• $74.25-0.95
  • 90.26-0.93
  • 48.940.23
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    в закладки

    «Специалисты призывали нас не питать иллюзий – ребенок никогда не будет разговаривать»

    Как мама из Казани сама помогла дочери с ДЦП пойти и заговорить, а затем открыла центр помощи особенным детям и получила поддержку от ФПП РТ

    Рождение ребенка стало для основателя детского центра «Детки-конфетки» Гульнары Сиразиевой и огромной радостью, и большим испытанием. Ее дочери поставили диагноз «ДЦП», она не могла нормально двигаться и говорить, но благодаря усилиям родителей девочка сегодня учится в школе, танцует и поет. О том, какие нестандартные подходы помогают реабилитировать особенных детей, в том числе с аутизмом, и что нужно сейчас в Татарстане социальному предпринимательству, — в нашем материале.

    Гульнара Сиразиева: «Будучи сама родителем особенного ребенка, я понимаю, что такое проводить с ним 24 часа в сутки и ловить малейший знак прогресса, не жалея ни денег, ни сил»

    «ХОРОШИХ СПЕЦИАЛИСТОВ ОЧЕНЬ МАЛО, ВСЕ РАСПИСАНО НА ГОД ВПЕРЕД»

    — Гульнара, как родилась идея открыть детский центр «Детки-конфетки»?

     — В 2008 году мы с подругой уже пытались организовать свой бизнес, но грянул кризис, и даже 9 месяцев не продержались. А вот я за это время выносила и родила ребенка с диагнозом ДЦП… Так что на полноценную работу по найму не смогла вернуться — няни не выдерживали. Ребенок-то особенный, постоянные истерики, проблемы с движениями, с речью, надо заниматься, «вытягивать». Оказалось, что центров и хороших специалистов для помощи таким детям очень мало, все расписано на год вперед. Поэтому во время второго декрета я решила сама стать логопедом-дефектологом, имея в качестве базы высшее педагогическое образование. Новой профессии в КФУ оказалось очень интересно учиться, потому что мне это было близко, все на практике применяла с дочерью Кирой. Затем подруга по несчастью попросила с ее ребенком заниматься. Результаты вдохновили двигаться дальше — я отправилась в Москву изучить метод французского врача Альфреда Томатиса, который помогает детям с речевыми проблемами лучше слышать, говорить, понимать. Начал работать эффект сарафанного радио — ко мне записывали детей друзья и знакомые подруг, занятия проходили с утра до вечера на дому, уже и родные стали испытывать неудобство. Так родилась идея студии.

    — Что придает сил в работе с, прямо скажем, непростыми детьми?

     — В первую очередь это видимые результаты: сияющие глаза мамы, когда она видит очередную победу своего ребенка и от всей души благодарит. Будучи сама родителем особенного ребенка, я понимаю, что такое проводить с ним 24 часа в сутки и ловить малейший знак прогресса, не жалея ни денег, ни сил. В «Детки-конфетки» ездят из Соцгорода, с Высокой Горы, из Аракчино, то есть родители готовы тратить немало времени на дорогу, так как видят эффект от занятий.

    — Как выглядит обычный день в студии?

    — Все расписано по часам. В 9 утра собираются дети на индивидуальные занятия, потом — перерыв на обед. Во второй половине дня — работа в группах, социальные игры, занятия на коммуникацию, чтобы дети учились взаимодействовать, дружить. Ближе к 6 вечера на «индивидуалки» приводят детей родители, которые заняты на работе. Мы все праздники, дни рождения отмечаем в группе с аниматором, давним другом Гульнарой Идиятуллиной из компании «Панда праздник». Ребята играют, танцуют, мы их поздравляем, учим благодарить, принимать, отдавать подарок — ведь многим малышам, когда в руки попадает новая игрушка, очень сложно ее потом передать другому. Выносим торт со свечками, водим хоровод. Словом, все, как с обычными детками, только немного больше внимания, больше обучающего момента даже в праздник.

    «ГОРЖУСЬ, ЧТО НАШ ЦЕНТР ПОМОГАЕТ АДАПТИРОВАТЬ ОСОБЕННЫХ ДЕТЕЙ К ЖИЗНИ В ОБЩЕСТВЕ»

    — Гульнара, кто еще сегодня с вами в команде?

    — «Детки-конфетки» мы начинали вдвоем с психологом, которая вела мою дочь Киру, а сейчас в нашем коллективе уже 10 человек. Все с педагогическим или психологическим образованием плюс прошли дополнительное обучение АВА-терапии. Ее еще называют поведенческой и считают одним из наиболее эффективных способов коррекции аутизма. А сам подход впервые применили американские врачи в середине прошлого века. В АВА-терапии все сложные навыки — например, речь, игру, умение смотреть в глаза и другие — разбивают на мелкие блоки — действия. Каждое разучивается с ребенком отдельно, затем соединяется в цепь, образуя сложное действие. И это работает не только с аутистами. Ведь у некоторых детей даже при виде зубной щетки начинаются истерики, отказы. Поведенческая терапия хороша еще и тем, что помогает разобраться, почему ребенок в каких-то обыденных ситуациях вдруг падает на пол, кричит, бьется головой об стену. Как правило, в нашу студию начали приходить дети именно с таким нежелательным поведением. Их не принимали в других центрах, а мы брали всех, но, пока не узнали об АВА-терапии, не знали, как эффективно с ними работать.

    — Какие еще применяете нестандартные способы помощи особым детям?

    — У нас есть педагог по нейройоге, мозжечковой стимуляции, АФК — адаптивной физической культуре. С нарушениями интеллектуального развития часто сочетаются неуклюжесть, мышечная гипертония, ведь телесная и умственная сферы взаимосвязаны. Поэтому уделяем внимание и физическому компоненту. А нейройога — это союз нейропсихологии и йоги, задействует работу обоих полушарий головного мозга. Известно: если в одном полушарии — нарушения, то второе может взять на себя функции дефектных зон. Я это наблюдала на примере дочери: у нее нарушения в левом полушарии, которое контролирует правую сторону тела. То есть было плохо с моторикой руки, ноги, затронуты речевые центры. Специалисты призывали не питать иллюзий — ребенок никогда не будет разговаривать. Но, изучив нейропсихологию, я поняла, что нарушения можно компенсировать. Благодаря нейрокоррекции ребенок в 7–8 лет начал потихонечку разговаривать, сейчас читает стихи, танцует, поет. Понятно, что это ей дается с трудом, но тем не менее она может сказать, что хочет, рассказать, что делала в течение дня — Кира ходит в школу, в третий класс. Без речи мы бы, скорее всего, остались на домашнем обучении. Мы получаем  впечатляющие результаты работы в случаях, когда нарушения не столь серьёзные. Я рада, что у нас есть возможность помогать детям жить более счастливой жизнью - когда их понимают.

    — Вы получаете какую-то поддержку своему начинанию?

    — Да, и прежде всего отмечу в этом плане Фонд поддержки предпринимательства РТ. Наш бизнес — особый, это сфера социального предпринимательства, и в ФПП нам подсказали, что далее лучше и эффективнее будет развиваться в форме некоммерческой организации, НКО. Хорошо, решили мы стать НКО — а дальше что делать? И вновь обратились в Фонд, где нам подробно рассказали про существующие гранты, как их получить От нас требовалось лишь сформулировать идею, а специалисты ФПП были готовы помочь оформить нужные документы. Это очень ценно, потому что работа с детьми требует полного погружения, тратить время на какие-то бумаги и бюрократию нет ни времени, ни желания. И в Фонде действительно помогли — буквально месяц назад мы получили свидетельство о регистрации НКО.

    «ДО 5 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ ПО СТАВКЕ ОТ 5 ПРОЦЕНТОВ ГОДОВЫХ»

    Фонд поддержки предпринимательства РТ вот уже в течение пяти лет оказывает различные формы помощи — как финансовой, так и консультационной. Более 10 тысяч уникальных субъектов малого и среднего бизнеса получили поддержку на общую сумму 2,374 млрд рублей. Теперь процедура обращения стала еще более простой и доступной — этой осенью совместно с министерством экономики РТ в рамках реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» был создан первый в России портал для предпринимателей «ФАСТТРЕК.РФ». В чем особенность начинания и как оно может быть полезно бизнесу республики, рассказала руководитель Центра поддержки предпринимательства Фонда поддержки предпринимательства РТ Алина Шайхутдинова.

    — Алина Анваровна, какова концепция портала «ФАСТТРЕК.РФ»?

    — «ФАСТТРЕК.РФ» первым в России открыл предпринимателям удаленный доступ к мерам господдержки в формате «единого окна». На сайте «ФАСТТРЕК.РФ» можно оставить заявку в электронном формате, передать удаленно весь пакет документов. То есть теперь нет необходимости в личном визите, ожидании в очередях, а это экономия времени, которое, как известно, тоже деньги. Не покидая своего дома или офиса, предприниматель через сайт может даже подать заявку на льготный микрозайм по ставке от 5 до 7,5 процента годовых⃰. А это — от 100 тысяч до 5 миллионов рублей на срок от 3 месяцев до 3 лет.

    — Какие еще направления вашей работы пользуются спросом у предпринимателей в Татарстане?

    — Крайне востребована информационно-консультационная поддержка на любом этапе развития бизнеса — бизнесменам доступны порядка 100 услуг. Наши специалисты помогут собрать необходимый пакет документов для регистрации ООО и ИП без уплаты госпошлины. Проконсультируют по системам налогообложения, помогут в составлении заявок на получение мер господдержки, а также расскажут, как вывести свою продукцию на экспорт, и ознакомят с бесплатными сервисами. Можно компенсировать затраты на участие в выставках в России, за рубежом, а также затраты на стандартизацию, сертификацию, патентование и многое другое. Мы готовы взаимодействовать с предпринимателями как офлайне, так и очно, и ждем всех в Доме предпринимателя по адресу улица Петербургская, 28. Также можно позвонить нам по телефону горячей линии 8 (843) 524-90-90. По этому же телефону горячей линии можно узнать контакт региональных представителей фонда в каждом муниципальном районе республики — это наш новый инструмент, также запущенный в работу в 2019 году для поддержки предпринимательства в каждой муниципальном районе Республики Татарстан.

    * предоставляется Некоммерческой микрофинансовой организацией «Фонд поддержки предпринимательства Республики Татарстан».

    Алия Зиганшина
    Фото предоставлены ФПП РТ
    Партнерский материал
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти