Политика 
15.01.2020

Каринэ Геворгян: «Война не нужна ни Трампу, ни иранскому руководству»

Политолог и востоковед о том, что стоит за убийством иранского генерала Сулеймани, и роли Ирана в мировой геополитике

«Расчет США был именно на то, что Иран невозможно спровоцировать, даже в ответ на это, на какие-то истерические и ошибочные действия», — уверена эксперт. О том, почему Трамп провоцирует Иран, но притом хотел бы с ним договориться и вывести американские войска с Ближнего Востока, и о том, какой мести за убитого генерала стоит ждать от Ирана, и влиянии американо-иранского конфликта на баланс сил на Ближнем Востоке Каринэ Геворгян рассказала в интервью «БИЗНЕС Online».

Авторитет Сулеймани в Иране и ближневосточном макрорегионе был огромен, поэтому именно его ликвидация могла вызвать эффект такого масштаба «Авторитет Сулеймани в Иране и ближневосточном макрорегионе был огромен, поэтому именно его ликвидация могла вызвать эффект такого масштаба» Фото: Zuma/TASS

«УНИЧТОЖЕНИЕ ГЕНЕРАЛА СУЛЕЙМАНИ — ЭТО, КОНЕЧНО, БЫЛ ОЧЕНЬ ПРОВОКАЦИОННЫЙ ШАГ»

— Почему произошло убийство генерала Сулеймани? Какие цели, принимая решение о его ликвидации и официально это признав, преследует Дональд Трамп?

— Прежде всего внутриполитические при той сложной ситуации в США, которая усугубляется по мере приближения президентских выборов. Начнем с того, что у Трампа достаточно сложная внутренняя ситуация. Его враги, как в стане республиканцев, так и его традиционные недруги — демократы, очень хотели бы спровоцировать его на «пару атомных войн». В том числе хотели бы его заставить и подтолкнуть к серьезному конфликту с Ираном, чтобы потом его во всем, чем только можно, обвинить. И он повысил ставки, «нажал на педаль газа».

— Почему Трамп выбрал именно эту фигуру?

— Авторитет Сулеймани в Иране и ближневосточном макрорегионе был огромен, поэтому именно его ликвидация могла вызвать эффект такого масштаба. При этом, вопреки тому, что говорили некоторые наши и зарубежные эксперты о том, что якобы он будущий президент Ирана, подобное — совершенная глупость. Он принципиально отказывался баллотироваться на данный пост и говорил, что не имеет таких амбиций в будущем. Так что внутри Ирана он не был ничьим конкурентом, но, безусловно, являлся одной из самых уважаемых фигур. Но надо сказать, что ценили его и враги. Например, я помню, как кто-то из серьезных высокопоставленных чиновников Израиля говорил о том, что Сулеймани, возможно, лучший стратег современности. То есть эти его качества признавали даже его противники.

— Кем вообще был этот человек, каково его происхождение и каким образом он стал такой значимой фигурой в Иране?

— Сулеймани — человек из очень простой семьи, в молодости занимался проблемами водоснабжения, а потом попал на фронт войны с Ираком, войны, которую развязал Саддам Хусейн против Ирана, и с этого, собственно, и началась его карьера бойца. Он был человек верующий, скромный, даже аскетичный, но при этом обладающий харизмой.

И вел он себя, как было известно и его друзьям, и врагам, всегда по-рыцарски. Когда возник конфликт вокруг Киркука, он предупредил, что если руководство иракского Курдистана не умерит свои аппетиты и станет претендовать на Киркук, то по соответствующим местам будут нанесены удары. Что и произошло, но через пять дней. То есть он предупреждал о своих нападениях. И попытки Трампа представить его как главного террориста современности, похожего на бен Ладена, ну это просто игра с очень недостойными картами. Сулеймани таковым не являлся. Как его друзья, так и враги, и все страны этого региона признавали его огромную заслугу в борьбе с ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ»прим. ред.). Одна из ведущих ролей в этом принадлежала действительно ему, хотя, конечно, мы понимаем роль ВКС России. Поэтому скорбь по нему не только в Иране, но и в Сирии тоже понятна.

Такое точечное уничтожение генерала Сулеймани, конечно, было очень провокационным шагом. Я думаю, что расчет здесь имелся именно на то, что Иран невозможно спровоцировать, даже в ответ на это, на какие-то истерические и ошибочные действия. Потому что ни Трампу война не нужна, ни иранскому руководству. Было понятно, что Иран станет искать такой ответ, который при этом не приведет к началу войны. И он его нашел — предупредил Ирак об ударах по американским авиабазам, иракская сторона успела тихо предупредить американцев, которые спрятались в бункерах. Американские военные не погибли, для внутреннего потребления в Иране говорилось о гибели 80 американских военнослужащих и о том, что это месть за Сулеймани.

Иранская сторона заявила, что месть не закончена, что у них есть 13 сценариев этой мести, и нападения на посольства США или граждан США, скорее всего, не входят, на мой взгляд, ни в один из этих вариантов «Иранская сторона заявила, что месть не закончена, что у них есть 13 сценариев этой мести и нападения на посольства США или граждан США, скорее всего, не входят, на мой взгляд, ни в один из этих вариантов» Фото: AP/TASS

«СВОЮ МЕСТЬ ИРАНЦЫ БУДУТ ПОДАВАТЬ КАК ХОЛОДНОЕ БЛЮДО»

— Иран заявляет, что месть за генерала продолжится

— Иранская сторона заявила, что месть не закончена, что у них есть 13 сценариев этой мести и нападения на посольства США или граждан США, скорее всего, не входят, на мой взгляд, ни в один из данных вариантов. Потому что об этом громче всего говорят именно американцы — о том, что вот теперь иранцы будут убивать американских граждан по всему миру, нападать на американские посольства. На данный тезис у меня есть устойчивые возражения.  Во-первых, по всему миру существуют не только американские, но и иранские посольства, так что это, в общем-то, обоюдоострая история. Во-вторых, Иран все-таки очень дорожит своей репутацией в стратегической перспективе. Иран не идет на такие шаги и, по крайней мере, никогда не был пойман за руку. Все крики, что это страна-террорист, похожи на историю с порошком из пробирки. Предъявить Ирану пока ничего особенного не могут.

— Про генерала Сулеймани говорится, что он координировал на Ближнем Востоке массу неофициальных прокси-сил, и здесь встает вопрос: не будут ли ответные действия на это убийство осуществлены не официальным Ираном, а именно ими?

— Недавнее нападение на американскую базу в Кении некоторые даже приводили как пример того, что вот такие силы могут нападать и на американские базы.  Но обращаю ваше внимание, что та группировка, которая это осуществила, — сторонники «Аль-Каиды» (запрещена на территории РФприм. ред.). Так что это не были какие-то проиранские силы. Другое дело, что под такой шумок, конечно, разного рода террористические организации могут попробовать воспользоваться данной ситуацией. Сами иранцы не пойдут на нарушение тех негласных норм международных отношений, которые существуют в мире.

— Вместе с Сулеймани погибли представители также иракских шиитских формирований, а вот эти люди? Они же тоже планируют как-то отомстить США.

— Да, это были представители иракских шиитских отрядов. Но за действия иракских мстителей напрямую Иран не отвечает. Если в мире кто-то, прикрываясь, например, сочувствием к России, кого-нибудь где-то убьет, не значит же, что отвечать за это должна Россия.

Тут есть другие вопросы, которые имеет смысл поставить и на которые обращает мало внимания медийное сообщество. Если отбросить в сторону эмоции. Генерал Сулеймани много лет ездил по региону и занимался организацией сопротивления «Аль-Каиде» и ДАИШ. Использовал для этого проиранские и прочие группы. При этом, если мы правильно предполагаем, для связи он пользовался закрытыми каналами связи, и то были каналы с использованием техники не американской, а компании Huawei. И если американцам удалось точно ударить по его автомобилю, то либо они имеют возможность вскрывать коды, что тоже снижает репутацию этой компании, либо имеет место предательство. Я не хочу разворачивать данный тезис, это уже дело Китая  в подобном разбираться.

Сейчас у иранцев, конечно, кровь кипит, но они будут стараться оставаться хладнокровными. Свою месть они станут подавать как холодное блюдо, в общем-то, это страна с достаточно опытным политическим руководством и с большими политическими традициями. И с хорошей исторической памятью. Я думаю, что действительно, Америка получит свое, но мстить каким-то случайным американским гражданам иранцы не будут. Более того, официальное руководство Ирана, сколько бы там ни топтали американские флаги, сколько бы ни изображали статую Свободы в образе смерти, ни разу не заявило, что имеет что-то против народа Соединенных Штатов.

Ведь бытовой американофобии в Иране нет, по иранским телеканалам, например, идут американские фильмы, по крайней мере, старые. Та самая молодежь, которая сжигает американские флаги, при этом может вполне одеваться в американском стиле. За одежду под Элвиса Пресли или рокабилли никого не арестуют. В общем, не стоит представлять Иран и иранское общество как каких-то дикарей и варваров.

Трампа поддерживает в этих намерениях уйти из Ирака весь младший и средний состав армии США. Не поддерживает генералитет, который привык пилить вкусные бюджеты. Но это другая история, Трамп с ними по этому вопросу был в конфронтации изначально «Трампа поддерживает в намерениях уйти из Ирака весь младший и средний состав армии США. Против генералитет, который привык пилить вкусные бюджеты» Фото: AP/TASS

«СУЛЕЙМАНИ ПРЕКРАСНО ЗНАЛ, ЧТО АМЕРИКАНЦЫ УХОДЯТ ИЗ ИРАКА»

— Какова сегодня политическая ситуация в Иране? Какие элиты там есть и как повлияет на внутриполитическую ситуацию в стране убийство Сулеймани?

— Вопреки мнению, что Иран — тоталитарная страна, это государство с довольно активной политической жизнью, хотя, как и везде, есть схватки бульдогов под ковром, которые не выходят в политическое пространство. При этом в Иране достаточно живое политическое поле, есть множество оппозиционных друг другу групп, они полемизируют и противостоят друг другу в открытом режиме, иногда выводя своих сторонников на протестные акции. Протестовать иранцам не запрещено, нельзя громить полицейские участки или банки, но это и в любой стране вызывает противодействие властей. Сам Сулеймани, как ни странно, выступал за диалог с США, а сейчас, воспользовавшись этим убийством, усилятся, наоборот, люди с более радикальными взглядами. Потому что убито официальное лицо государства. Такая акция, скорее, может консолидировать иранское общество. При этом, например, представители сепаратистских групп иранского Азербайджана и сторонники объединения севера Ирана с Азербайджаном приветствовали убийство Сулеймани. Поэтому Иран, кстати, держит и довольно большой военный контингент на границах с Азербайджаном и Турцией.

— Выход США из ядерной сделки с Ираном, как считается, скорее сыграл против прозападных кругов в Иране, а не на руку тем, кто настроен более радикально. Сейчас убийство Сулеймани снова вызовет аналогичный эффект. Какой смысл для США усиливать в стране собственных противников?

— Иранцы очень трезво смотрят на Запад и понимают, что никакого единого Запада на самом деле нет. Они видят, что суверенитет европейских держав упал уже ниже плинтуса. Европейцы говорили, дескать, мы вам откроем кредитную линию на 15 миллиардов долларов, морочили голову после того, как США вышли из соглашения по ядерной программе. Французы обещали — так и не смогли ничего открыть, обещали японцы присоединиться, тоже присовокупив 3 миллиарда долларов на эту кредитную линию, тоже ничего не состоялось. Иранцам было понятно, что это пустые слова и что никто из них не осмелится ослушаться США. Трамп регулярно предлагал иранцам переговоры тет-а-тет, и Иран последовательно отказывался. При этом в Иране, за исключением каких-то самых маргинальных кругов, нет никого, кто не хотел бы диалога. Но нормального диалога с последствиями, а не пустых разговоров. А сегодня с Францией, Британией, Германией все пустые разговоры, а непустые — с Китаем, США через посредников, Россией. Это они прекрасно понимают. Поэтому для Ирана не существует единого Запада, они раньше многих убедились в том, что с Европой сегодня разговаривать не о чем.

Возвращаясь к убийству Сулеймани. Он прекрасно знал, что американцы покидают Ирак, что Трамп обещал своим военным уйти оттуда. Американские военные, которые там уже годами находятся, устали от того, что вокруг все свистит, стреляет и взрывается. Это не потому, что они трусы, дело в другом: они просто устали. Так вот, Трамп обещал им возвращение, обратите внимание: он уже начал выводить войска из Сирии, на очереди — Ирак. Посольство США еще до нападения было эвакуировано, шел вывоз документации, техники, из персонала там никого и не осталось. Трампа поддерживает в намерениях уйти из Ирака весь младший и средний состав армии США. Против генералитет, который привык пилить вкусные бюджеты. Но это другая история, Трамп с ними по данному вопросу был в конфронтации изначально, и по таким мотивам, напомню, ушел в отставку генерал Мэттис, представитель ястребов Пентагона. Трамп своими действиями завоевывает симпатии военных и их семей, они его электорат, перемещает военных в более спокойные и платежеспособные страны. То есть мало того что больше не надо тратиться на эти базы, еще можно и деньги зарабатывать на «обеспечении безопасности» — в Катаре, Эмиратах, Саудовской Аравии.

6 января или ранее Саудовская Аравия обратилась с письмом к США (туда вылетела саудовская делегация) с просьбой не начинать войну. Информация из этого письма просочилась в один из твиттов дипломатов — вводите новые санкции, но не начинайте войну с Ираном, нам она не нужна. И в заявлении Трампа, которое все ждали в ответ на бомбардировку Ираном военных баз, есть интересная информация. То, что он назвал Сулеймани главным террористом, просто откладываем в сторону, важно другое. Если бы Трамп заявил о готовности к переговорам с Роухани или даже с самим Хаменеи, то иранцы ему в этом категорически отказали бы. Я была на встрече с министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом в Москве, и он произнес следующее. Стол для переговоров продолжает существовать, но Иран за него вернется только в том составе, как и раньше, 5+1 — США, Великобритания, Франция, Россия и Германия. Но не тет-а-тет с США. И первый раз в своем заявлении Трамп дал понять, что он к этому готов. Вот что за рамками эмоций можно увидеть в послании Трампа. Сейчас, возможно, на Россию ложится дипломатическая инициатива предложить возобновление переговоров по ядерной программе Ирана. Всех ждет вязкий период дипломатических контактов, а потом все сядут за стол переговоров, сделают новую редакцию соглашения, и Трамп в итоге это предъявит как свою победу.

Таким образом, убийством Сулеймани Трамп консолидировал Иран, притом он сказал, что США не желают смены руководства в Иране, и самое смешное, что это правда: он победил внутренних врагов, которые хотели, чтобы он ввязался в войну, но он не ввязался по тому же сценарию, как и с Ким Чен Ыном, когда Трамп тоже всех напугал эскалацией, а потом пошел на переговоры. Там тоже, вспомните, какие были ругательства в «Твиттере», а потом они друг другу пожали руки и остались каждый при своем.

— Если Трампу удастся довести до конца идею снижения присутствия США на Ближнем Востоке, как на это будет реагировать Израиль?

— Израиль позиционировал Трампа до последнего времени как самого произраильского президента, это мнение и Биньямина Нетаньяху, и израильских СМИ — столица в Иерусалиме, Голанские высоты ваши. Но я замечу, убив Сулеймани, Трамп создал достаточно сложную ситуацию. В результате американцы уходят с континента на Аравийский полуостров, и те, кто кричал, что Трамп — произраильский, не могут теперь сказать, что он антиизраильский. Поддерживал, а теперь взял и ушел. Любопытно, что недавно при переброске американского контингента из Ирака были запрошены воздушные коридоры у Израиля, а там их не дали, предоставила в итоге Иордания. Израильтяне совсем не рады выводу американских войск из региона. А Трамп, успев создать себе репутацию самого произраильского президента, оставил, по сути, Израиль решать свои проблемы самостоятельно или искать поддержки у России.

Убийством Сулеймани Трамп консолидировал Иран, при этом он сказал, что США не желают смены руководства в Иране «Убийством Сулеймани Трамп консолидировал Иран, при этом он сказал, что США не желают смены руководства в Иране» Фото: ЕРА/TASS

«ОБОСТРЕНИЕ В ОТНОШЕНИЯХ ИРАНА И США УКРЕПЛЯЕТ ПОЗИЦИИ РОССИИ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ»

— Параллельно со всем произошла ужасная катастрофа с украинским «Боингом», в итоге Иран признал, что это была ошибка его ПВО. Как данное событие повлияет на нынешнее обострение ситуации? Почему Иран отрицал такую версию в первые дни?

— Трагическая и при этом мутная тема. Сначала не столько отрицали, сколько настаивали на технической неисправности. Затем, накануне признания, выдали визы гражданам США и Канады для въезда с целью расследования. Теперь признали. Насколько это свидетельствует о разногласиях между КСИР и исполнительной властью? Пока нет ответа. И еще. Большой транспортный узел с постоянно приземляющимися и взлетающими бортами. Почему мишенью стал именно этот самолет?

— Совпадение ли, что во время этих событий президент России находился на Ближнем Востоке, в Сирии, потом в Турции?

— Газопровод уже, в общем-то, открывали, и сейчас это было просто символическое событие, с приглашением руководства Сербии и Болгарии. Путин летел в Турцию из Сирии 7 января, то есть уже после удара американцев по Сулеймани, его поездка в Сирию российскими СМИ и Кремлем не анонсировалась. Косвенно президент России показал, что мы, Россия, умеем обеспечивать безопасность государственных лиц. Второе — у президента есть прямая связь с Вашингтоном, но он от этого канала улетел, и тем самым и друзьям, и врагам Трампа он косвенно продемонстрировал, что Россия в истории с Ираном вообще ни при чем, во время поездки Путин и Трамп не общались.

— А что история с обострением в отношениях Ирана и США даст России?

— Россия получает возможность выхода в Индийский океан, уже вторые учения прошли в Персидском заливе, правда, вторые были совместно с Китаем. В целом укрепятся позиции России на Ближнем Востоке, появятся шансы навести там порядок. Такое укрепление позиций важно, так как это серьезный ресурсный и коммуникационный регион. По внешнему контуру нашим действиям там можно только аплодировать. Но нельзя забывать, что на внешние позиции России будет влиять и внутренняя ситуация в России, а это уже другой вопрос.

— Как бы вы охарактеризовали сегодняшние отношения Ирана и Турции?

— Страны эти — соседи и вынуждены взаимодействовать по широкому спектру вопросов. Турция для Ирана — важная транзитная территория, равно как и для турок иранский транзит много значит. Это взаимные интересы. Как хороши бы ни были отношения, но историческое прошлое не позволяет сторонам верить в вечные гарантии. Недаром, когда Турция начала в октябре военную операцию «Источник мира» в Сирии против курдов, то, во-первых, Али Лариджани, председатель парламента Ирана, демонстративно отменил визит в Анкару. Иран дорожит репутацией, в том числе и среди разных курдских объединений. И во-вторых — Иран тогда начал очень серьезные незапланированные военные учения на границе с Турцией.

— Какова сегодня позиция Ирана по курдскому вопросу?

— Иран — старая империя, и представители курдского этноса есть в иранской элите. Так было всегда, они испокон веков присутствовали в высших эшелонах иранской элиты. Но сказать «курды» — то же самое, что произнести «славяне»: это разные группы, которые иногда даже язык друг друга не понимают, между ними существуют противоречия. В Ираке, условно, есть две группы курдов — «пробарзанийских» и «проталабанийских», между ними были и серьезные военные конфликты, пока их не развели американцы. С иракскими курдами иранцы взаимодействуют, они имеют консульство в Эрбиле. Насколько мне известно, близкое сотрудничество у Ирана есть с курдским объединением, которое возглавляет сын Талабани. Барзани — более «протурецкий», у него больше отношений с Эрдоганом, и летает он в основном в Анкару, а не в Тегеран.

Митинги происходят на своей территории, выплескиваются эмоции, а вот действует Иран всегда холодно, обдуманно и расчетливо. Иран — член ООН, как и Израиль «Митинги происходят на своей территории, выплескиваются эмоции, а вот действует Иран всегда холодно, обдуманно и расчетливо. Иран — член ООН, как и Израиль» Фото: ЕРА/TASS

«АМЕРИКАНСКИМ ЯСТРЕБАМ ЭСКАЛАЦИЯ ОТНОШЕНИЙ С ИРАНОМ ВЫГОДНА ДЛЯ ВНУТРЕННИХ ЦЕЛЕЙ»

— Из ваших ответов, с одной стороны, возникает картина Ирана как страны, действующей в своем регионе взвешенно и трезво. С другой, существует и телевизионная картинка — все эти манифестации, где жгут американские флаги, выкрикивают лозунги «Смерть Америке», «Смерть Израилю». Может возникнуть впечатление, что данные люди готовы в прямом смысле воплощать все это, особенно если речь идет не про далекие и однозначно более сильные в военном отношении США, а про тот же Израиль. Как одно соотносится с другим?

— Заметьте, все эти митинги происходят на своей территории, выплескиваются эмоции, а вот действует Иран всегда холодно, обдуманно и расчетливо. Иран — член ООН, как и Израиль. Ни разу руководство аятолл тем не менее не сделало заявления, что еврейский народ вообще не имеет права на собственное государство. Что касается «смерти Израилю» — у меня есть версии, которые больше понимают богословы, чем политологи. Когда обсуждалось название для нового государства, то был вариант Иудея, но выбрали Мединат Исраэль (Государство Израиль). Притом евреи — это и этнос, и религия, есть и то и другое, множество сложных таких моментов, но внутри еврейской традиции еще в эпоху античности было очень серьезное противоборство между Израилем и Иудеей, что их ослабляло и позволило сначала Ассирии напасть на Израиль, а потом Вавилон завоевал уже и Иудею. И вот «на берегах вавилонских мы сидели и плакали» — это про тех, кто из Иудеи. И с ними у Ирана традиционно складывались очень хорошие отношения.  Кир Великий освободил их из плена, Артаксеркс Первый Долгорукий издал указ, разрешавший им вновь отстроить Иерусалим и восстановить Иерусалимский храм. Эти два персидских царя стали единственными неевреями, неиудеями, которые считаются равнопророчными в иудейских книгах. Это фигуры, которые очень уважаемы еврейскими ортодоксами, а ортодоксы ездят в Иран, у них хорошие отношения с аятоллами, и они тоже не признают Государство Израиль. При всей антиизраильской риторике не забывайте, что во время сделки «Иран – Контрас» Израиль тайно занимался поставками оружия Ирану. У этих государств и народов сложная и неодномерная история взаимоотношений.

Кстати. На днях студенты в Тегеране выступили против властей и рвали фотографии верховного лидера Ирана, требуя смены власти.

— Есть ли те, кто реально хотел бы начать большую войну с участием Ирана в этом регионе?

— Если такие ястребы и есть в США, то и они подразумевают только дистанционную войну с воздуха, войну на земле никто там не сможет начать. Относительно заявлений Трампа о возможности ударов по культурным объектам Ирана, такие действия — военное преступление, и угрожать подобными шагами, причем в стиле ДАИШ, это уже совсем не к лицу США. Для полномасштабной войны у США нет возможности развернуться и перебросить не менее 5 миллионов тонн материальных средств и миллион бойцов.

— То есть если говорить о прогнозах, то будут продолжаться торги между разными игроками в регионе и выхода ситуации из-под контроля не стоит ожидать?

— Упомянутым американским ястребам эскалация отношений с Ираном выгодна для внутренних целей. Военные и ВПК США могут опасаться за бюджеты, хотя зря, новый военный бюджет утвержден, и он велик. Все разговоры об опасности Ирана связаны с этим, но реальные попытки США укрепиться имеют отношение к Азиатско-Тихоокеанскому региону. Это вопрос сдерживания Китая, который намного важнее. Через конфликт с Ираном получить дополнительные очки США не смогут.

— Вы упомянули Китай. Какие сейчас отношения у Китая с Ираном?

— Страны сближались, Китай помогал иранцам в какой-то мере справляться с санкциями. Но считать, что иранцы как-то слишком романтично смотрят на отношения с Китаем, нельзя. И сейчас, после убийства Сулеймани, вообще могут появиться причины для некоторого охлаждения.

Я бы обратила внимание, что незадолго до этого убийства Китай официально выступил с резким заявлением в отношении США, называя их чуть ли не бандитами и террористами: там использовалась такая лексика, к которой раньше Китай никогда не прибегал. А вот после убийства Сулеймани китайцы всего лишь призвали стороны к сдержанности. Всего-навсего.

Иран – страна с 80-ю миллионами населения, образованного, это развитая современная диверсифицированная экономика, даже в условиях санкций. Иран входит в ТОП-10 стран по количеству научных исследований в области нанотехнологий «Иран — страна с 80 миллионами образованного населения, это развитая, современная, диверсифицированная экономика даже в условиях санкций. Иран входит в топ-10 стран по количеству научных исследований в области нанотехнологий» Фото: © Антон Быстров, РИА «Новости»

«ИРАН — НЕ ЯДЕРНАЯ ДЕРЖАВА, НО КРУТЯТСЯ КАК МОГУТ, ЧТОБЫ ЗАЩИЩАТЬ И ПОВЫШАТЬ СВОЙ СУВЕРЕНИТЕТ»

— Иран заявил, что теперь считает себя свободным от ограничений в своих ядерных программах. Они действительно хотят получить ядерное оружие? Или это торг в рамках каких-то возможных сделок?

— Насколько мне известно, Иран способен производить обогащенный уран для топливных стержней атомных реакторов. Когда в рамках сделки Европа так и не запустила Ирану кредитную линию, то Иран получил аргумент — наши авуары недоступны. Иран закупает топливо у России, а РФ может не продать, мы вынуждены прибегнуть к тому, чтобы производить топливо для АЭС сами. Специалисты говорят, что грязную бомбу они могут произвести, но зачем Ирану ее использовать на чужой территории, если на него никто не нападает? Иран не планирует нападать на соседей, ему важно иметь хорошие отношения с ними и мир на пространствах, с которыми он граничит. Поэтому на данный момент военные ядерные программы Ирана — в бо́льшей степени блеф.

— Почему именно Иран в постоднополярном мире стал иметь такое большое значение для мировых игроков?

— Действительно, почему весь сыр-бор идет вокруг Ирана, а тот с таким упорством отстаивает свой суверенитет? Это страна с 80 миллионами образованного населения, это развитая, современная, диверсифицированная экономика даже в условиях санкций. Иран входит в топ-10 стран по количеству научных исследований в области нанотехнологий и занимает 6-е место в мире по числу научных публикаций в этой сфере, опережая даже Россию. Взгляните на карту: мало стран с таким геополитическим положением — выход к океану, в сердце Азии. Иран имеет уникальное положение. И поскольку мир возвращается к классической геополитике после периода, когда неолибералы пытались всех убедить, что наступил конец истории, то все это становится крайне важным.

Иран имеет выгодную геополитическую позицию, у него большие возможности для сохранения суверенитета. Тот же Сулеймани сотрудничал с американцами еще в Афганистане при борьбе с талибами. Все не так линейно, как может показаться. Иран контролирует Ормузский пролив, он довольно узкий, и именно иранские лоцманы водят там суда. Поэтому у Ирана много рычагов влияния в регионе. Да, это не ядерная держава, но крутятся как могут, чтобы защищать и повышать свой суверенитет. Обратите внимание, что по этому же пути пошла и эрдогановская Турция.

— Чем больше таких игроков в регионе, тем сложнее будет США, придется с ними договариваться.

— Да, и Иран это прекрасно понимает и тоже повышает ставки для выгодного для себя исхода таких переговоров.

Каринэ Геворгян — политолог, востоковед.

Родилась в 1956 году в Москве.

В 1980-м окончила Институт стран Азии и Африки при МГУ. В 1979 году работала переводчиком в Кабуле. Преподавала персидский язык. Работала редактором в главной редакции восточной литературы издательства «Наука», в отделе СНГ Института востоковедения РАН.

С 1993 года — эксперт верховного совета, с 1994-го — эксперт комитета по делам СНГ Государственной Думы России. С 2007 по 2012 год заведовала отделом политологии журнала «Восток» (Oriens) академиздатцентра «Наука» РАН.

Основные темы: конфликты на Кавказе, коммуникационные и энергетические проекты, перспективы развития Каспийского региона, страны СНГ в формате международного сотрудничества, страны СНГ и Средний Восток, «политический» ислам, политика и вопросы безопасности (Кавказ, Средний Восток, Центральная Азия) и пр.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    15.01.2020 12:48

    Международная ситуация становится всё более запутанной и сложной. Тяжело делать прогнозы. Много предпосылок к большой войне, чего весьма не хотелось бы.

  • Бурбаки
    15.01.2020 13:54

    Вопрос так и не раскрыт, кроме того, что генерал был очень хорошим человеком, рыцарем и стратегом. Первый вопрос. Почему для Ирана Израиль враг номер один? Что такое сделал Израиль или евреи, чтобы быть врагом Ирана? Могу еще как то понять, что Израиль возник на территории, которую занимали почти две тысячи лет арабы, но не персы же. А если это вопрос связанный с религией, то почему другим врагом Ирана стала Саудовская Аравия, арабская страна, колыбель ислама?

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль