Персона 
22.08.2011

Айрат Тагиров, SunDale: «Макдональдс», может быть, для Америки фастфуд, а у нас он считается рестораном!»

Предприниматель Айрат Тагиров уверен, что если даже весь берег Камы в Челнах будет занят платными пляжами, они все равно будут востребованы. Об особенностях пляжного и event-бизнеса автор популярного в народе «Татарского проекта» рассказал в интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online».

«БОЛЬШЕ ТОРГОВЫХ ЦЕНТРОВ В ГОРОДЕ НЕ ПРЕДВИДИТСЯ»

- Расскажите, почему занимаетесь сразу двумя бизнесами – платным пляжем и организацией праздников и презентаций?

- Они пересекались с моими интересами. Я же по образованию режиссер массовых праздников. Поэтому что меня интересовало – отдых, досуг, развлечения – то и стало в основе бизнеса. Раньше в Челнах не было таких компаний. Рынок затем сам по себе созрел. В определенный момент появился спрос и, соответственно, предложения: открылась наша компания и ряд других. Когда я еще учился, то уже подумывал этим заниматься, но к тому моменту рынок еще не сформировался, не было спроса. И было бы тяжело этим заниматься. Рынок фактически появился в 2003 - 2004 году, стал развиваться. До этого были единичные заказы, юбилеи фирм. А потом все это вошло в моду: корпоративы, дни рождения компаний, открытия, презентации.

- Какие-то тренды можно выделить? Кризис существенно повлиял на рынок?

- Сейчас немножко рынок упал, до кризиса был бурный экономический рост. Тогда открывались магазины, торговые центры. Постоянно нужно было организовывать какие-то презентации. Потом пошла мода на корпоративный отдых, «сплочение коллектива». Занялись ими. Рынок стал гораздо спокойнее, чем несколько лет назад. Акцент сместился на корпоративы. Презентаций стало меньше, так как соответственно меньше стало открытий тех же магазинов. Бурного роста больше нет. Ничего сильно не меняется. Больше торговых центров, грубо говоря, в городе не предвидится.

- А вы сильно зависели от этих центров?

- В свое время открытие центров было достаточно большим сегментом на рынке. Сейчас больше корпоративов, свадеб, особенно летом.

РЕНТАБЕЛЬНОСТЬ EVENT-БИЗНЕСА 15 - 30%

- Конкуренция сильная?

- Неслабая. Сейчас я не отслеживаю, но компаний 5 - 6 в городе, занимающихся тем же, чем и мы, есть. Некоторые появляются, исчезают. Поэтому точную цифру назвать всегда сложно.

- Каковы сегодня расценки на корпоративы?

- Конкретные расценки назвать сложно. Все зависит от сметы, от задач, поставленных клиентом. Грубо говоря, не меньше 20 - 30 тысяч рублей – минимальный комплект. Туда включается аппаратура, ведущий, минимум артистов. А вообще все зависит от того, у какого какие запросы и бюджеты. Кто-то и звезд приглашает московских – и миллионами бюджеты исчисляются.

- Рентабельность высокая?

- Порядка 15 - 30 процентов, в зависимости от степени привлечения собственных техсредств.

- Но если затрат немного и рентабельность высокая, то компании на рынке должны буквально «толкаться»?

- Заниматься event-бизнесом, конечно, не так просто, но на рынке все так и есть. Есть компании, юридические лица, а есть частники.

- Частники не мешают? Не отбивают клиентов?

- Сейчас многие люди уже наработали свою клиентуру и с ними постоянно работают. Фирмы стараются не менять своих подрядчиков. Если начали работать с одной event-компанией, то с ней и работают, если только она как-нибудь не проколется сильно.

ПЛЯЖ ОБОШЕЛСЯ В 2 - 3 МЛН. РУБЛЕЙ

- Несколько лет назад вы решили открыть пляжный клуб, первый в Набережных Челнах. Но сначала вы решили открыть базу отдыха. К тому времени у вас была event-компания, зачем вам стала нужна база?

- База отдыха, которую я планировал открыть, была бы смежным видом деятельности. Я бы туда, к примеру, «таскал» корпоративы. Такая была цель. Потом товарищ предложил заняться пляжем. Но и этот вид бизнеса был для меня тоже близок. Мы в свое время занимались клубными программами, вечеринки организовывали, поэтому я примерно представлял, чем буду заниматься.

- Из пустого берега сделать какое-то место, клуб, куда бы пошли люди за деньги, сделать непросто. Руководствовались какими-то примерами?

- Для меня был примером нижнекамский пляж «Акватория». Консультировался с их владельцами, и создавал пляж, конечно, не на пустом месте. Вкладываюсь в пляж ежегодно, всего это обошлось мне к настоящему моменту в 3 миллиона рублей. И сейчас, думаю, бизнес окупился.

- Вы как установили цену в 50 рублей за вход, так ее и не меняли. Почему? Нет необходимости?

- Пока не менял. Вроде бы и назрела необходимость, но из-за того, что у нас неудобная ситуация складывается с десятирублевыми купюрами – не получается сдачи давать – нельзя билет сделать 70 или 80 рублей. Или 50, или 100. Дело все равно продолжает быть прибыльным, потому что мы больше зарабатываем не со входа, а с того, что приносят находящиеся там же собственные бары.

- Вы устраиваете какие-то акции или вечеринки в клубе самостоятельно или в партнерстве с кем-то?

- Есть сторонние организаторы, некоторые сами организовываем. Если вечеринки устраивает сторонняя компания, оговариваем условия, делим прибыль со входа. С кем-то работаем на фиксированных ценах. Если компания оценивает свою программу во столько-то рублей, мы им платим, они организовывают.

«ВСЕ СУДЫ Я ВЫИГРАЛ»

- В последние годы у вас были конфликты с различными надзорными органами (в прошлом году, к примеру, прокуратура потребовала закрыть пляж, ссылаясь на федеральное законодательство, согласно которому полосу земли в 20 метров от среза воды никто не имеет права загораживать, то есть ограничивать к ней доступ). Какова ситуация в настоящий момент?

- К настоящему моменту я прошел три суда, дошел уже до последней инстанции. Все суды я выиграл. Потому что я доказал, что не беру денег за доступ к воде, я беру деньги за услуги, которые я предоставляю в этом клубе, за комфорт.

- Ваш бизнес получается сезонный, приносит деньги в летние месяцы…

- Да, остальные месяцы он не работает, затрат требует только охрана. Оживление начинается весной – в марте-апреле – когда-то мы готовим пляж к сезону, и что-то надо отремонтировать, докупить, сделать, внести новшества. В мае мы открываемся.

ЕСЛИ ЗАСТРОИТЬ НАБЕРЕЖНУЮ ПЛЯЖАМИ – ВОСТРЕБОВАНЫ БУДУТ ВСЕ

- Есть ли вероятность, что может появиться еще один коммерческий пляж в Набережных Челнах? Пока вы получается монополист?

- На самом деле если всю набережную застроить пляжами – все пляжи будут востребованными. Не застраивают потому, скорее всего, что, во-первых, нет инфраструктуры. Электричества, например. Даже мы не можем развиваться, потому что у нас есть определенный лимит по электроэнергии. Люди стараются же ходить на пляж там, где живут. Большинство наших клиентов – местные жители. Приезжие есть, но ходят в основном те, кто живет рядом. Кто живет в соседних комплексах, просто спускаются к набережной и купаются на муниципальных пляжах. Если там построить и коммерческий пляж – туда тоже будут ходить. Во-вторых, по-прежнему есть сложность с надзорными органами. В-третьих, для пляжа все-таки должны быть определенные экологические условия – то же дно чистое, удаленность от портов, удаленность от канализационных систем. Есть нормативы – в любом месте коммерческий пляж открыть невозможно. Вот сегодня есть пляж у лодочной станции, а по нормативам его не может там быть. В результате люди купаются, и людей там винтами режут – в прошлом году случаи такие были.

- Если люди и так купаются там, где ближе, реклама, получается, не нужна?

- Почему же - рекламу мы даем. По радиостанциям, на взаимовыгодных условиях. Но лучший рекламный носитель, конечно, это солнце, – которое, если прижарит, – все приходят на пляж. Нет солнца – хоть зарекламируйся, никто не придет.

- Какой из двух ваших бизнесов приносит сегодня больше прибыли?

- Скажем так, по обороту они одинаковы. Но у пляжа обороты просто сконцентрированы по месяцам. А event-бизнес приносит деньги в течение года, хотя и там есть свои сезонные всплески и спады. Рост идет к Новому году и летом, а после Нового года, весной идет сильный резкий спад. Потому что все отгулялись, деньги потратили.

«ЗАЧЕМ ДЕЛАТЬ ПЛОХОЙ РОЛИК И ТРАТИТЬ МНОГО ДЕНЕГ ЗАТЕМ НА ЕГО ТРАНСЛЯЦИЮ?»

- За эти годы вы пришли и ушли из нескольких видов бизнеса. Не расскажете, почему? Вы занимались телерекламой, к примеру, и «быстрой едой».

- Бизнес «быстрой еды» мне предложил компаньон, для меня это было не напряжно. Все движения делал он, можно сказать, а я лишь финансировал проект. Поэтому я за него взялся. К телерекламе привел рынок в 2005 - 2007 годах. Так получилось, что по идее странно: был экономический рост, бум, рекламные объемы выросли. Но рост рекламы произошел немножко не так, как ожидалось. Поднялись цены на время рекламное, соответственно, люди стали экономить на ее изготовлении. С другой стороны, зачем делать плохой ролик и тратить много денег затем на его трансляцию? Люди стали экономить и перешли на так называемые открытки: коротенькие ролики, 5 - 7 секунд. Мне это стало неинтересно, я же занимался «игровой рекламой». Сейчас рынок телерекламы вроде бы снова восстанавливается. Посмотрим, может быть, туда и вернусь.

«МАКДОНАЛЬДС» У НАС СЧИТАЕТСЯ РЕСТОРАНОМ

- С быстрой едой почему не получилось?

- Мы изучали этот вопрос. На самом деле, бизнес быстрой еды - он самый грамотный. Люди будут есть всегда, тем более быстро и дешево. Особенно нам кризис должен был помочь. Так как люди уже не могли в кафе есть, по ресторанам ходить. В сети быстрого питания они могут быстро перекусить, пообедать. В моем случае было, наверное, просто много проблем, чисто финансовых, ошибок каких-то. Взаимопонимания с компаньоном не находил. Поэтому я решил свою долю продать. Выжить в этом бизнесе можно только при наличии сети. С компаньоном у нас возникли проблемы потому, что я требовал развития сети, увеличения числа точек, а он «заморачивался» на мелочах. Мне не понравились темпы роста. Но при этом фаст-фуд - один из самых перспективных видов бизнеса, его просто надо грамотно развивать.

- А рестораны вроде «Макдональдс» не мешали развитию?

- Мы разные совсем, и у нас разная ценовая категория. «Макдональдс», может быть, для Америки фастфуд, а у нас он считается рестораном! Люди туда ходят по праздникам. Я бы не сказал, что это настоящий фастфуд в наших реалиях: быстро взял что-то, перекусил на ходу, пошел дальше.

«СЕГОДНЯ ВНИМАНИЕ ТЕЛЕЗРИТЕЛЯ РАЗМАЗЫВАЕТСЯ»

- Вы раньше довольно плотно работали с телевидением, у вас был популярный проект «Татарский проект», занимались телерекламой. В планах нет вернуться на ТВ? Или вы считаете местное телевидение уже не сильно перспективной площадкой?

- Сейчас уже время другое. Раньше было 2 - 3 канала. Если ты «сидел» на одном канале, грубо говоря – тебя смотрело 30 процентов аудитории. А сейчас очень много каналов, появилось кабельное ТВ. Внимание зрителя размазывается, эффективность падает. Соответственно, тяжело уже и производить такие ролики, чтобы они окупались. И не будет того бума, той реакции и популярности. Потому что смотреть будет не так много людей.

- Можно отсюда сделать вывод, что реклама на местных ТВ не эффективна?

- Наверное, так прямо сказать нельзя. Есть каналы, которые очень эффективно работают с аудиторией. Но вообще да, эффективность упала по сравнению с тем уровнем, что был раньше, даже 2 - 3 года назад. Компания «Трент» (занимающаяся размещением рекламы на первом и втором федеральных телеканалах. - Ред.) сидела на ОРТ, цены были очень высокими, но и эффективность была бешеной. У многих цифровые тарелки стоят, и они местные каналы не смотрят. Вот у меня есть тарелка, и я не вижу местную рекламу совершенно.

- …Но при этом рекламный рынок вырос. Почему такой парадокс?

- Да, вырос. Но это связано больше с экономическим ростом, скорее, с повышением благосостояния людей.

SILENT-DISCO И УРОВЕНЬ КЛУБОВ

- У вас были коммерческие проекты и в клубной жизни города. Нет идеи открытия собственного ночного клуба?

- Сейчас у меня как раз назрела одна тема. Будет проект silent-disco, дискотека в наушниках – это британская фишка. Ищу помещение. Оборудование уже закупил. Мы уже даже потестировали месяц в «Гламокаме». Каждому клиенту раздаются двухканальные радионаушники. Играют два диджея. Клиент сам выбирает канал и соответственно диджея. На Западе это очень популярное развлечение. И здесь мы тестировали – людям нравится. Ощущения отличаются от клубных. Одним движением рук ты как будто перемещаешься из одного перемещения в другое.

- Как вы оцениваете клубный бизнес Набережных Челнов?

- У нас очень высокий уровень клубов. Особенно для нашего небольшого 500-тысячного городка. У нас клубы на уровне, а иногда и выше многих клубов в городах-миллионниках.

- А не сложно будет вам выйти с новым клубом на рынок, где уже все вроде бы поделено?

- У меня же будет уникальное предложение, такого нет в городе. А во-вторых, даже если это не так рентабельно окажется, мне все равно хочется открыть клуб.

«БУХГАЛТЕРИЕЙ МНЕ ЗАНИМАТЬСЯ НЕИНТЕРЕСНО»

- Фактически, за эти 10 - 15 лет вы попробовали себя в разных видах деятельности и разных видах бизнеса. Почему? Можно же было выбрать один и усиленно его развивать, как это делает большинство?

- Недавно я читал одну статью. Там описывались типы людей. В частности, один из них – генерирует идеи, но сам не любит эти проекты реализовывать. Я вот такой же. Я придумал проект, люди реализовывают, так как мне очень быстро он надоедает. Мне нужно переходить на новый вид деятельности. А такими «мелкими» вещами, как бухгалтерия, например, мне заниматься неинтересно.

- Раньше вас в городе воспринимали как такого свободного художника, творческую личность, сегодня вы уже бизнесмен, предприниматель. В какой момент вы почувствовали, что скорее бизнесмен, нежели свободный художник?

- Я, изначально занимаясь творчеством, рассчитывал зарабатывать деньги. Вот был у меня компаньон в деле, Слава Макаров. Мы с самого начала творческого пути были вместе, работали с телевидением. И у нас были разные позиции по этому поводу. Он говорил, что художник должен быть голодным. А я собирался деньги зарабатывать. Но я, в принципе, доказал, что и творчество, и деньги достаточно совместимые вещи. Хотя согласен, что некая «голодность» художнику полезнее, чем сытость. Когда я делал ролики «Татарского проекта», постепенно стал отдаляться от общества. Закрываться тонированными стеклами в машине, избегать общения с людьми. Популярность напрягает. И я понял, что у меня нет «пищи». Не видел ситуаций каких-то смешных в жизни, не было эмоциональной подпитки, и, соответственно, придумывать не из чего.

КОТТЕДЖИ, КРУТЫЕ ИНОМАРКИ И МАЛЫЙ БИЗНЕС

- Вы предприниматель, поучаствовавший в разных бизнесах. Как оцениваете программу развития предпринимательства в республике – в частности, выделение лизинг-грантов начинающим бизнесменам?

- Я никогда не сталкивался с этим, всегда рассчитывал на свои собственные силы. Кредиты никакие не брал. Я боюсь брать кредиты. Конечно, кто не рискует, тот не пьет шампанского. Если бы я брал кредиты и рисковал на большие деньги, то и зарабатывал сегодня больше, возможно. Но меня устраивает такая позиция: когда сам, потихонечку, за свои деньги что-то делаешь.

- По вашим ощущениям, в Набережных Челнах как вообще с малым бизнесом?

- Вообще, я считаю у нас все неплохо по большому счету. Глядя на бесконечные поля коттеджных поселков, крутые иномарки в городе думаешь – неплохо мы живем на самом деле. Чтобы коттедж построить, нужно 5 - 6 миллионов рублей минимум. Кто эти деньги зарабатывает? У многих людей есть, наверное, какой-то магазинчик. И они «гребут» себе деньги лопаточкой маленькой, незаметно и скромно.

«НАДО ЗАПРЕЩАТЬ ПИТЬ ПИВО В ОБЩЕСТВЕННЫХ МЕСТАХ, А НЕ ПРОДАВАТЬ ЕГО»

- А как относитесь к антипивной политике республиканских, федеральных и местных властей? Вы же в пляжных барах торгуете пивом.

- Главное, чтобы без фанатизма было. Вообще, я ее поддерживаю в целом. Потому что сначала отпустили вожжи. И стало по-настоящему дико: подземные переходы в пивнушки превратились. Но боюсь, что сейчас будет точно так же радикально: с шашкой на белом коне все порубают. Ведь пиво - это тоже доходы, налоги, благосостояние города и горожан. Нельзя все порубать. Да, надо поставить под контроль. Но вот по новому законодательству через пару лет на пляже вообще нельзя будет продавать пиво. У нас там пляжный клуб, дискотека. Какая дискотека без алкоголя? Это невозможно. А реальных законных условий организовать какую-то лицензию там сейчас нет. У меня уже есть, конечно, задумки, как это обойти, но законно, над этим вопросом сейчас и работаю. В первую очередь, надо запрещать ПИТЬ пиво в общественных местах, а не продавать его. Элементарно: на пляже самом нельзя пить, заходи в кафе и пей культурно, за столом. Запретили вы пиво продавать, думаете, не будет там пива или водки? Хорошо, у меня этого нет, так как есть забор и охрана. А соседний пляж бесплатный? Там гора баллонов пива, разбитые бутылки, люди босиком. Это есть, но кто с этим борется? При этом те же законодатели неужели ни разу не отдыхали в Турции или Египте? А там алкоголь льется бесплатной рекой – сколько хочешь пей, бары специальные на пляжах стоят. Но при этом никто не тонет. А у нас и сейчас нельзя фактически находиться на пляже с пивом, но при этом очень много пьяных. Не потому что продают, а потому что приносят, – нет культуры распития спиртных напитков. Надо приучать пить в кафе. На Западе пьют пиво разливное. У нас же – 50 процентов пива продается в баллонах. И те алкоголики, товарищи, из-за которых вся эта кампания началась, - это любители этих баллонов. При этом, когда в Госдуме думали запретить продажу пива в баллонах, депутаты решили, что это на алкоголизацию населения не влияет, якобы.

ЦЕЛЬ – МЕЧТА КОНКРЕТНАЯ

- Говоря о культурном отдыхе – у вас есть какое-то хобби в свободное время?

- Нет у меня хобби. Наверное, я такой самодостаточный человек, что хобби мне не требуется. Хобби, мне кажется, от того, что человеку себя девать некуда. Если у тебя много свободного времени, нехватка самореализации – отсюда и появляются хобби, по-моему.

- С семьей много времени проводите?

- Есть семья, трое детей, двое мальчиков и девочка. Сейчас у них любимое занятие: ходить на набережную и кататься на велосипедах, машинках. Развлечений там для них хватает.

- Вы говорили, что у вас нет мечты, но есть цели. Почему?

- Просто цель - это конкретизированная мечта. Сама по себе же мечта – ни о чем. Цель же мечта конкретная, которой можно достичь, решив конкретные задачи.

Сергей Афанасьев

Визитная карточка руководителя:

Айрат Тагиров

Должность: учредитель.
Дата и место рождения: Омская область, 18 августа 1975 года.
Образование: высшее, Казанская государственная академия культуры и искусств, режиссер массовых праздников и театрализованных представлений (1993 - 1998)

Карьера: художественный руководитель МЦ Агрегатного завода (1993), организатор КВНов в ДЮЦ (1994), управление по делам молодежи администрации города (1995); студия «Батыр» и «Татарский проект» (1996); event-компания «Правила праздника» (2004) и пляжный клуб SunDale (2008)

Семья: жена, два сына и дочка.

Визитная карточка компании

Дата создания: Event-компания в 2004-м, пляжный клуб - с 2008 года

Численность работников: 30 человек в пляжном клубе, 5 - 6 человек в Еvent-компании.

Основной собственник: Айрат Тагиров.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    23.08.2011 00:00

    Знаю Айрата с 92 года. всегда нравилось его адекватное отношение к тому, что делает.И в творчестве проявил себя, и в бизнесе, и как личность вырос. Успехов тебе!

  • Анонимно
    25.08.2011 00:00

    Хороший пример для молодежи такие люди как Айрат.Все в городе оценили как человек вырос. И бизнес создал и детей воспитывает.Молодец.

  • Анонимно
    4.06.2015 23:55

    Привет из прошлого!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль