хотя бы из страха?

- Нет, я так не думаю. Они работали вместе со мной. Го Чок Тонг работал со мной 15 лет, прежде чем занял этот пост, и он присутствовал на всех моих встречах с малайскими руководителями и т.д. Сянь Лун дружил со множеством малайцев, выучил малайский язык, он их понимает. Еще мальчиком он объезжал со мной избирательные округа. Он понимает их чувства. Кто бы ни пришел после него, начнет понимать и адаптироваться, пока сидит в парламенте и работает в избирательных округах.

Я не вижу нетерпимости. Каждый сингапурец знает, что первой составляющей, первым качеством многонационального, космополитичного общества должна быть высокая степень толерантности. Это наш образ жизни - евреи, христиане, мусульмане, зороастрийцы, буддисты, даосисты - кто угодно. Послушайте наши молитвы за вооруженные силы. Упоминаются все религии. Это ваша вера, она дает вам силы в битве. Если вы умрете, то не напрасно.

- Как бы вы охарактеризовали уровень вашего доверия к сингапурским мусульманам?

- Я бы сказал, что твердо прослеживается закономерность - чем лучше они знают английский, тем меньше они подвержены этому. Сейчас их первый язык - английский. Поэтому, когда они выходят в интернет, они читают по-английски. Мы исследуем учеников начальных классов. Все больше малайских детей начинают говорить дома по-английски. Если ребенок в таком возрасте говорит по-английски, мы знаем, что его родители хорошо образованы и хотят, чтобы их дети преуспели в нашем обществе. Это тенденция. Мы перешли на английский и открыли для них более широкий мир.

- Значит, наблюдая за изменениями в мусульманском сообществе в Сингапуре, распространением английского языка внутри сообщества, соответствующей мотивацией этого сообщества, вы должны испытывать чувство удовлетворения?

- Эта группа будет только расти со временем, но мы не можем заставить исчезнуть меньшинство сторонников джихада. Каким бы ничтожным ни было это меньшинство, оно способно разрушить всю межнациональную гармонию.

Продолжение следует

1-я часть: Ли Куан Ю и суровые истины для Татарстана

2-я часть: Ли Куан Ю: «Какая альтернатива? Могут ли они дать альтернативу? Чушь!»

3-я часть: Ли Куан Ю: «Я защищал свою позицию зубами и когтями. Я выиграл»

4-я часть: Ли Куан Ю: «Люди ожидают, что госслужба - это дело чести. Но это не так…»

5-я часть: Ли Куан Ю: «Если вы станете успешными, вас захватят»

6-я часть: Ли Куан Ю: «Если неправильно управлять страной, все умные люди уедут»

7-я часть: Ли Куан Ю: «Если вы сделаете стерилизацию после рождения двоих детей, дадим вам квартиру бесплатно»

 

 

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (15) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
18.08.2011 00:00

То что говорит Ли Куан Ю - будущее любой страны. У него хватает мудрости и жизненного опыта говорить людям правду о религии. На такое способен только политик с очень высоким рейтингом и чувством ответственности! Ортодоксальные мусульмане никогда не смогут интегрироваться в современное урбанистическое многорелигиозное общество. И потому останутся на обочине цивилизации. И только те - немногие кто научатся быть толерантными к другим станут успешными мусульманами. Остальной же исламский мир (после того как закончится нефть или кардинально упадут цены) достигнет уровня талибанского Афганистана.

  • Анонимно
    18.08.2011 00:00

    Да у него просто отвращение к мусульманскому образу жизни, причем на бытовом уровне. он пытается это скрыть за общими фразами о толерантности и мультинационализме. Надеюсь, Минниханов окажется достаточно прозорливым, чтобы не вопринимать всерьез все рекоммендации этого китайца. Он категорически не приемлет Ислам как образ жизни, как систему социальных норм. И он настолько нетоллерантен, что начинает рассуждать о том, как мусульманам нужно жить, как одеваться, что кушать. Плюс создает барьеры в системе образования и при трудоустройстве, цинично заявляя, что если ты хочешь быть успешным, тебе придется отказаться от следования своей религии. И это при его разглагольствовании о снятии всех барьеров для профессиональной конкуренции.

  • Анонимно
    18.08.2011 00:00

    То что говорит Ли Куан Ю - будущее любой страны. У него хватает мудрости и жизненного опыта говорить людям правду о религии. На такое способен только политик с очень высоким рейтингом и чувством ответственности! Ортодоксальные мусульмане никогда не смогут интегрироваться в современное урбанистическое многорелигиозное общество. И потому останутся на обочине цивилизации. И только те - немногие кто научатся быть толерантными к другим станут успешными мусульманами. Остальной же исламский мир (после того как закончится нефть или кардинально упадут цены) достигнет уровня талибанского Афганистана.

  • Анонимно
    18.08.2011 00:00

    2 АнонимИ каким же образом нам надо стать толерантными? По Ли Куань Ю толерантность - это кушать харамное мясо? Или толерантность - это оголение мусульманок перед посторонними мужчинами?

  • Анонимно
    18.08.2011 00:00

    не стоит возводить в абсолют эти нормы. оголение, слово то какое придумал...не голыми же их по улице ходить просят, а просто в обычной человеческой одежде и головных уборах. а насчет мяса - уж сами решайте, что вам есть или не есть - все это условности. Колбасу все равно все едят, а там все намешано. А самое интересное, что многие типа свинину - ни за что, а пить - так пожалуйста. это уже не религия, а так показуха...

  • Анонимно
    18.08.2011 00:00

    А с каких пор платок закрывающий волосы перестал быть человеческой одеждой? Мусульманки не должны обнажать (если Вам так больше нравиться) свои волосы перед посторонним мужчиной - что же в этом нетолерантного?Одно радует, кушать халяль Вы уже разрешаете : ) А колбаса разная бывает. Советую брать Елюзаньскую, в этом селе свиней в радиусе ста километров наверное нет : )

  • Анонимно
    18.08.2011 00:00

    Платок на голове женщины - признак религии, причем довольно яркий и показной, чего не должно быть в рабочем коллективе, где платок, там и кипа, и тюрбан, и феска, и калфак, и все остальное. Не платок должен показывать отношение к религии, а внутреннии чувства человека. И все это должно быть сугубо интимно. Ходить с голой грудью и супер-мини-юбках тут никто не призывает.Пока ислам был свободной религией, века элак до 16 - арабский и вообще исламский мир был самым просвященным на земле, сейчас его все шугаются, за повешения на кранах, расстрел статуй будды и побивание женщин камнями - это ненормально. Нужно возвращать ислам, как религию приносящую радость не только в раю, но и в жизни.

  • Анонимно
    18.08.2011 00:00

    Платок на голове мусульманки - это не просто признак её религии, это её обязанность, на что есть прямые доводы из Корана и Сунны. Что такого нетолерантного в его ношении вы так и не разъяснили. Может ношение нательных крестов (как признака религии) тоже тогда нетолерантно? Религия в Исламе не ограничивается внутренними чувствами - она требует соответствующих дел от человека. Покрывать волосы женщинам - одно из них. И это было и до 16 века, и после него.

  • Анонимно
    19.08.2011 00:00

    Вот уж двойные стандарты так двойные стандарты! Человек-то исламофоб оказывается! Сам вроде такой космополит, а платок мусульманский ему поперек горла встал. Свининкой мусульмане брезгуют. Ай-ай-ай, не по современному. Террористы значится. Для господина премьер-министра принципиально пить пиво и есть свинину, почему для мусульманина не должно быть принципиально не есть и не пить того же? А уж женщины, которые под чадрой красивые платья прячут так вообще... В исламских странах "угнетенные" женщины носят очень модные и красивые вещи под накидками, просто у них есть понятие, что красота женщины - для мужа, а не для сальных взглядов на улице. В Кувейте сам видел "порабощенных" женщин "скромно" рассекающих на линкольнах, лексусах и др. автомобилей. Много детей, ноль разводов, безопасность на улицах - так в большинстве стран с мусульманским населением. ИМХО, стремительное развитие ислама по всему миру вызвано, в первую очередь, повсеместным моральным упадком в обществе. Просто все больше людей понимают, что так жить нельзя. И единственной альтернативой становится религия.Радикалы, если вспомнить, были всегда и во всех обществах. Это и "красные ячейки", и "тигры" и т.д. Причем если хочешь найти кто это инициирует - смотри кому это выгодно. Нужно было настроить против коммунизма, появились "красные" террористы, нужно приподнять цены на нефть - на сцену выступает армия освобождения дельты Нигера. И так далее. Нужен доступ к нефти? А у кого нефть? У мусульман. Тогда надо назвать их фанатиками, взорвать пару чего-нить под их флагом и нефть считай под контролем. Терроризм - это всегда большая политика, а большая политика всегда далека от морали, а от религии тем более.Надеюсь господин Минниханов сделал правильные выводы из религиозных "мудростей" сингапурца.

  • Анонимно
    19.08.2011 00:00

    и чего на человека слюной брызгаетесь? он между прочим , делом доказал, что не дурак. он не против ислама- это же очевидно. он против разобщения общества как основы государства. когда по казани убийственно несется тонированная девятка с гордой надписью на все лобовое"алла сакласын", это что? это человек показывает всем что вот он какой мусульманин.. у христиан иконки кстати внутри, для себя, а не на показ. и кстати,если в сингапур приедут какие-нибудь вудуисты, по вашей логике он не может запретить выпадающие из местных стандартов обряды, типа выкапывания трупов из могил? а если в сильно исламскую страну приедет девушка, которой по религии положено до брака переспать с значительным количеством мужчин и пока замуж не выйдет в платке ходить нельзя, с этим как?гибче надо быть граждане, толерантнее..

  • Анонимно
    19.08.2011 00:00

    ЛКЮ-отличный руководитель, нам бы такого.Человек сказал, человек сделал.За двадцать лет в нашей стране не было масштабных руководителей, сплошные двоечники кругом, а уж немногочисленным троечникам,управляющих страной, поют дифирамбы как спасителям страны, республики.

  • Анонимно
    19.08.2011 00:00

    1. Вопрос об управленческих качествах этого человека мы не обсуждаем сейчас. Он не Всевышний Аллах и в каких-то вопросах может ошибаться.2. Мусульмане-малайцы - не приезжие в Сингапуре. Приезжие там китайцы вроде Ли Куань Ю.3. Ваши аналогии с вудуистами и придуманной Вами же религией (переспать со значительным кол-вом мужчин) вообще не уместны. Ещё с сатанистами и человеческими жертвоприношениями мусульман и Ислам сравни, проявив тем самым верх толерантности.4. Ответьте лучше на вопрос, что всё-таки такого нетолерантного по отношению к окружающим в мусульманском женском платке? Что, в светском обществе мужчины должны иметь права пялиться на красоту каждой женщины?

  • Анонимно
    19.08.2011 00:00

    Давно известно, что человек ни чего не понимающий и не осознающий внутренее отличие духовного человека (чувствующего божественность и благодать) от обывателя (который исполняет обряды из страха), стремиться к гиперболизации внешних проявляний без внутренней глубины (например ношение платков и фотографирование в нем или ношение чужой национальной одежды вместо родной под видом мусульмански правильной). При этом стремясь доказать всем свои "достоинства" часто перегибает палку и кичатся тем что делают, отчего растет гордыня и желание всем доказать свое превосходство. Некоторые из них считают что Создатель и Пророк плохо стравляется с работой и начинают свое неправильное понимание насильно внедрять в жизнь, делая ислам радикальным и терристическим якобы борясь с неверными, хотя сами давно одержимы джинами.

  • Анонимно
    19.08.2011 00:00

    1. атеисту это не аргумент. 2. Татары тоже в общем то "приезжие"- не аргумент вообще. 3. какая разница с кем сравнивать.Дхармические или Авраамические(в т.ч. Ислам) религии, сатанизм или синтоизм- с точки зрения светского государства все равны кроме запрещенных законом. 3. Про "придуманную религию" рекомендую учить матчасть ( особо-храмовая проституция и культ Анаитиды) распространенная в свое время чуть не по половине "старого света", в т.ч.вся западная азия. 4. ответ на вопрос- СВЕТСКОЕ государство регулируется на основе гражданских, а не религиозных норм; решения государственных органов не могут иметь религиозного обоснования. От себя- я не считаю женщину чьим-либо имуществом; не считаю правильным кичиться принадлежностью к какому-либо эгрегору; в б-га верю, но знаю что Аллах это измененное "Эолахем", а Иисус был правоверным евреем - т.е. суть одна. а! да! про иметь право смотреть. еще раз- в светском обществе разрешено все, что не запрещено. по мне нет ничего плохого в том что женщина радует мир красотой, ее такой создал всевышний, а я Вас полностью поддерживаю- Он ошибаться не может:-) а вот если у некоторых мужчин животное начало доминирует, так это его проблемы в отношениях с его б-гом. ИМХО, конечно...

  • Анонимно
    26.06.2017 09:54

    Надо понимать, что всё это политика. Это было всегда. Взаимодействие на умы. Так легче управлять массами. Да и бог один, только все его по разному называют. Вселенная то одна, надо понимать, у всех одна жизненная судьба. А воевать или жить в мире и спокойствии каждому самому решать. А если тебя призывают к войне, то ясно что это не вера, а политика. Ни одна истинная религия не призывает к войне и ненависти к людям

  • Анонимно
    1.03.2018 16:06

    Всё правильно сказал Ли Куан Ю, нам бы такого гос. деятеля.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль